Вампиры: ложь и правда автора Сабрина Снейп (бета: Janny Osten)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфика
Два века назад принц вампиров был изгнан тем, кто имеет с ним личные счеты, кто занял его место. Но прошло время, изгнанник возвращается, движимый любовью к сестре врага, которую некогда предал. Что его ждет? Казнь? Прощение? А может быть, не все так просто? Написано на фест "Moon Eclipse" на Форуме Четырёх Основателей.
Оригинальные произведения: Мистика
Виктор, Крис, Лаура
Приключения, Любовный роман || гет || PG-13 || Размер: миди || Глав: 3 || Прочитано: 11264 || Отзывов: 0 || Подписано: 2
Предупреждения: нет
Начало: 27.06.11 || Обновление: 23.07.11

Вампиры: ложь и правда

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Пролог.

Вампиры… Многие считают их легендой, не верят, что они когда-либо существовали на самом деле. Эти реалисты говорят, что Владислава Дракулу можно назвать вампиром, лишь выражаясь фигурально. Они думают, что в мире нет места мистике. Они ошибаются.
Но не правы и те, кто руководствуется в определении понятия «вампир» наиболее известными штампами. Не ест чеснок, не отражается в зеркале, не имеет души…
Возможно, в людской молве и есть доля правды, но лишь отчасти. И никто не знает некоторых немаловажных деталей. Прежде всего: в нашем мире постоянно вампиры не живут. Только охотятся. Да, на людей, пьют нашу кровь, иначе им не выжить.
А обитают они в так называемом темном мире, где расположены десять замков на значительном расстоянии друг от друга, где вечный мрак. Этот мир - бледная тень нашего. Ставший вампиром никогда больше не узнает буйства красок, но все равно мертвецами вампиров назвать нельзя. Потому что вместе с кровью к ним приходит все живое и человеческое. Они чувствуют – дружат, ненавидят… И, как ни странно, любят.
Руководят десятью замками десять принцев, титул короля среди вампиров запрещен. Потому что был когда-то у них единый король, после смерти которого шли Великие вампирские войны, мир был достигнут с огромным трудом. И дабы не ввязаться в войну снова, принцы перед посвящением клянутся, что не примут титул короля.
Да, принцы меняются, потому что вампиров убивают люди во время охоты, достаточно часто. И тогда они обращают людей в подобных себе. Кто-то считает это даром, кто-то проклятьем. Мнения всегда различны…
Существует много легенд о вампирах. Одна из них особенно интересна, ибо повествует о любви, столь редком среди них чувстве.

Начнем, пожалуй, с изгнания принца.
Этот принц был удачлив и ловок, правил мудро и мог бы продержаться у власти еще долго. Но встретил смертную девушку и увлекся ею. Он не хотел ей пообедать, не спешил обращать ее… Просто встречался с ней, как ни абсурдно в такой ситуации.
И все бы ничего, но девушка оказалась сестрой одного из недавно обращенных вампиров, уже попавшего в ближайшее окружения принца. И молодой вампир умолял своего принца не трогать сестру. Тот обещал, что не обратит девушку, но отказаться от общения с нею было выше его сил. Возникло хрупкое равновесие, которое разрушить чрезвычайно легко.
Но некоторое время ничего не происходило. Принц не обижал девушку, ее брат почти расслабился… А потом случилось страшное…
Это была кровавая оргия, какие частенько происходят в замке (все же вампиры кровожадные твари, и к людям в основном относятся как к скоту). Но на этот раз жертвой и была та самая девушка. При этом все говорили, что принц вампиров ее обратил, сама она ничего не помнила. Знала одно – ненавидит того, кого совсем недавно любила.
А ее брат поклялся страшно отомстить принцу. За боль и слезы сестры. Потому что далеко не все воспринимают обращение как благо. Сила и вечное существование не всех привлекают. Для некоторых важнее нормальная, полноценная жизнь. Они не могут перенести того, чего лишились, и кончают жизнь самоубийством, выходя на солнце в последний раз. Девушка неоднократно пыталась таким образом покончить с существованием. Брат останавливал ее и добился-таки клятвы, что она не бросит его. А вот принц, казалось, после содеянного перестал ею интересоваться.
Как и обещал, молодой вампир отомстил. Он готовил месть полвека, для вампиров это совсем недолго. Воспользовавшись помощью одной древней и могущественной вампирши, он поднял восстание против принца. Конечно, он не мог открыть истинную причину ненависти к принцу, его сочли бы глупцом. Но помогла союзница, вступившая с ним в союз крови (вампирский аналог брака). Именно она придумала достаточно убедительную причину восстания, уговорила всех пойти за ее избранником.
И восставшие победили. А поднявший его был признан новым принцем вампиров. Долго били и унижали прежнего принца на глазах у обращенной им. Но девушка не испытывала торжества, только сплошную боль. И именно она, сама не зная почему, в самый последний миг, когда ее мучителя хотели казнить, вступилась за него. Все, особенно брат, были в шоке. Но ради сестры нынешний принц согласился заменить казнь изгнанием.
Впрочем, еще не известно, что лучше. Потому что изгнание, в конце концов, тоже приводит к смерти, только еще более мучительной. Вампиров изгоняют в мир людей, за возвращение положена немедленная казнь. Казалось бы, ничего страшного… Но на самом деле многие умирают в течение века, кому особенно везет - века через полтора. Потому что охотников за вампирами много, и они не дремлют. Они травят вампиров и рано или поздно убивают их. Казалось бы, бывший принц обречен. Он же и попал в человеческий мир уже в ослабленном пытками и унижением состоянии. Что он мог противопоставить тренированным охотникам?
Но прошло уже два века, а изгнанник до сих пор жив. Его не сломили лишения, охотники не уничтожили его… И он решил вернуться. Нет, не для того, чтобы захватить власть и покарать восставших. Для того чтобы еще хоть раз увидеть Ее. Потому что искренне любит (поэтому не досаждал вниманием после обращения), для него существование не цена за одну мимолетную встречу.
Но что его ждет в замке? Казнь? Прощение? А может быть, не все так просто?





Глава 1: «Он возвращается».

Ночь. Переулок. Тишина. Но всего через пару минут появился симпатичный парень в черном плаще. С виду он молод, но если присмотреться, можно заметить в его глазах печать не одной сотни прожитых лет. А если взглянуть еще внимательнее, станет ясно, что он еще и не вполне человек. Это Виктор Ровеллес, изгнанный принц вампиров.
Да, он жив вопреки чаяниям тех, кто два века назад предал его. Ему, принцу, было безумно сложно привыкать жить в мире, где опасность поджидает за каждым углом, где нет ничего, ради чего стоило бы продолжать существование. И все кажется совершенно бессмысленным… Но он справился, сумел даже поладить с некоторыми изгнанниками, что само по себе было дико сложно.
Но сейчас у Виктора проблемы – пятеро охотников преследуют его по пятам. Изгнанник знает – ему никто не поможет. Никто из товарищей по несчастью даже не знает, где он. А охотники прекрасно подготовлены, смелы и ловки. По правде говоря, Виктор всех людей, кроме Лауры, воспринимал исключительно как корм, он никогда не задумывался о том, что у них есть свои чувства, эмоции, своя жизнь. До попадания в их мир. Теперь он знает, его (как и ему подобных) травят вполне заслуженно. Впрочем, это вовсе не значит, что он изменит собственное поведение. По большому счету, до смертных ему до сих пор дела нет. И это не значит, что он жесток. Людей же тоже не волнуют чувства всех, кого они едят.
Виктор внезапно понял, что он не может сейчас сдаться и позволить этим охотникам убить себя, он не имеет права. Потому что не может просто сгинуть в этом мире. Он должен вернуться.
Виктор об этом долго думал. Сначала он хотел вернуться, но не мог чисто физически, потому что был ослаблен всем, что пришлось вынести. Но его во сне и наяву преследовал образ прекрасной Лауры. Он не мог понять, почему, если так жгуче ненавидит, она заступилась за него. Ведь его уже почти казнили, еще мгновение, и для него не было бы уже ничего, он превратился бы в пепел на солнце. И Виктор думал, что уж Лаура-то хочет этого больше всех.
Но девушка не позволила свершиться казни, заступилась за него. Что ею двигало? Может быть, Лаура решила (и небезосновательно), что он будет мучиться в случае изгнания гораздо дольше и сильнее? Так могло бы быть, если бы не одно «но». Ее выступление в пользу Виктора вовсе не было похоже на обдуманный шаг. Скорее наоборот, его вполне можно принять за порыв, вызванный чувствами и эмоциями. Но это значит, что все равно он ей не безразличен. Виктор боялся, но хотел верить в это.
И решил убедиться наверняка. Да, возвращение в Замок – самый верный способ самоубийства. Казнь ждет любого вернувшегося самовольно, это закон. А уж его-то Крис убьет с наслаждением. Но Виктор просто обязан увидеться с Лаурой. В конце концов, кому нужно долгое существование, если оно лишено малейшей радости? Он так устал жить одними лишь воспоминаниями, в минуты, когда совсем тяжело, представляя себе светлую улыбку Лауры. Он должен увидеть любимую наяву. Пусть даже прочтет в ее взгляде только ненависть и презрение. Он должен все знать наверняка. Даже если это знание окажется последним в его жизни.
Виктор сам не понял, откуда взялись силы разделаться со всеми охотниками, сначала планировал просто убежать. Но они сами перегородили ему путь, не оставили ни единого шанса обойтись без жертв (обычно изгнанник убивал, только когда был голоден, а одного выпитого человека вампиру хватает где-то на месяц). Но в этот раз он убил их всех. Потому что они с маниакальным упорством преследовали его и загоняли, как зверя на охоте. И он дал волю своей природной силе… и природной ярости. Он не зря является принцем вампиров (пусть даже бывшим). Как и у всех, у него в крови невиданная мощь. Так что Виктор просто порвал охотников на куски. А потом направился в убежище, исполнять свое решение.

Столько прошло времени, столько всего поменялось…. А Лаура до сих пор помнит безнадежность и отчаяние сразу после обращения, это теперь ее постоянные спутники.
Как она могла так глупо попасться? Она же всегда так любила солнце, всегда знала, что не поменяет такую короткую человеческую жизнь на пресное вампирское существование. Так почему же позволила себе по уши влюбиться в вампира? Да, она знала, что Виктор вампир, как и знала, кем стал ее брат. Но она любила Криса, и никогда не отказывалась от него. А Виктор? Она пыталась не общаться с ним, спрятаться от него… Но это оказалось выше ее сил. Тем более, он же клялся, что никогда насильно ее не обратит. Говорил, что ему будет безумно тяжело смотреть, как она год за годом стареет, но он никогда не пойдет против ее воли. Говорил…
А потом в самый кошмарный день в жизни она оказалась обращенной. Как и любая новообращенная, она не помнила ни как это было, ни кто это сделал. Но первое лицо, которое увидела, было лицом Виктора. И она возненавидела его страстно, как никого в жизни…
А еще она не хотела существовать. Вечно жить во тьме замка, не иметь возможности видеть солнце… Девушка не могла представить себе ничего ужаснее этого. Она пыталась покончить с собой, выйдя на солнце, так поступали многие до нее, и без сомнения поступят многие после… Но Крис все время мешал. И, в конце концов, Лаура поняла, что не сможет так поступить с братом, бросить его одного. Поклялась ему оставить эти попытки.
Когда брат стал принцем, победив Виктора, Лаура и сама не поняла, отчего заступилась за Виктора. Его бы казнили, она была бы полностью отомщена. Но почему-то девушке было невыносимо больно от одной мысли, что Виктор умрет. И Лаура с ужасом вынуждена была себе признаться, что, ненавидя Виктора всей душой, продолжает его любить. И самым страшным для нее было бы, если бы брат не поддался на ее уговоры, и Виктор был бы казнен. Но его просто изгнали.
И вот уже прошло столько времени, неизвестно, жив изгнанник или нет. Казалось бы, жизнь Лауры должна наладиться, она должна уже смириться и жить дальше. По правде говоря, она даже уже почти свыклась с мыслью, что стала вампиршей, научилась находить в этом плюсы (с помощью брата, конечно).
Но ее беспокоили сны. Раньше ей снилось солнце, а по утрам она сходила с ума от невозможности понежиться под его лучами, смотреть на него. Но недавно эти сны сменились на другие, вызывающие еще большие тоску и удрученность. Ей стал сниться Виктор, причем не его мучительная смерть. Ей снился улыбающийся бывший принц, иногда даже снилось, что они вместе и счастливы. Снился их союз, который благословляет Крис (абсурд полнейший). В этих снах она была совершенно счастлива.
И нет смысла лгать себе самой, она все равно любила. Как можно любить того, кто обрек на мучения, фактически предал? Того, кому сама же желала смерти (или это только казалось?). Того, кто является смертельным врагом брата? Больше того, Лаура мечтала его увидеть. Хотела посмотреть ему в глаза.
Помнится, тогда, сразу после обращения, ей тоже хотелось сначала посмотреть в глаза принцу, выкрикнуть, что он сволочь, спросить, почему он не сдержал слова. Но она и тогда подсознательно понимала, что нельзя. Никак нельзя смотреть в его колдовские глаза. Она больше всего на свете тогда, когда ненависть ее переполняла, боялась все равно не устоять перед чарами таких ненавистных, но таких манящих глаз. И тем самым предать себя саму.
Прошло два с половиной века, Виктор давно в изгнании. Но Лаура помнит черты его лица, будто только вчера видела. И все так же боится, что, увидев его, не сможет противиться любви. Тогда Крис ее сможет вполне заслуженно презирать, она сама будет себя презирать. Потому что это будет означать, что из-за этой любви она предала все, что когда-либо было ей дорого…. Но почему тогда она так страстно желает увидеть Виктора, которого клялась забыть?

Крис сумел стать хорошим принцем, хотя по большей части это заслуга Миларонны, отрицать глупо. Все же он пришел к власти, будучи совсем юным. Да и никогда Крис не желал для себя такой судьбы. Его полностью устраивало быть в подчинении у Виктора, он и сейчас вынужден признать, что принцем тот был неплохим. И Крис никогда бы не поднял восстания, если не случай с сестрой.
Прошло столько времени, а он до сих пор помнит, как ворвался в парадную залу и увидел там обращенную Лауру, словно это было вчера. Сестра же всегда была такой живой, радостной, светлой. Она озаряла все вокруг, глядя на нее, Крису всегда хотелось улыбаться. И он знал, что короткая, но яркая жизнь для Лауры несоизмеримо лучше, чем вампирское существование. Он сам всегда был другим. Мрачным и хмурым юношей. Да, смелым и честным, надежным другом, но не было в нем безоглядной радости жизни и ослепительного света души. Поэтому обращение трагедией для Криса не стало, он сразу нашел в этом много положительного (благодаря одному человеку, о чем теперь по возможности не вспоминает). Но его сестра всегда говорила, что обращение для нее равносильно смерти.
Поэтому Крис чуть ли не в ногах валялся у Виктора, умоляя не трогать сестру. И тот обещал, что ничего плохого не сделает Лауре, что просто хочет наслаждаться ее обществом. И Крис поверил… Сейчас корит себя за то, что был таким глупцом. Принц нарушил обещание уже через год.
Крис никогда раньше не думал, что может испытывать такую ненависть… и такое отчаяние. Ненависть к Виктору, отчаяние оттого, что Лаура раз за разом пыталась покончить с собой. Она хотела сгореть на солнце, но такого шанса Крис ей не дал. Он сумел добиться от сестры обещания не повторять попыток, и лишь он сам знает, чего ему это стоило.
Поднимая восстание, Крис думал, что просто уничтожит Виктора в случае своей победы. Но потом решил для начала поиздеваться над ним, как он издевался над Лаурой. Это довольно долго продолжалось, но совсем уж до зверств новый принц не опускался, и у него были на то свои причины. Которые, впрочем, не помешали приказать казнить Виктора.
Вмешательство Лауры оказалось полнейшей неожиданностью. Ведь он же совершенно точно знает, что сестра ненавидит обратившего ее: так отчего же вступилась за него, да еще и с таким жаром? И это был один из редких моментов, когда Крис совершенно не представлял, что ему делать. Он клялся убить Виктора, и он обязан это сделать ради сестры. Но она сама стоит перед ним и умоляет не убивать.
Выход из такой ситуации Крис видел только один – он подписал указ об изгнании Виктора. Этим, как надеялся новый принц, он все равно приведет свою месть в исполнение. Потому что изгнанники не живут долго, и если надо подождать исполнения мести лет пятьдесят, или даже век… Ради Лауры он готов.
Но прошло уже два века, а изгнанник жив, Крис понятия не имеет, как это у него получилось. Ну да, он прекрасно знает, что подготовлен Виктор очень хорошо, не за красивые глаза он принцем стал. Но никто не мог так долго продержаться, и принц все ждал известия о смерти Виктора и не мог дождаться.
Хотя иногда, достаточно редко, его посещали другие мысли. Тогда он начинал сомневаться в том, что это Виктор обратил его сестру: действительно, Лаура ничего не помнит, единственный человек, который обвиняет опального принца – Миларонна. И, несмотря на всю ее значимость, у Криса были особые причины доверять Виктору больше. И неизвестно, как бы все обернулось, если бы Виктор настаивал на своей невиновности… Но нет, он молчал. И это молчание для Криса значило признание вины. Но так ли это?
Крис об этом старается не задумываться, а то и с ума можно сойти. Он знает одно – пока нет известия о смерти Виктора, его сестре не будет покоя. И даже порою ловит себя на мысли, что хочет, чтобы Виктор нарушил запрет и проник в Замок. Тогда на законном основании можно будет приказать казнить его, и все это наконец-то закончится.

Виктор пришел в убежище, где собираются несчастные изгнанники. Такие, как и он сам. В замке не надо бояться солнца, там вечный мрак. А вот изгнанные в мир людей вынуждены где-то пережидать часы, когда солнце вступает в свои права.
Когда Виктор впервые появился в этом прибежище отверженных, он думал, его убьют на месте. Потому что он бывший принц, и некоторых отправил в изгнание лично. И толком не может сопротивляться. Но Виктор был удивлен, узнав, что среди изгнанников (помимо него самого) есть благородные вампиры. Они держались вместе. Их всего-то десять, но они успешно воюют с судьбой и обстоятельствами. Они же до сих пор живы, а это уже не мало. В эту десятку входят даже трое, которых по навету, по глупости, сослал сам Виктор. Роберт, Николас и Алан. Тем не менее, они нашли в себе силы не мстить.
Еще для Виктора осталось загадкой, как они сделали, что все считают их мертвыми. Они же находятся в изгнании не меньше трех веков, что официально считается невозможным. Принц вампиров всегда чувствует смерть всех своих подопечных, и их кончину Виктор ощутил лично. А они существуют… И даже хотели поделиться с Виктором секретом, но он не захотел. Сам не знает, почему. Просто при мысли, что Лаура узнает об этом, все внутри переворачивалось. А теперь он намерен вернуться.
На самом деле, нет ничего сложного в том, чтобы вернуться в Замок (было бы желание): Виктору не закрыли туда доступ после изгнания, и он даже подозревал, почему. Дело в том, что нынешний принц настолько жгуче его ненавидит, что одним изгнанием тут не обойтись: Крис страстно желает его смерти. Виктор уверен, что его высочество ежедневно ожидает этого известия прямо-таки с нетерпением. Да, Виктор научился относиться к этому философски. Хотя раньше ему было больно оттого, что все так сложилось. Теперь он просто уяснил для себя, что все случилось как есть, и с этим надо научиться жить. И он учился. Выживал, каждый день сражался с охотниками и прятался от солнца, был хищником и добычей, ссорился с товарищами по несчастью и спасал их от смерти (как и они его). Но все равно не мог, никак не мог избавиться от мыслей о Лауре.
Виктор тряхнул головой и вернулся к прерванной мысли. Итак, Крис хочет, чтобы он умер. Но принц не может убить изгнанника, это противоречит вампирским законам. Так что у него остаются две возможности: ждать, пока Виктор будет уничтожен охотниками на вампиров (а с этим как-то затянулось), либо ждать, когда он нарушит запрет и проникнет в Замок. Тогда Крис сможет его казнить на вполне законных основаниях. Именно поэтому Виктору не закрыли доступ в Замок: они его ждут.
Что ж, Виктор вынужден признать, нынешний принц знает его достаточно хорошо (и это на самом деле не удивительно). Знает, что рано или поздно, если жив будет, в Замок он вернется. Потому что у него нет иного пути.
Другое дело, Крис наверняка не угадал с мотивами. Вероятно, его высочество считает, что Виктор захочет поднять восстание и восстановить прежний порядок, но подобная мысль ему казалась смешной. Виктор никогда не жаждал власти, и принцем стал вынужденно. Ему уже больше семисот лет, но тогда он был очень молод, уже обладая всеми необходимыми правителю качествами. Кроме желания.
Но после смерти очередного принца во время охоты (на людей, разумеется), возникла смута. Претенденты на роль принца дрались между собой, убивали друг друга. Это все решила прекратить Миларонна. Никто точно не знает, сколько ей лет, но некоторые поговаривают, что она застала правление короля. Вот она могла бы править, но не имела права по закону (у вампиров основными правами обладают мужчины, женщин оценивают, только как их спутниц). Она подавила смуту с помощью Виктора, заставила его стать принцем. Но он отказался вступать с ней в союз, не считая себя ей обязанным (он ведь не желал власти, хотел лишь прекратить междоусобицу). Взбешенная вампирша поклялась отомстить, и ей это с блеском удалось.
Но теперь Виктору нет до нее никакого дела. Он возвращается с единственной целью – увидеть Лауру. Пусть даже плата за это окажется непомерно высока.

Миларонне очень много лет, она сама не помнит, сколько. Она видела такие времена, о которых не сохранилось даже преданий. Наверное, она старейшая из вампиров. Но, к сожалению, этого недостаточно.
Не достаточно ни для власти, ни для силы. Она же достойнее всех на роль правительницы, но по ужасной несправедливости только мужчины могут властвовать над Замком, правление принцесс законом запрещено. А если умирает принц, та, что была с ним в союзе, сразу лишается титула принцессы. Законы писались очень давно, и в них нет ни тени намека на самостоятельность женщин. Женщины-вампиры воспринимаются как бесплатное приложение к их мужчинам. Чаще всего их называют: союзница принца, союзница воина, союзница советника. А те, кто не в союзе, вообще как пустое место. Только Лауре оказывают уважение, и то из страха перед ее братом-принцем.
Что же касается силы, и тут тоже все не просто. Да, Миларонна очень долго существует, но это вовсе не значит, что она сильнее всех. Ее сила скорее в мудрости, накопленной веками. И ей ничего другого не осталось, кроме как искать союзника.
Казалось бы, теперь все наладилось. Она союзница принца, все уважают и почитают ее. Фактически она является советницей Криса, все же при многочисленных положительных качествах, он еще слишком юн для вампира. И с благодарностью принимает ее помощь, а Миларонна чувствует себя важной и значимой.
И единственным, что ей нужно для полного удовлетворения, является смерть Виктора. Бывший принц отверг ее предложение союза. И она жестоко отомстила. Настолько жестоко, что морально уничтожила Виктора… И ей бы быть полностью довольной, и больше ничего не желать…
Но Миларона боялась, что появление в Замке Виктора (а она не сомневалась, что он рано или поздно вернется, если будет жив) откроет тайну обращения его сестры. Никто не должен знать, как все было на самом деле. Для всех это Виктор, изгнанный вампирский принц, нарушил слово, данное приближенному и близкому другу, и обратил его сестру. Это всем известная версия все должно оставаться именно так.
Хотя Миларонна иногда поражалась, насколько у некоторых вампиров отсутствует логика. Ну какие были доказательства тому, что именно Виктор обратил его сестру? Казалось бы, для того, чтобы поверить в предательство близкого человека, надо обладать железобетонными уликами. А что есть у Криса? Слезы сестры, молчание Виктора, слова Миларонны. И он поверил! Это, конечно, было частью грандиозного плана Миларонны, и все равно она была поражена этим. И считала, что если кто из этих двоих и является предателем, это явно не Виктор. Конечно, Крис был потрясен обращением сестры (хотя Миларонна совершенно искренне не понимала, что в этом такого страшного), но это же не повод совершенно отключать логику.
Хотя, какое до этого дело ей? Ну да, Крис выставил себя не в самом лучшем свете, но ее планам это только помогло. А то, что он находился в шоке, позволило ей исподволь управлять им.
Но длилось это недолго, и, к своему крайнему неудовольствию, недавно Милароннна осознала, что теперь она не имеет на принца ни малейшего влияния. Если раньше он всегда слушался ее мудрых советов, теперь стал поступать по-своему, ее мнение снова никого не интересует. И Миларонна чувствует, что скоро и вовсе лишится того, чего добилась. Нет, официальные почет и уважение останутся (и то на время правления Криса), но ей этого было мало, хотелось реальной власти, чтобы ее мнение играло решающую роль.
Но и это не было главной проблемой. Миларонна не могла не отметить, что в последнее время Крис стал задумываться о том, как произошло обращение его сестры. И у него есть возможность это узнать, но останавливает данное сестре обещание не бередить эту рану. Но отчего-то Миларонне казалось, что, если Виктор появится в Замке, тем или иным путем тайна раскроется. И тогда то, что будет с ней, не сможет идти ни в какое сравнение с наказанием Виктора. Когда союзница принца задумывалась об этом, ей становилось страшно.

Ничто не предвещало для Лауры того, что этот день будет чем-то отличаться от остальных, ведь ее жизнь как-то уж слишком монотонна. Раньше, когда Лаура была человеком (она, в отличие от многих, прекрасно помнит это время), ее жизнь была раскрашена множеством ярких красок, а каждый день не похож на предыдущий. Теперь же череда серых дней сливается в годы, из которых возникают десятилетия и века. И скука, от которой хочется выть. Лаура пробовала чем-то заняться, но загвоздка в том, что она ни с кем не в союзе. А это значит, что ее практически не воспринимают как личность.
И ведь было много желающих вступить с ней в союз (все же сестра принца). Но Лаура всем отказала. Поводы всегда были разными, но причина одна. И эту причину Лаура боялась назвать даже самой себе. Виктор…
Весь день лезли настойчивые мысли о нем, а Лаура старалась от них избавиться, как могла. Она даже на охоту отправилась, только бы не думать о нем. Но вспомнилось его изгнание, и вышло только хуже. А когда уставшая Лаура зашла к себе в комнату отдохнуть… На ее кровати сидел тот, кого она хотела забыть, но желала увидеть, кого клялась ненавидеть, но любила. Собственной персоной изгнанный принц. Странно, но мысль поднять тревогу не пришла девушке в голову. Она облизнула разом пересохшие губы и хриплым от сдерживаемых слез голосом поинтересовалась:
- Что ты здесь делаешь, Виктор?
- Я пришел к тебе, Лаура.
- Зачем? Ты уже убил все то хорошее, что во мне было. Чего хочешь теперь?
- Я хотел просто увидеть тебя.
- Зачем тебе меня видеть? Если тебя здесь застанут, точно казнят.
- Мне все равно. Я люблю тебя.
- А я тебя ненавижу!
Лаура пыталась вырваться, отбивалась (но так и не подняла тревогу и не воспользовалась мысленной связью с Крисом). А Виктор целовал ее, забыв обо всем. Ему было не важно, что он на волосок от гибели, что в любой момент могут ворваться Крис с подручными. И тогда участь его будет страшна. Но он готов был все отдать за эти мгновения.
Сама Лаура тоже забыла обо всем. Нет, сначала она пыталась вырваться и убеждала себя в том, что ненавидит Виктора. Но сдалась. Целуясь с изгнанником, она вспомнила все, за что его полюбила. И она не верила в то, что этот человек мог ее обратить. Возможно, когда закончится поцелуй, кончится и эта убежденность в невиновности Виктора, Лаура не думала об этом, ей было достаточно тех минут, когда она испытывала истинное счастье, когда чувствовала себя живой.
А ведь Лаура так долго не чувствовала себя живой, с самого момента обращения. Она все время ощущала себя одной из живых мертвецов, ей было противно отнимать у людей энергию и жизнь. Да и сама она не жила, а лишь существовала. И считала, что так будет продолжаться целую вечность. А теперь она целовалась с Виктором и ощущала это почти забытое чувство жизни. И не думала о том, кем является, не вспоминала о ненависти.
Но, как и все хорошее, поцелуй закончился. В тот момент, когда вампиры оторвались друг от друга, чтобы набрать в грудь еще воздуха, в комнату Лауры ворвались Крис с подручными.
Вампирша думала, брат убьет вернувшегося изгнанника сразу и без разговоров, но Крис ее удивил. Он даже не ударил Виктора, сухо сообщив, что его в скором времени ждет казнь на солнце, и эти слова громом прозвучали в ушах Лауры. Потом Виктора увели, только взгляд, брошенный им на сестру принца, был полон нежности и любви. И Лаура в тот момент неожиданно отчетливо осознала, что он не мог причинить ей вред. И не мог не сдержать данного ей обещания.

Лаура без сил опустилась на кровать, брат присел рядом. Он что-то говорил: или успокаивал, или пытался узнать, как бывший принц очутился в ее комнате. Но Лаура не слышала слов, она не могла ни на чем сосредоточиться, пытаясь разобраться в себе. В конце концов, Крис понял, что от сестры ничего не добьется (по крайней мере, пока она в таком шоковом состоянии) и ушел, сказав напоследок, что казнь Виктора на солнце состоится через несколько часов.
Это самая распространенная казнь среди вампиров. Заключается она в том, что перед восходом открывается окно из темного мира в человеческий, осужденного выводят на специальную поляну, о которой не знает никто из людей. И привязывают к дереву. Потом палачи возвращаются в замок, но открывают прозрачное окно. Не обычное, насквозь пропитанное силой, солнце им не может причинить ни малейшего вреда, а вот несчастный приговоренный на их глазах сперва (когда солнце только входит в свою силу) покрывается страшными ожогами, а потом вообще превращается в труху. Да, очень жестоко. Но смертная казнь – достаточно редкое явление среди вампиров, только за «особые заслуги».
Лаура, когда брат ушел, все сидела на кровати в одной и той же позе и размышляла. Она не могла, не хотела верить в то, что Виктор виновен. Да, она тогда была обычной смертной девушкой. Да, для принца вампиров это ничто (но так хотелось верить, что ее случай исключителен). Да, Лаура знала, что некоторые вампиры обращали понравившихся им представительниц рода человеческого, после чего заключали с ними союз. И это считалось почти благородством (что применимо к вампирам, как и многие другие человеческие качества). Но все равно ей хотелось верить, что Виктор не такой.
Но кто же тогда? И тогда получается, что он был свергнут и изгнан напрасно? И что она зря его ненавидит?
Лаура столько лет пыталась об этом забыть, просто выкинуть из головы. Ей казалось, так будет лучше. Она считала, что сможет существовать дальше, только оставив случившуюся трагедию в прошлом. Пыталась не думать о Викторе и считать, что с рождения была такой (хоть и это невозможно: вампиры, не будучи в полном смысле слова живыми, не могут иметь детей, хоть иногда считают таковыми обращенных ими).
Забыть получалось плохо. И Лаура все это время жила в кошмаре. Ее мучили противоречивые чувства, она ощущала себя на грани. Она хотела и не могла забыть.
А теперь вдруг поняла со всей ясностью – забывать не надо, надо вспомнить. Да. Для того чтобы жить дальше, она должна точно узнать, что на самом деле произошло.
Это вполне осуществимо: как принц вампиров, Крис может проникнуть в ее воспоминания, даже если они скрыты для нее самой. Таким образом, Крис увидит все, что произошло на самом деле тогда, а она заново это переживет. С самого начала брат отказался от этой затеи, считая это для сестры слишком тяжелым испытанием (и Миларонна отговаривала, утверждая, что для таких ритуалов он еще не готов). И сама Лаура умоляла не делать этого.
Но это трусость – бежать от проблемы. Да, она боялась узнать наверняка, что это сделал Виктор. Да, опасалась увидеть в тот момент торжество в его глазах… Но чем это будет хуже того, что уже произошло? Она же и так исходит в своих рассуждениях из того, что Виктор виновен. А ведь если есть хоть один шанс из миллиона, что правда отлична от той, которую они приняли для себя, она должна докопаться до нее.
Да, Лаура понимала, что, если виновен не Виктор, будет вечно терзаться чувством вины. Да, боялась, что не выдержит пережить это снова. Но также она отчетливо понимала, что, если не сделает этого, будет вечно себя презирать. А если сделает… Возможно, ее существование станет лучше?
И теперь самое главное – убедить Криса в этом. Больше всего Лаура боялась, что брат откажется проводить ритуал, боясь повредить ей, но знала, что обязана попробовать его убедить. Лаура поднялась с кровати и отправилась искать Криса.

Всего мгновение счастья… Казалось бы, это немного (тем более для привыкших к меркам Вечности), но Виктор готов был заплатить за это сколь угодно высокую цену. Что, похоже, ему и предстоит.
Он так хотел, чтобы Лаура его любила, не хотел больше видеть ненависть в ее глазах. Он же почти рассказал ей, как все случилось на самом деле, что он ее не предавал.
Да, возможно, для любого другого вампира такое даже смешно назвать предательством. Потому что для них смертные женщины – это ничто, у них нет ни прав, ни выбора. Напротив, считается, что это невиданная удача для смертных – быть обращенной. И все вампиры думают, что это лучшее, что они могут сделать для женщин, которые им нравятся… Только вот Виктор так не думал. И никогда бы не причинил такую боль той, которую полюбил. Он смог бы пойти против всеобщего мнения и встречаться с девушкой, не обращая ее. Ему было бы просто достаточно ежедневно видеть ее рядом. Но судьба распорядилась иначе.
Если бы Виктор мог вернуться на сутки назад и выбирать снова, он все равно переместился бы в замок и пришел на встречу с Лаурой. Потому что теперь он знает самое главное: она любит его. Да, говорила она совсем другое, но ее действия были гораздо значимее слов.
Просто немного жаль, что Лаура так никогда (как считал Виктор) и не узнает правды, обидно, что для нее он навсегда останется предателем, лишившим самого дорогого – человеческой сущности.
Для Виктора собственное обращение трагедией не было - у него там, в мире людей, ничего и никого не осталось. Такое уж трагическое стечение обстоятельств, но его тогдашняя человеческая участь была такой же, как теперешняя вампирская. Он тоже был несправедливо обвинен в страшном поступке, от него все отреклись, ему было некуда податься… так что для него обращение стало благом. И он мог бы отомстить всем, кто предал его… Но не стал этого делать, просто забыл об их существовании.
Тогда история разрешилась для него положительно, теперь же Виктор был убежден, что казнь неминуема. Его схватили прямо в покоях Лауры. Даже не избили, просто Крис посмотрел, как на ничтожество, и приказал казнить. И Виктору остается только сидеть в маленькой холодной камере и ожидать неизбежной развязки.
Вот дверь открылась, и в камеру зашли палачи. Очевидно, принц не пожелал присутствовать на казни лично. Настолько презирает, что даже не хочет видеть последних мгновений его жизни? Что ж, это и к лучшему. Виктору было бы тяжело перед казнью видеть лица бывшего друга и бывшей девушки.
Но видеть бесстрастные лица палачей… Тем не менее, Виктор твердо решил, что будет сильным. Он не позволит никому из них увидеть его сломленным. Только бы Лаура это все пережила. Почему-то Виктор был убежден, что она не хочет ему смерти, несмотря на то, что произносила: «Ненавижу!». Но, к сожалению, ему этого уже не узнать. Остается только с честью выдержать последнее испытание. И надеяться, что у той, которую любит, все сложится хорошо.



Глава 2


Глава 2: «Правда».

Крис не пошел на казнь. Наверное, Виктор считает, что из-за презрения к нему, но это не так. Просто принц окончательно запутался. Раньше все было просто и понятно – сестру он любит, Виктора ненавидит. И точка. Но в последнее время Криса все чаще начали посещать сомнения. И ему уже казалось не таким очевидным, что именно принц обратил его сестру. В конце концов, а какие были против Виктора доказательства? Да никаких. Лаура ничего не помнит. Виктор молчал как партизан. И тогда ему это казалось неоспоримым признаком вины.
Но, если разобраться, какой смысл был Виктору молчать, если это сделал и правда он? С точки зрения вампиров, это не жестокость и тем паче не преступление. Наоборот, воспринимается как милость к обращенной (не стоит забывать, что обычно людей едят, точнее выпивают). К тому же Виктор был принцем, кто бы его осудил…
И еще – Крис не мог в человеке ошибаться настолько сильно. Он же видел, как сильно принц влюблен в его сестру. И видел, что его даже не волнует, что Лаура человек. И что он не может причинить ей вред.
Именно поэтому Крис никак не может почувствовать удовлетворение оттого, что Виктор, наконец, отправлен на казнь.
Когда Крису сообщили, что изгнанник находится в комнате его сестры (вот такой наглости принц не ожидал), он с приближенными мчался туда на всех парах. Думал, сотрет Виктора в порошок… Но никак не ожидал того, что увидел в комнате. Сестра и изгнанник целовались, по обоюдному желанию. Конечно, это должно было бы только разжечь ненависть Криса, если бы не одно «но». В этом поцелуе было столько нежности и любви… И он просто не верил в то, что Виктор мог причинить его сестре когда-либо вред. Вспомнил, какой его друг честный и благородный. Да он вообще никого без согласия не обращал, не то что девушку, которую полюбил!
Но потом очарование поцелуя кончилось (вместе с ним самим), и к Крису вернулась вся прежняя ненависть. Он снова вспомнил слезы сестры, ее попытки самоубийства… Но поднять на Виктора руку все равно уже не смог. А вот отдать приказ его казнить смог.
Раньше он представлял себе, как будет стоять и смотреть на казнь бывшего друга, как будет наслаждаться каждой минутой… А как дошло до дела, понял, что не может и не хочет. Именно поэтому в данный момент сидел в кабинете и предавался мрачным мыслям.
В том числе думал и о том, насколько все было бы проще, если бы он не боялся сильно травмировать сестру. Он же теперь принц, он может совершенно точно узнать, что произошло в тот самый злополучный день. Но это значит заставить сестру снова через это все пройти. Она этого, конечно, очень не хочет. А он не смеет настаивать. Но вдруг Виктор, и правда, не виновен? Тогда получается, что он велел казнить друга из-за боязни расстроить сестру…. С другой стороны, подобное расстройство вполне может стать причиной очередных попыток самоубийства. Крис не мог найти выхода, но ему казалось преступлением сидеть и не делать ничего.
И в этот самый момент в кабинет ворвалась сестра.
То, о чем просила Лаура, потрясло Криса до глубины души. Он ожидал всякого, даже еще одной просьбы о помиловании Виктора, но только не того, что Лаура станет просить провести ритуал и узнать, что же на самом деле произошло. Конечно, спросил у сестры, хорошо ли она подумала и осознает ли все последствия. И Лаура сообщила ему, что напрасно пыталась забыть случившееся, это невозможно. Что она должна это принять и смириться с этим. А для этого необходимо все снова пережить, как бы это ни было тяжело.
Правда, Крис понимает, что, скорее всего, основная причина не в этом, а в том, что Лаура хочет понять, какую во всем этом роль сыграл Виктор. Но ведь, в конце концов, и он хочет того же самого. Поэтому принц, не отрываясь, смотрит на сестру и, повелительно вскинув руку, произносит заклинание.

Виктор и Лаура бродят по замку, принц смотрит на девушку с любовью и обожанием. Опять обещает, что не сделает ничего без ее согласия. Потом Лаура говорит, что хочет поговорить с братом, а потом отправиться в свой мир, человеческий. Потому что не хочет пропустить восход, любоваться им – это счастье, которое из-за боязни светила вампиры не могут ни понять, ни оценить. И девушка направляется в сторону комнаты Криса… А Виктор уходит к себе.
Но на полпути к комнате брата Лауру останавливает Миларонна. Лаура всегда ее побаивалась и обходила десятой дорогой, потому что от нее так и веяло мраком и тяжестью прожитых лет. Даже несмотря на то, что Миларонна вовсе не относилась к ней как к скоту (в смысле, как ко всем остальным людям), Лауре было почти физически больно находиться рядом с ней. Но вампирша заговорила первой, и Лауре пришлось остановиться.
Миларонна сказала, что Крис в тронном зале, вызвалась проводить. И тут бы Лауре заметить подвох и отказаться, но она попала под очарование завораживающих глаз. Впервые почувствовала на себе вампирский гипноз: ни Виктор, ни Крис такого себе не позволяли. Находясь в полной власти Миларонны, Лаура зашла в зал и легла на жертвенный стол. И обращение началось.
Это старинный ритуал. Жертву (или везунчика, это с какой стороны посмотреть) кладут на ритуальный стол, откуда возникают путы, обвивающие ее. Потом обращающий кусает в шею и пьет кровь. Выпивает много, больше половины. И смерть была бы неизбежна… Только вот взамен обращающий отдает свою. И тогда в обращенном просыпается вампирская энергия. Только обращающий может дать свою кровь, никакой другой вампир. Лишь он один решает, жить новообращенному или умереть.
Да, к сожалению, среди вампиров находятся и те, кто так развлекается. Наобещают человеку всякого, наговорят, какие его ожидают в мире вампиров удивительные перспективы. Он с радостью сам, добровольно, позволяет себя обратить. А обращающий вампир не доводит дело до конца и наблюдает за тем, как жертва тщетно борется за свою жизнь. Такое, правда, в вампирских кругах не поощряется (наказ старших – не играйтесь с едой). Даже наказывается. Правда, не слишком строго. Впрочем, мы отвлеклись от темы.
Итак, все это проделала с Лаурой именно Миларонна. Крис с сестрой это увидели сами. Как увидели и то, с каким ужасом смотрел на это вбежавший, когда уже было поздно, Виктор. В глазах бывшего друга Крис увидел отражение собственной боли.
Принц вбежал тогда, когда Миларонна уже выпила много крови Лауры. Он смотрел на ту, которую так любил, и в глазах его читалась совершенно дикая боль. Всегда сдержанные вампиры такую боль испытывают редко.
Потом боль в глазах сменилась столь же дикой яростью, и принц уже готов был броситься на Миларонну. Даже не взирая на то, что только что обратившие жертву вампиры необычайно сильны, пока не поделились кровью с ней. И она запросто могла разорвать Виктора на куски. Но она сказала: «Вот и началась моя месть тебе, принц Виктор. И ты даже не представляешь, до каких пределов она дойдет. Это только начало. И у тебя есть лишь один шанс спасти эту твою Лауру. Я же могу и не давать ей свою кровь. Она совершенно мне не нужна в качестве вампиршы. Но могу и дать. А взамен мне нужно твое слово. Ты, принц Виктор, дашь мне слово, что не будешь свидетельствовать против меня. Что смолчишь, когда все будут считать именно тебя тем, кто ее обратил. Смолчишь, видя ненависть в глазах ее брата и презрение в ее глазах. Это моя цена».
Наверное, Виктор мог бы многое ей сказать. Может быть, мог бы найти аргументы в свою пользу. Но он смотрел на Лауру и не мог вымолвить и слова. Он думал всего долю секунды, совсем недолго выбирал между жизнью девушки и… и чем? Казалось бы, кто кроме нее самой и ее брата его осудит? Но было видно, что это самый тяжелый моральный выбор, который принц когда-либо делал. В конце концов, он просто кивнул. Казалось, что за пару минут он постарел на несколько сотен лет.
Миларонна торжествующе улыбнулась. Она потрясающий стратег. И ее план, как и всегда, удался.

Крис тяжело дышал, сестра вообще была на грани. Всего несколько секунд принц приходил в себя, но за это время много мыслей пронеслось в его голове.
И большинство из них касалось его собственной глупости. Теперь, когда он точно знает правду, Крис никак не мог понять, как же он раньше поверил в виновность Виктора. В конце концов, почему не поговорил, не заставил рассказать.
Они же с ним были не просто принцем и его приближенным, еще и лучшими друзьями. Только благодаря Виктору Крис так быстро освоился в мире вампиров. И этот замок, бывший чужим и незнакомым, стал родным для него. Виктор учил Криса вампирским правилам, кодексу чести. И уж Крис-то как никто знал, что у его друга строгие принципы, что он на подлость не способен и слов своих назад не берет.
Именно поэтому Крис не требовал от сестры, чтобы она немедленно прекратила общаться с принцем вампиров. Потому что был уверен, что ничего плохого ей Виктор не сделает, раз уж обещал. И поэтому обращение сестры со стороны Виктора выглядело как подлое предательство.
Конечно, в случившемся можно найти вину Виктора. По крайней мере, сам он себя точно винит. Ведь это именно ему мстила коварная Миларонна, если бы не ее желание уничтожить Виктора, она на Лауру даже и не посмотрела бы.
Но в таком случае виноват и сам Крис. Ведь он же прекрасно знал, что из отношений между человеком и вампиром никогда не получится ничего хорошего. И знал, что, если поговорит с сестрой и все ей объяснит, приведет нужные аргументы, она откажется встречаться с Виктором. А принц, как честный вампир, не будет настаивать. Но он не смог провести эту полезную воспитательную беседу. Потому что видел, как они счастливы вместе, и просто не мог разрушить такую идиллию. Знал же, что кончится плохо, и все равно ничего не делал. Дурак! Так что, даже если бы Виктор и был виноват, часть вины лежала и на нем. Но пока обвинял бывшего принца, об этом Крис как-то не думал.
А еще он виноват в том, что не просчитал ситуацию, сразу став обвинять Виктора. А ведь прекрасно знал, что у Миларонны серьезные счеты с Виктором. Конкретно в чем дело, не знал, но слухи ходили. Будто бы Виктор отказался заключить с ней союз. А он, придурок, именно это и сделал! Помог осуществить мечту той, которая сделала такое с его сестрой! И он поверил ее обвинениям против Виктора, прекрасно зная, что она хочет уничтожить его. Он даже не задумался, что в зале делала она. И только теперь, вспомнив, какой потерянный и жалкий был вид тогда у Виктора, поразился, как не понял, что другу было так же больно, как ему самому…
Впрочем, жалеть себя можно до бесконечности, но ситуация сама по себе не изменится.
Первым делом Крис приказал поместить Миларонну в темницу, разорвал с ней союз (принцу достаточно просто произнести это вслух). Что делать с ней, подумает позже, сейчас есть более срочные дела. Сестра, в частности.
Лаура приходила в себя дольше, а когда Крис отдал приказания насчет Миларонны и повернулся к ней, набросилась на него с кулаками. У сестры была самая настоящая истерика. Впрочем, ее обвинения в сторону Криса практически не отличались от того, в чем он обвинял себя сам.
Однако истерику надо было прекращать. Крис дал сестре пощечину, она замолкла, но смотрела на него с ненавистью. Как это больно: увидеть неприкрытую ненависть в глазах сестры, которую любишь, и которая всегда любила тебя! Но, хоть это и сложно представить, у Криса появилось дело важнее, чем примирение с сестрой. Поэтому он пока приказал запереть ее в комнате и следить, чтобы она не причинила себе вред.
Самое важное на данный момент для Криса – остановить казнь. Потому что, если он этого не сделает… Об этом думать просто не хотелось. Тем более что Крис понимал, он катастрофически опаздывает.
Взяв нескольких верных людей, Крис побежал к месту казни.

Виктор не строил иллюзий. Да, в тот раз казни он избежал, Лаура вступилась. Но теперь все уже, кажется, кончено. Его ведут к месту казни бесстрастные палачи. Он идет, не опуская головы. Он готов принять наказание.
Тем более что Виктор знает: обращение Лауры, пусть косвенно, но все же и его вина. Он же знал, что Миларонна его ненавидит и ищет способы уничтожить. Да, для нее он слишком крепкий орешек. Поэтому он как-то расслабился. И упустил из вида то, что она, пусть не так сильна, как он, зато значительно хитрее. И что она вполне может попытаться добраться до него через тех, кто ему дорог. А ему дороги два человека – Лаура и Крис.
С Крисом они познакомились до встречи с его сестрой. Вообще, Виктор пришел к власти совсем молодым и пока не испытывал желания возиться с новообращенными. Но что-то в Крисе его зацепило. Скорее всего, парень просто напомнил его самого. И Викор стал его учить всему, что знал сам. Они подружились, стали близки, как братья. И Виктор даже хотел провести обряд кровного братства. Это когда один из вампиров добровольно делится своей кровью с другим. И они становятся братьями. Но не успел…
Да. Он виноват, что не подумал о том, что для Миларонны проще всего причинить зло Лауре. А если бы подумал? Хватило бы у него тогда решимости раз и навсегда закончить их только начавшиеся отношения? Смог бы он отказаться от любимой ради ее безопасности? У Виктора не было ответа на этот вопрос, и он никогда теперь его не узнает.
Так что он не винил Криса в своей казни, сознавал, что сам наломал достаточно дров. К тому же Миларонна – очень хитрая тварь. Ей, конечно, без особого труда удалось провести неопытного юного вампира.
А он сам-то? Он же мог бы с ней поторговаться, мог бы ее припугнуть. Но не смог, потому что находился в шоковом состоянии. И поэтому согласился на ее условие.
Для него это было страшно – сознавать, что все кончено, что теперь Лаура ненавидит и презирает его. Ему казалось, даже если его прямо сейчас казнят, он уже не сможет испытать большей боли. Ведь боль моральная бывает сильнее физической.
Теперь же, когда его все же ведут на казнь, он точно знает, что небезразличен Лауре. Да, печально, что она не знает правду. Но она, даже думая, что это он ее обратил, все равно его любит! Это очень много значит… Собственно, ради того, чтобы это узнать, Виктор пошел на верную смерть, вернувшись в замок…
Тем временем палачи бесстрастно делали свою работу. К дереву Виктор оказался привязан крепко… Хотя, в любом случае, куда ему бежать? Все равно солнце достанет везде.
Солнце… До встречи с Лаурой Виктор никогда не задумывался, что, став вампиром, не только приобрел, но и потерял. Лаура была такая светлая и солнечная, что Виктор стал задумываться после встречи с ней о том, как было бы здорово видеть солнце… Говорят, рано или поздно об этом задумывается каждый вампир.
Потому что, по сути, все они мертвецы. Да, они ходят и говорят. Даже больше того, ненавидят и любят. Но на самом-то деле это все не их эмоции… Это чувства людей, которых они выпивают, преломленные их сознанием. Но им не дано чувствовать себя действительно, по-настоящему живыми. И не дано наблюдать за восходами и закатами, нежиться в лучах солнца…
Виктор видел, как светлеет горизонт, и уже начал чувствовать неприятное жжение. Он знал, что вскоре появится невыносимая боль. По мере того, как солнце будет выползать из-за горизонта, тело его будет покрываться ожогами… а потом рассыплется в пыль.
Но не об этом он думал в последние секунды. Понимая, что конец неминуем, Виктор представлял себе Лауру. И думал о том, что даже солнце не может сиять ярче, чем ее глаза…

Лаура была слишком потрясена увиденным, чтобы контролировать себя. Да, она знала, что шоком это будет в любом случае. Но увидеть, что Виктор невиновен и понимать, что, скорее всего, уже поздно…
С одной стороны, как ни ужасно звучит, все равно ей стало легче. Потому что теперь точно ясно, что Виктор ни в чем не виноват. Более того, он любит ее. Любит настолько сильно, что воспринимает ее боль как собственную. Настолько, что готов пойти на любые сделки, лишь бы спасти ее…
А стоило ли ее спасать? Может быть, ей было бы лучше тогда умереть, чем очнуться вампиром. И не было бы этого тусклого серого существования… И ее душа сейчас не разрывалась бы от дикой боли при мысли о том, что по ее вине погибнет тот, которого она безумно любит.
Да, она всегда любила Виктора. Любила, когда только встретила его, любила, когда узнала, что он вампир. И любила даже тогда, когда считала виновным в своем обращении. Она только сейчас осознает это, но, даже ненавидя Виктора всей душой, она его все равно любила. Она сколько угодно могла думать, что желает ему смерти… Но ведь сама же умоляла брата отменить казнь.
А теперь Лаура понимает, что Виктор всегда был и остается до сих пор единственным смыслом ее существования. Они словно две части целого. И она, если бы это было возможно, охотно отдала бы свою жизнь в обмен на его спасение.
Но это невозможно. Казнь уже наверняка идет, и она ничего не может изменить. Лаура осознавала, что и она тоже виновата в этом. Она должна была найти в себе силы сразу же после случившегося попросить брата провести обряд. Тогда все было бы совершенно иначе. Миларонна не добилась бы своего, Виктор не был бы изгнан, и они вместе сумели бы это пережить.
Девушка была не в силах больше сдерживаться: с ней случилась истерика. Она с кулаками набросилась на брата, крича, что это он во всем виноват, что из-за него погибнет Виктор, который считал его своим другом… Ну Крис и велел запереть ее в комнате.
А там Лаура металась как загнанный зверь. Она никогда раньше не испытывала такой боли. Да. Даже когда узнала, что обращена и пути назад для нее больше нет, она не испытывала такой боли, как зная, что ее любимый обречен. Даже сейчас, когда Крис знает правду, Лаура не могла даже предположить, как он поступит. Прикажет ли остановить казнь?
Лаура, хоть и безумно (и взаимно) любила брата, все же никогда не могла предсказать, каким будет то или иное его решение. Брат всегда был таким – необщительным и нелюдимым, загадкой для всех. Даже самые близкие никогда не могли его понять. Наверное, это всему причиной. Поэтому Крис поссорился с родителями, ушел из дома. Потом его обратили, он познакомился с Виктором и познакомил с ним Лауру.
Виктор… Лаура снова думала о нем. Как же страшно, как невыносимо больно знать, что вот еще несколько минут, и тело ее любимого обратится в прах под лучами солнца. Некогда теплое и ласкающее, теперь оно опасно и губительно. И Лаура знала, что даже если Крис решил остановить казнь, все равно теперь он уже не успеет. Долго. Невыносимо долго она соображала, что надо все вспомнить, долго они с Крисом приходили в себя. Теперь, как бы ни спешил брат, ему не успеть…
И Лаура взмолилась всем высшим силам о том, чтобы любимый был жив. Она знала что они, вампиры, все изгои, отверженные, проклятые. И, тем не менее, она молила о помиловании для того, кто ей дороже всех на свете, без которого ее существование не имеет ни малейшего смысла…
Принцесса стояла на коленях в своей комнате и не знала, что в тот самый миг произошло невероятное: только что взошедшее солнце вновь погрузилось во мрак.

Крис торопился, хоть и знал, что все равно они уже опоздали. Даже если приложат все усилия (что они и делали), невозможно обогнать солнце. Оно уже восходит, чтобы снова и снова давать жизнь всему живому на земле. Вот только вампиры к живому не относятся, поэтому с ними оно расправляется беспощадно.
Но Крис все равно спешил. Потому что если есть даже один шанс из миллиона, что им удастся спасти Виктора, он должен им воспользоваться. Потому что Виктор его друг, был и останется. А он просто предатель. Крис знал, что не простит себя в любом случае.
Все эти мысли крутились в голове во время бешеного бега до портала. А там он увидел бесстрастных палачей, наблюдающих за процессом казни. Крис крикнул им, что казнь надо немедленно остановить. Ему ответили, что это невозможно. Тогда он подбежал к магическому окну и стал смотреть.
Он видел Виктора, прикованного к дереву. Но друг словно был очень далек от происходящего. Крис догадался, что он думал о Лауре.
А солнце меж тем уже появлялось из-за горизонта. Крис хотел броситься на помощь другу в тот мир, прямо под палящие лучи солнца, рискуя обратиться в прах. Но его удержали приближенные. Они крепко держали своего принца, не позволяя ему совершить столь самоубийственный поступок. И принц мог только наблюдать.
Сначала Виктор мужественно терпел боль, хотя на его теле уже начали появляться ужасные ожоги, потом боль стала невыносимой, и он закричал. А Крис воспринимал его боль, как собственную. Он никогда и ничего не желал столь сильно, как спасения Виктора в данный момент.
И произошло чудо – внезапно солнце словно исчезло, случилось затмение. Приближенные не хотели отпускать Криса. Они считали, что в любую минуту солнце появится, и так рисковать нельзя. Но Крис все же их принц. Он очень силен, тем более, когда в отчаянии. От бешеного усилия его воли приближенные разлетелись словно кегли.
Принц немедленно бросился на помощь Виктору. Друг был в кошмарном состоянии – весь в ожогах, без сознания. Крис даже думал первое время, что он рассыплется в прах прямо у него на руках. Никогда еще Крис не ненавидел себя столь сильно.
Но самым главным было доставить Виктора в замок, и с этим Крис справился. Он не думал о том, как рискует, находясь в мире людей, когда солнце может появиться в любой момент. Он стремился успеть не для того, чтобы выжить самому. Только ради спасения друга.
Крис втащил в замок Виктора в последний момент. Всего лишь пара секунд, и солнечный свет уже озарил мир людей. Но Крис и Виктор были в безопасности.
Правда, Виктор находился в ужасном состоянии. И было ясно: страшные ожоги просто так не заживут. Тогда Крис решился на обряд братства крови.
Этот обряд применяют не только для того, чтобы побрататься. Есть еще одно применение, более редкое: спасти вампира, находящегося в безнадежном состоянии. Дело в том, что вливание новой крови очень часто помогает заживлению ран. Иногда позволяя исправить даже совершенно безнадежные ситуации. Тем более, если это кровь принца.
Только вот принцы обычно крайне неохотно заводят кровных братьев, потому что такой родственник вполне может поднять бунт.
Но ни о чем подобном Крис не думал. Его интересовало только то, как спасти Виктора. А появившиеся было возражения приближенных принц отмел повелительным взмахом руки.
Потом он прокусил себе руку и поднес ее к губам друга, вливая в него собственную кровь. Отнял руку только тогда, когда сам почувствовал сильную слабость… И с удовлетворением увидел, что страшные ожоги исчезают. Виктор все еще не приходил в себя, но это уже вопрос времени. И Крис, вздохнув с облегчением, приказал нести друга в одну из лучших комнат замка. Сейчас Виктору нужны только отдых и покой.

Мысли о Лауре первое время помогали притупить боль, но потом она стала уж совершенно невыносимой… И тогда Виктор закричал. Даже сквозь пелену боли он заметил в магическом окне лицо Криса. Все же не смог пропустить казнь?
Потом все мысли исчезли из головы бывшего принца. Осталась одна только дикая боль, заполняющая собой мир. Он чувствовал, что еще всего-то минута, и он превратится в прах. Но тут внезапно на землю снова опустился мрак. Виктор даже не успел осознать, что произошло: от боли он погрузился в странное полуобморочное состояние, думать в котором практически невозможно. Он только воспринимал происходящее, и то словно сквозь пелену.
Он почувствовал, как к нему подбежал Крис, как осторожно приподнял его и куда-то потащил. Потом почувствовал знакомую прохладу замка (хоть в это и не верилось). И затем самое удивительное – его губ коснулась кровь Криса! Вместе с этой кровью Виктор чувствовал, как утраченная энергия снова возвращается к нему, как затягиваются ожоги и утихает боль. Тем не менее, оставалась жуткая слабость, и сознание в полной мере возвращаться никак не желало. Виктор чувствовал, как его приподняли и куда-то понесли. И последним, что он услышал перед тем, как отключиться, были слова Криса: «Осторожнее, не мешок с картошкой несете!».

Очнулся Виктор в довольно просторной комнате, которую в кажущиеся такими давними времена сам же отвел Крису. И сразу ощутил на себе чей-то взгляд. И он даже мог не открывать глаз, потому что чувствовал присутствие своей единственной любви.
У кровати действительно сидела Лаура. И смотрела на него с любовью и нежностью. Увидев, что Виктор очнулся, она произнесла:
- Виктор, как я рада, что ты очнулся! Прости меня.
- Мне не за что тебя прощать. Все что я сделал, я сделал ради тебя. Это было моим осознанным решением. Я люблю тебя, Лаура. И всегда любил. Давай оставим прошлое в прошлом.
Потом они целовались, забыв обо всем на свете и не замечая течения времени.
Лаура заходила часто. Пока Виктор находился в ослабленном состоянии, ему было достаточно любимой рядом, а произошедшем он интересовался мало. Но когда к нему вернулись силы, он спросил, что же произошло. И Лаура рассказала о том, что они с братом знают правду, что Миларонна в темнице, что казнь отменена, что Виктор и Крис теперь братья по крови.
Это все настолько не укладывалось в голове, что Крис и сам не знал, что делать с полученной информацией. Ясно одно: он любит Лауру и сделает все, чтобы они были вместе. Непонятно, какой теперь его статус. По закону, если вернувшегося изгнанника не казнят, это значит полное прощение и отмену всех наказаний (правда, раньше такого никогда не случалось). Но это значит только, что пока что он вампир без определенного рода деятельности. А в их замке (да и в остальных тоже), такого быть не должно. У каждого есть определенная ниша, которую определяет принц. А это значит, что он должен будет встретиться с Крисом и просить у него работу, как унизительно… Впрочем, Лаура словно прочла его мысли, сказала:
- Знаешь, Крис очень переживает. Он все время был у твоей постели, вместе со мной. Только когда понял, что ты скоро очнешься, ушел по делам.
- Хотел тебя поддержать, а рядом со мной ему находиться неприятно.
- Думаю, ему просто стыдно, как и мне. Он считает, что ты презираешь его.
- Но это не так. Я понимаю его. Возможно, и сам поступил бы так же. Мне только жаль нашей дружбы.
- Неужели ничего нельзя исправить?
Виктор только пожал плечами. Он не знал ответа на этот вопрос.

Крис очень обрадовался, когда сестра сообщила, что Виктор очнулся (Лаура сразу после спасения Криса извинилась, и они помирились). Потому что даже притом, что он поделился с ним своей кровью, был риск, что он не выкарабкается. Все-таки, тут дело не только в последствиях казни, но и вообще в длительном пребывании в мире людей. Само влияние этого мира ослабляет вампиров, даже если они появляются на улицах только в глухую ночь. Если их существование протекает спокойно, особых неприятностей это не несет, просто постоянное чувство слабости. Но вот при появлении каких-либо ран усиливает негативных эффект в несколько раз.
Но все обошлось. Крис вместе с сестрой дежурил у постели Виктора. А когда понял, что тот скоро очнется, ушел по своим делам. Конечно, он принц и у него есть определенные обязанности. Но дело даже не в этом: он просто не мог появиться сейчас перед другом (бывшим?), не знал, как будет смотреть ему в глаза, какими словами просить прощения. Крис сознавал, что, несмотря ни на какие смягчающие обстоятельства, он все равно предатель.
Лаура с ним говорила, передав разговор с Виктором. И сказала, что намерена встречаться с ним. Крис не только не возражал, он ответил сестре, что с радостью скрепит их союз. Для этого необходимо придать Виктору (с которого Крис первым делом снял все обвинения) официальный статус. Крис над этим думал и все уже решил, но опять все упиралось в необходимость разговора между ними.
Тем не менее, нельзя это оттягивать вечно. Крис понимал, что видеть его навряд ли будет приятно для Виктора, но это необходимо. И когда Лаура сказала, что ее любимый полностью поправился, Крис осознал, что больше ждать нельзя, и прямо с утра зашел к нему. Только перешагнув порог, Крис увидел, что Виктор заметно напрягся. Это ему не понравилось, но иного ожидать и не приходилось. Закрыв дверь, он сел на кресло у двери и спросил:
- Виктор, ты как?
- Вам, конечно, уже доложили, что я практически здоров.
- Почему мы на «вы»?
- Потому что вы принц, а мой статус не определен.
Крис прикрыл глаза: все оказалось еще сложнее, чем он думал, и разговор явно заходил в тупик. Он только собрался заговорить снова, как Виктор его опередил:
- Мы с Лаурой любим друг друга и хотим быть вместе.
- Я знаю. Виктор, что мне надо сделать, чтобы все было как раньше?
- Как раньше никогда не будет.
- Я понимаю, моим поступкам нет оправдания… Хочешь, ударь меня… А хочешь, я откажусь от титула принца, и ты снова им станешь.
- Это все красивые слова. А если, и правда, захочу, прямо сейчас. Ты что, вернешь мне титул принца?
- Да. В конце концов, он твой по праву. Если хочешь, проведем ритуал прямо сейчас.
В голосе Криса не было колебаний, он был готов вернуть титул принца Виктору, если это хоть немного смягчит их отношения. Но тот сказал:
- Мне не нужен этот титул. Важно то, что ты готов был его отдать. Знаешь, Крис, мне даже не в чем тебя винить. Ты защищал сестру, любой поступил бы также.
- Но ты мой лучший друг!
- Был твоим лучшим другом. А кто я сейчас, вообще не понятно.
- Я об этом и хотел поговорить. Виктор, я предлагаю тебе должность моего первого помощника.
- Ты уверен, что это хорошая идея? Один раз ты во мне усомнился, а теперь так близко подпускаешь к себе.
- Я верю тебе больше, чем себе самому. Я клянусь, Виктор, такого больше не повториться никогда. Соглашайся.
- Что ж… давай попробуем.
Когда Крис вышел, осознал, что у него дрожат руки. Разговор, как он и полагал, оказался очень тяжелым. И, хоть Виктор принял предложенную должность, огорчало, что он ему не доверяет. Впрочем, это не удивительно. Крис только надеялся, что сумеет исправить положение.


Глава 3


Глава 3: «Восстание».

Со времени несостоявшейся казни прошел уже месяц, а Виктор все не может поверить в свое чудесное избавление. Еще совсем недавно он был изгоем, у него практически не было шансов выжить, любимая ненавидела его. А теперь он встречается с Лаурой и вскоре собирается вступить с ней в союз. И он уважаемый человек, первый после Криса.
Конечно, его назначение на должность было воспринято неоднозначно. Раньше обязанности первого помощника исполняла Миларонна, правда, неофициально. И каждый из приближенных надеялся, что после того, как ее заточили в темницу (Крис еще не решил, что будет делать с бывшей союзницей), должность достанется ему. А получил ее едва не казненный бывший изгой. Поэтому они завидовали Виктору и пытались его задеть при каждом удобном (и не очень) случае. Но тот не зря был принцем, против него у недоброжелателей не было ни единого шанса.
Вот только Виктор никак не мог понять, как вести себя с Крисом. Да, он не винил его в произошедшем, так уж сложились обстоятельства. Но, тем не менее, просто не мог после всего относиться к нему, как раньше. Когда-то они полностью друг другу доверяли и делились всеми тайнами и опасениями. Теперь Виктор общается с Крисом только по делу. Даже пытался обращаться на «вы», но уж слишком несчастным становилось при этом выражение лица принца. Тем не менее, он уклоняется от любых попыток Криса пообщаться в неформальной обстановке. Нет, он был честен, когда говорил, что не винит принца в произошедшем. Просто боялся, что они снова станут друзьями. Это вполне возможно, Виктору все же не достает дружбы Криса. Но тогда, если ситуация повториться, будет во много раз больнее.
Хотя недавно Крис доказал, что полностью доверяет Виктору. Это было неделю назад. Виктор ни на минуту не забывал о тех изгнанниках, кто пострадал без вины, и благодаря которым он выжил в мире людей. Он решил поговорить о них с Крисом. Хоть ничего хорошего от разговора не ждал, понимал, что обязан. После обычного ежедневного доклада, он сказал:
- Крис, нам надо поговорить.
- Слушаю.
- Есть несколько вампиров, невиновных, которых отправили в изгнание. Я прошу тебя о снисхождении к ним.
- А ты уверен, что они невиновны?
- Да. Они слишком благородны, чтобы совершить такие злодеяния, в которых обвиняются. И я выжил тогда только благодаря им, хотя у них были все основания не помогать мне.
- Подготовь приказ о помиловании, я подпишу.
- Вот так просто? Даже не проверишь?
- Зачем проверять? Ты мне сказал, что они наказаны несправедливо, и мне вполне достаточно твоего слова. В конце концов, принцем должен быть ты. И помни, я готов отдать тебе этот титул по первому требованию.
- Ты и сам неплохо справляешься, а я не жажду власти, ты же знаешь.
- Я чувствую себя вором.
- В любом случае, сам добился этого титула, сам с ним и барахтайся. И спасибо тебе…
Виктор вышел со смешанным чувством: он хотел снова дружить с Крисом, но боялся этого.
Лаура не пыталась помочь советом, понимая, что эту проблему Виктор и Крис должны решить самостоятельно. Хоть ей и было больно видеть, как два лучших друга ведут себя друг с другом, словно посторонние. Тем не менее, Виктор ценил ее нейтралитет. Потому что если бы любимая давила на него, требуя помириться с братом, он чувствовал бы себя в ловушке. А так он хотя бы может принять решение самостоятельно.

Лаура счастлива. Впервые с момента обращения. Тогда ведь казалось, что все кончено, и никогда больше в жизни не будет ничего хорошего. Казалось, что, став вампиршей, она обречена на серое и унылое существование…
А сейчас она стоит вместе с Виктором в большом и светлом зале, а Крис совершает обряд скрепления союза.
Это старинный вампирский обычай. Двое вампиров, решивших связать друг с другом судьбу, стоят в центре зала, а третий произносит слова на древнем языке. Смысл речи сводится к тому, что два разных вампира отныне и на веки составляют одно целое. Потом вампиры перемешивают свою кровь. И обряд считается свершенным.
Лаура снова порадовалась тому, что они с Крисом так и не провели обряд кровного братства. Дело в том, что среди вампиров их с Крисом человеческое родство не считается. Просто в данном случае все делают исключение из уважения к принцу (хотя, скорее, из страха перед ним). Естественно, после обращения Лауры Крис хотел провести обряд кровного родства, но она отказалась наотрез. Потому что для нее ужасно было сознавать, что теперь она одна из живых мертвецов. До сих пор с содроганием вспоминает, как боролась со своей новой природой, не желая пить кровь, как ее поили силой. Она и до сих пор не может выпивать людей. Пьет кровь из бутылок, которые ей приносит Крис (а теперь еще и Виктор). Пытается обманывать себя относительно ее происхождения. Понимает, что это подло, но ничего не может с собой поделать.
Так что она отказалась от обряда, но это не мешает им с Крисом совершенно искренне считать себя братом и сестрой. И на данный момент оказалось им на руку: поскольку Крис и Виктор братья по крови, если бы она состояла с Крисом в таком же родстве, они с Виктором по вампирским законом не смогли бы вступить в союз. Конечно, тогда, после обращения, сама подобная мысль ни ей, ни Крису и в голову прийти не смогла. Но это хорошо, что все сложилось наилучшим в их ситуации образом.
Лаура помнила, как Виктор был напряжен, прося у Криса скрепления союза. Обычно этого просят у ближайших друзей, а если их нет, то у принца. Так что было совершенно непонятно, считает ли Виктор Криса другом, или обращается к нему как к принцу. Лаура только знала, что он волновался. Боялся, что Крис откажет. Впрочем, опасения оказались абсолютно беспочвенны. Наоборот, Крис обрадовался этому решению и сразу же согласился.
И это возвращало к единственной мысли, которая не давала Лауре полностью окунуться в безграничное счастье. Она очень переживала из-за того, что отношения ее возлюбленного и брата по-прежнему напряжены. В них нет и тени враждебности, но беспокоит некая холодность, официальность и отчужденность. И это не инициатива Криса. Напротив, Лаура знала, что брат пытается всеми силами сократить дистанцию между ним и Виктором и восстановить их дружбу. Но тот отказывается идти на контакт, и в этом его тоже нельзя винить. Уж Лаура-то понимала, как это больно – жестоко разочароваться в том, кому полностью и безоговорочно доверял (в ее случае, к счастью, это оказалось иллюзией). И прекрасно знала, что теперь для Виктора будет безумно сложно вновь научиться доверять Крису. А, скорее всего, он просто сам этого боится. Боится того, что поверит Крису снова, а тот снова его предаст. И, хотя Лаура знала, что этого никогда не случится, она не могла говорить с Виктором на эту тему. Понимала, что в таком вопросе она просто не имеет права на него давить. Они с Крисом были лучшими друзьями, такое не забывается. И Виктор, рано или поздно, конечно, решится возобновить прерванную дружбу. Но это решение он должен принять только сам.
Лаура тряхнула головой, отгоняя от себя тяжелые мысли. Завтра она будет снова беспокоиться и напряженно наблюдать за братом и другом, надеясь увидеть новые ростки дружбы. А сегодня, в ее и Виктора день, ничто не должно омрачать радостного и беззаботного настроения.

Крис долго не мог решиться подписать Миралонне приговор. Он понимал, что все ее действия основывались исключительно на желании отомстить Виктору, но все равно не мог забыть время их союза. Ведь не всегда это была просто его обязанность как принца, было очень много приятных моментов. И хотя он знал, что это все основано на притворстве Миларонны, ему все равно было дико сложно.
Но и помиловать ее он не мог никак, она принесла слишком много горя ему и близким ему людям. Обратила сестру, и Виктор чуть не был уничтожен из-за нее. Нет, Крис не отрицал и своей вины. Но ведь это тварь просто обвела их всех вокруг пальца!
С некоторых пор кошмары, преследующие Криса каждую ночь, изменились. Раньше ему снилось, что сестра выходит на солнце и сгорает. А теперь его мучают сны о том, что не было никакого затмения, что он не успел остановить казнь. Все до жути реально, и он потом еще полдня ощущает противный липкий страх.
И Крис точно знает, что, если бы ему не удалось остановить казнь Виктора, он сам бы вышел на солнце, просто не смог бы с этим существовать. А потом на солнце, конечно, вышла бы Лаура, и от них, всех троих, остался бы только прах. А Миларонна, конечно, и тут сумела бы выкрутиться.
Во время одного из таких размышлений Крис составил и подписал указ о казни Миларонны. Ему было безумно тяжело, он заперся в кабинете и готов был разорвать любого вошедшего… почти любого.
Его долго не решались беспокоить, но, наконец, вошел Виктор (как у первого помощника, у него, конечно, был запасной ключ). Крис хотел было очень далеко послать незваного гостя но, увидев, кто вошел, как-то сразу сник и молча указал ему на кресло напротив себя. Виктор сел, и они долго смотрели друг другу в глаза. Крис не выдержал первым, он спросил:
- Виктор, скажи, почему иногда, казалось бы, ты все делаешь верно. А на душе мерзко-премерзко?
- Крис, ты не обязан казнить Миларонну. Ты же принц, тебе решать.
- И это мне ты говоришь? Ты и Лаура больше всех от нее пострадали.
- Я знаю. Но если ты сочтешь, что достаточно изгнания, мы с Лаурой примем твое решение.
- Я принц, я должен думать о себе в последнюю очередь. Миларонна опасна и коварна, решение о ее казни я не отменю.
- Ты настоящий принц, Крис. Помни, ты всегда можешь положиться на меня.
Втктор встал и подошел к Крису, положив руку ему на плечо в ободряющем жесте. Потом вышел из кабинета.
Принцу, и правда, стало немного легче. По крайней мере, он теперь знает, что кровный брат и сестра поддержат его, что бы он не решил. От этого легче… И тяжелее одновременно, потому что он-то может положиться на Виктора и всегда готов ему помочь. Но знает, что кровный брат, даже предлагая свою поддержку, все равно не доверяет ему. И завоевать доверие Виктора будет безумно сложно. Особенно, когда понимаешь, что виноват в случившемся сам.
Но Крис не намерен сдаваться. Да, ему тяжело. Но он принц и со всем справится. И он будет смотреть на казнь, не позволит себе слабости. Его подданные должны знать, что в замке не прощают вероломства.
Тем не менее, Крис ждал момента, когда ему сообщат о начале казни, в постоянном нервном напряжении. Потому что все равно ему будет очень сложно. Миларонна же не просто союзница, она женщина. Никогда еще, с самого начала времен, в этом замке не казнили женщин. И Крис знал, что многие против этого решения. Но был готов ответить.
Но он и не предполагал, что может решение о казни за собой повлечь. До тех пор, пока в его кабинет не ворвался Виктор с сообщением о том, что Миларонна подняла восстание, и мятежники уже близко.

Миларонна удивлялась тому, какие же мужчины идиоты. И кому только пришло в голову, что они всегда и во всем должны быть главными? Вот она точно сумела бы править мудро и, главное, долго. Так нет, нельзя пойти против закона.
А вот что можно, так это поднять восстание. Миларонна могла только удивиться, что Крис и Виктор это не смогли просчитать. Она дважды поднимала восстание. Один раз привела к власти Виктора, а потом Криса. И что, они всерьез рассчитывали, что она покорно будет сидеть в темнице, дожидаясь казни? Хотя, а чего от них еще ждать? Они не смогли ее раскусить тогда, и сейчас кишка тонка.
Впрочем, было и то, что не могла даже такая опытная вампирша, как Миларонна. Она не в силах изменить законы, по которым тысячелетиями живут вампиры. Ей так хотелось бы сделать так, чтобы мужчины и женщины, хотя бы в этом отдельно взятом вампирском замке, имели одинаковые права! Тогда она могла бы получить то, что, по ее мнению, принадлежит ей по праву. Власть. Миларонна очень долго существует, она видела многих принцев, знает все наиболее типичные ошибки правления. Поэтому искренне верит, что могла бы их избежать. И в ее голове даже зрели честолюбивые планы стать королевой вампиров.
Но Миларонна понимала прекрасно, что ей не удастся переломить всю систему. На ее памяти это пытались сделать многие, и, в конце концов, система сломала их. Как и понимала, что вампиры за женщиной не пойдут. И поэтому она повела их на помощь… Крису.
Ну да, как ни абсурдно звучит. План, как обычно, был прост и изящен. Миларонна наплела стражникам (а когда ее освободили, и всем остальным), что Крис находится под влиянием Виктора. Ну да, что бывший изгнанник, чтобы избежать казни, загипнотизировал принца. На самом деле, это действительно возможно. Вампирский гипноз можно применять не только на людях, но и на более слабых вампирах. Конечно, можно возразить, что, раз Крис смог свергнуть Виктора, значит, он сильнее. Но Виктора ждала неминуемая казнь, он был в отчаянии. А в таком состоянии, как известно, многие открывают в себе ранее неизведанные способности.
Так что она вдохновенно говорила о том, что и она, и Крис оказались жертвами Виктора. Что он держит Криса под контролем. А когда почувствует, что теряет власть над ним, попросту уничтожит. И снова станет принцем. И вот тогда, по словам Миларонны, плохо придется каждому, кто помогал свергать Виктора. А уж тех, что непосредственно осуществлял несостоявшуюся казнь, и вовсе в прах обратят.
И ей поверили! Опять поверили! Они пошли за ней на помощь бедному Крису! Миларонна не уставала поражаться тому, как это просто – манипулировать окружающими.
Почему она решила оставить титул принца Крису? У нее были причины. Ну да, она ненавидит его за приказ о казни, никогда не простит. И в перспективе, конечно, найдет на роль принца другого дурака, а Криса свергнет. Но пока что подходящей кандидатуры просто нет (а если и есть, все равно нет времени искать). И единственным, кто подходит на роль ее принца-союзника, остается Крис. Что же касается Виктора, его участь Миларонна уже давно решила. Конечно, казнь.
По пути мятежники встретили Лауру. Сначала Миларонна просто хотела ее уничтожить. В конце концов, эта девчонка раздражала невыносимо. Миларонна считала, что она должна быть за свое обращение безумно благодарна. А вместо этого ходила с таким видом, словно ее смертельно обидели. Конечно, это все и было частью плана Миларонны. Но все равно она не понимала Лауру, и оттого та ее безмерно раздражала.
Впрочем, убивать ее не стали. Потому что на эту девчонку у Миларонны еще были большие планы. В свете происходящих событий ей просто необходим рычаг давление на Криса. Кто-то, кто дороже Виктора и ради кого он решится на сделку с врагом. Это на случай, если Крис не поверит ее красивой сказочке об околдовавшем всех вероломном Викторе. Как бы то ни было, Миларонна была настроена на победу и уверена в ней.

Виктор узнал о готовящемся восстании раньше Криса и сразу понесся в кабинет предупредить его. Да… в последнее время творится нечто странное. Никогда раньше восстания не поднимали столько часто. Конечно, это все Миларонна. Виктор никогда не мог понять ее тягу к власти. Она же женщина, да и вообще политика – дело грязное. Не только у людей, у вампиров тоже. И самому Виктору никогда не хотелось туда лезть. А, раз уж стал принцем, он ценой огромных усилий пытался быть честным самому и не допускать придворных интриг. И Крис поступает точно также.
Чего не скажешь о Миларонне. И когда пыталась давать советы Виктору, и когда была советником Криса (по словам самого принца), она предпочитала плести интриги, сталкивать приближенных лбами. Она говорила, что это оправдывает себя, называла убеждение самого Виктора сопливым благородством. Собственно, это и было одной из главных причин, почему Виктор отказался заключать с ней союз (это было задолго до его встречи с Лаурой, тогда он не думал, что влюбится). Он, понимая, что Миларонна – манипулятор и интриганка, не хотел держать ее близко к власти.
А теперь все вообще неизвестно чем закончится. Крис, конечно, сразу начал собирать верных людей. Но мятежница прямо даром убеждения каким-то обладала. Сперва у Виктора даже мелькнула шальная мысль, что она всех гипнотизирует. Впрочем, от нее он сразу отказался: просто Миларонна существует дольше их всех, поэтому опытнее и больше знает.
Так что оказалось, что перевес сил явно не в их сторону. Виктор понимал, что он не сможет оказать ощутимой помощи. Противников гораздо больше, чем союзников. И кончиться все может печально. Конечно, после того, как ее обрекли на казнь, у Миларонны нет ни малейших причин оставлять его и Криса в живых. Виктор только не мог понять, кого на этот раз интриганка прочит на место принца.
А потом в зал, где заперлись Крис, Виктор и их сторонники, выбив стены, ворвались мятежники. Миларонна торжествующе улыбалась, и у нее была причина. Ее сторонники в три раза превосходили сторонников законной власти. Она, прежде чем начнется драка, по традиции, взяла слово. И вот тогда Виктор понял суть ее плана и даже удивился, что не догадался раньше.
Эта тварь, подумать только, решила снова стать союзницей принца Криса. Она вдохновенно вещала о том, что Виктор загипнотизировал Криса. Иначе мол, у принца не было причин отменять казнь и, тем более, назначить бывшего изгнанника на столь ответственный и высокий пост.
И ведь этот бред с точки зрения Виктора прокатил! Все поверили. На самом деле, Виктор, и правда, владеет мастерством чрезвычайно мощного вампирского гипноза. И Крис, и Миларонна об этом прекрасно знают. И он, в принципе, даже в ослабленном состоянии мог бы заколдовать Лауру и Криса так, что они видели бы то, что он хотел, а не случившееся. И мог бы до сих пор поддерживать эту иллюзию…
Другое дело – то, что он это не делал. Да, всем принцам при посвящении достается особый дар, который остается с ними даже после свержения и изгнаний. Этот дар не сразу дает о себе знать, но Виктору повезло, у него способности открылись уже через десять лет после посвящения. А Крис вот до сих пор не знает, чем его наградили. Но Виктор свой дар никогда не использовал, и использовать не собирается. Считает, что это низко и нечестно, не собирается манипулировать ничьим сознанием.
Другое дело, поверит ли в это Крис. Он же один раз уже заподозрил Виктора в подлости и нечестности, значит, и сейчас сможет. Виктор, конечно, весьма часто задумывался о том, может ли рассчитывать на Криса, верит ли принц ему. Но это не значит, что он хотел бы вот таким экстремальным образом это проверить. Итак, все взгляды устремлены на него. А лицо Криса, как обычно, абсолютно непроницаемо. Так что Виктор даже не может понять, что его ожидает. И еще очень беспокоит отсутствие Лауры. Остается только надеяться, что у нее хватило осторожности спрятаться. И ждать, что произойдет дальше.

Крис слушал Миларонну, но не верил ни одному ее слову. То есть теоретически то, о чем говорила мятежница, вполне возможно. Крис прекрасно знает, что у Виктора есть дар вампирского гипноза. Многих он околдовать бы не сумел, но этого и не надо. Достаточно только его и Лауры, на них у Виктора сил бы вполне хватило. И Миларонна в данной ситуации вполне могла бы захотеть вернуть своему союзнику разум, дабы вернуть все на круги своя. Так что с логикой не поспоришь. Но все же имеется одно «но».
И это «но» перекрывает всю логику Миларонны. Крис просто верит Виктору, и точка. Конечно, интриганка все просчитала. Не учла только то, что друзьям просто верят и не требуют доказательств. Потому что сама никогда не верила в чистые чувства, только в подлость и интриги.
Да и сам Крис хорош. Он понимал, что своим прошлым поступком только утвердил ее в мысли, что дружбы не существует. Но теперь все не так, и он готов доказать обратное. Он ни за что больше не встанет на те же грабли. Он же прекрасно знает, что Виктор не такой. Знает, что он поклялся не использовать этот дар. И у него нет причин не верить.
Только вот сам Виктор так не считает. Крис вгляделся в его лицо и увидел недоверие и некоторую обреченность. Стало больно: Виктор не верит ему, и он совершенно прав. Один раз он его уже предал… но этого больше не повторится. Крис хотел поговорить с Миларонной наедине, чтобы образумить, договориться, избежать жертв. И внезапно понял, что может общаться со своими подданными телепатически. В этом и состоит его дар. Так что его диалог с Миларонной больше никто не слышал. А Крис спросил:
- Неужели ты думаешь, я тебе поверю?
- Надо же! Дар открылся, поздравляю.
- Только вот тебя поздравить не с чем, Миларонна. Я верю Виктору. А для тебя будет лучше всего признать, что ты не права, и присягнуть мне на верность. Только тогда я могу гарантировать, что тебя не казнят. Пойми, мятеж все равно будет подавлен.
- Ты так думаешь, Крис? А по мне, так тут есть за что побороться. Перевес сил-то на моей стороне… А еще, в отличие от тебя, я знаю, где твоя обожаемая сестра. Неужели тебе Виктор дороже?
Сложно… как сложно принять решение. Когда знаешь, что сестра в руках мятежников. Но если пойти у них на поводу, Виктор наверняка будет уничтожен. Ни он, ни Лаура не смогут существовать после этого. Он ответил уже вслух: «Они дороги мне одинаково». И атаковал.
Расчет был верен: некоторые, кто был готов идти за Миларонной, оказались не готовы выступить против принца. На словах это звучало красиво, но сражаться с тем, кому присягали… Просто хитрая тварь рассчитывала взять власть без боя. Как в тот раз, когда Виктор был слишком потрясен и почти не сопротивлялся. Да и тогда восставшим было за кем идти – за Крисом. Сейчас же… Не все мятежники были дураками, многие просекли, что слова Миларонны – всего лишь слова. А даже если и нет – все равно не стоит спасать принца от того, от чего он быть спасенным не желает.
Конечно, нашлись и те, кто все еще был твердо намерен идти до конца. Но они оказались в меньшинстве. Виктор вышел из ступора и тоже стал драться. И на грани сознания Криса мелькнула мысль, что если бы Виктор в ночь, когда был свергнут, дрался в полную силу, у них не было бы шансов… А дальше думать стало некогда.
Против Криса вышла Миларонна. С ехидной усмешкой. Надеялась, что драться с ней он не посмеет. Что ж… ее ждет разочарование.
Он не просто посмел. Он победил и вонзил серебряный кинжал прямо в сердце этой твари без колебаний. Миларонна рассыпалась в прах. Мятеж был подавлен.

Прошел месяц со времени подавления мятежа. И Крис использовал это время для того, чтобы максимально упрочить свою власть. Чтобы больше ни у кого не возникло и мысли пойти против законной власти. Потому что понял: иначе ничего не добьешься. Они с Виктором уже пытались править более-менее мягко, допускали свободу слова… Теперь же, после второго мятежа, стало предельно ясно, что дальше так продолжаться просто не может.
Кроме того, Крис был вне себя оттого, что многие из тех, кому он полностью доверял, пошли за Миларонной. Хотя он мог бы предположить это. В конце концов, и Виктор в свое время тоже им полностью доверял. И это не помешало им поднять мятеж, приведший к власти Криса.
Так что все это время Крис наводил порядок. И теперь его боялись. Нет, Крис не собирался поступаться своими принципами, и дальше рассчитывая править мудро и справедливо. Просто как можно чаще давал подданным понять, что даже если им что-то и не нравится, они не вправе осуждать своего принца. Потому что власть – слишком сильное испытание и слишком тяжкое бремя. Он стал принцем, только движимый чувством мести, он никогда не хотел взваливать это на себя. И уступил бы титул Виктору по первому требованию. Но тот не требовал, а больше достойных не было. Поэтому Крис решил, что будет править сам, по собственному усмотрению. И есть лишь два вампира, кому он полностью доверяет и к чьим советам охотно прислушается. Виктор и Лаура.
Кстати, с Виктором после случившегося мятежа Крис так и не говорил по душам. Только обсуждали рабочие вопросы. Он, только пережив мятеж, до конца осознал, что чувствовал Виктор. И даже поразился собственной наивности, когда думал, что между ними возможна дружба. Да вообще странно, что Виктор еще с ним разговаривает…
А еще через пару дней Крис, наконец, решил снова поговорить со своим первым помощником. Вечером, когда все дела были закончены, он остановил собирающегося подняться с кресла Виктора взмахом руки и словами:
- Останься, пожалуйста. Нам надо поговорить.
- Да, конечно.
- Виктор, послушай… Я тут подумал… В общем, если тебе не приятно быть моим советником, ты можешь сам выбрать любую подходящую должность.
- В чем дело, Крис? Тебя не устраивает, как я исполняю свои обязанности?
- Да нет же! Дело вовсе не в этом. Просто я думаю, тебе неприятно проводить столько времени в моем обществе.
- Нет, Крис. Все-таки мы были друзьями. И, честно говоря, нашей дружбы мне не хватает.
- Но ты же сам говорил…
- Я помню, что говорил. Но я был не прав.
- Друзья?
- Друзья!
В общем, этот разговор оказался гораздо удачнее того, когда Крис предложил Виктору должность. Теперь они снова стали друзьями. Для Криса это оказалось нежданным (хоть и очень желанным) подарком Судьбы. Он на такое даже не надеялся.
От Лауры слышал, что ее возлюбленный больше не держит на него зла и что ему не хватает их дружбы, но не очень-то верил. Потому что знал, что сестра сама хочет их помирить. Лауре надоело смотреть каждый день на кислое выражение его лица.
Теперь же у Криса появилась вполне обоснованная надежда, что все у них наладится. Потому что у него есть друг, на которого он всегда может положиться. К сестре он относится очень хорошо, но это совсем другое. Со времени «предательства» Виктора в душе Криса образовалась пустота, которую никто другой заполнить не мог. И вот теперь, наконец, все устаканилось.

Лаура узнала о примирении от Виктора в ту же ночь, и эта новость ее несказанно обрадовала. Действительно, сперва девушка твердо решила не вмешиваться в отношения между братом и союзником. Думала, сами как-нибудь разберутся. Но время шло, и решимости и у нее как-то убавлялось. Потому что она прекрасно понимала, что их обоих удручает такое состояние дел, но по какой-то причине оба не спешили его менять. И при этом ходили, как в воду опущенные. Так что Лаура вскоре начала осторожно говорить с ними на эту тему.
Сначала с ней говорили неохотно. Но потом Лауре все-таки удалось ненавязчиво подтолкнуть их обоих к мысли о том, что их отчужденность – это ненормально, что все равно надо расставить все точки над «и». И, судя по всему, это им прекрасно удалось.
Правда, Лаура все равно боялась, что что-то пойдет не так, и вместо того, чтобы помириться, друзья окончательно рассорятся. А она, конечно, будет в этом винить себя. Но оказалось, что эта дружба, и правда, может преодолеть любые испытания. Лаура искренне радовалась этому.
И еще кое-что вполне могло служить поводом для радости. Лаура больше не сожалела ни о чем, случившемся в ее жизни. В том числе об обращении. Даже звучит дико, но это так. Она ведь никогда не могла даже предположить, что когда-нибудь воспримет свое обращение как благо. Тем не менее, так оно и есть.
Действительно, только сейчас, когда все испытания позади, Лаура задумалась о преимуществах своего положения. Раньше она относилась к вампирам (и в том числе к себе самой) со смесью презрения и жалости. Ей казалось, что при всех своих сверхспособностях кровососы в некотором роде неполноценны. Что они, не являясь живыми людьми, никогда не смогут в полной мере ощутить полноту и яркость чувств. Тем более острых, что жизнь людей быстротечна. Ей казалось, они просто замерзнут в этой холодной вечности.
Теперь она поняла, что была не совсем права. Да, она никогда не увидит солнце… Зато теперь ежедневно видит блеск в глазах Виктора, и это для нее дороже всего на свете. Любовь… Когда прошел первый шок после обращения, Лаура стала всерьез опасаться того, что ее чувства притупятся. И ей было тяжело сознавать, что она по-прежнему что-то чувствует только благодаря выпиваемой крови. Что, получается, она ворует чужие эмоции и чувства.
Но разве ее любовь к Виктору – украденное чувство? Для Лауры нет и не может быть никого дороже. И она точно знает, что все отдаст за него.
Поэтому больше не будет воспринимать обращение как трагедию. В конце концов, только благодаря этому они с Виктором сейчас вместе и будут вместе не один век. Благодаря этому она смогла вступить с ним в союз. Лаура твердо решила, что смирится со всем, даже необходимостью выпивать людей. Она не будет больше лицемерить и лгать самой себе. И она не будет больше страдать.



Эпилог.

Издавна вампиры волнуют воображение. Многие люди догадываются об их существовании, многих в этом убеждают знакомые. Некоторые ожесточенно отрицают это. А другие пытаются понять, выяснить для себя, что же такое эти загадочные, мистические существа. Люди строят различные предположения, порой совершенно противоречащие одно другому. Кто-то считает, что все вампиры бездушные твари. Другие утверждают, что они похожи на людей всем, кроме необходимости пить кровь и вечного существования. Кто-то почти поклоняется перед ними, кто-то ненавидит и мечтает уничтожить. Кто-то хочет быть обращенным, кто-то считает, что это хуже, чем смерть. Кто-то прячется от них, кто-то на них охотится…
Тем не менее, большинство людей, конечно, представляют вампиров в крайне негативном свете. И это неудивительно, учитывая их особенность питаться свежей человеческой кровью. Именно поэтому чаще всего вампиры представлены героями отрицательными.
А они не хорошие и не плохие. Просто совершенно другие. Иной вид, не похожий на людей, следующее звено эволюции.
Внешнее сходство и то, что все вампиры – бывшие люди, почти ничего не значит. Их кожа неестественно бледна, они не отражаются в зеркалах, они вечно живут, они выносливее людей (хоть в некоторых случаях и уязвимее). Можно очень долго перечислять отличия вампиров от людей. Но и сходства тоже имеются (не стоит все же забывать, что все вампиры были людьми).
Они ощущают те же чувства и эмоции, что и люди (пусть это и результат поглощения человеческой крови). Они тоже боятся, любят, ненавидят. Тоже хотят быть любимыми. Может быть, они просто мудрее людей за счет того, что очень долго живут (условно – вечно, но любое существование все же рано или поздно обрывается).
Это была история о том, о чем обычно мало пишут, но о чем не надо забывать. О том, что в любом месте, даже в вампирском замке, есть место дружбе, верности и любви, которые побеждают зло, предательство и вероломство. Не забывайте об этом.





Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru