ElleBalt (бета: NadyaY1)    в работе   Оценка фанфика

    Когда в школу Хогвартс перевелось одновременно шесть учеников одного возраста, никто не обратил на это внимания. А зря.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой
    AU /Драма / || гет || G
    Размер: макси || Глав: 18
    Прочитано: 39627 || Отзывов: 51 || Подписано: 154
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя, ООС, AU
    Начало: 19.04.15 || Последнее обновление: 18.11.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

<< >>

Мой Демон

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 3


1

— Что тебе известно о Лили? — тихо спрашиваю я, кинув взгляд на Невилла.
Он немного напрягся и запустил руку в волосы, взъерошивая их.
— Мун? Хм, саму ее я не знаю, но кое-что слышал.
Это заставляет меня не сильно нахмуриться. Я пытаюсь одновременно разговаривать и писать эссе.
— И что же ты слышал? — не отступаю я, всё еще украдкой бросая на него взгляд.
— Она потеряла обоих родителей в прошлом году, а в конце лета лишилась и младшего брата. Лили плохо справляется с такой-то потерей. Да и любой бы не смог оправится. Она пережила тот еще кошмар.

Я сглатываю. Не то, что бы я не предполагала, что у Мун в жизни что-то случилось и это могло быть потеря близких, но я искренне надеялась, что мои предположения были не верны.
— Она осталась совсем одна? — мой голос настолько спокойный и ровный, что кажется, словно бы мне это даже не интересно. Я откашливаюсь. — Лили сильная девушка?
Невилл недолго думает, а я опускаю взгляд на своё эссе. История никак не лезет в голову, поэтому и эссе выходит каким-то серым.
— Она слабая, насколько я помню. Умная, но хрупкая. Как кукла. Я видел её всегда в окружении нескольких девочек, а одной никогда. Но сейчас всё иначе, — отвечает Невилл, погрустнев.
Он вычеркивает несколько неправильных слов из своей работы и хмурится. Солнце скрылось за облаками, и я перевожу взгляд на окно. Встаю со стула и подойдя к большому окну, открываю щелку.
— Как ты думаешь, мне стоит помочь ей прийти в себя?
Вопрос вылетает из моих уст прежде, чем я успеваю всё хорошенько обдумать. Мне жалко Лили. Я не могу смотреть, как она страдает. Когда я открываю окно, в комнату влетает ветер, окуная меня в прохладный воздух.
— Я был бы горд тобой, если бы ты помогла ей, — отвечает парень.
Прикусывая губу, я оборачиваюсь к нему. Он сгорбился над своей работой, то и дело хмурясь. Передо мной сидит тот же самый мальчишка, которого я парализовала Петрификусом на первом году обучения.
— Может, тебе нужна моя помощь? - спрашиваю я, улыбнувшись краешками губ.
— Лучше найди мне график отчетности за прошедший год. Буду очень признателен.
Я киваю и иду в дальний конец комнаты старост. Тут стоит дверь в небольшую комнатку. На самом деле, комната очень большая, если присмотреться, но мало кто ходит до самого конца помещения.
— Невилл, а они на каком стеллаже? — кричу я ему, находясь через стенку.
— Не имею ни малейшего понятия.
Я закатываю глаза и начинаю двигаться по рядам огромных шкафов. Возле каждого открытого шкафа стоят стремянки. Помещения без окон, поэтому здесь на стенах висят факелы. Я иду глубже и глубже, рассматривая номера года, а факелы загораются, когда я ступаю в новый ряд.
Находится нужный номер лишь через несколько минут. По идее, здесь немного мрачно. Огромные деревянные шкафы и стеллажи, а чем дальше ты глядишь, тем яснее, что впереди лишь тьма. Я заворачиваю за нужный ряд огромных папок и коробок и иду почти до самого конца.

Какой идиот засунул прошлогодний график в такую даль?

Я наступаю на что-то мягкое и сразу же отпрыгиваю на месте. Первая мысль - крыса. Но это нечто большее, чем маленькая крыса. Из-за неяркого освещения до меня не сразу доходит, что это чья-то рука. Я инстинктивно делаю шаг назад, прижав ко рту ладонь, чтобы не закричать. Мужская рука тянется из под огромного стеллажа. Я оседаю на полу и дрожащими руками касаюсь его вен. Пульс есть. Затем, переборов страх, нагибаюсь так, что моя щека соприкасается с каменным полом и смотрю во тьму.

Слышится храп, и рука вздрагивает на месте.

Я замечаю, что уже достаточно долго не дышала. Делаю глубокий вдох и выдох. Затем с уже подрастающей злостью дергаю парня за руку.
— Вставай!
— А-а-а, ну, что еще? — слышится его противный вопль. Он резко вскидывает голову и автоматический ударяется лицом об последнюю полку. Как он вообще вместился в такое маленькое пространство?
— Вылезай, — я тяну его за руку и помогаю ему выбраться.
Он всё еще лежит на полу, когда я могу разглядеть его лицо. На вид парень почти моего возраста, может даже младше.
— Ты что тут делаешь? — строгим голосом спрашиваю я, сидя на каменном полу. Он даже не пытается подняться.
— Спал, пока ты не пришла.
Я не знаю этого парня. Может видела, но не имени или фамилии знать не знаю.
— Спать больше негде? — почти рявкаю я, вставая с каменного пола. — Ты же испугал меня!
Он подавляет смешок и, наконец-то, оседает, облокотившись об шкаф.
— И что? Я теперь виноват?
— Как тебя зовут? — хмурюсь я, проигнорировав его. — И курс какой?
Только сейчас, когда огонь факелов нормально освещает его одежду, я вижу, что на нем мантия факультета Пуффендуй.
— Что, снимешь баллы? — ухмыляется он, поднимаясь на ноги.
Парень теряет равновесие из-за того, что его ноги оттекли, и чуть ли не падает, если бы я не успеваю его придержать за локоть.
— А стоит? — язвлю я.
— Асвиопель Торн, — отвечает он спокойным голосом и выравнивается на месте. — Шестой курс.
— Асвиопель, почему ты спишь здесь? — как можно мягче спрашиваю я.
Он немного задумывается, как будто я спросила у него что-то очень сложное.
— Потому что здесь тихо, — наконец-то отвечает Торн.
Я не успеваю открыть рта, как издалека доносится голос Невилла:
— Гермиона, аккуратнее! Там где-то может дрыхнуть Асви!
— Спасибо, Невилл, ты как всегда вовремя! — кричу я ему в ответ.
— Ага, — и слышится хлопок закрывшейся двери.
Я перевожу взгляд на Торна. Он двумя руками прихлопывает себя по щекам и издает странные звуки. Я приподнимаю бровь. Он точно ненормальный.
— Я просто пытаюсь проснуться! — жалуется он, увидев моё выражение лица. — Из-за кое-кого, ну, не будем показывать пальцем, мне не удалось выспаться!
Я закатываю глаза, отворачиваюсь к полке, достаю нужную папку и, обойдя его, иду к выходу.
— Асви, не спи здесь. Здесь холодно и темно.
— Это что забота? Ты заботишься обо мне? — смеется он, идя сзади.
— Не о тебе, а о твоем здоровье, — деловито отвечаю я, продвигаясь мимо стеллажей. Факелы за нашими спинами потухают.
— А есть разница?
— Большая.
Мы вместе выходим из комнаты и идем к Невиллу, который схватил голову руками и что-то читает.
— Нев, твоя подруга не дала мне поспать! — жалуется Асви, сев напротив него.
Я ставлю папку на стол и бросаю многозначительный взгляд на Торна.
— Да, она такая, — тихо отвечает тот, слишком погрузившись в чтение.

Я закатываю глаза, а Асви смеется. Хватает журнал со стола и, напевая под нос песенку, выходит из комнаты старост. Собрав все свои принадлежности в сумку, я тоже иду на выход. Невилл даже не замечает, как я ухожу.
Коридоры наполнены учениками, и мне приходится лавировать между ними, стараясь ни на кого не налететь.

— Иногда мне кажется, что ты красива.
Я оборачиваюсь на голос. Откуда ни возьмись возле меня теперь идет Эйса Ронд. Он бросает свой хищный взгляд на меня, и я первая перевожу взгляд на что-либо другое, главное не смотреть ему в эти манящие глаза.
— Ну, спасибо, — отвечаю я спокойным голосом. — Такого мне еще никто не говорил.
Парень подавляет смешок и сует руки в карманы черных брюк.
— Что ж, я чего спросить-то хотел, — произносит Ронд стальным голосом. — Как долго ты знакома с Лили Мун?
Так и знала, что он спросит про нее.
— Если подумать, то где-то около суток.

— Всерьез? — он приподнимает брови. — От тебя никакого толку.
Я хмыкаю и снова гляжу на него. Учеников вокруг стало меньше, поэтому больше не приходиться лавировать.
— Какая же я бестолковая! — бросаю я шутливым голосом.
Он ухмыляется, а затем наклоняется ко мне так, что между нашими лицами остается сантиметров десять.
— Не совсем, — говорит он тихим, но вполне четким голосом. — Тебя приятно нюхать.
Затем выравнивается и как ни в чем не бывало продолжает идти дальше. Я стою на месте, как вкопанная.

Что это за новая мода, нюхать меня?

2


— Существуют люди, которые обращались в камень? — спрашивает Теодор Нотт, деловито сложив руки на столе.
Макгонагалл несколько секунд мерит его холодным взглядом, а затем отвечает:
— Конечно, существуют. В мире столько волшебников, неужели нет тех, кто смог это сделать? Но поскольку камень — это не живая материя, время обращения никак не может быть долгим. Могу ли я спросить, почему Вы это спрашиваете?
Он усмехается и раскидывает руки в сторону. Каким был напыщенным идиотом, таким и остался. Я закатываю глаза и возвращаю взгляд на книгу.
— Хотел обратить Лили Мун в камень и бросить её в озеро, — тем временем отвечает парень своим противным голосом. — Может, хоть тогда спать не будет мешать!
Я бросаю взгляд на Нотта, а затем на девушку справа от меня. Она сгорбилась так, что волосы упали ей на лицо. Ей, должно быть, очень неловко и стыдно сейчас. Зная, что она сама не сможет постоять за себя, я уже было открыла рот, как из-за моей спины донесся ядовитый голос Эйсы:
— Твоей оригинальности нет предела, Потт. Это не культурно, жаловаться на девушку. Манерам, смотрю, тебя никогда не учили. Как жаль.
Теодор весь побагровел от злости. Макгонагалл не вступает в разговор. Казалось, она вообще нас не слышит.
— Во-первых, не Потт, а Нотт, — почти выплевает слизеринец, щурясь на Эйсу. — Во-вторых, мое воспитание не твоя забота. Не влезай, куда не надо, червячок.
— Зачем ты вообще открываешь рот? В лишний раз подтверждаешь правдивость моих слов, — криво усмехается Ронд. Казалось, его сложившаяся ситуация лишь веселит. — Впредь помалкивай. Не раздражай окружающих.
Тот было сорвался с места, но Макгонагалл ему помешала, оказавшись прямо перед ним.
— Мистер Нотт, держите себя в руках. Вы в учебном заведении, поэтому соблюдайте порядок! Жду Вас после уроков на отработке, — женщина поворачивается лицом ко второму ученику. — Вас, мистер Ронд, это тоже касается.
— Да, профессор, — спокойно кивнул Эйса и выпрямился на стуле, бросив взгляд на спину Лили.
Девушка совсем поникла. Ей богу, её вообще можно не заметить.
— Лили, — негромко зовёт её Макгонагалл, и я напрягаюсь. — Будьте добры, задержитесь после этого урока.
— Хорошо, профессор Макгонагалл.
Женщина кивает и проходит к своему столу.
— Всем выполнить задачу номер два на седьмой странице.
И я перевожу всё своё внимание на учебу.
Урок заканчивается спустя двадцать пять минут. Я начинаю собирать свои принадлежности в сумку. Мельком замечаю, как Эбран подходит к Эйсе и что-то говорит ему. Тот мрачнеет, и затем они оба выходят из кабинета.
— Грейнджер, какой сейчас урок, не напомнишь? — спрашивает Дафна, подходя ко мне. За её спиной я вижу, как Малфой выходит из кабинета, и к нему тут же прилипает какая-то девушка. Ловелас чёртов.
— Нумерология.
— Ты идёшь? — произносит девушка, и я невольно приподнимаю брови. — Мне просто скучно идти одной.
Усмехнувшись, я беру в руки свою сумку, но не успеваю ответить, так как замечаю взгляд Макгонагалл. Она бросает взгляд на Лили, и я понимаю, что она у меня просит.
— Иду, но мне надо кое-что спросить у Макгонагалл, — отвечаю я Дафне, пожав плечами.
— Насчет чего?
— Насчет домашнего задания.
Она фыркает и закатывает глаза. Разворачивается и молча уходит. Я жду, пока все остальные уйдут, и как только Эрни скрывается за дверью, сажусь за первую парту. Взмахом палочки, профессор закрывает дверь. Лили не поднимает голову, всё еще сидя на своём месте.
Макгоногалл недолго смотрит на нее со взглядом сочувствия, а потом вздыхает и переводит взгляд на меня.
— Мисс Мун мешает Вам спать по ночам, мисс Грейнджер?
Я пожимаю плечами:
— Я сплю как убитая, поэтому ничего не слышу.
— Ясно, — женщина снова переводит взгляд на вторую девушку. — Лили, могу ли я Вас спросить, что Вы делаете по ночам?

Почему-то после этого вопроса у меня в голове встала картинка, как Мун в пижаме рассекает по комнате, танцуя бешеный танец диких зверей. Я кусаю губу, чтобы не рассмеяться от представленного. Мерлин, о чём я вообще думаю...
— Я... — робко отвечает Лили, наконец-то подняв голову. — Я долго ворочусь в кровати, пытаясь заснуть. А когда засыпаю... Не знаю. Просыпаюсь на полу.
Вспоминаю её идеально заправленную кровать. Как это она спит, что постель даже не мнется под ней?
— Вам снятся сны? — спокойно спрашивает профессор.
— Нет.
Я ей не верю. Что-то подсказывает мне, что Лили врёт. Надеюсь, учительница это тоже чувствует.
— Если хотите, мы можем просмотреть, что Вы делаете по ночам, после того, как засыпаете...
— Нет, — резко перебивает её Лили Мун, подняв испуганный взгляд на директора. — Я сама разберусь, простите.
Дальше следует недолгая пауза. Я смотрю на окно. Обещала себе прогуляться, но так и не сделала этого.
— Хорошо, — нарушает тишину профессор Макгоногалл, возвращая моё внимание на себя. — Мисс Мун, Вы свободны.
Она встает, хватает свою сумку и быстро уходит из кабинета, закрыв за собой дверь. Макгонагалл смотрит на меня.
— Я думаю, ей нужно подружиться с кем-нибудь, — говорю я, смотря на женщину.
— Я тоже так считаю.
— Мне найти ей друзей?
— А есть на примете кто-нибудь? — спрашивает Макгонаглл.
Нет. Конечно, у меня никого нет на примете. Я пожимаю плечами.
— Ну, не знаю, можно поискать...
— Вы, мисс Грейнджер, можете с ней подружиться, — перебивает меня профессор, от чего я напрягаюсь. — Я считаю, она Вам откроется. Лили очень слабая, особенно сейчас. А Вы поможете ей справится с печалью. Как-никак, не мне Вам говорить о потерях.
Закрываю глаза. Помогать Лили пережить этот трудный момент будет не так-то и легко, когда у самой в душе черт знает что.
— Хорошо, профессор, я попробую наладить с ней контакт и вернуть ту Лили, которая спряталась где-то в прошлом.
Она тепло улыбается мне:
— Вот и отлично. Можете идти, Гермиона.

Я киваю, встаю и выхожу из кабинета. В голове бьется лишь одна фраза "Помочь Лили". В какой-то степени, я сама этого хочу. Может, хоть кому-нибудь станет легче, если я вмешаюсь. Хочу завернуть за поворот, но услышав голоса, замираю на месте, так и не выйдя в свет.
— Доверься мне,
— слышу я ехидный голос Эйсы Ронда. — Она — мой шанс!
— Доверие нужно заслужить, — холодно отвечает ему Эбран. Я предполагаю, что они там одни.
Слышится ядовитый смех первого парня.
— Брось. Я подвел тебя лишь раз. Каждый допускает ошибки. Но теперь-то всё по другому! Уверяю тебя, всё будет просто замечательно. Только не мешай мне, договорились?
Я плохо понимаю, о чем они, но где-то в мозгу загорается сигнал под названием "Лили". Какая же проблематичная девчонка.
Ответ Эбрана слышится не сразу. Вероятно, раздумывает.
— В порыве эйфории ты совсем забыл, кто ты, Эйс, — стальным голосом наконец-то нарушает тишину второй парень. — А о таком нужно говорить в местах, где нас не смогут подслушивать.
Моё сердце уходит в пятки, а щеки начинают гореть от стыда. Он знает, что я подслушиваю их разговор. Ну, вообще-то я просто стою здесь и никому не мешаю. Разве это запрещено? И подумаешь, услышала чье-то щебетание.
— Согласен, — говорит Ронд. В его голосе теперь нет той радости, которую я слышала минуты назад.
Я тихо разворачиваюсь и спешу покинуть место своего провала. Хоть этот разговор мне ничего особого и не дал, но навострить уши заставил.

3

Я старалась забить голову учебой. Очень сильно старалась. Но вокруг столько всего, что дописать эссе у меня вряд ли получится. Разумеется, я его допишу, но точно не сегодня.
Солнце греет меня сейчас, касаясь кожи своими теплыми лучами. Закрыв глаза, я подставила лицо небу. Слышится пение птиц, тихий гул ветра в ушах и приглушенные разговоры учеников первых курсов, которые устроились неподалеку от меня. Я сижу возле озера, перетрансфигурировав камушек в мягкий небольшой пуфик. Руками обхватила колени и теперь наслаждаюсь тишиной.

Иногда стоит вот так вот побыть на улице и подышать свежим воздухом. Одна из маленьких прелестей жизни.

Моя голова, на данный момент, пуста. Все мысли я засунула в ящик, закинула его в одну из тысячи комнат в своем сознании и закрыла дверь на замок. Да. Это того стоило.

Это всего второй день учебы, а я так вымоталась, что, кажется, прошла, как минимум, неделя. Столько всего навалилось. Надеюсь, со временем всё пройдет, и я смогу вздохнуть полной грудью.
Меня тревожат мысли о новых учениках. Я не могла закрыть глаза на то, что они странные. И не закрою, пока не выясню, в чем дело.
Еще меня тревожит Лили Мун. Я должна ей помочь. Сегодня ночью попробую пробраться к ней и посмотреть, что она делает, после того как засыпает. Мне кажется, она - лунатик.
Теперь меня тревожит и Невилл. Он сегодня ходил сам не свой. Когда я его спросила, в чем проблема, парень ответил, что его бабушка заболела. Эта сильная женщина дала ход назад. Думаю, все обойдется, но Невиллу всё равно не по себе.
Да и Малфой немного напрягает меня. Он возвращается в школу после войны, дарит мне и Джинни подарки в честь извинении за себя прошлого, говорит, что прежний Малфой умер, а потом делает вид, как будто меня не существует. Да еще и каждый день меняет своих пассии. За последних мне стыдно. Зная, что всего на день с ним, вешаются ему на шею, будто бы он вешалка. Честное слово, мозги, как у крыс. Ладно. Это их проблемы.

Я старалась не вспоминать о своём прошлом. Всяческий пыталась переключиться на что-нибудь другое, когда внезапно вспоминала былые времена. Но в такие моменты, когда я одна, мысли сами несут меня назад в прошлое.

Как они там? Родители правда счастливы? Правильно ли я поступила, не влезая в их жизнь? Может, стоило вернуться?

Не знаю. Столько всего произошло, что мне больше ничего не хочется. В голове всплывает фраза Рона "Нам нужно время". Да, он прав. Время лечит, нужно лишь подождать.

Рон с Гарри, наверное, постоянно пропадают на заданиях, которых отнюдь не мало. Я скучаю по ним. Наши дороги разошлись, что весьма непривычно.

Я опускаю голову на колени, все еще не открывая глаза. Хочется спать.

4


— Гермиона, — кричит кто-то, и я оборачиваюсь на голос. Ко мне бежит Сьюзен. Она останавливается, чуть ли не налетев на меня, и жадно глотает воздух, — Там... — вдох, — ...это... — вздох. — ...драка.
Я хмурюсь.
— Давай по-порядку, — спокойно говорю я, навострив уши. — Кто, где, и почему?
Девушка хватается за бок. Сколько ж она бежала?
— Эйса Ронд и Теодор Нотт дерутся на седьмом этаже. Ну, почти дерутся... Ронд в один удар вырубил Нотта. Почему, не знаю, — Боунс пожимает плечами.
Черт. Я бегу к лестницам. Идиоты. Чуть что, сразу кулаками машут. Подарить бы им мозги.

Видимо, я неплохо натренировалась бегать за прошедшие годы, потому что добегаю до седьмого этажа за пару минут. Да и бок не колит. Замечаю я их сразу же. В конце длинного пустого коридора стоит Ронд, засунув руки в карманы. На полу перед ним, уперевшись спиной к стене, сидит Нотт. И у него течет кровь из носа. Сжав руки в кулаки, направляюсь к ним.
— Как раз и помощь подоспела, — слышу я ехидный голос Эйсы, который даже не обернулся ко мне лицом. — Грейнджер, помоги бедняге дойти до больничного крыла.
— А тебе до кабинета директора дойти не помочь? — язвлю ему в ответ, нахмурившись.
Он оборачивается и одаривает меня своей фирменной кривой ухмылкой.
— Что ты, с этим я и сам справиться могу.
— Вставай, Нотт! — игнорирую я этого лиса и бросаю сердитый взгляд на парня на полу. — Я очень надеюсь, больше такое не повторится.
— Надейся.
— Ронд! — рявкаю я, разозлившись на этого полудурка.
Он смеется.
— Шучу. Не переживайте, мисс, это было в первый и последний раз. Это я Вам гарантирую. А сейчас, прошу извинить, но я спешу.
Кивнув мне напоследок, разворачивается и спокойно уходит. Я смотрю, как он скрывается за поворотом, а потом перевожу взгляд на Теодора.
— Сможешь дойти до больничного крыла сам?
Он поднимает голову. Не думаю, что он сможет.
— Что-то не так с моей ногой, — хрипит парень и пытается согнуть колено левой ноги, что выходит весьма безуспешно. — Помоги.
Я вздыхаю. Помогаю ему подняться на ноги. Он почти всем весом опирается на меня, отчего я чуть ли не падаю.
— Держи равновесие, Нотт. Я тебе не мужик.
Он немного выравнивается, и мне становится легче. Его левую руку перекидываю через плечо и приобнимаю за талию.
— Двигайся, — говорю я парню, который опустил голову и теперь разглядывает пол под нашими ногами.

Мы ковыляем молча. Местами он, видимо, забывает, что я девушка и мне тяжело его нести, потому что несколько раз полностью облокачивается на меня. Я сжимаю зубы и проклинаю Ронда. И Нотта тоже.

После третьего поворота, этот здоровяк резко выравнивается, напрягаясь. Я вопросительно смотрю на него и замечаю, что его взгляд устремлен куда-то вперед. Смотрю туда же и вижу Малфоя, который стоит возле окна. Он не один. На нем снова буквально висит какая-то девушка с кучерявыми волосами, покрывая его шею поцелуями. Еще чуть-чуть, и она его сожрет. Но его это, кажется, не заботит. Парень недолго смотрит на вид из окна, а затем медленно поворачивается к нам. Ученица Когтеврана прекращает свои действия и стыдливо прячется за его спиной.
— Я так понимаю, ты теперь с ними, да? — выплевывает первым Нотт.
Малфой скользит взглядом по нашим соприкасающимся телам, на секунду задержавшись на моей руке, которой я приобнимаю Теодора.
— Я так понимаю, — спокойно произносит он, посмотрев в глаза Нотту. — Ты теперь с Грейнджер, да?
Я закатываю глаза.
— Чтоб...
— Это не твоего ума дела, Малфой, — перебивает меня избитый парень.
— Вот и мои дела тебя не касаются, — сует руки в карманы, переводит взгляд вперед, проходит мимо нас и уходит.
— Вот подонок... — тихо рычит Нотт, смотря ему вслед.

5

Я бросаю сумку на диван и плюхаюсь на свою кровать со вздохом усталости. Что ж, день прошел весьма продуктивно. Однако свое эссе я все еще не дописала. Протяжно застонав, я поднимаюсь на ноги и подхожу к столу. Нахожу среди книг пергамент, на котором исписаны лишь первые шесть строчек, и сажусь на стул. Открываю две книги сразу, беру в руки перо и погружаюсь в учебу с головой.

В голове одна история магии. Моя рука долго не отрывается от пергамента, калякая буквы, образуя слова. Спустя час я резко вскидываю голову, и у меня перед глазами начинает плыть. Недостаток сна тоже сказывается на моем здоровье. Я опускаю голову на руки и закрываю глаза. Затем вспоминаю про сонник и начинаю искать его среди множества книг, разбросанных на столу.

Черт, куда же я его дела.

Останавливаю поиски и пытаюсь собраться с мыслями. В голове прокручиваю воспоминания. Прикусывая губу, встаю со стула и выхожу из своей спальни. Ни на кого не обращая внимания, захожу в гостиную и иду ко второму высокому шкафу. Как я и предлагала, сонник находиться там. Вздохнув, беру его в руки, разворачиваюсь и уже хочу пойти обратно в комнату, как раздается голос, и я застываю на месте.

— Эй, книжный червь! Может присоединишься к нам?

И ладно бы если этот голос принадлежал кому-нибудь из своих же, но нет. Эбран Уильямс, этот нахальный тип, посмел обозвать меня так, будучи знакомым со мной всего день. Я спокойно поворачиваю голову в его сторону. Парень сидит на кресле, сложив руки на подлокотники и закинув одну ногу на вторую. Король хренов. Возле него на диване сидят Меркан, Рудольф и Джереми.
— Брось, Эбран, — улыбается Джереми, кинув взгляд на брата. — Она слишком красива для червя.
Я невольно смущаюсь, но легко скрываю это за маской безразличия.
— Думаешь? — приподнимает бровь старший. — Хотя, да, в ней определенно есть что-то красивое.
— Быть может, душа?
— Возможно.
Я закатываю глаза.
— Я вообще-то здесь стою. Имейте хоть немного вежливости.
Эбран поддается вперед и натягивает на лицо безупречную улыбку. Его глаза снова въедаются мне в душу. Я прерываю наш зрительный контакт, посмотрев на открывающуюся входную дверь гостиной.
— Ни у кого нет аспирина? — Малфой заходит и медленно проходит ко второму креслу, не заметив меня. Или заметив, но не показав этого. — Моя голова сейчас взорвётся!
— Так сходи к мадам Помфри, — фыркаю я, скрестив руки перед собой так, чтобы книга не упала.
— Гениальная идея, Грейнджер! Только вот одна загвоздка, её сейчас нет, — холодно отвечает парень, так и не посмотрев на меня.
Приподнимаю бровь и мельком замечаю, что Эбран пялится на мой сонник.
— Я недавно только её видела, — говорю, чуть прикрыв книгу рукой. — Она не могла испариться в воздухе.
— А почему бы и нет? — усмехается Джереми.
— Так аспирина нет ни у кого? — вздыхает Малфой, осматривая друзей.
Я опускаю руки и разворачиваюсь. И в очередной раз думаю о том, что скучаю по своим мальчикам.
— Грейнджер, поможешь найти медсестру?
Я в удивлении оборачиваюсь.
— Чтобы ты, чистокровный слизеринец, Драко Люциус Малфой, попросил меня, жалкую грязнокровку, о помощи? Давай не будем портить погоду.
— А давай будем? — безразлично бросает парень.
Я закатываю глаза. В который раз.
— Ребят, вашей вражде самое время прекратиться! — влезает Джереми. — Вы ведь на одном курсе учитесь. Надо быть дружелюбнее.
— Тебе дорога в Пуффендуй заказана, Стюарт, — поднимается на ноги Малфой и поворачивается ко мне. — Так ты поможешь?
Хочу сказать "нет", но говорю:
— Да. Только книгу заброшу в комнату.
Я снова разворачиваюсь и делаю шаги в сторону своей спальни.
— Кошмары снятся? — спрашивает Уильямс.
Они когда-нибудь дадут мне уйти? Я сжимаю руки и вздыхаю.
— Не твое дело, Эбран.
Больше ничего не говоря, отношу книгу себе в комнату и возвращаюсь.
— Твой будущий муж ждет тебя снаружи, — произносит Меркан, повернувшись ко мне лицом. Такой серьезности я еще не видела.
— Мой будущий муж сейчас на работе, — закатываю глаза я и выхожу из гостиной. Пора прекратить закатывать глаза.
Малфой и вправду ждет меня в коридоре, меря её шагами. Он о чем-то так сильно задумался, что не сразу замечает меня. Я жду, пока он опомнится. Пока есть время, я разглядываю его. Неужели это тот мальчишка, который обозвал меня "грязнокровкой" на втором курсе? Как мне кажется, от того Малфоя не осталось и следа. Этот сильно возмужал и ведет себя человечнее. Теперь, когда он смотрит на меня, я не вижу в его глазах презрения или омерзения. В глазах этого парня одна пустота.
Он стал холодным. Ранее хоть как-то показывал, что его интересует жизнь... А сейчас ведет себя так, словно бы всё окружающее огромное занудство.

Не то, чтобы меня интересует, что с ним случилось, но как-никак всё в этом мире связано. И не плохо было бы знать, что происходит вокруг себя.
Я настолько увлеклась разглядыванием его рук, что даже не заметила, как он уставился на меня. Я кашляю.
— Ну, пошли, — бросаю я и стремительно направляюсь в сторону больничного крыла.
Он идет следом, и я чувствую его взгляд на себе. Как же медленно он движется.
— Слушай, мы не на прогулку вышли, пошевеливайся.
— А может, прогуляемся? — в его голосе одно сплошное безразличие.
И, как мне кажется, он останавливается, потому что я больше не слышу, как стучать каблуки его черных туфель. Хмурюсь и оборачиваюсь. В тот же момент утыкаюсь носом в его шею. Слишком близко.
— Кто-нибудь заметит, подумает, что мы обнимаемся, Грейнджер.

Я удерживаю себя, чтобы не закатить глаза.
— Иди быстрее, Малфой.
Отпрянув от него, иду дальше. И упрекаю себя в том, что покраснела. Ладно, одно признаю, его запах - это нечто невероятное.

От случившегося только что во мне что-то зажглось. Отгоняя все дурные мысли насчет Малфоя, я поняла, что безумно скучаю по Рону. По его прикосновениям, если быть точнее.

Я прикусываю губу. Мне надо думать об учебе! Заворачиваю на повороте и вижу, как на меня летят трое мальчишек на метлах. Не успеваю среагировать и еще чуть-чуть... Закрываю глаза в ожидании неизбежного столкновения. Всё происходит за одну секунду. Малфой, шедший за мной, хватает меня за руку и тянет на себя. Трое детей быстро пролетают мимо нас, еще и присвистнув. В конечном итоге меня обнимает Малфой, а моё сердце уходит в пятки. Он держит меня одной рукой за голову, а второй обвивает талию. Да и я сама не хуже. Прижалась к нему, как липучка какая-то.

Мы стоим так недолго. Всего несколько секунд. А может и целую минуту. Я отпускаю руки, тоже делает и он. Затем делаю шаг назад и смотрю ему в глаза.
— Спасибо.
— Пожалуйста, — он сует руки, которые только что прикасались ко мне, в карманы брюк. — Пойдешь за ними?
— Поможешь разобраться?
Вопрос на вопрос. Я кусаю губу. Он смеется. Смеется? Это что, искренняя улыбка Малфоя? Не может быть.
— Помогу, но может по пути все-таки поищем медсестру? Я и вправду себя не хорошо чувствую.
— Да, конечно.
Разворачиваюсь и иду следом за теми сорванцами, которые еще получат свое наказание. Ох, бедные котлы, совсем заскучали небось за это лето.

Всю дорогу я стараюсь переключить своё внимание с Малфоя на что-нибудь другое. Даже ради этого начинаю пустой разговор с ним:
— Слышала, ты и Джинни подарок сделал. Могу поинтересоваться, с чего вдруг такая щедрость?
И что я несу? Мне это даже не интересно. Кстати, о Джинни, я что-то не видела её сегодня.
— Можешь, — возвращает внимание на себя парень, почти дыша мне в спину и тем самым раздражая меня. — В прошлые годы я был, так скажем, не самым лучшим сокурсником...
— Ты был отвратительным сокурсником, — вставляю я.
— Твоя правда, — его голос такой же беспристрастный. — И, в общем, я решил хоть как-то попытаться загладить свою вину.
Я чуть замедляю темп и смотрю на него. Теперь мы идём бок о бок.
— С чего вдруг? Ты мог просто притвориться, что нас не существует.
— Был такой вариант, — спокойно отвечает парень. — Но так мне было бы скучно.
Я перевожу взгляд вперед. Коридоры мертвенно пусты. Скоро ужин.
— А сейчас тебе весело? — спрашиваю я, усмехнувшись и вспомнив его лицо, когда другие девушки вешаются на него. Отчего-то становится дурно.
— На данный момент нет, — он бросает на меня взгляд. — Но это лучше, чем ничего.
— Ты одинок.
И с моих губ слетает это прежде, чем я успеваю понять, что говорю. Я корю себя. Ну, и зачем я это ляпнула. Подумает еще, что я его жизнью интересуюсь. А ведь это не так.
— Быть одиноким не так уж и плохо. По крайней мере, точно знаешь, что тебя никто не предаст, — отвечает Малфой спокойным голосом.
Я молчу. Ему виднее. Что ж, это Малфой. У него никогда не было друзей, как мне кажется. В сердце что-то кольнуло.
Что это? Жалость? Я фыркаю. Нет. Жалеть этого парня я не собираюсь.
Мы подходим к лестницам.
— Как думаешь, куда они полетели? — я скрещиваю руки перед собой, смотря то вниз, то наверх.
— Судя по гулу, они внизу.
— По какому гулу? — я немного удивленно поворачиваюсь к нему, одним ухом пытаясь что-нибудь услышать в этой тишине.
Этот парень обходит меня и начинает спускаться вниз по лестнице. Я иду следом.
— Я ничего не слышу, — не отступаю, почти дыша ему в спину.
— Так почисти уши, — бросает он, переходя не следующую лестницу.
Некоторые обитатели картин начинают шептаться, при видя нас. До моих ушей так и доносится: "Это же Малфой и Грейнджер!", "Они друзья?", "Даже не ругаются!"...
Я снова закатываю глаза. Любят же они лезть не в свои дела.
— Ты невыносим, Драко.
И тут он резко останавливается. Да так, что я на него налетаю, и мы чуть ли не летим вниз по лестнице. Каким-то образом, ему удается сохранить равновесие и удержать меня. Я с широко открытыми глазами смотрю на него, буквально вися на нем.
— Как ты это сделал? — спрашиваю, даже не удосужившись отпрянуть от парня.
Он медленно выравнивается и слегка отталкивает меня от себя, но я на это не обращаю внимания.
— Ты назвала меня по имени? — игнорирует он мой вопрос и спешит продолжить путь.
Я нагоняю его и требовательно смотрю на парня.
— Как ты удержал равновесие? Мы почти с землей поцеловались, а потом... — не могу описать это словами. — Ты просто выпрямился, как неваляшка!
Он хмурится.
— Как кто?
— Как неваляшка! — отвечаю я, шагая рядом. — Это же ненормально!
Теперь Малфой закатывает глаза. Я вижу, что он напрягается.
— Грейнджер, это школа Волшебства! Магия повсюду. Я — волшебник. Чему ты вообще удивляешься? — он бросает мне многозначительный взгляд. — Меня больше другое интересует. За последние десять минут мы три раза "обнимались", тебе это не кажется странным?
Я хмуро перевожу взгляд вперед.
— Мне кажется, что ты драматизируешь. Это всё одна сплошная случайность.
— Один раз — случайность, два — совпадение, три — закономерность, — он пожимает плечами.
— Ты на что намекаешь? — я щурюсь, смотря на парня.
Он подавляет смешок и спокойно идет дальше. Я предпочитаю больше не вспоминать о тех трех объятиях.
Дальше разговор не идет. Несколько минут идем молча. Я разглядываю стены, стараясь, не думать об этом странном парне. Всё еще интересно, как он сумел не упасть вместе со мной на лестнице.
— Ты назвала меня по имени, — вновь заговаривает Малфой, нарушая тишину. — Чего бы это?
— С дуру ляпнула.
Он усмехается. Мы заворачиваем на повороте, и перед нами встает картина: несколько детей младших курсов окружили мальчика и девочку и с интересом наблюдают, как те ссорятся. Я спешу к ним, стараясь понять, причину ссоры.
— Ты толкнула меня! — кричит светловолосый мальчик факультета Слизерин.
— Не неси бред, Уайт! — отвечает ему не менее пылко девочка, в которой я узнаю Меридиану. — Я и пальцем не тронула!
— Ах вот как? — мальчишка сильно толкает девочку, отчего та падает на каменный пол. — А я вот тронул! И в отличие от тебя не вру!
Я вижу, как она еле сдерживает слезы, но остается такой же стойкой.
— Немедленно прекратить! — рявкаю я слишком громко. Все ребята с ужасом повернулись ко мне. Меридиана даже не шелохнулась, все еще испепеляя взглядом сокурсника. — Что здесь происходит?
Дети уже готовятся бежать, и это злит меня сильнее. В основном, здесь большинство из факультета Слизерин. Змееныши!
— Если кто-нибудь пошевелится, получите по остолбенею каждый, — цежу я, осматривая младшекурсников. — А теперь отвечайте. В чем причина ссоры?
— Она меня толкнула на лестнице! — яростно отвечает тот мальчик. — Я упал и получил синяк на руке!
Сзади моей спины слышится ядовитый смех. Малфой. Я и забыла о том, что он тоже здесь.
— Уайт, — говорит он, медленно обходя меня и подходя к мальчишке. Тот явно страшится старшего. — Ты можешь оскорблять её сколько тебе влезет, но трогать девчонку тебе не разрешается, понимаешь, о чем я? Кем бы ты ни был, в самую первую очередь, ты мужчина. Она женщина. А мужчины слабых никогда не бьют.
— Я не слабая! — дает голос Меридиана, не поднимаясь на ноги. Я хочу помочь ей подняться, но отчего-то замираю на месте.
Малфой медленно поворачивается к ней. Увидев девочку, на секунду в его лице что-то меняется. Я не успеваю понять, что это за эмоция.
— Хорошо, — говорит он и, обойдя ее, с легкостью поднимает Мер на ноги. Прикоснувшись к ней, Малфой немного хмурится. — Дай угадаю. Чтобы доказать ему, что ты не слабая, ты толкнула его на лестнице?
— Я не толкала его! — злится Меридиана, грозно смотря на Малфоя.
— Есть доказательства? — осведомляется парень.
— А есть доказательства того, что она толкала? — вступаю я, смотря на своего сокурсника.
Он посылает мне взгляд, в котором легко можно просесть послание "Помолчи, Грейнджер". Я сжимаю кулаки.
— Можно легко проверить, толкала ли ты его или нет, — произносит он, переводя взгляд с Мер на Уайта.
— Вот и проверяйте! — девочка настроена вполне серьезно.
— Уайт?
— Проверяйте! Выясним, что она лгунья!
Малфой осматривает других детей, на секунду задержав взгляд на одной темноволосой слизеринке.
— Как тебя зовут? — спрашивает он, засунув руки в карманы и склонив голову в бок.
— М-меня? - она сглатывает. — Пенелопа.
— Чтобы привлечь чье-то внимание, не обязательно нужно его толкать, Пенелопа.
— Что? — Уайт переводит взгляд на свою сокурсницу. — Это ты меня толкнула?
Кажется, девочка попала. Один ее взгляд кричит, что это она. Мальчик сжимает руки в кулаки, но ничего не говорит. Затем поворачивается к Мер, которая вздернула подбородок и скрестила руки перед собой. До чего же она напоминает мне меня.
— Тебе повезло в этот раз, грязнокровка, — язвит Уайт, прищурившись. Затем поднимает голову на Малфоя. — Я могу идти?
— Извинения, парень.
— Что?
— Проси у нее извинения, Уайт. Ты ее толкнул, хотя она тебя не трогала, — Драко смотрит на меня. — Иногда нужно уметь сказать "Извини, я был не прав". Со временем ты поймешь.
— Я не буду извиняться перед грязн...
— Проси прощения, — голос Малфоя холодный, как лед.
Уайт морщится, когда произносит одно несчастное слово:
— Из...вини.
Меридиана закатывает глаза, но в ответ ничего не произносит.
— Двадцать пять баллов с Вас, мистер Уайт, — голосом Макгонагалл говорю я. — Впредь, надеюсь, такого не повторится. Все свободны!
А смотрю я на Малфоя. Почему-то произошедшее только что заставило меня вспомнить прошлое.
Все младшекурсники разбегаются, кроме Меридианы. Дождавшись пока все уйдут, она поворачивается ко мне лицом. И улыбается.
— Спасибо, что вмешалась. Дейв Уайт очень вспыльчивый. Я все время с ним ругаюсь.
— Кого-то мне это напоминает, — я не могу не улыбнуться в ответ.
Малфой кашляет, возвращая внимание на себя:
— Как тебя зовут?
Девочка глубоко вдыхает и только затем отвечает.
— Меридиана Джейн Скарт.
— Что ж, Меридиана, — спокойно произносит парень. — Советую тебе приглядеться к этому Дейву. За его неприязнью скрывается нечто большее.
Мы с Мер одновременно выпаливаем:
— Что?
Он переводит взгляд с нее на меня. А затем с меня не нее. И так два раза.
— Он ведь задирает тебя?
— Да, — отвечает Скарт, не медля.
— Обижает?
— И это да.
— Вечно придирается?
— Ну, да, — она немного задумалась.
— Как ты думаешь, почему? — Малфою явно скучно расставлять всё по полкам.
А я тем временем хмуро смотрю на него. Он же не сравнивает себя с Дейвом?
— Потому, что я — грязнокровка, — отвечает Мер уверенным голосом.
— И подружка Поттера, — едва ли слышно добавляю я себе под нос.
Он поднимает взгляд на меня. Неужели услышал? Я кусаю губу.
— Это отмазка, Меридиана, — говорит Малфой, посмотрев на нее. — Я покопался у него в голове только что и понял, что кровь для него не играет никакой роли. Дальше думай сама. Это Ваши проблемы.
Девочка задумчиво кивает и опускает голову. Затем кивает мне напоследок, разворачивается и уходит. Я смотрю на сокурсника, прищурившись.
— Подружка Поттера, — смеется Малфой, смотря куда-угодно, но не мне в глаза. — Ты что, думала, я и нас имею ввиду?
Я приподнимаю одну бровь и скрещиваю руки перед собой.
— А черт тебя знает, Драко.
Он дергается, когда я называю его по имени. Улыбка тускнеет.
— Даже черт меня не знает, Грейнджер.
— Я хочу узнать тебя.
— Что?
— Мы можем стать друзьями?
Он смотрит на меня, пытаясь найти в моих глазах признаки смеха. Но я абсолютно серьезна. Никогда не думала, что буду предлагать дружбу Малфою, но жизнь полна сюрпризов.
— Ты правда хочешь стать моим другом? — спрашивает парень.
— Хочу.
Мне жутко интересно, как он себя поведет. Возможно, вернется прежний Малфой, который пошлет меня в запретный лес и велит никогда больше с ним не разговаривать. Я даже не удивлюсь, если так и будет.
Однако ответ, который я слышу, вводит меня в тупик.
— Хорошо, давай будем друзьями, Грейнджер.
Я сглатываю. Ну ладно. Я сама на это пошла. Делаю шаги к нему на встречу и вытягиваю руку:
— Буду рада дружить, Драко.
Он недолго смотрит на мою руку, а затем пожимает её. Его рука ледяная. И при прикосновении, он немного дергается. Мне интересно, почему. Точно так же он себя повел, когда коснулся Меридианы.
— Поживем — увидим, Гермиона.
Он усмехается. Я улыбаюсь ему. Затем с поворота выходит Асвиопель Торн, неся на себе кого-то.
— О, ребята! Слава богу. Возьмите эти метлы! — кричит он нам, таща на себе мальчишку. — Я словил трех сорванцов, которые летали по Хогвартсу! Один из них, ну, вот этот вот везунчик, упал и повредил ногу. В общем, тех я наказал, а метлы забрал.
Он доходит до нас, бросает метлы на пол и устало вздыхает. Мальчик не шевелится, вися на плече Торна.
— Мадам Помфри велела отнести этого вот в его спальню, чем я сейчас и занимаюсь, — он выдыхает. — А метла надо бросить в склад. Отнесете?
— Да, разумеется, — киваю я, поднимая три метлы сразу. — Иди, мы справимся.
Он двигается дальше, поблагодарив нас за помощь.
— А, погоди, мадам Помфри на месте? — выкрикиваю я, повернувшись к Асви.
Он останавливается и отвечает:
— Да. Она уходила до этого ненадолго, но уже вернулась.
— Хорошо, спасибо.
— Да не за что.
И скрывается за поворотом. Я поворачиваюсь к Малфою.
— Ты можешь идти, я сама отнесу метлы.
Он недолго смотрит на меня, видимо, задаваясь вопросом, помочь или пойти к медсестре, а затем всё же выбирает второе.
— Донесешь ведь? — осведомляется он, уже отворачиваясь.
— Да.
— Отлично, — он шагает прочь. — Спасибо за прогулку, Грейнджер.
— Это не прогулка, Малфой, — говорю я, но он меня уже не слышит.
Перехватываю поудобнее метлы, разворачиваюсь и иду к лестницам. Спустя несколько минут я встречаю Офелана. Он идёт медленно, засунув руки в карманы черной мантии. Заметив меня, кивает.
— Избегаешь меня? — спрашиваю я, остановившись.
Он подходит ко мне и молча забирает метлы.
— Вовсе нет.
— Тогда почему я тебя почти не вижу? — щурюсь я.
— Потому что я весь день был в библиотеке, — отвечает Гослинг и начинает идти вперед.
— Ладно. Я обычно тоже там пропадаю, но...
— Но сейчас у тебя много дел, — заканчивает парень. — Да, я в курсе.
Я фыркаю.
— И ты даже не спросишь, куда я иду с метлами? — спрашиваю без какого-либо интереса к разговору.
Мимо проходят несколько учениц Пуффендуя, не скрывая свои восхищенные взгляды при видя Офелана. Я чуть ли не закатываю глаза.
— Ты идешь в склад? — больше утверждает, чем спрашивает, он.
— Да, Холмс.
— Это же элементарно, Ватсон.
Я не сдерживаю улыбку. Каким бы необщительным ни был этот парень, что-то в нем мне нравится. Мы с ним даже немного схожи. Как мне кажется, Офелан тоже книжный червь.
Мы с ним идём, рассказывая друг другу о себе. В основном, о себе рассказываю я, но он внимательно слушает и почти всё комментирует. Доходим до склада, кладем метлы, и парень предлагает как-нибудь научить меня летать, когда я говорю, что это у меня не очень хорошо получается еще с детства. Гослингу недолго приходиться уговаривать меня согласиться. И, конечно, я сдаюсь. Пусть попробует помочь мне.

Наступает время ужина, и мы направляемся в Большой Зал. Однако при входе он просит, чтобы я заходила первой. Видимо, так и не хочет, чтобы его братья видели, что у него появилась подруга. Меня это немного нервирует, но я просто киваю и делаю то, о чем Офелан меня просит.

6


К концу дня я буквально валюсь с ног. Как обычно. Захожу в спальню, переодеваюсь в пижаму и уже хочу сразу лечь спать, как вспоминаю о своей соседке.

"Ей нужна помощь", — твержу я себе и обуваю тапочки.

Выхожу из своей спальни и подхожу к соседней двери. Стучусь.
— Лили, я могу войти?
Она не отвечает. Господи, она когда-нибудь будет мне отвечать?! Я дергаю за ручку и открываю дверь.
— Прости, но я вхожу.
И вижу я её за столом. Она лежит на книгах, видимо, заснув при выполнении домашней работы. Сначала думаю, разбудить, уложить и уйти, но потом решаю подождать. Она говорила, что засыпает, а дальше не помнит, что с ней творится. Вот и отличный повод понять, что с ней не так. Я, мысленно спросив у нее разрешения, сажусь на кровать и начинаю ждать. Хотя долго ждать не приходится. Спустя несколько минут Лили поднимается на ноги. Я выравниваюсь на месте.
— Мун?
Но она никак не реагирует. Разворачивается, и я вижу, что её глаза закрыты. Она что, лунатик? Я сглатываю. Девушка сначала бродит по комнате. Она похожа на трупа, который ожил. Не самое лучшее представление ночью. Я поднимаюсь на ноги.
— Лили?
А потом Мун начинает кричать. Я пугаюсь.
Отпустите! Отпустите его! Нет! Не смейте трогать его! Слышите? Не смейте!
Она хватается за сердце и падает на колени, истошно выкрикивая одно и тоже. Ей больно.
— Лили, очнись! — я подбегаю к ней и начинаю трясти, взяв за плечи.
Но Мун никак не реагирует. Она резко толкает меня и забивается в ближний угол, чего-то сильно испугавшись.
Не забирайте его. Не надо. Прошу. Оставьте нас в покое. Уходите. Не надо.
Она обхватывает свои согнутые ноги руками и опускает голову на колени.
Я подхожу к ней и сажусь рядом.
— Лили, проснись, — кладу руку на её голову и начинаю гладить по волосам. — Это просто кошмар. Очнись.

Она успокаивается. Я пододвигаюсь ближе и приобнимаю девушку за плечи.
— Всё в порядке, всё нормально, — тепло проговариваю я и понимаю, что она просыпается.
До жути испуганные глаза смотрят на меня, отчего я теряюсь.
— Гермиона? — Лили начинает плакать, не сдерживая эмоции.
— Да, — я поддерживающий улыбаюсь ей и помогаю встать. — Давай, тебе надо лечь и поспать.
— Но я не могу. Если засну, то... — она опускает голову и прикусывает губу.
Мне безумно жаль эту девушку. Она слишком многое пережила. Я крепче обнимаю её и помогаю лечь на кровать.
— Тебе страшно, — мягко произношу я, укрывая ее одеялом. — И мне страшно. Каждую ночь я тоже вижу кошмары. Может, они и не такие, как у тебя, но, по крайней мере, я тебя понимаю. Если хочешь, я могу остаться и побыть с тобой.
— Правда? — в её мокрых глазах одна надежда.
Я улыбаюсь и ложусь рядом с Лили.
— Правда. Засыпай, я буду здесь, рядом.
Она держит мою руку, как спасательный круг, и закрывает глаза.
— Только не уходи. Прошу тебя.
— Не уйду. Не бойся, — шепчу я ей в ответ и закрываю глаза.
Мун засыпает быстро. Но в этот раз девушка больше не просыпается в кошмаре. Она мирно сопит рядом, и я расслабляюсь.
Постепенно и сама погружаюсь в сон, забирая её кошмар себе.
<< >>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru