Дети понедельника автора Cap_&_Art    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика
Вы когда-нибудь переживали один и тот же день неоднократно? А если этот день - понедельник?
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Драко Малфой, Невилл Лонгботтом
Общий, AU, Приключения || джен || PG-13 || Размер: макси || Глав: 43 || Прочитано: 441031 || Отзывов: 445 || Подписано: 1028
Предупреждения: нет
Начало: 24.10.08 || Обновление: 20.07.15
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Дети понедельника

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 


Пролог

Ночь. Алмазная россыпь звезд. Млечный путь, как дорога в вечность. Ослепительная красавица луна сияла холодным отраженным блеском. И бездонное небо отражалось в озере – тихом, спокойном, но в то же время темном, пугающем. Не было слышно ни шепота листвы, ни шороха травы, ни дуновения ветра. Казалось, что время замирает, и вместе с ним замирает сердце. Просто закрыть глаза и почувствовать ночь... Всем существом своим вобрать бархатную тьму, сияние звезд, обманчивый лунный свет, таинственные звуки, что лишь подчеркивают сонное безмолвие… Воплотиться в ночь хоть на десять ударов сердца…
Чарующую тишину нарушил леденящий душу вой – в полнолуние самые злобные обитатели леса откликались на зов крови. Или на капканы неустрашимого полувеликана-лесничего. И начиналась охота.
А замок мирно спал под неусыпной охраной своих создателей. И вдруг появился Он... Человек в длинном плаще с капюшоном, закрывающем лицо, осторожно открыл двери, огляделся; убедившись, что никого нет, он прокрался по пустынным коридорам старинного замка мимо спящих картин и замерших рыцарей в начищенных провинившимися накануне студентами латах, поднялся на седьмой этаж и пошел к известной немногим комнате.
Нескольких секунд было достаточно, чтобы остановить время...

Глава 1
Золотой квартет?..

– Так, Малфой. Следующий вопрос.
– Ну.
Черноволосый парень с зелеными глазами довольно ухмыльнулся:
– На чьей ты стороне, хорек?
Сероглазый блондин смерил сидящего напротив презрительным взглядом.
– На своей собственной, очкарик.
Гарри Поттер, семнадцати лет от роду, студент седьмого курса школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, задумчиво потер переносицу. Несколько минут назад после довольно продолжительных дебатов относительно клятвы волшебников Малфой поклялся говорить правду. Конечно, зелье было бы предпочтительнее, и Гермиона твердо верила в то, что сможет сварить его правильно; проблемы создавали ингредиенты – лезть в кладовую Снейпа никому не хотелось, особенно после того, как Добби сообщил Гарри о новых защитных заклинаниях на личных апартаментах Мастера Зелий. Пришлось искать другое решение.
– Знаешь, что я не понимаю, Малфой? Зачем тебе это?
– Скажем, у меня есть собственные интересы в деле.
– Например?
Малфой фыркнул:
– Тебя это не касается.
– Ты же понимаешь, что если у нас останутся сомнения, соглашения не будет? – своим знаменитым лекторским тоном произнесла стоящая у стены девушка.
– Тихо, – Гарри вдруг быстро подошел к двери, осторожно открыл, выглянул в коридор – никого. Голые каменные стены, мрак, тишина.
– Гарри, что?
– Да так. Ерунда какая-то. Послышалось, – он закрыл дверь.
Шарк, шарк, шарк...
– Кто-то идет. Под плащ, быстро. В дальний угол. Нокс.
– Малфой, замри и не дыши!
– Заткнись, Грейнджер!
– Не хами, хорек.
В следующую секунду кто-то вошел в комнату. Невнятный шепот, бормотание, шуршание ткани...
…И тут Малфою захотелось чихнуть.
– Сколько лет ты не стирал свой плащ, Потти? – сквозь зубы прошептал белобрысый слизеринец, сдерживаясь изо всех сил. В носу першило так, что в уголках глаз появились слезы. Тонкое обоняние представителя чистокровных аристократов не могло выдержать подобную химическую атаку.
– Это ты еще носки Рона под кроватью не нюхал, – язвительно ответил Гарри. – И вообще, заткнись.
– А при чем тут мои носки?! – возмущенный голос Рональда Уизли раздался над самым ухом гриффиндорца.
Гарри приоткрыл плащ и уставился в праведно-оскорбленное лицо друга, державшего в руках палочку со слабым огоньком на конце.
– Ты сам–то когда в последний раз носки стирал? – продолжал негодовать тот.
– А ты что тут делаешь? Тебе же сказали в коридоре караулить! – Гарри, поначалу смутившийся от осознания, что теперь некоторые подробности его жизни стали известны более широкому кругу лиц, перешел в наступление, дабы факт сей скрыть.
– Я и караулил! Увидел, что Снейп приближается, вот и решил предупредить!
БУХ!..
ДЗЫНЬК!..
Ы-Ы-Ы-Ы-Ы-М-М-М-М-М-М!..
– Что это было? – Малфой настороженно прищурился.
– Глядите, Снейп! – Гарри, рассматривающий карту Мародеров, поднял палочку. – Шалость удалась! Все под плащ, прячьтесь!
– Да как же мы все поместимся?
– Как хочешь, Рон, но если из-за тебя нас поймают, пеняй на себя: писать эссе по зельям будешь самостоятельно!
– Но, Герми!
– Меня зовут Гермиона, если ты забыл!..
– Да тихо вы!
– Да что?..
– Умолкни, Рон!..
– Малфой! – вдруг возмущенно прошипела Гермиона. – Держи свои руки при себе!
– А что я сделал? – удивился парень, отчаянно почесывая переносицу.
– Ущипнул меня за задницу!
– Я?! Да стал бы я руки марать о такую грязно–
– ЗАТКНИТЕСЬ!..
– Так, так, так...
Четверо под плащом замерли – уж больно знакомым оказался голос: глубокий черный бархат с примесью дорогого коньяка.
– Опять нарушаем правила, мистер Поттер?

Это несправедливо, думал Гарри по пути к башне Гриффиндора. Болели мышцы – заставить оттирать дюжину котлов с помощью старой, наполовину вылезшей, зубной щетки как раз было в духе Снейпа. Ладно бы к ним присоединился Малфой, так нет же, юркому белобрысому хорьку удалось отмазаться от вполне заслуженного наказания и с успехом скрыться в слизеринской гостиной, а они с Роном и Гермионой вволю насладились трудотерапией, потому что летучая мышь-переросток решила, что раз студентам хватает сил шляться ночью по школе, значит, силы найдутся и на взыскание. А завтра – матч, определяющий участника полуфинала кубка по Квиддичу, Гриффиндор – Слизерин, и если не выспаться, то играть будет довольно тяжело.
– Гермиона, – тихо позвал девушку Гарри, – как думаешь, Малфою можно верить?
– Не знаю, – откликнулась та, на ходу переворачивая страницу старой потрепанной книги. – Но едва ли он шутил – он на самом деле желает вступить в АД. Правда, не понимаю, зачем.
– Шпионить за нами?
– Возможно. Хотя, я не уверена, что он мог додуматься до этого самостоятельно, – Гермиона, дочитав главу, закрыла том и сунула его в сумку. – Если это так, надоумил его кто-то другой, ты сам знаешь, о ком я.
– Тогда Снейп должен был знать!
– Профессор Снейп, Гарри. И потом, он, конечно, неплохой актер, но мне все-таки показалось, что удивился он совершенно искренне, когда увидел нас вместе.
Мысли Гарри вернулись к недавним событиям в выручай-комнате.

– Опять нарушаем правила, мистер Поттер?..
– А-а-а-а-а-а-а-а-пчхи!..
– Поттер, так Вы там не один! Акцио плащ-невидимка! – довольный профессор зельеварения, гроза всех студентов вообще и гриффиндорцев в частности, предвкушая количество баллов, снятых с ненавистного факультета, на какое-то мимолетное мгновение онемел, осознав, что заклинание не сработало.
Вскинув палочку и вложив в магические слова все идущее из глубины желание прищучить Поттера и его закадычную компанию в компрометирующей их ситуации, Мастер Зельеварения произнес чары призыва еще раз. Заклинание сработало, но не совсем так, как предполагал профессор. Низ легкой прозрачной ткани приподнялся в воздух, открывая поражающую воображение картину.
В углу комнаты, прижавшись что есть сил к стенам и затаив дыхание, стояли двое закадычных друзей из Гриффиндора, каждый из которых держал в руке край мантии-невидимки; их всезнающая подруга примостилась между оболтусами в довольно двусмысленной позе на коленках; четвертый же участник негласного пантомимического театра, обвившись змеей вокруг всех троих, для сохранения равновесия мертвой хваткой вцепился руками в штаны рыжего, пытаясь ногами придержать вышеупомянутый плащ у пола, чтобы тот ненароком не распахнулся. Пересилить действие «Акцио!» блондину не удалось, а посему зрелище это предстало перед деканом Слизерина во всей красе.
– Мистер Малфой, отцепитесь от Уизли, отправляйтесь в свою гостиную и ждите меня, – прошипел Снейп сквозь зубы. – И не забудьте вымыть руки, – добавил он, с отвращением косясь на гриффиндорскую троицу.
– Это не то, что Вы подумали, профессор, – поспешила оправдаться Гермиона, поднимаясь на ноги.
– А Вам-то откуда известно, что я подумал, Мисс Я-Знаю-Все?!
– Да у Вас все на лице написано! – внезапно вырвалось у Гарри.
Гермиона наступила ему на ногу, а Рон в ужасе зажмурился – воображение рисовало ужасные сцены смерти от рук Снейпа за подобную дерзость.
– Это не дерзость, Уизли, это уже хамство! – рявкнул Снейп. – Пятнадцать баллов с Гриффиндора за нахождение вне своей башни после отбоя! Еще двадцать – за разврат на школьной территории! И пятьдесят – за мат в адрес преподавателя!
– Так я ж ниче не сказал! – возмутился Рон, не замечая, как повысил голос.
– Зато подумали, мистер Уизли! Отработка! Прямо сейчас! Перемоете все котлы – пойдете спать! Зубные щетки найдете в кладовой, – с этими словами Снейп развернулся и быстрым шагом направился в подземелья, куда несколькими минутами ранее на первой сверхсветовой унесся Драко.
Гриффиндорцы переглянулись, вздохнули и поплелись следом, проклиная на чем свет стоит Малфоя-младшего, старшего, Вольдеморта, Пожирателей в общем и Снейпа в частности.
– И еще, Уизли, – донесся из темноты голос профессора Зельеварения, – минус тридцать баллов за неподобающие тон и выражение лица.

– Мистер Малфой, в мой кабинет! – прошипел Снейп с порога слизеринской гостиной.
Белобрысый вздрогнул, сглотнул, неуверенно встал с мягкого зеленого дивана и нерешительно поплелся вслед за деканом. Перечить ему в таком состоянии не решился бы даже Сам, ну, вы знаете кто. Наверное. Не то чтобы Драко был свидетелем, скорее, догадывался, ибо был понедельник, а по понедельникам на очередных сборищах Пожирателей профессор зельеварения, по словам отца, доводил Темного Лорда до белого каления. Чем – пока оставалось загадкой. В отличие от причин поганого настроения Снейпа, к коим можно было отнести: непосредственно понедельник, который, как говорится, день тяжелый; утреннее собрание педагогического коллектива школы под мудрым руководством директора с офтальмологическими проблемами – глаза просто так мерцать не будут; три пары подряд у совмещенных Слизерина и Гриффиндора с разных курсов; встречи с родителями проштрафившихся студентов-оболтусов; часы, посвященные собственным изысканиям, как правило, по приказам Повелителя (одного из двух); вечерняя проверка контрольных работ во время назначенных ранее отработок, что почти всегда означало мытье котлов Лонгботтома, которые отодрать можно было разве что толстой наждачной бумагой; наконец, обход школы на предмет выявления гуляющих после отбоя студентов. Неудивительно, что в гостях у Лорда профессор чувствовал себя неважно, а уж получив парочку «Круцио!», вообще слетал с катушек. Поэтому Драко, прикинув все «за» и «против», решил полагаться на авось, хотя и понимал, что надеждам сиим вряд ли суждено сбыться. А попасться в выручай-комнате в компании «Золотого трио» само по себе означало как минимум неприятности.

– Простите, сэр, – подал голос Драко, ерзая по жесткому стулу в кабинете Снейпа. – Можно уточнить, мы будем общаться как студент с деканом или как крестный с крестником?
Профессор нехорошо прищурился:
– А есть разница, мистер Малфой?
– Ну, не знаю, – блондин пожал плечами. – Предполагается, что как крестный, ты должен наставлять меня на путь истинный, а как декан – заниматься тем же самым только несколько в других выражениях.
– А если мы будем говорить как аврор и пойманный пожиратель смерти? – прошипел Снейп, впиваясь взглядом в нашалившего змееныша.
– А повод? Я ж ничего не сделал!
– Правда? А скажи-ка мне, Драко, с каких пор у меня галлюцинации? Или не тебя я видел с полчаса назад в выручай-комнате в недвусмысленной позе рядом с проходимцем Поттером сотоварищи?!
Началось, с тоской подумал юный слизеринец и приготовился к очередной «промывке мозгов» на тему: «Тебе должно быть стыдно, потому что ты – сын своего отца!» Однако удивлению его не было предела, когда вместо уже знакомых слов услышал он буквально следующее:
– Драко, – начал профессор тихо, – я не знаю, сколько раз тебе повторять, чтобы ты был осторожнее. Твое поведение может скомпрометировать тебя так, что я не смогу помочь. Тебе прекрасно известно, что Темный Лорд ждет малейшего промаха с твоей стороны, так не усугубляй ситуацию.
– А –
– Даже просто разговаривать с чудо-мальчиком слишком опасно. У стен тоже есть уши.
– А –
– Нет, я не портреты имею в виду. Пообещай мне, что впредь будешь вести себя тише воды ниже травы.
– Но –
– В противном случае мне придется посадить тебя на короткий поводок, ты же понимаешь, о чем я?
– Но мы –
– Я знаю, что вам не нравится текущее положение вещей, но в данный момент сделать ничего нельзя. Вы только подставите себя и тех, кто вам дорог. Я не призываю вас отступить – это самое глупое, что можно было бы сделать, но знай, что я слежу за каждым вашим шагом, и мне категорически не нравится, что вы решили просить помощи у Поттера!
– Да –
– Не надо, Драко, не будем спорить. Если мне не нравится, это еще не значит, что я не одобряю. Идея сама по себе неплоха. Но очень опасна. И я надеюсь на твое благоразумие.
– Да, сэр, – Драко опустил голову, обдумывая только что услышанное. Фактическое согласие Снейпа на участие слизеринцев в АД было получено. Но вот за последствия отвечать будет он, Драко Малфой, сын Люциуса Малфоя, правой руки Лорда Вольдеморта, и если отец узнает…
– Мы будем осторожны, сэр.
– Вы должны быть больше, чем просто осторожны, мистер Малфой. И в следующий раз хотя бы продумывайте, как будете оправдываться, если вас поймают после отбоя!..


   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2022 © hogwartsnet.ru