Свадьба сестры автора Сабрина Снейп    закончен   Оценка фанфика
Он не без причины отрекся от семьи, уже почти забыл, что не сирота. И внезапно получает приглашение на свадьбу сестры с тем, кого считал своим врагом все школьные годы.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Джеймс Поттер-младший, Луиза Нотт, Лили Поттер-младшая, Скорпиус Малфой, Альбус Северус Поттер
Приключения || гет || PG-13 || Размер: макси || Глав: 20 || Прочитано: 48624 || Отзывов: 17 || Подписано: 56
Предупреждения: AU
Начало: 28.12.13 || Обновление: 11.09.16

Свадьба сестры

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Глава 1: «Привет из прошлого»

Лили Поттер боялась, с каждым днем все больше и больше. Страх превращался в ужас, пробирал до костей. И это было совсем не волнение невесты перед свадьбой, тут другое.
Лили добилась в жизни самого главного, о чем должна мечтать любая девушка – она скоро выходит замуж. И не за какого-то среднестатистического парня. Ее женихом стал Скорпиус Малфой, один из самых перспективных выпускников Хогвартса. Вторым является ее брат, Альбус Поттер. Оба они красивы, умны, их родители богаты, да и они сами уже добились определенных успехов. И да, они являются лучшими друзьями.
Но Лили выходит за Скорпиуса не потому, что она дочь самого Гарри Поттера, героя войны. Многие хотели бы видеть ее своей невестой только из-за этого, но на таких Лили даже не смотрела. Ее понравилось в Скорпиусе то, что ему не нужны деньги и связи ее отца. Он любит ее только потому, что она такая, какая есть, его красавица-Лили. И до свадьбы остаются считанные дни.
Еще месяц назад Лили была полностью, абсолютно счастлива. Ее переполняло чувство защищенности, целостности. Она знала, что любит и любима, а что еще нужно для счастья? Казалось, это навсегда.
Все началось с первого сна. Но тогда Лили почти не обратила на него внимания, ей казалось, что это обыкновенный кошмар. Правда, кошмарные сны с детства ее не мучили, но ведь в жизни все бывает.
После третьего сна девушка насторожилась – слишком все было жутко и одинаково. Ей снился жуткий монстр и его страшный план, в который входила смерть ее и Скорпиуса.
А ведь видеть подобные сны Лили не имеет ни малейшего основания – она счастлива, и в ее жизни никогда не случалось больших потрясений.
Лили обратилась к колдомедикам, ей прописали успокоительное зелье и зелье сна без сновидений. Но ничего не помогло – сны продолжились, становясь все более жуткими.
Тогда Лили обратилась к отцу. Она знала, что папа не любит говорить о временах великой битвы с Вольдемортом, чудовищем, чуть не поработившим магический мир. Но у нее не было выбора.
Мистер Поттер посоветовал бы дочери лучше подготовкой к свадьбе вплотную заняться, чем тиранить его душу. Но он понимал, что Лили чем-то сильно напугана. Потому не стал уклоняться от беседы.
От отца Лили узнала про то, как именно выглядел Вольдеморт, и о связи между ним и отцом. И напугалась еще больше…
Лили была почти уверена, что этот жуткий монстр возродился. Ведь сны так реальны… Она решила, что ей передалась связь отца с монстром. Поэтому сейчас она стоит посреди гостиной родительского дома и со слезами в глазах обвиняет отца:
- Это из-за тебя! Этой твоей связи с этим твоим Вольдемортом! Он хочет истребить весь наш род, потому что ты ему враг!
- Лили ты заблуждаешься! – мистер Поттер старается говорить спокойно, понимая, что у дочери истерика, но получается плохо, - Вольдеморт умер задолго до твоего рождения.
- Но я не могла знать, как он выглядит! Никогда этим не интересовалась! А он мне снится в точности, как ты описал!
- Ты могла случайно увидеть старую газетную статью.
- Да нет же! Накануне свадьбы моя жизнь висит на волоске. Папа, как же ты не понимаешь, мне очень страшно!
Все закончилось тем, что Лили села прямо на пол и разрыдалась. Гарри Поттер не верил в то, что говорила его дочь. Они уничтожили все крестажи, и у Вольдеморта не было ни одного шанса. Но Лили не хотела ничего слышать и никак не успокаивалась. Пришлось твердо пообещать, что он потребует у главы аврората выделить волшебников для охраны Лили и Скорпиуса. А свое слово мистер Поттер привык держать при любых обстоятельствах.

Эх, тяжела и неказиста жизнь главы аврората. Симус Финниган много раз прочувствовал это на своей шкуре, ведь вот уже десять лет он занимает эту должность.
В решающей битве с силами зла Симус участвовал. На стороне добра, конечно же. Но не был героем, особо не отличился. Даже никого не убил, только оглушил парочку упивающихся. Так что он и подумать не мог, что поднимется так высоко. Ему казалось, что подобные должности займут, конечно же, герои войны.
Но герои устали. На них свалилось столько всего, что они не захотели занимать сколь-нибудь серьезные посты. В результате Гарри Поттер стал владельцем сети ресторанов, Гермиона Грейнджер редактором газеты, Рональд Уизли вратарем в квиддичной команде. Но все они остались героями и серыми кардиналами. Ни одно действительно серьезное решение не принималось без совета с ними, и ни один из сильных магического мира сего не смел игнорировать их просьбы.
Вот и просьбу, с которой вчера обратился мистер Поттер, Симус никак не может оставить без внимания. Хотя, честное слово, очень хочется. Из-за того, что у дочки героя предсвадебная истерика, подумать только, он обязал поднять на уши весь аврорат!
С Гарри Симус вместе учился, хоть они и не были друзьями. Сказать по правде, Симус никогда не думал, что сделает карьеру именно в аврорате, он никогда особо не блистал в ЗОТИ, вообще в школе особо не отличался. И с Гарри отношения были сложными.
А сейчас мистер Поттер вообще, считает, что Симус ему обязан. Раньше он таким не был. Он понимал, что бороться с Вольдемортом предназначено ему судьбой, и никого в этом не обвинял. В последнее время же герои словно с цепи сорвались. Раздают приказания всем, от министра до главы аврората. И никто даже не допускает возможности им отказать.
Нет, Симус не был черствым или неблагодарным. Он понимал, что весь магический мир обязан Гарри, Рону и Гермиону. Но и он, Симус Финниган, сделал достаточно. Он потерял в войне двух самых дорогих людей, своих родителей. И поклялся положить жизнь на алтарь борьбы со злом. Поступил в академию Аврората. И уже там был одним из лучших учеников. Он уничтожил массу всякой нечисти и не просто так получил свой пост.
А просьба Поттера звучала как приказ. Гарри и мысли не допускал, что Симус ослушается, это обидно. Но Симус сам прекрасно знает – если он не пойдет на встречу Поттеру, ему прикажет министр.
И было бы из-за чего шум поднимать! Если бы Симус хоть на секунду допустил, что дело серьезное, он, конечно, выделил бы лучших людей. Но это же бред привыкшей к всеобщему вниманию дочки героя!
Впрочем, Симус не зря является главой аврората. Он достаточно быстро нашел способ убить двух зайцев одним выстрелом. Пошлет в особняк Малфоев, где уже живет пока еще мисс Поттер, своего сына, Майка. И Поттер успокоится, и у Майка будет спокойное дело. А то в последнее время сынок все жаждет опасности, рвется в класс А.

Структура аврората заслуживает особого внимания. Существуют три класса авроров, А, В, С, и разнятся они всем – условиями жизни, зарплатами… Но основное различие, конечно, в обязанностях. Если точнее, в уровне опасности… И вероятности дожить до пенсии.
Самым легким считается класс С. С него начинает большинство. Точнее, при поступлении в аврорат волшебники проходят серию испытаний, после которых из распределяют по двум классам – большинство в класс С, некоторых, особо отличившихся, в класс В. А потом уже их них отбираются единицы, по результатам работы, которых определяют в более высокий класс.
Класс С – это те, кто патрулирует улицы, занимается всякого рода неопасными заданиями. В смысле, малоопасными, ведь уже то, что волшебник поступает на работу в аврорат, означает, что жить вечно он не планирует. Тем не менее, среди авроров класса С смертность невысока. Но и зарплаты у них не большие. В большинстве своем, это люди семейные, они и сами не хотят претендовать на более высокий класс, дабы не подвергать опасности ни себя, ни своих близких.
Больше всего, конечно, авроров класса В, потому что это золотая середина. Как раз те, кто ловит преступников, допрашивает их, кто занимается довольно опасным делом. Конечно, среди них случаются жертвы гораздо чаще, чем среди авроров класса С. Но у них больше оснований гордиться своей работой. Если аврорами класса С остаются те, кто хочет спокойной жизни, в класс В записываются не согласные на полумеры. Если уж работать в аврорате так ловить преступников и рисковать. Мистер Финниган тоже был аврором класса В.
Почему не класса А? С этими ребятами совершенно особая история. С одной стороны это безусловная элита аврората. Люди, преданные работе, готовые умереть в любую минуту. Профессионалы высшего класса. По сравнению с ними авроры класса, В да и обыкновенные темные маги, просто дети в песочнице.
Эти авроры занимаются преступниками самого высокого уровня. Подразделение было создано после падения Вольдеморта. И кто знает, возможно, если бы они тогда существовали, Гарри Поттеру не пришлось бы взваливать на себя непомерно тяжкое бремя.
Авроров класса А мало, они всегда заняты, ведь в мире так много зла. Их имена держатся в тайне, но все знают, что только благодаря этим отважным волшебникам магический мир спокойно спит по ночам.
Еще все знают, что это несчастные люди. Да, они ярко живут – ходят на опаснейшие задания и получают огромные зарплаты. Но редко кто из них живет больше пары лет со дня вступления в должность. Да что там пары? Половина умирает уже на первом задании, остальные в течение года-полутора. И только один парень, безымянная легенда аврората, держится уже несколько лет.
Понятно, что в авроры класса А идут те, кто свою жизнь и в грош не ставит, у кого в этом мире никого нет… И благодаря этим людям в магическом мире относительно спокойно.

Лили решительно не устроили предпринятые отцом меры. Нет, папа-то сделал, что обещал. Надавил на мистера Финнигана, чтобы тот послал для охраны дочери людей. Но вышло не так, как хотела мисс Поттер, и сейчас она снова в гостиной родительского дома, возмущенно выговаривает:
- Папа, да как ты не понимаешь, это ничего не решит!
- Дочка, ну чего еще тебе надо? Симус послал тебя охранять собственно сына, сделал, что мог.
- Только одного аврора, класса В!
- А ты чего хотела? Взвод?
- Ну хотя бы аврора класса А.
- Дочь, ты в своем уме? Ты хоть знаешь, кто эти ребята и чем они занимаются? У них, уж извини, есть другие дела, кроме как обеспечивать твое душевное спокойствие.
- Значит, я для тебя ничего не значу?
- Лил…
- Папа, потребуй аврора класса А!
- Так, хватит! Один раз я пошел у тебя на поводу, и достаточно. Хватит капризов избалованной дочки героя! Иди и готовься к свадьбе!
Лили даже замерла. Очень редко папа говорил с ней в таком тоне. Стало ясно – ничего не добиться. Осталось только попросить прощения и пойти к себе. Но не готовиться к свадьбе – у Лили остался еще один, запасной план.
Джеймс, полузабытый старший брат. Он бежал из родной семьи, как от чумы. У него были на то веские причины. И Лили, если быть с собой честной до конца, ни разу о нем не подумала, пока не понадобился. Не то, чтобы она была вредной или жестокой, просто очень удобно вместо того, чтобы чувствоваться себя виноватой представить, что у нее только один брат.
Лили знала, что совсем никто не одобрит ее идею, но решила пригласить Джеймса на свадьбу. Все удивятся, ведь они так долго не поддерживали отношений, что Джеймс для всех чужой человек.
Да и Лили зовет его совсем не из сестринских чувств. Просто до нее дошли слухи, что Джеймс работает в аврорате. И, судя по всему, его класс не С.
Хотя очень сложно поверить, что Джеймс стал аврором В класса. Когда жил в семье, он не выказывал никаких особых способностей, иначе Альбусу и Скорпиусу не удавалось бы его постоянно шпынять.
Тем не менее, у Лили было предчувствие, что Джеймс помочь сможет. Если не сам, возможно у него есть знакомые. Не А класса, естественно, но Лили на безрыбье и В сгодится. Младший Финниган будет хотя бы не один.
Джеймс давно порвал связи с семьей, но у Лили не было ни малейших сомнений, что он будет рад прийти на свадьбу. Они же родня. И Лили села писать письмо.

Скорпиус всегда знал, что собирается жениться на необычной девушке. Если уж совсем честно, порой с Лили было очень сложно. Но он любит ее, поэтому не обращает внимания на капризы и ищет достоинства даже в откровенных недостатках. Но в последнее время стало твориться нечто и вовсе из рук вон.
Лили внезапно стала с каждым днем все больше превращаться в истеричку. Какой-то монстр, страшные сны… Кошмар какой-то. Скорпиус даже решил было, что это из-за него. Может, Лили просто передумала выходить за него замуж, вот и сочиняет небылицы?
Хорошо, что у него есть такой друг, как Альбус. Все же он сестру знает лучше всех. И доходчиво пояснил, что она, наоборот, очень сильно хочет за Скорпиуса замуж. И очень боится, что этому что-то помешает. Отсюда сны и истерики, после свадьбы все пройдет. Такая версия Скорпиуса полностью устроила. Но вскоре Лили преподнесла еще сюрприз.
Для Скорпиуса это оказалось настоящим шоком – невеста решила пригласить на свадьбу Джеймса.
Казалось бы, это в порядке вещей, ведь он ее старший брат. Но семья давно не общается с Джеймсом, он им чужой. А Лили его пригласила не просто на свадьбе погулять, это бы Скорпиус еще понял. Нет, Джеймсу предстоит жить в особняке Малфоев до самой свадьбы! Потому что Лили сообщила, что хочет иметь там родственную душу. Джеймса! Чушь полнейшая.
Уже то, что Лили живет в особняке Малфоев, является нарушением традиций. Малфои и Поттеры пошли на это только потому, что их семьи давно дружат, Лили родителям Скорпиуса как младшая дочь. Но она еще замуж не вышла, а уже приглашает гостей и ставит условия!
Скорпиус ожидал, что родители возмутятся. И тогда можно будет со спокойной душой сказать невесте, что с ее прекрасной затеей, увы, ничего не получается. Но, как ни странно, отец и мать восприняли этот поступок Лили положительно. Мол, она чтит семью и уважает старшего брата, и это хорошо. Пришлось согласиться.
Скорпиус обсудил это с лучшим другом. Альбус тоже терялся в догадках. Не сомневался только в том, что Лили пригласила Джеймса в гости не из-за внезапно проснувшейся сестринской любви. Но на это нет ни одной причины.
Альбус и Скорпиус даже пошли на хитрость. Альбус принял решение переехать в особняк Малфоев до свадьбы, дабы присмотреть за сестрой. Отцу идея очень понравилась, и Лили тоже была в восторге. Но письмо Джеймсу отправила и продолжила его ждать. Непонятно…
В принципе, нельзя сказать, что Альбус и Скорпиус сильно плохо к Джеймсу относятся. В школьные времена они пошучивали над ним, часто и порой даже жестоко. Но с тех пор много воды утекло. Теперь он для них практически чужой человек. И они решили общаться с ним вежливо и нейтрально. В конце концов, они цивилизованные люди.

В кабинете мистера Финнигана пил черный кофе самый лучший его сотрудник, легенда и гордость аврората. Аврор класса А, держащийся на этой должности гораздо дольше всех и сделавший для магического мира больше, чем даже Гарри Поттер. Все знают о нем, уважают его. Но только единицы знают его имя.
То есть, все в курсе, что есть такой аврор, Джеймс Поттер. Кажется, класса В… Живет в общежитии, но в его комнате были только два человека. Он замкнут и нелюдим. Почти никто, кроме тех самых двух человек, мистера Финнигана и некоторых авроров А класса, не знает, что Джеймс и есть тот самый аврор-легенда.
А мистер Финниган знает и еще кое-что. Джеймс – человек глубоко несчастный. Он пришел в аврорат из самой бездны отчаяния. Его отвергла семья, его детство было кошмарным, а юность еще хуже. И теперь он видит только опасные задания. Он никогда не был в отпуске и даже в свободное от заданий время редко позволяет себе расслабиться и отдохнуть. Мистер Финниган понимает, что Джеймс лучший из его людей. Но сейчас он пытается его убедить перейти в класс В и зажить нормальный жизнью. А молодой аврор, никогда не знавший заботы и хорошего отношения, и сейчас не верит в искренность начальника. Обиженно спрашивает:
- Вас не устраивает моя работа?
- Джей, ты в своем уме? Ты один стоишь всех остальных сотрудников аврората.
- Так в чем же дело? Почему вы хотите меня понизить?
- Да пойми, наконец, перевод в класс В – это не понижение. Это просто другая область деятельности, и все.
- Менее опасная и требующая меньшей квалификации.
- Ты и будучи аврором класса В сможешь выкладываться по полной и ловить преступников. Ты уже достаточно рисковал, Джей.
- А кто будет делать мою работу, мистер Финниган?
- Без тебя, не скрою, будет не просто. Но ты мне как сын, я для тебя хочу только самого лучшего.
- Простите, но я предпочитаю остаться в классе А. я этим живу.
Вот же упрямый мальчишка! Но мистер Финниган предполагал такое развитие событий, и у него имелся запасной вариант. Для Джеймса нет иных важных жизненных интересов, помимо работы. Надо, чтобы они появились. Глава аврората ответил:
- Что ж, я уважаю твое решение. Но в качестве альтернативы настаиваю на том, чтобы ты взял отпуск.
- Он мне не нужен.
- Это не обсуждается.
- Что ж… В таком случае я готов недельку отдохнуть.
- Два месяца минимум.
- Месяц.
- Согласен. Пиши заявление.
Мистер Финниган подписал своему лучшему аврору заявление на отпуск, и тот вышел. Несколько огорченный. Вообще их спор про отпуск был абсурдным, обычно все происходит наоборот. Но очевидно, что Джеймс просто понятия не имеет, что делать во время отпуска. Мистеру Финнигану осталось надеяться, что аппетит придет во время еды.


Глава 2


Глава 2: «Прошлое: мишень для насмешек»

Джеймса в семье не любили, и он понял это слишком рано. Вообще, дети почти всегда чувствуют, кто из домашних как к ним относится. И еще даже не умея говорить, Джеймс уже чувствовал холод и отчужденность родителей.
Когда взрослел, все чаще пытался понять причину. Он же не сделал ни родителям, ни брату с сестрой ничего плохого. Он их любил и надеялся, что придет время, и они ответят взаимностью… Только время шло, а чуда не происходило.
По отрывочным фразам и подслушанным разговорам Джеймс догадался, что все дело в его деде, тоже Джеймсе Поттере. Мол, это был не слишком хороший человек, а он на него очень похож. Но это открытие породило больше вопросом, чем ответов. К примеру, за что его папа так ненавидит собственного отца? И почему счел возможным перенести эту ненависть на родного ребенка?
Когда Альбус стал ходить говорить, а позднее и связно мыслить, Джеймсу зажилось еще хуже. Потому что он понял – младшего брата родители любят. Они так восхищались Альбусом! Ловили каждое его слово, радовались каждому достижению. То, что, если это делал Джеймс, никого не впечатляло (к примеру, первые шаги), в случае с Альбусом становилось предметом всеобщей радости. А Джеймс все никак не мог понять, чем он настолько хуже брата. Иногда часами думал об этом, смотрелся в зеркало, сравнивал себя и Альбуса. Считал, что, если найдет причину, сумеет хоть что-то изменить. Но причина не находилась.
Младший брат не рос ни капризным, ни эгоистичным. Был нормально воспитан, не обижал сестру и соседских детей, любил животных, ладил со старшими… Но вот для Джеймса стал самым настоящим кошмаром.
Наверное, это из-за того, что Альбус чувствовал, что Джеймса не любят родители. Может, хотел еще больше утвердить свое положение в семье. Но он вскоре стал вести себя по отношению к брату просто мерзко. Задевал Джеймса, унижал, всячески напоминал о том, каково его положение в семье. Давил на самое больное – родители его не любят.
Джеймс не стукач, он никогда не стал бы жаловаться родителям. Но надеялся на то, что они когда-нибудь узнают сами. Случайно услышат, или увидят… И тогда велят Альбусу прекратить, ведь им же не совсем плевать.
До Джеймса не сразу дошла страшная правда – родители знают все. Они просто позволяют любимому сыну вытворять, что он хочет. Джеймс просто не знает, как это пережил. Он хотел даже сбежать из дома, но подумал и понял, что это и заметят-то не сразу. А когда заметят, обрадуются. Только Альбус огорчится, что теперь не над кем издеваться. Он ведь, помимо старшего брата, хорошо относится ко всем, от домашних животных до домовых эльфов.
Светом в окошке могла бы стать сестра, Лили. Но и она не стала. Светлая, очень добрая девочка, в случае с Джеймсом предпочла закрыть глаза. Словно ничего особенного не происходило. Сама она общалась с Джеймсом нормально, но как с не очень близким знакомым.

Его даже в Хогвартс не стали провожать! У них, видите ли, наметилась семейная прогулка, а Джеймс мешал. Конечно, он ведь не часть семьи… В общем, Альбус и даже Лили категорически отказались перенести семейное мероприятие, назначили датой именно первое сентября. Джеймс был уверен, что и это тоже в пику ему.
Провожала его тетя Гермиона. Она относилась к нему по-доброму. Но еще она по-доброму относилась к домовым эльфам и остальным существам, чьи права ущемлялись. Просто борец за униженных и оскорбленных. Правда, в случае с Джеймсом ее борьба сводилась к тому, чтобы принести ему печенье домашнего приготовления, на словах поздравить с днем рождения или вот в школу проводить. Но на тетю Джеймс зла не держал, это и так больше, чем делают родители.
Сел в купе, с соседями не разговаривал. Он так и не научился быть веселым и общительным, а только с такими с первого впечатления хотят дружить. Ребята меж тем оживленно обсуждали, кто на какой факультет хочет. Джеймс молчал, но ответ у него был.
Грифиндор – единственный приемлемый ответ для сына Гарри Поттера. Может, родители просто не верят, что из него может выйти что-то путное? Отсюда холодность и отчуждение. И он должен доказать им, что он не хуже брата и сестры. Он тоже сможет стать достойным фамилии Поттер.
Было страшно. Когда подходили к Хогвартсу, Джеймс даже не восхитился видом замка. Все стояли, открыв рты, а он даже не смотрел. Все мысли было – только бы не попасть на Пуффендуй, или, того хуже, на Слизерин. Вот тогда жизнь точно будет кончена, вместе с надеждой, что все рано или поздно наладится.
Когда подходил к волшебной распределительной шляпе, от волнения покалывало кончики пальцев. Но шляпа с ним даже не заговорила. И не думала ни секунды. «Гриффиндор!» - вот ее однозначный вердикт.
Джеймс был просто счастлив, он сразу написал письмо домой. Он думал, теперь-то станет лучше. Придет ответ от отца. В нем будет сказано, что мистер Поттер впервые за одиннадцать лет гордится своим сыном.
Джеймс этого очень ждал, потому что он любил свою семью, не смотря на то, как они к нему относятся.
Джеймса ждал настоящий удар – от родителей ответа не последовало. И до самого Рождества не было ни одного письма. Джеймс даже сомневался, стоит ли ехать домой на каникулы. Но поехал – он должен разобраться.
Но дома стало еще хуже. Это странно, но после того, как он поступил на Гриффиндор, папа стал к нему хуже относиться! Но ведь в семье все гриффиндорцы, а то, что папин лучший друг слизеринец, ситуацию изменить не должно бы. В чем же дело?

Странности продолжились – на следующий год Альбус поступил на Слизерин. Само по себе это не странно – уж Джеймс-то младшего знает не с лучшей стороны. Странной оказалась реакция отца.
Папа прибыл в Хогвартс лично. И сказал Альбусу, что гордится им, чтобы он даже не думал переживать из-за своего факультета. Мол, и на Слизерине учились, учатся и еще будут учиться достойные люди. А то, что ты учишься на Гриффиндоре, еще не значит, что ты достойный человек. Альбус пересказал Джеймсу разговор почти что дословно. Чтобы похвастаться или поиздеваться, разница невелика.
Джеймс хотел тоже поговорить с отцом. Он же прибыл в Хогвартс приободрить Альбуса. Может и для Джеймса найдется пара слов? Но отец не захотел с ним общаться. Так и сказал директору МакГонагалл.
Пожалуй, директор – одна из немногих людей, кто, действительно, хорошо относился к Джеймсу. Она пыталась сделать его пребывание в Хогвартсе не таким уж мрачным, но это оказалось не в ее силах.
Все дело в том, что у Джеймса не сложилось с друзьями. Он мог бы стать замечательным другом – умный, честный, самоотверженный… Но так никто не решился оценить эти качества по достоинству.
Тут несколько причин. И первая – замкнутость Джеймса. Ему всегда было очень сложно заговаривать с незнакомыми людьми, свободно с ними общаться. Он не понимал, как два человека могут вот так, запросто, сойтись.
И тут вытекает вторая причина – ему этого никто не объяснил, не подсказал, как важно в школе сразу же завести друзей. Мама учила правильно жить Лили и Альбуса. А то, что родители дали Джеймсу, сводилось лишь к постоянным замечаниям по поводу, что он не убрался или не достаточно старается не попадаться на глаза во время семейных мероприятий.
Без друзей совсем плохо. Джеймс видел, как остальные ребята здорово проводят время, как им весело вместе. Он тоже хотел бы найти друзей, но никак не получалось. Тетя Гермиона как-то рассказывала, что у нее сначала не было друзей. Но потом ее спасли папа и дядя Рон, и все в жизни наладилось.
Джеймс тоже надеялся – раз уж не вышло сразу, может, произойдет чудо? Но и с этим не получилось. Да и в роли жертвы он себя не представлял, а в роли героя тем более. Ну не тянул он на спасателя – и с реакцией проблемы, и заклинания заучиваются не так уже легко.
Хотя Джеймс трудился изо всех сил, и определенных успехов все же добивался. Тем более, у него не было друзей, и это высвобождало массу свободного времени.
Так что Джеймс, хоть и не был лучшим учеником, справлялся неплохо. И отец мог бы им гордиться, если бы допускал эту возможность. Но мистеру Поттеру глубоко наплевать на достижения старшего сына.
Тем не менее, хоть у Джеймса не было друзей, на первом курсе не было и врагов. Так что жизнь была, пусть скучной и унылой, но вполне сносной. До той поры, как в Хогвартс поступили Альбус и Скорпиус.

Они были друзьями еще до поступления в Хогвартс. Еще бы – сыновья близких друзей. Правда, пару раз тетя Гермиона обмолвилась, что во времена обучения в Хогвартсе папа и мистер Малфой были далеко не друзьями.
Какая-то туманная история о том, что они враждовали и учились на разных факультетах. А на седьмом курсе папа спас мистеру Малфою жизнь. И на этом бы история закончилась, но через некоторое время в беду попал папа.
Мистер Малфой отдавал долг, и на этом можно было закрыть тему. Но во время этих событий, подробностей которых Джеймс так и не узнал, эти двое стали близкими друзьями. И решили, что дружить будут и их сыновья.
Альбус и Скорпиус подружились и без подсказки родителей – очень уж они похожи. Искатели приключений, жаждущие новых открытий.
И было ясно, что поступят непременно на один факультет. Видимо, в дружбе Скорпиус все же доминирует, раз им оказался Слизерин.
Переживал Альбус не долго. Главное, что его поняли дома. А потом оказалось, что и на Слизерине много хороших ребят, с ними вполне можно подружиться и очень весело проводить время.
Но всех других развлечений Альбусу было мало – ему и в Хогвартсе хотелось продолжать превращать в ад жизнь старшего брата, а Скорпиус охотно этому способствовал.
Скорпиусу Джеймс не понравился с первой минуты знакомства, но сначала он ничего не предпринимал. Осторожный парень не знал, как к этому отнесутся. И только когда понял, что всем на Джеймса плевать, начал позволять себе сомнительные приколы. А уж когда они с Альбусом оказались на Слизерине, и вовсе разошелся.
Джеймс терпел, больше ничего не оставалось. Он не мог жаловаться. Во-первых, считал это неприемлемым. К тому же неэффективным. Жаловаться кому? Из кандидатов только МакГонагалл. Но она непременно доведет это до сведения отца, из самых лучших побуждений. А тот накажет именно Джеймса.
Дать им отпор? Джеймс и сам не понимал, почему не получается. Он же старше на целый курс. И должен знать то, что они не проходили. Однако, видимо, к ловкости и скорости реакции это не относится – два гаденыша вечно заставали врасплох.
Был, правда, один случай, дома, когда Джеймс поранил Альбуса. Ненамеренно, и тот сам был виноват. В итоге Джеймсу сильно досталось от отца. Альбус сказал, что виноват сам, но ему не поверили. Еще считали героем и мучеником! А ему хватило этой неприятной ситуации только на то, чтобы не приставать к Джеймсу неделю.
Но когда Джеймс смотрел на Скорпиуса и Альбуса, весело о чем-то беседующих, он поневоле начинал им завидовать. Ведь они друзья, и много раз друг другу помогали выпутываться из сомнительных ситуаций. А у него нет друзей, и ему по жизни не везет. Джеймс не знал, какие еще сюрпризы уготовила ему судьба, но был уверен, что ничего хорошего.

Хотя сначала, где-то до третьего курса Хогвартса, он надеялся. Эта надежда помогала жить, давала силы. Не может быть, чтобы его семья не поняла, что они все ему дороги, что многого ему не надо – всего лишь доброе слово, подарок на день рождения (можно даже дешевый, главное внимание), понимание и сочувствие.
Когда стало ясно, что просто так родители ничего не поймут, Джеймс стал надеяться на чудо. Что что-то произойдет, может его даже похитят злоумышленники. И вот родные не находят себе места от волнения, ищут его, находят и обещают, что все будет по-другому. И заживут они счастливо.
Этого тоже не происходило, и Джеймс стал надеяться, что исчезнет. Не умрет, просто перестанет существовать, словно его никогда и не было. И если близким так будет легче, пускай. Но и этого тоже не происходило.
И, в конце концов, Джеймс и вовсе перестал на что-либо надеяться. Так гораздо проще. Не ждешь чуда, подарков на Рождество, теплых слов, семейного уюта. Ничего не ждешь, и потому раз за разом не разочаровываешься, не ощущаешь эту боль, будто в сердце вонзили нож.
Джеймс долго держался, убеждал себя, что не может все время быть так плохо, должна же в жизни быть и светлая полоса. А потом, когда убедился в том, что его жизнь однотонна, попытался с этим смириться. Что еще оставалось?
Была даже мысль попросить родителей сдать его в приют. Джеймс всерьез считал, что там и ему будет гораздо лучше…ну и родне зачем лишний рот... Хотя уж финансовых-то затруднений они точно не испытывают… А если мистер Поттер сдаст первенца на государственное иждивение, точно пойдут разговоры. Поняв, что на такое отец не пойдет, только взбесится, Джеймс оставил эту мысль. И начал пытаться искать плюсы в своем нынешнем положении.
В конце концов, у него есть крыша над головой. И, пусть его, как Альбуса и Лили, не балуют изысканной пищей и вкусными десертами, сыт он всегда. И всегда одет прилично, хоть и не так модно, как брат с сестрой. Только плохо, что ему не покупают ничего из тех вещей, которые так нужны ребятам его возраста. Без которых нельзя себе представить счастливых детства и юности. К примеру, метлу. Не обязательно самой последней модели, просто чтобы на ней можно было вдоволь полетать. Но ему даже не позволили полетать на старой метле Альбуса, отдали ее какому-то очень дальнему родственнику! И домашнего любимца тоже не купили, хотя у Альбуса есть сова Бенни, а у Лили киска Нелли. А Джеймс обойдется.
И все равно эти вещи, пусть и являются обязательными атрибутами жизнь любого юного волшебника, не жизненно необходимы. И Джеймс признался себе, что и без них обойтись можно.
Так что его жизнь нельзя назвать совсем уж безнадежной. По крайней мере, есть ребята, которым приходится тяжелее. Кто-то живет впроголодь, кого-то дома избивают. И Джеймс запретил себе нытье. Жизнь такая, какая есть.

И потянулись безрадостные дни, которые складывались в недели и месяца. Ничего не менялось, но и Джеймс больше не ждал изменений. Он точно знал, что Альбус и Скориус будут над ним издеваться, друзей у него так и не появится, родителям будет наплевать на него, а солнечная девочка Лили будет всем помогать, кроме родного брата.
Но Джеймс никогда никого не ненавидел. Не говорил этого вслух, и не позволял себе подобных мыслей. Как бы они себя не вели, это все равно его близкие, он будет принимать их такими, какие есть. Он больше их не любит, они сами убили хорошее к себе отношение. Но и не ненавидит. Отныне и навсегда ему все равно.
Директор МакГонагалл регулярно приглашала его в кабинет и проводила там долгие душеспасительные беседы, угощая чаем с шоколадными лягушками. Говорила о том, что он должен сам что-то сделать, чтобы наладить свою жизнь. Донести до родственников, как они ему нужны, помириться с братом и Скорпиусом, найти друзей… Что он сам должен приложить усилие, и жизнь непременно наладится. Джеймс внимательно слушал директрису, кивая в нужных местах. И, тем не менее, был с ней категорически не согласен.
Конечно, она, как почти все сильные личности, свято убеждена в том, что во всех происходящих с ним несчастьях человек виновен сам. Мол, не смог переломить обстоятельства в свою пользу. Но иногда это просто невозможно.
А Джеймс пытался, много раз. Он до того, как окончательно разочароваться в своей семье, пытался говорить с каждым из них. Отец и мать раздражались, брат издевался, сестра улыбалась и пожимала плечами, словно это ее совершенно не касается.
Судя по теории МакГонагалл, Джеймс сам виноват в том, что изгой в семье он, а не Альбус и не Лили. Но ни брат, ни сестра не сделали ничего особенного, за что их можно было бы любить больше Джеймса. А он никогда не делал своей семье ничего плохого.
Тем не менее, директор не стала помогать Джеймсу, хоть и относится к нему очень хорошо. То есть она-то считала, что их разговоры – это уже серьезная помощь. Но Джеймс хотел бы, чтобы она поговорила с его родителями, или сделала что-то, чтобы приструнить его брата с дружком. Но этого она делать не собиралась.
Джеймс жил только одной надеждой – поскорее закончить школу. Хоть он и не надеялся на то, что сразу найдет друзей, или вернет расположение семьи. Он ни о чем подобном даже не думал. А думал о том, что, как только ему исполнится семнадцать, ноги его больше в родительском доме не будет. Если понадобится, он будет делать самую непрестижную работу, будет жить впроголодь. Но больше не будет являться частью семьи Поттеров. Может, он так всю жизнь и будет одинок, но не будет больше терпеть издевательства и подколки. Время шло, Джеймс ждал.


Глава 3


Глава 3: «Настоящее: столкновение с прошлым»

Что представляет собой общежитие аврората? Что-то вроде большого, многоуровневого муравейника с абсолютно одинаковыми ячейками, представляющими собой комнаты авроров. Внешне они выглядят абсолютно одинаково. Внутри там может быть дешево, безвкусно, дорого стильно. Все зависит от владельца. И его дохода, конечно же.
В общежитии могут обитать авроры, независимо от зарплаты и класса. Это влияет на размер помещение. Если для авроров класса С (их в общежитии всего трое) это маленькая клетушка, для авроров класса В уже приличных размеров комната. А уж для класса А, так и вовсе шикарные аппартаменты.
Живут в общежитии достаточно дружно, общаются запросто, заходят друг к другу, отмечают дни рождения и устраивают шумные вечеринки, закрыв очередное дело. Почти во всех комнатах когда-либо собирались компании. Не было их только в комнате Джеймса Поттера.
Только два человека имели доступ в эту комнату, единственные друзья Поттера. И одним из них является собственной персоной Майк Финниган. Хотя многие недоумевают, с чего бы дружить Финнигану и Поттеру.
А ответ прост – Майк уважает мастерство. Никто кроме него из авроров В класса (о классе С и говорить нечего) не видел Поттера за работой. А ему однажды повезло.
До этого момента он и сам не понимал, что это за неприятный парень. У самого-то Майка друзей было достаточно, заводить еще одного он и не собирался. А Джеймса считал странным. В Хогвартсе особо знаниями не выделялся, а тут вдруг аврор, и говорят, что В класса. Он с ним даже не стал бы общаться, если бы не одно обстоятельство.
Майк тогда недавно стал аврором класса В, и по незнанию умудрился насолить весьма серьезным людям… В общем, отец решил, что ему нужна охрана. Майк, естественно, возмущался. Это же абсурд – аврор под охраной. Но отец был неумолим. Тогда Майк попросил, чтобы это был не кто-то из его друзей, чтобы над ним не смеялись в аврорате. и отец назначил Джеймса.
Они сначала почти не разговаривали. Финниган понятия не имел, о чем ему говорить с Поттером. Да и не испытывал надобности в общении – потом с друзьями вдоволь наговорится. И он так бы и не понял, что Джеймс за человек, если бы на них не напали.
Это было воистину завораживающее зрелище! Майк понял, что Джеймс – аврор А класса, хоть отец и не говорил. Более того, догадался, что это и есть та самая легенда аврората. Потому что до этого Майк не видел, чтобы кто-либо дрался так. Пожалуй, Поттер даже Вольдеморта завалил бы, не хуже своего отца.
В общем, они выпутались. После этого Майк сам подошел к Джеймсу и предложил поход на квиддичный матч. Джеймс удивился, но предложение принял. А Майк понял, что это удивительный человек. Его мало что интересует, помимо работы, но уж ее он знает досконально. И может быть очень хорошим другом. Именно восхищение Джеймсом, дружба с ним, и побудили Майка добиваться перевода в класс А. Друг, правда, отговаривает, но Майк хочет быть хоть приблизительно на него похожим.

А вот Джеймс тоже восхищается Майком, но по совсем иной причине. Он хотел бы так же хорошо разбираться в людях и житейских вопросах. Пожалуй, ему повезло подружиться с Майком. Он порой вносит в жизнь разнообразие. То на матч квиддичный притащит, но на дискотеку позовет. Правда, Джеймсу редко удается выбраться, но раз в полгода точно.
А еще с Майком всегда можно посоветоваться. И повод подходящий – придя в свои огромные, стильно и дорого обставленные апартаменты, Джеймс обнаружил на столе письмо от сестры.
Лили… Полузабытая младшая сестра… Джеймсу нравится думать, что он сирота и попал в аврорат прямо из приюта. Так проще, чем сознавать печальную правду, что у тебя большая семья… которой ты совсем не нужен. И, чтобы поддерживать это заблуждение, Джеймсу было важно не получать никаких известий от семьи. Семья тоже к общению не стремилась. И вот теперь перед ним письмо. Аврор Джеймс Поттер никогда ни перед чем не пасует. Поэтому взял письмо и прочел.

Джимми!
Привет, давненько от тебя вестей не было. Спешу сообщить, что через десять дней выхожу замуж за Скорпиуса Малфоя. Ты, конечно, приглашен. Предлагаю тебе в качестве моего близкого родственника до церемонии переехать в особняк Малфоев. Можешь взять и свою девушку, если таковая имеется.
Твоя сестренка, Лили

Все в этом письме раздражало до зубовного скрежета, даже первая строчка. Любя имя Джеймс, сокращение к нему он терпеть не мог. И Лили об этом прекрасно известно… Хотя, может, он настолько для нее не важен, что она подобным и голову себе не забивает.
И это подводит ко второму вопросу – если он настолько ей безразличен, почему она его приглашает? Тут у Джеймса имелось две версии. И первая состояла в том, что Лили делает это назло либо самому Скорпиусу, либо его родителям. Но в это не слишком верилось – зачем невесте прямо перед свадьбой со всеми отношения портить?
Вторая причина была зыбка и неопределенна – он зачем-то нужен сестре. Но Джеймс даже гипотетически не может предположить, зачем.
Версию о том, что в сестре внезапно совесть проснулась, он заранее отмел, как совершенно несостоятельную. Во-первых, разучился верить в чудеса еще в детстве. К тому же, если это совесть, тон письма был бы другим.
Что делать? С одной стороны, видеться с семьей, да и с Малфоями, не было ни малейшего желания. С другой, он был уверен, что и негативных эмоций особо не испытает – ему просто плевать. А детские шутки Альбуса с дружком на него, аврора А класса, вообще навряд ли произведут особое впечатление.

Надо посоветоваться, и хорошо бы с Майком. Но другу недавно отец дал какое-то задание, они и поговорить-то толком не успели. Майк обещал с ним связаться, а пока он этого не сделает, Джеймс тоже не выйдет на контакт. Потому что так можно завалить другу задание, а это последнее дело. Остался еще один вариант.
Есть у Джеймса еще друг, с которым можно посоветоваться. Вернее, подруга. Луиза Нотт.
Симпатичная девушка. На королеву красоты не потянет, но и ничуть не хуже большинства. Уникальна в ней не столько внешность, сколько то, что она является аврором, с недавних пор В класса.
Хотя, без сомнения, могла бы избрать и совершенно иное поприще. Могла бы, благодаря происхождению, успешно выйти замуж. Могла бы быть, к примеру, журналисткой. В крайнем случае, колдомедиком.
В школе она хорошо училась. И если Джеймсу пришлось для того, чтобы стать аврором, приложить немало усилий, перед Луизой были все двери открыты – учеба девушке давалась легко, к тому же она обладала ловкостью, о которой в школьные времена Джеймс и мечтать не мог.
Но она, как и Джеймс, бежала, словно от чумы, из семьи. Более того, если Джеймс хотел только быть от родных подальше, Луиза еще и желала сделать что-то им назло. А, поскольку это лорды в Мерлин знает каком поколении, самое худшее, что она могла сделать – стать аврором.
Так что изначально это был жест протеста, вызванным подростковым максимализмом. И все были убеждены, что вскоре Луиза уйдет из аврората на менее опасную работу.
Хоть и была аврором С класса. И это ее сначала устраивало. Работа не опасная, и, тем не менее, можно уверенно называть себя аврором. По большому счету, первое время ей только это и было нужно.
В школе Луиза за собой ухаживала, тщательно подбирала мантии и украшения, делала красивые прически. И, хоть самой красивой не была, многие признавали, что она настоящая леди. Правда, делалось это больше по настоянию опекунов, чем по доброй воле. Ее проверяли, следили, чтобы она ничем не уронила доброе имя приютившей ее семьи.
А когда Луза ушла из семьи и стала принадлежать только сама себе, она, наконец, в полной мере ощутила свободу. Эта история, конечно, не нова. И Луиза не первая, кто, ощутив независимость, совершенно потерял голову.
Она стала выбирать одежду более удобную, нежели стильную (чему и способствовала ее работа), волосы просто собирала в обычный хвост, а все украшения вернула назад.
И ее все устраивало – и появившееся ощущение абсолютной свободы, и статус С. Ей нравилось всем говорить, что она выбрала аврорат по велению сердца. Единственный минус состоял в том, что за ней не ухаживали парни.
Сначала казалось, что молодые авроры будут в очереди стоять за ее благосклонностью. Но все считали Луизу странной. Даже отчасти ненормальной, и выбирали обычных девушек, не коллег.

Луиза так и жила бы, не повстречай Джеймса Поттера. Они разговорились случайно, когда она напилась в баре и громко возмущалась, что всем плевать на нее, и никто даже не знает, что у нее День рождения. Все смеялись над ней, и только Джеймс вошел в ее положение и довел до комнаты.
Потом, через несколько дней, Луиза в знак благодарности пригласила его в гости. Он пришел, и они весь вечер пили вино и разговаривали о жизни.
Оказалось, у Джеймса и Луизы очень много общего. И они оба не от хорошей жизни пошли в аврорат. Но Джеймс считает эту службу своим призванием и готов отдать жизнь за нее в любой момент. Не смотря на то, что судьба была с ним не справедлива, он готов защищать людей, ведь это теперь его долг, его призвание, его жизнь. Именно после разговора с Джеймсом Луизе стало стыдно, и она пересмотрела свои жизненные цели.
Может она изначально и пошла в аврорат только ради протеста, зато теперь работает тут за идею, как и большинство. Потому что Джеймс стал ее кумиром и объектом для подражания, она на него равняется, хочет, чтобы он гордился ей.
Поэтому перестала избегать любых опасных заданий и нарочно занижать свои знания на тестированиях, чтобы не получить класс В. Наоборот даже, приложила усилие и получила этот класс. Они с Джеймсом вместе отметили это событие неделю назад, не смотря на то, что, по мнению Джеймса, ей бы лучше выбрать менее опасную сферу деятельности.
Они стали хорошими друзьями. Единственное, что смущало Луизу – дружба Джеймса с Майком Финниганом, которого она терпеть не может. Впрочем, это дело Джеймса. Она решила в это не лезть. У Джеймса и так всего-то два друга. А у нее и вовсе один. Как-то так вышло, что и с подругами не сложилось, и с другом повезло только совсем недавно.
Джеймс ее и к себе в гости пригласил, в ответ на ее приглашение. Луиза вошла и обомлела, до того там просторно и шикарно. Впрочем, оно и понятно, все же у Джеймса класс А. У нее-то обстановка скромная, у класса С зарплаты небольшие. Тут бы на жизнь хватило, уже не до оформления жилья.
И она стала частенько заходить к Джеймсу, он был не против, самому скучно, когда не работает.
Вообще, не смотря на наличие целых двух друзей, Джеймс на работе просто зациклен. Днем и ночью всегда готов останавливать вселенское зло. Это, конечно, очень хорошо. Ведь только благодаря тому, что существуют такие авароры, магический мир может спокойно спать. Но Луизе порой очень бы хотелось, чтобы Джеймс подумал о чем-то, помимо работы.
Потому что она его любит. И даже затруднилась бы сказать, когда это началось. Уже после начала их дружбы или когда только его увидела? У нее нет ответа, потому что эта любовь уже прочно срослась с ее существом, стала ее частью. Луиза только не знает, что теперь делать. Признаться? А вдруг любовь не взаимна, а после признания не будет возможна и дружба? Луиза не представляла, как тогда будет жить.

Джеймс пока что об этом даже не задумывался. Он, действительно, все душевные силы, всю энергию отдавал исключительно работе. А Луиза была для него другом, с которым можно посоветоваться, когда не знаешь, что решить.
И сейчас, когда пребывал в совершенной растерянности, Джеймс обратился к Луизе. Его настолько выбила из колеи весточка от Лили, что он не знал, как следует поступить. Проигнорировать? Ответить вежливым отказом? Или же третий вариант?
Джеймс пригласил Луизу к себе, подруга, которая, как оказалось, тоже в отпуске с сегодняшнего числа, пришла быстро. Джеймс все рассказал, и даже письмо показал. Внимательно прочитав, думала Луиза недолго. Спросила:
- И почему ты не хочешь туда пойти?
- Луиза, я думаю, что рассказал о своей семье достаточно, чтобы ты догадалась об этом сама.
- Джей, ты же сам говорил, что эти люди тебе безразличны.
- Да, и я понятия не имею, почему должен провести треть отпуска в обществе безразличных мне людей.
- А если не там, где собираешься провести?
- Ну…
- Видишь, ты и сам не знаешь. А тут какая-никакая, а загадка. Признайся, тебе же интересно, что побудило Лили написать это приглашение?
- Не отрицаю. Но навряд ли это все доставит мне удовольствие
- А давай я составлю тебе компанию!
Наступила пауза, Луиза волновалась, с ее стороны это был смелый шаг. Но ведь она даже отпуск взяла только потому, что его, наконец, взял Джеймс. Мистер Финниган ее вызвал через час после разговора с Джеймсом и сам это предложил. Он находил Джеймса и Луизу хорошей парой и очень хотел поспособствовать их союзу.
И Луиза надеялась, что они с Джеймсом в этот месяц станут друг с другу гораздо ближе. Для этого надо было провести вместе много времени. И для Луизы это приглашение от Лили оказалось хорошим шансом. Если она поедет в особняк Малфоев в качестве девушки Джеймса… Кто знает, может, так оно и будет.
Только Луизе очень не хотелось ехать к Малфоям. Она провела в этом особняке далеко не лучшие годы своего детства и меньше всего на свете хотела бы туда возвращаться. Но ради Джеймса готова и не на такое. Но друг всегда видел ее насквозь. Джеймс спросил:
- Луиза, а тебе самой не будет неприятно находиться там?
- Конечно, будет. Но я поняла, Джей, что нельзя бежать от своего прошлого. Без прошлого не может быть будущего. И мы должны вспомнить, какими мы были, чтобы понять, какими хотим быть.
- Что ж, думаю, ты права. Завтра едем к Малфоям.

Джеймс собирался. Для него то, что Луиза согласилась составить компанию, явилось приятной неожиданностью. В ее обществе, пожалуй, и отпуск пролетит и быстрее, и приятнее.
Брал с собой Джеймс только самой необходимое. И, конечно, дорогие и стильные вещи. Не в том дело, чтобы он хотел показать родным, что и без них многого в жизни добился. Нет, ему было плевать, что они подумают. Просто, раз уж собрался в гости к лордам, соответствовать надо.
Майк вышел на связь совершенно неожиданно, через камин. Судя по внешнему виду друга, работа не опасная… Но очень скучная. Джеймс спросил:
- Наш разговор тебе не повредит?
- Секретности нет.
- Работа не опасная?
- Работа нудная, - Майк даже зевнул.
А Джеймс присел около камина и попросил:
- Ну, рассказывай.
- Да рассказывать почти что нечего. Папа всерьез опасается, что я буду сдавать на класс А, вот и подкинул мне это.
- Майк, ты будешь говорить или я пойду отпуск отмечать?
- О, ты в отпуске? Поздравляю.
- Спасибо, - начал заводиться Джеймс. Вот же привычка у Майка все время нагнетать интерес!
- Я с тобой из особняка Малфоев говорю.
- Да ладно! – Джеймс даже встал от удивления и снова принялся топтаться у камина.
- Угу, дочери аж самого Поттера привиделось, что ей и ее жениху угрожает какая-то жуткая опасность, и она взбаламутила всех. Вот папа чтобы мистер Поттер успокоился, меня и послал. А то он его достал уже своими приказами немедленно разобраться, будто имеет право приказывать главе аврората! – при других обстоятельствах, говоря о семье лучшего друга, Майк избрал бы иные выражения. Но он прекрасно знает, что Джеймс относится к Поттерам как к чужим людям, каковыми они ему фактически и являются.
Джеймс и воспринимал их как чужих людей, семейство героев, к которому он не имеет ни малейшего отношения. Потому не возмутился, а спросил:
- И что там? Есть из-за чего беспокоиться?
- Ни малейшего признака. Неужели мне придется там торчать все дни до свадьбы? Я же со скуки помру.
- Не помрешь. Я скоро составлю тебе компанию.
- В смысле?
- В прямом. Меня пригласили в гости.
- Видать, сильно напугалась мисс Поттер.
- Не то слово. Мы с Луизой скоро будем. Жди.
- С нетерпением.
Майк исчез, а Джеймс продолжил собираться. Что ж, ситуация более-менее проясняется. В Лили, как он и думал, не вспыхнули внезапно сестринские чувства. Просто сестра боится до потери сознания. И ему кажется, что не без оснований. Никто не верит Лили, но аврорское чутье Джеймса, которое не раз спасало ему жизнь, подсказывает, что тут дело нечисто. И он намерен во всем разобраться, заодно и отпуск скучным не будет.


Глава 4


Глава 4: «Прошлое: родственная душа»

История Луизы Нотт началась задолго до ее рождения. Пожалуй, с того момента, как Панси Паркинсон, еще в одиннадцать лет, с первого взгляда влюбилась в Теодора Нотта. Настойчивая девочка привыкла всегда получать желаемое. И в случае с Теодором у нее не было сомнений – рано или поздно они будут вместе.
Сначала пыталась с ним подружиться, но затея с треском провалилась. Тео не хотел дружить с девчонкой, и Панси решила повременить. Решила, что, когда она вырастет и станет настоящей красавицей, он непременно влюбится… А после женится.
Когда Панси взрослела, постепенно стало ясно, что возникла еще одна загвоздка - красавицей ее нельзя назвать даже условно. При том, что девушка тратила уйму сил и времени на то, чтобы выглядеть привлекательно, большая часть девушек Хогвартса были гораздо красивее ее, хоть не тратили так много сил и нервов на это. А Теодор, увы, даже не смотрел в ее сторону.
Тогда Панси решила взять настойчивостью. Она пыталась все время быть рядом с Теодором, приглашала его сходить вместе в Хогсмит и даже подружилась с его родителями и во время каникул стала частым гостем в их доме. Думала, что, если Теодор привыкнет к тому, что она постоянно присутствует в его жизни, то рано или поздно свяжет с ней свою судьбу.
Но и тут девушку настигло поражение – все ее ухищрения не сработали. Более того, чем настойчивей она старалась не выпускать Тео из виду, тем больше он ее избегал. Ото всех предложение отказывался, не задумываясь. А то, что его родители убеждали в том, что Панси хорошая девочка, и пары лучше ему не найти, только ухудшало ситуацию. И, в конце концов, Теодор не выдержал.
Так прямо и заявил девушке, что ее навязчивость его уже порядком достала, он никогда не станет с ней встречаться, не хочет видеть ее в своем доме… Да и вообще его от нее тошнит.
Большинство девушек после такого разговора больше никогда бы к парню не подошли. Но Панси не такая, она не сдается никогда.
Впрочем, одно она поняла – Теодор никогда с ней не будет по доброй воле. Значит, по логике Панси, надо его заставить. Но долгое время у девушки не было на это никаких шансов.
Вспомнить только о провале самой традиционной попытки. Ведь у многих это получилось – опоить парня зельем, затащить в постель и зачать ребенка. А потом уже нет вариантов, помимо свадьбы. Они ведь с Ноттом оба чистокровные – у них с этим строго. Но Теодор раскусил Панси, и ничего-то у нее не вышло. Только избранник осторожнее стал.
После многих безуспешных попыток, Панси, наконец-то, улыбнулась удача. Главное, произошло это совершенно случайно. Девушка просто хотела найти в комнате Теодора что-то, подходящее для приворотного ритуала. А вместо этого нашла омут памяти с потрясающим компроматом. Оказывается, Тео выполнил для пожирателей смерти пару важных заданий. И за это ему гарантированно светит поцелуй дементора. Но Панси благородно предложила парню выбор – казнь или помолвка.

Так что свадьба состоялась, хотя Нотт даже не скрывал, что ему приходится идти на этот шаг, а Панси ему противна. Все знакомые думали, что по залету. Панси понимала, что это полупобеда, и хотела идти дальше.
Сначала она, действительно, хотела стать хорошей женой. Да, Тео ее не любит, да, женился благодаря шантажу. И все равно Панси верила, что они еще могут все исправить и стать настоящей семьей.
В этом ее тоже ждало разочарование – все благие попытки быть хорошей женой сделать приятное молодому супругу, пропали даром – Тео достаточно ясно дал понять, что его не интересует Панси, и ее попытки задобрить его все равно ничего не изменят. Тогда Панси решила, что скрепить их союз сможет только одно – дети.
Она любит Теодора, готова ради него на все. Даже, в случае, если он предал бы ее отказом жениться, смотреть, как его целует дементор. Хоть это и было бы для нее невыносимо. И Панси искренне считала, что, не смотря на то, что Тео ее презирает, у них получится семья. Ее большой любви на двоих хватит. Но нужно еще связующее звено, чтобы семья была настоящей. Пусть многие леди относятся к детям, как к печальной необходимости и по возможности рожают только одного наследника, Панси решила, что хочет от Тео как можно больше детей.
Загвоздка состояла в том, что Тео не только не хотел от Панси детей, он вообще не желал исполнять супружеский долг. Словно прикасаться к молодой жене – это уже самое большое испытание в его жизни. Панси думала, что супругу нужно только время свыкнуться с мыслью, что они женаты, и это уже не изменить. Она дала ему много времени – целых два месяца. Они жили в разных спальнях, у них не было медового месяца, они словно были совершенно чужими людьми.
Но потом терпение миссис Нотт лопнуло, и ей пришлось снова прибегнуть к шантажу – либо регулярное исполнение супружеского долга, либо все тот же поцелуй дементора.
Вот такой была история появления на свет Луизы. Девочка первый год жизни провела в семье, где на нее почти не обращали внимания. Отец не желал даже смотреть на нее, не то что прикасаться. Переносил на девочку негативное отношение к ее матери, не смотря на то, что Луиза росла красивым ребенком, в этом пошла в отца. Панси же гораздо больше, чем маленькая дочка, волновали попытки покрепче привязать к себе супруга.
Спустя год Панси узнала, что ждет ребенка, на этот раз мальчика. Она решила, что уж теперь-то Тео будет ее окончательно, ведь она родит ему наследника. Не знала миссис Нотт, что все изменилось, и даже будущий ребенок ей не поможет.
Тео отчаянно не желал жениться на Панси не только потому, что она ему неприятна до отвращения. Еще одна причина состояла в том, что он влюблен, причем взаимно. Его избранница Чжоу Чанг, и родители категорически не одобряли этот выбор. Но все равно Теодор сделал бы любимой предложение, если бы не коварство Паркинсон.

Он просто не мог сказать Чжоу, что разлюбил ее, хоть это и был лучший вариант. Но Тео предпочел правду. Рассказав обо всем, считал это концом. Действительно, сначала Чжоу заявила, что и слышать о нем ничего больше не желает. Не из-за свадьбы, из-за того, что он творил для пожирателей. И Тео прекрасно ее понял – он и сам вовсе не гордится собой.
Чжоу пришла к нему сама, через три месяца после свадьбы. Сказала, что все равно любит его, не смотря ни на что. И они решили бороться вместе за свое счастье.
У них подучилось только спустя почти что два года. Удалось выяснить, где Панси спрятала омут памяти, и уничтожить его. И после этого Теодора ничто уже не могло остановить – ни то, что у них с Панси ребенок и будет еще один, ни мнение общества. Теодор выставил на улицу беременную жену с маленькой дочкой и совершил магический ритуал развода, неслыханную в среде аристократов вещь, фактически порвав с женой все связи. Если бы родители были живы, они бы, конечно, сделали все чтобы помешать. Но вот уж три месяца, как их не стало. Так что Тео женился на Чжоу уже через полгода, а вскоре у них родились близнецы, мальчик и девочка. О старой семье, включая двоих детей, Теодор не вспомнил ни разу.
Панси же было некуда податься. С почти уже двумя детьми, делать ничего не умеет, и не красавица… Домой ее не приняли, родители и слышать не хотели после такого позора ни о дочери, ни даже о внуках. Осталась одна дорога – в дом лучшей подруги школьных лет, Астории.
Подруга уже была замужем за Драко Малфоем, и Панси не были особо рады. Но и на улицу не выставили, все же годы дружбы что-то да значат.
Пару месяцев Панси жила у Астории спокойно, но ради этого ее подруге пришлось регулярно выдерживать непростые разговоры с Драко. Он с детства Панси терпеть не мог, и не выставил ее до сих пор только из большой и чистой любви к своей супруге. Но все же имеет свои пределы. И, в конце концов, Астории пришлось намекнуть Панси, что ей в ближайшее время придется оставить их дом.
И что же делать? Ситуация почти безвыходная. Есть лишь один вариант – выйти замуж. Тогда и с родителями, может быть, отношения наладятся…
У Панси даже был кандидат – преуспевающий адвокат и бывший сокурсник Блейз Забини. Парень далеко не красавец, но вариантов нет. Панси знала, что он в нее давно влюблен. Но, не смотря на то, что считала, что в случае с Теодором ее любви вполне хватит, сама выходить за нелюбимого отчего-то не хотела. Впрочем, все лучше, чем с голоду помирать.
Все равно она волновалась, когда шла договариваться с Блейзом. Все же он умен и сообразит, что она обратилась к нему, только когда иных вариантов не осталось вовсе. К тому же она ждет ребенка от другого. Возьмет ли Блейз ее с таким приданным?
Но минус обернулся плюсом – Блейз, как оказалось, не может иметь детей, и колдомедики бессильны. Так что сын Панси будет носить фамилию Забини и станет наследником.

Только Блейз поставил одно категоричное условие - он не желает видеть в своем доме Луизу. Не то, чтобы он не любил детей, но она будет всегда напоминать о том, что Панси любит другого, а это неприемлемо. В случае же с ребенком, еще не рожденным, он сам даст ему имя и убедит себя с том, что это его родной ребенок. И даже будет его любить.
На это условие Панси согласилась с легкостью, не стала торговаться. Зачем? Честно сказать, она особо Луизу не любила. Как-то в борьбе за сердце Теодора, а позднее за выживание, не было времени на это чувство. К тому же, хоть один из ее детей будет пристроен.
Панси фактически сбежала из дома Малфоев, ночью. Оставила только записку, в которой просила прощения за то, что так поспешно их покидает, и еще просила позаботиться о Луизе. Назвав родную дочь бедной сиротой!
Конечно, Драко совсем не был в восторге. Он долго выговаривал супруге за то, что из-за ее наглой подруги на них свалилась такая проблема. И возмущался, с чего это вдруг именно он, а никто из родителей, должен заботиться об этой совершенно чужой ему девочке. Вообще, он на целом свете любит только одного ребенка – Скорпиуса. На остальных ему плевать.
Астория терпеливо сносила все упреки супруга. Понимала, что виновата сама. Знала ведь, на что способна ее подруга, и все равно приютила ее. Поскольку Астория во всем соглашалась с Драко, ему очень скоро надоело ее пилить, и супруги задумались над решением проблемы.
Оба сходились во мнении, что надо либо заставить кого-то из родителей забрать девочку себе, либо сдать ее в приют. Действительно, с чего бы им брать на воспитание ребенка? У них свой есть.
Но ни Теодор, ни Панси о девочке и слышать не хотели, и даже вообще не выходили на связь. Идею с приютом тоже пришлось отвергнуть.
Дело в том, что, если они сдадут в приют ребенка, об этом кто-то, да узнает. А им после всех обвинений в пособничестве Вольдеморту, от которых удалось избавиться с большим трудом, осталось только приобрести славу жестоких людей, бросающих на произвол судьбы маленького ребенка.
Решили воспитать девочку, раз уж так вышло. Оформили опеку. Только отдельно прописали, что девочке не достанется ни фамилия Малфой, ни что-либо из их состояния.
Впрочем, у Астории был план, как достичь всеобщей пользы. Она решила воспитывать Луизу почти что как дочь, готовя ее к статусу невестки. А почему нет? Уже сейчас видно, что по красоте она маму сильно превзойдет, она чистокровна, а воспитать Астория ее сможет так, как надо. Это же большая удача – воспитать невестку. Она будет уважать Асторию, будет именно такой, какой должна быть. Будет благодарна за то, что ее не бросили на произвол судьбы. Всегда будет подчиняться.
По крайней мере, так хотела бы Астория. В конце концов, то, что аристократы ищут детям вторую половинку еще в младенческом возрасте, а то и до рождения, отнюдь не ново.

Так что росла Луиза приживалкой. Нет, ей всегда было, что надеть, она была сыта, и ее комната была просторной и светлой. Казалось бы, живи и радуйся.
Вот только радости мешало то, что Луизе всегда открыто говорили, что она не член семьи, что живет в этом доме из милости и должна быть благодарной. Девушка, и правда, была бы благодарна, если бы не эти постоянные напоминания о ее доле. А так в ней только поднималось раздражение. Не на опекунов, они, и правда, взяли ее из милости. Скорее, на ситуацию в целом.
Луиза могла бы злиться на настоящих родителей. Но не получалось, потому что она практически не знала их. Сложно злиться, не представляя лиц. Даже маму она не запомнила. И вскоре саму себя убедила в том, что родители умерли, а она круглая сирота. Именно поэтому Луиза никогда не мечтала о том, что будет, если родители ее возьмут обратно, и никогда не пыталась их найти. Она уже не верила в их существование.
Скорпиус и мистер Малфой никогда не принимали в жизни Луизы никакого участия. Хотя она-то, наивная, сперва думала, что это ее брат и отец. Но у них не было никакого желания принять в семью приживалку. Не то, чтобы с ней обращались плохо, просто предпочитали не обращать ни малейшего внимания на факт ее существования.
Сначала Луиза пыталась что-то предпринять, она же не виновата в том, что Малфоям приходится возиться с ней. Девочка всячески пыталась показать, как благодарна за все, сделать приятное. Но после того как пару раз ей ясно дали понять, что никому не нужно ее дружелюбие, Луиза прекратила бесполезные попытки.
Единственным человеком, которого хоть как-то волновала ее судьба, оказалась леди Астория. Опекунша учила Луизу жизни, подбирала ей наряды, проводила с ней время.
Правда, во многом Луиза не была согласна с опекуншей, но старалась этого не показать. Раз уж миссис Малфой о ней заботится.
Позднее, в середине шестого курса, Луизу постигло страшное разочарование. Именно в то время стало окончательно ясно, что Скорпиус питает к Лили Поттер совершенно определенный интерес.
Леди Астории Лили не нравилась – совсем не похожа девушка на аристократку. И опекунша обратилась к Луизе с приказом – она обязана завоевать сердце и руку Скорпиуса. Луиза отказалась. Во-первых, она понимала, что шансов нет. К тому же, никогда даже представить не могла Скорпиуса в роли своего супруга.
Именно в это время Астория, как и остальные члены семьи, перестала проявлять интерес к Луизе. Ей стало безразлично и о чем думает подопечная, и как себя ведет.
Луиза всегда была умной, и ей не составило труда сложить два и два и понять, что она интересовала миссис Малфой только в качестве будущей невесты для Скорпиуса. Именно тогда, абсолютно разочаровавшись во всех своих опекунах, Луиза дала слово поступать им наперекор. Что, в конечном итоге, привело ее в аврорат.

Но задолго до этого, еще в Хогвартсе, у Лили появилось немало проблем. Уча подопечную, как быть настоящей леди, миссис Малфой не сочла нужным объяснить, как заводить друзей. Считала, что это не обязательное качество для будущей невестки. Чем меньше у нее будет дружеских связей, тем больше будет ценить свою семью.
С дружескими связями у Луизы, и правда, не вышло. Как и Джеймс, она не сумела завести друзей, просто не знала, с чего начинать. Если у остальных все получалось легко и просто, как бы само собой, Луиза наблюдала со стороны с чувством тоски и понимала, что не сможет так.
Вот с врагами получилось как-то легче. Ее считали странной, насмехались над ней, постоянно ее задевали. И больше всего хлопот доставлял Майк Финниган. Красивый и способный парень, он как-то с первого взгляда Луизу невзлюбил, хоть по прошествии многих лет они оба не понимают, за что. И начал портить ей жизнь с особым, изощренным удовольствием.
Было очень тяжело, и Луиза вначале наивно надеялась, что ей поможет Скорпиус. Ведь с какой-то стороны это ее брат, а братья обычно защищают сестер.
И тут ее ждало разочарование – Скорпиусу до ее проблем не было никакого дела. Нет, сам он Луизу не задевал. Но не из родственных чувств, а только потому, что не считал достойным парня издеваться над девчонкой. Но и предпочитал не вмешиваться, когда это делали другие. В конце концов, не всем же быть настоящими джентльменами.
Спустя много лет, Луиза все гадала – как так вышло, что в школьные годы они с Джеймсом не подружились? Ведь их судьбы так похожи: они оба испытывали большие сложности в общении с семьями, не имели друзей, были очень одиноки. Оба всей душой ненавидят школьные годы, потому что с ними связаны самые грустные воспоминания…
Конечно, она знала о существовании Джеймса Поттера, видела его, несколько раз они даже говорили о пустых, ничего не значащих вещах. Но ни слова не было сказано о том, что у них общая судьба и общие проблемы. А ведь, если бы они об этом все же поговорили, вполне возможно, что и жизни их сложились по-иному. Без, сомнения, они стали бы хорошими друзьями намного раньше. И кто знает, быть может, и не попали бы в аврорат.
Но они оба не умели дружить, не было опыта. Не знали, что говорить и с чего начать. И то, что между ними даже возникла симпатия, не послужило причиной друг друга получше узнать. Наоборот, они, после одного приятного разговора, как-то снова отдалились друг от друга. Словно оба боялись опять разочароваться.
Так что до самого окончания школы они практически не знали друг друга. И на выпускном бале оба без пары были…
А подружились только спустя несколько лет, благодаря чистой случайности.


Глава 5


Глава 5: «Настоящее: в гости»

Джеймс со дня поступления в аврорат не написал ни одного заявления на отпуск. Потому что совершенно не представлял, что будет там делать. Работа стала для него всей жизнью, единственно возможной формой существования. Он даже на двух своих близких друзей время находил только чудом. Все рвался мир спасать.
А вот теперь целый месяц, и не отвертишься. Более того – начало месяца придется провести в семье готовящихся к свадьбе аристократов! Печальная перспектива. Но необходимая – если предчувствие Джеймса не обманывает (чего раньше ни разу не бывало), то грядет что-то ужасное. И ему придется снова спасать мир, как уже бывало не раз.
Хорошо, что Луиза согласилась составить компанию. Без нее было бы невыносимо скучно. Джеймс не боялся ни равнодушия, ни подколок. Он это все сполна испытал, и теперь просто не обращает на подобные глупости внимания. Но все равно, хоть в этом сложно и самому себе признаться, где-то в глубине души живет тоска, что он не смог стать частью этой семьи. А Луиза понимает все как никто, и только она сможет развеять его тоску.
Друзья уже собрались, и Луиза зашла к Джеймсу. Они решили перед визитом позавтракать. К тому же, Луиза проснулась рано, Джеймс всегда рано встает. А у Малфоев не принято принимать прямо с утра. Не то, чтобы Луиза с трепетом относилась к обычаям опекунов, просто ей хотелось отложить момент встречи.
Луиза не спала всю ночь, и идея пойти вместе с Джеймсом в гости к Малфоям уже не казалась такой привлекательной. Она понимала, что делает это исключительно ради того, чтобы показать Джеймсу, что они могут быть больше, чем друзьями. И все равно сомневалась, ведь ясно, что пребывание в особняке Малфоем дастся ей тяжело.
Вот Джеймс сильный, Луиза уверена, что он справится. Он же аврор класса А, в его жизни полно и более неприятных вещей. К тому же, если спасаешь мир раза два в день, все остальное кажется каким-то мелким. Наверное, потому Джеймс и выбрал такую работу – нужно было доказать самому себе, что бывает хуже, чем сейчас.
Итак, они завтракали. Джеймс держал домовых эльфов, не разделяя идей тети Гермионы. В конце концов, эти существа вполне довольны своим нынешним положением. И Джеймс уверен, что, дай он им свободу, они бы в истерике бились, умоляя взять их обратно. Да и сам Джеймс не располагает достаточным временем, чтобы самому убираться и еду готовить. А домашние эльфы – идеальное решение. Не жениться же, в самом деле…
Как аврору класса А, Джеймсу полагалось целых пять эльфов за счет аврората. Они вполне справлялись с обязанностями, а Джеймс хорошо к ним относился. В общем, все были довольны.
У Луизы сейчас в распоряжении только один домашний эльф, Никки. Его ей подарили опекуны. И она очень им дорожит, ведь за неимением друзей долгое время считала его другом. Только когда в ее жизни появился Джеймс, поняла, что дружба – несколько иное.
Итак, благодаря эльфам ребята вкушают вкусный завтрак, готовясь к столкновению с прошлым.

Миссис Малфой никогда не любила Лили, и этого не скрывала. Не считала нужным, ведь она тут хозяйка, и это ее личное мнение. К тому же, сам Драко тоже не в восторге от невесты сына. Баллов ей добавляет только то, что это дочь его лучшего друга. И именно из уважения к Гарри ни Драко, ни Астория не пытались помешать союзу.
А вообще в Лили нет ничего особенного, нет изюминки. Рыжая, не в меру веселая, глуповатая… Не умеет поддержать разговор, не знает, как вести себя в обществе аристократов… Совсем не такой Астория хотела бы видеть свою невестку.
У нее была кандидатура на эту роль, и достаточно не плохая. Луиза Нотт. Она сама воспитала эту девочку, старалась, как могла, привить ей все необходимые качества и уверена в чистоте ее крови. Луиза могла бы составить Скорпиусу блестящую партию, хоть как-то окупив расходы на ее содержание. Но этому не суждено было случиться.
Когда Лили, еще девочкой, впервые вошла в их дом, Астория и подумать не могла, что все так обернется. Эта девочка ей показалась излишне шумной и совершенно неинтересной. Но, как истинная аристократка, своего мнения Астория не выказала.
Потом подружились Скорпиус и Альбус. Ничего плохого в этом миссис Малфой не усмотрела – в отличие от Лили, Альбус ей нравился. Толковый парень, это ясно. И Скорпиус многому полезному у друга смог научиться.
Сначала, когда Скорпиус начал все больше времени проводить с Лили, миссис Малфой не заподозрила неладного. В конце концов, это сестра его лучшего друга. И вполне понятно, что они общаются.
Но потом общение стало заходить слишком далеко. Молодые люди гуляли одни, без Альбуса, и довольно долго. А потом Астория застала их за поцелуем и поняла, что действовать надо срочно, пока поздно не стало.
Она намекнула Луизе, что надо бы отплатить за кров и пищу добром. И это должно выражаться в исключительно хорошем отношении к Скорпиусу со всеми вытекающими. Надеялась, что еще можно переключить внимание сына с одной девушки на другую.
Но неблагодарная воспитанница не стала ничего предпринимать. Сказала, что не просила кров и еду, и не собирается проявлять интерес к Скорпиусу, так как он совершенно не в ее вкусе. Астория была возмущена до глубины души, и не выгнала немедленно эту паршивку только потому, что боялась слухов. Луиза же впоследствии окончательно отбилась от рук. Даже говорят, что работает в аврорате.
Но до воспитанницы сейчас Астории дела нет. Она пытается совладать с собой и спокойно слушать, как Лили болтает о предстоящей свадьбе.
Невоспитанная, ограниченная, не больно-то и красивая. Ну как она сумела подцепить Скорпиуса? Сама Астория умна, воспитана, очень хороша собой. И все равно завоевать Драко было очень непросто. А Лили принимает дары Судьбы как само собой разумеющиеся. Не известно, удалось бы Астории дослушать до конца и не сорваться при всем ее безупречном воспитании. По счастью разговор прервали домовые эльфы, доложившие, что изволил прибыть мистер Джеймс Поттер со спутницей.

Майк откровенно скучал. Да, он хорошо знает отца и предполагал, что тот припас для него что-то очень нудное. Это все из-за их очередной ссоры. А ведь Майк просто хотел быть честным и предупредить заранее, что хочет сдавать на класс А. Вылилось все в семейную разборку. А теперь папа подыскал специально для него задание, скучнее которого быть не может.
Охранять аристократов. Ну кому они нужны? Может, раньше и было много всякого, особенно сразу после уничтожения Вольдеморта, когда им мстили за все, что пришлось пережить. Только те времена давно миновали.
К тому же, кому может полезть в голову мысль навредить друзьям самого Гарри Поттера? Особенно сейчас, когда в этом доме находятся его дочь и сын? Никому, так что задание предполагалось скучнее некуда. Стой тут да слушай болтовню Лили и скрип зубов миссис Малфой.
Сам-то он ничего принципиального против Лили не имел. Не идеал, да. Но нормальная девчонка. Симпатичная, милая и добрая. Из школьных времен помнит про нее только хорошее. Может, и сам бы не прочь с ней повстречаться. В смысле ума, правда, звезд с неба не хватает, но это для девушки и не самое главное. Она не виновата – все досталось старшим братьям.
Единственное, что Майка бесит, так это что он теперь вынужден торчать в этом гнезде аристократов. Не то, чтобы к нему плохо относились. Приняли вполне нормально, и даже светской беседой развлекли. Только не догадались за стол позвать. Приходится стоять тут, в углу. Ничего, на кухне поест.
Тоска зеленая. Ждет он только прихода друга. Скорее бы уже. Конечно, Майк понимает, что у Джеймса свой интерес (правда, неясно, какой). И все равно будет рад коротать тут время не в одиночестве.
И заодно скрасит другу пребывание в этом кругу. Хоть формально Лили и Альбус Джеймсу родня, Майк подозревал, что их компания будет для его друга очень сомнительным удовольствием.
Вообще, Майк частично понимал Джеймса. Конечно, семейная обстановка у них различна, но небольшое сходство есть. Да, Джеймса, без сомнений, не любили в семье, порой вовсе не замечали. Майка отец любит. Но проблема в том, что у его отца слишком много сыновей. Он считает сыном каждого хорошего аврора в своем штате. Прежде всех Джеймса, но к нему Майк как раз-таки не ревнует, он был бы счастлив иметь такого брата. А вот что до всех остальных… Их слишком много, и оттого отцовская любовь как-то обесценивается. Майку частенько кажется, что он не сын мистеру Финнигану, а один из его авроров. И хотя он понимает, что, особенно по сравнению с Джеймсом, ему грех жаловаться, ничего не может с собой поделать.
Правда, старается думать об этом как можно реже, но это не просто сейчас. Чтобы отвлечься от болтовни Лили надо о чем-то подумать, а мысли вертятся в таком неспокойном русле. Майк было совсем загрустил, как домовые эльфа Малфоев, наконец-то, доложили о прибытии Джеймса и Луизы.

Миссис Малфой почти не помнила Джеймса Поттера. Видела его ребенком, но Гарри очень редко брал сына на развлечения или в гости. Драко ничего другу не говорил, считая, что то, как он воспитывает детей, его личное дело. Астория тоже не вмешивалась, считая это дурным тоном. Но все равно не могла понять пренебрежительного отношения к родному ребенку, тем более первенцу.
Она не стала возражать, когда Лили пригласила в гости старшего брата. Потому что всегда ему сочувствовала, и потому, что было любопытно посмотреть, каким он стал.
С первого взгляда Джеймс произвел очень благоприятное впечатление, даже больше, чем Альбус. Одет стильно, с букетом цветов, ручку поцеловал… И все было бы идеально, если бы не его спутница.
Астория не искала с Луизой встреч. После того, как та не оправдала ее надежд в отношении их со Скорпиусом совместного будущего, даже видеть ее не хотела. Но сегодня все же пришлось. Подумать только, в качестве девушки Джеймса!
Одета была Луиза совсем не так, как ее некогда учили. А ведь Астория ходила с ней по магазинам, выбирая наряды, учила, что и как сочетается, прически учила делать и краситься. И что теперь?
Не то, чтобы Луиза совсем уж плохо выглядит. Нет, скорее, просто. Словно хочет подчеркнуть, что за все время пребывания у Малфоев ничему не научилась. Но подчеркивает слишком явно, чтобы этому верить. Никакой прически, обычный хвост, от чего у любительницы долгих укладок миссис Малфой аж глаз задергался. Одежда самая обычная. Такая, чтобы было больше удобно, чем красиво. Но цвета сочетаются. Все равно заметно, что стиль у Луизы есть. Она может всем показывать, что ей плевать на моду, но кое-что въелось с годами, и от этого уже не избавиться.
Странное стечение обстоятельств – сын Астории женится на дочери Гарри Поттера, в то время как его старший сын встречается с ее воспитанницей. И миссис Малфой не могла не признать, что при всей демонстративности вида Луизы, пара они лучше, чем Скорпиус и Лили. Если бы Луиза была ее родной дочерью, такой зять, как Джеймс, Асторию бы вполне устроил.
Но они просто гости, и Астория пригласила присоединиться к обеду, как того требуют правила приличия. На что Джеймс ответил, что они сыты, но от кофе не откажутся. И спросил, отчего присоединиться не предложили Майку.
Миссис Малфой сразу стало неудобно – она как-то забыла о правилах приличия, воспринимала молодого аврора как обслугу. А он все же сын главы аврората, так с ним обращаться нельзя. Так что Астория извинилась и пригласила всех за стол.

Джеймс уже плохо помнит миссис Малфой, в последний раз они ее видел еще ребенком. Но хорошо помнит, как следует вести себя в аристократической среде. Несколько его заданий были связаны с охраной аристократов. С них взяли непреложный обет молчания о личности Джеймса. Да они бы и сами не сказали, они ж ему жизнью обязаны.
Но и он кое-чему научился. В первый раз было сложно – все эти чопорные манеры, привычка воспринимать всех как обслугу, даже если это спасающий им жизнь аврор… Потом Джеймс понял, что для того, чтобы с ним хорошо обращались, надо изучить их манеры, перенять стиль общения. В общем, стать для них своим.
Не то, чтобы это было ему так нужно, просто Джеймс это воспринял как часть работы. Ему же будет проще охранять людей, к нему расположенных. А кто знает, сколько еще будет подобных заданий. В деньгах Джеймс недостатка не испытывал в силу своей профессии. Так что нашел себе учителя из обедневшей аристократии и занимался с ним в свободное от работы время. Достиг значительных успехов. Достаточных для того, чтобы чувствовать себя в этом особняке как рыба в воде.
Его, как и ожидалось, пригласили к столу. И Джеймс обратил внимание хозяйки, что неплохо бы пригласить и Майка. Друг ему благодарно улыбнулся. Видать, стоять у стены ему надоело. Да и вообще быть тут надоело, и Джеймсу он был очень рад. С Майком Джеймс тепло поздоровался – не видел смысла скрывать, что они друзья. Что в этом такого секретного? Вот Луиза с Майком сквозь зубы поздоровалась, и Джеймс ее понимал. Он только был рад, что друзья его понимают и не заставляют никого из них выбирать.
Лили радостно поздоровалась, сказала:
- Ой, Джимми, я так рада тебя видеть!
- Джеймс, если не возражаешь.
- Ой, да, как скажешь. Ты и Лиззи с собой привел, я ее помню.
- Луиза, если не против, - подруга тоже поправила Лили. А та надулась и замолчала. Миссис Малфой сдержанно улыбнулась. Очевидно, что Лили ей не по душе, а вот Джеймс понравился сразу. Она стала его расспрашивать, как он поживает, где работает, чем занимается конкретно. Словно Луиза ее родная дочь, а он пришел свататься. Впрочем, Джеймс понял, что миссис Малфой просто хочет, чтобы он говорил побольше, и тогда Лили будет болтать поменьше.
Решил подыграть, тем более он и это тоже умел. Говорил много, очень содержательно и интересно. И при этом ни слова не сказал о том, что спрашивали. В основном рассказывал аврорские байки. Но немного под иным углом, невзначай добавляя туда фрагменты собственных удачных дел. Неудачных у него не было, он же аврор А класса – смерть или победа. Но об этом тут никому, помимо Луизы и Майка, знать не нужно. Слушали Джеймса, открыв рты. Даже Лили забыла, что обиделась.

А после трапезы Джеймсу и Луизе показали их комнаты. Просторные, светлые и чистые. К счастью, разные. У аристократов не принято, чтобы парень и девушка, не женатые и не помолвленные, жили в одной комнате. Луизе выделили не ту комнату, где она жила. Видимо, миссис Малфой намекала, что их больше ничего не связывает. Но подруга не очень-то и расстроилась. Главное, что их с Джеймсом комнаты через стенку. При желании можно применить заклинание прозрачной стены и общаться.
Мистера Малфой и Скорпиуса с Альбусом дома не было, они придут только к вечеру. Сегодня Лили дома весь день. Подготовку к свадьбе начнет завтра. И настоятельно просила Джеймса принять участие. Настолько, что он спросил в лоб:
- Лили, выкладывай, что тебя беспокоит?
- Джеймс, с чего ты взял…
- Не надо этого. Я все равно не поверю, что ты меня пригласила из большой родственной любви.
- Но мы родственники…
- Только по метрике.
- Но почему я, по-твоему, тебя пригласила?
- Потому что я аврор. Говори прямо, иначе мы с Луизой найдем другой способ провести отпуск.
Сначала Лили попробовала расплакаться, но быстро поняла, что в случае с Джеймсом такое не проходит. Действительно, за свою работу он видел слишком много слез, и уж мог отличить настоящие от фальшивых. Так что пришлось сестре все выложить начистоту.
Что-то в этом роде Джеймс и ожидал. Значит, сны… В отличие от всех остальных, Джеймс был не склонен считать их фантазией привыкшей к вниманию дочки героя. У Лили подобных фантазий быть просто не могло, а внимания ей всегда хватало. Тем более, она говорила о Вольдеморте то, что ей узнать неоткуда.
В семье Поттеров тема Вольдеморта всегда была под запретом. Пусть в свое время Гарри Поттер был одним из немногих, что называл того, кого называть нельзя, детям своим запрещал это категорически. Не давал никакой информации. Наверняка из благих побуждений.
Но когда Джеймс учился на аврора, пришлось подробно изучить биографию Вольдеморта, его способности и возможности. Для того чтобы иметь возможность ему противостоять.
А Джеймс исключение из правил не только живучестью, но и тем, что он один из немногих является и теоретиком, и практиком. Такое нечасто встретишь. Так что он мгновенно, как умеет, оценил ситуацию. Лили меж тем жалобно спросила:
- Тоже считаешь меня ненормальной?
- Ты либо говоришь правду, либо, по крайней мере, веришь в свои слова.
- Ты первый, кто мне поверил.
- Аврорское чутье.
- Наверное, ты очень хороший аврор.
- Неплохой, - отделался Джеймс скромным замечанием, правду сестре незачем знать.
Лили же и этого хватило, и она принялась упрашивать Джеймса остаться, говорила, что один Майк не справится… Обидно, конечно, что о нем вспомнили, только когда он стал нужен. Но все равно Джеймс согласился. В конце концов, ничего иного он не ожидал.


Глава 6


Глава 6: «Прошлое: за что?»

Время все шло, и становилось хуже и хуже. Вот уже пятый курс незаметно подкрался. Скоро СОВы, шаг на пути к взрослой жизни. И Джеймс ждет ее с нетерпением, потому как тут ему ловить точно нечего. Как ни жаль, но пришлось смириться, что в школьное время ничего хорошего ждать не приходится.
Каждый новый год страшнее предыдущего, Джеймсу боязно заглядывать в будущее. Только отчего-то казалось, что все это невезение закончится, когда он станет совершеннолетним и закончит школу. От этого становилось легче.
Ужас был в том, что Альбус и Скорпиус взрослели. Их издевательства тоже менялись, и из более-менее безобидных становились все более жестокими. Хотя, конечно, сами они это издевательствами не считали. Для них все это просто шутки.
Они считают, что в порядке вещей то запереть Джеймса одного в чулане на день, то выставить его посмешищем перед всей школой. А МакГонагалл только качает головой и говорит, что Джеймсу надо научиться самому за себя постоять. Что он старше Альбуса и Скорпиуса и должен найти на них управу самостоятельно. Что он должен быть благодарным Судьбе за эти уроки. Что все, что нас не убивает, делает нас сильнее.
Но Джеймс не чувствовал, что становится сильнее. Пока единственное, что он ощущал, так это постоянная тоска. Сначала были злость и раздражение. И Джеймс хотел что-либо изменить. Он думал, что тут помогут слова. Пытался говорить с Альбусом. Но чем больше он просил родного брата оставить его в покое, тем более жестоким и агрессивным он становился. А ведь это его родной брат, что уж взять со Скорпиуса.
Джеймс так и не решился поговорить об этом с отцом. А смысл? Ведь Альбус его любимчик, и будет только хуже. Он уже поговорил с Лили. Справедливо рассудил, что в семье она к нему относится лучше всех. И однажды отозвал ее в сторонку и все рассказал о том, как Альбус невыносим и как ему тяжело. Он думал, что сестра поймет и поможет. Ведь это же Лили – она помогает всем и всегда. А он ее брат. Но Лили равнодушно спросила:
- И что ты хочешь от меня, Джеймс?
- Лили, помоги мне, я больше просто не выдержу.
- Что я могу сделать?
- Просто поговори с Альбусом, пожалуйста. Попроси его оставить меня в покое.
- Джеймс, ну как я могу указывать Альбусу, это мой брат. К тому же старший.
- А я кто?
- Джеймс, это бесполезный разговор. Как ты вообще додумался попросить девчонку за себя заступаться? Не стыдно?
- Лили…
- Джеймс, справляйся сам.

Вот это был уже край. И Джеймс понял, что никто ему не поможет. Если даже Лили, которая заступается всегда и за всех, отказала. И ведь для нее это было бы совсем не сложно. Джеймс же не попросил лезть за него в бой. Всего-то сказать пару слов Альбусу. Но и это оказалось слишком много.
Джеймс окончательно утратил надежду, а до окончания Хогвартса еще два года, целая жизнь. И он пошел на Астрономическую башню.
Место отчаяния. А главное, самая высокая точка. Если спрыгнуть отсюда, уже никто не спасет, не помогут заклинания. Джеймс не боялся, больше нет места страху в душе. Только мрачная решимость. И не задумываясь, что делает, чтобы не испугаться, Джеймс шагнул вперед.
Тут же некая таинственная сила утянула его назад. Хотя, почему же таинственная? Все понятно.
Джеймс больно ударился о камень пола, поднялся не сразу. То, что ему только что спасли жизнь, вызывало не благодарность, а раздражение. И хотелось не поблагодарить неизвестного доброжелателя, а наорать на него. И Джеймс был к этому готов. Но поднявшись, отряхнувшись и оглянувшись, увидел стоящую рядом с еще поднятой палочкой кузину Розу Уизли.
Открытая, честная, принципиальная… Роза похожа на свою знаменитую маму не только внешностью. Но Джеймс с ней мало общался. Только когда она в гости к ним приходила, и то дело ограничивалось дежурными фразами, свойственными скорее совершенно чужим людям. В основном то, что знал о кузине, Джеймс почерпнул из слухов. И был как-то не готов к тому, что Роза решит его спасти.
Меж тем кузина выглядела взбешенной. И, подойдя к Джеймсу, без лишних слов залепила ему пощечину. Потом почти прокричала:
- Джеймс, о чем ты только думал?
- На этот раз исключительно о себе, кузина, - Джеймс говорил тихо и спокойно. Он еще мало что понимал, и, наверное, если бы Роза ушла, повторил попытку. Но кузина продолжала:
- Джеймс, ты не можешь так со всеми поступить!
- С кем, Роза? Да без меня всем лучше будет. Нет, Альбусу первое время будет скучно. Но они с дружком всегда найдут над кем поиздеваться.
- Самоубийство – проявление трусости. А смелый человек будет жить дальше.
Роза стала говорить тише, а до Джеймса, наконец, дошло, что чуть было не произошло. Нет, можно не думать о смерти, заменяя эти мысли совершенно другими. Но стоит только представить, что через какое-то мгновение тебя уже никогда не будет на этой земле, накатывает ужас, леденящий кровь. Испытав это, Джеймс почувствовал, что его не держат ноги и сел прямо на холодный каменный пол. Роза присела рядом, применив к ним обоим заклинание тепла, и продолжила:
- Джеймс, ты сейчас можешь думать, что находишься в тупике, что выхода нет. Но необратима только смерть. А пока ты жив, всегда может стать лучше.

Джеймс не мог ответить, только кивнул. Он весь дрожал. Не от холода – от стресса. Только теперь понял, что еще немного, и все для него уже потеряло бы всякий смысл. Не было бы пути назад. И что его проблемы не так уж и велики, чтобы избавляться от них таким страшным способом.
Они с Розой просидели довольно долго, потом она взяла с Джеймса клятву, что он не повторит попытки. А Джеймс просил ничего никому не говорить. Если об этом узнает Альбус, вообще страшно представить, каких пределов достигнут его и так совсем не безобидные подколки.
Главное, тогда Джеймс верил, что, наконец-то обрел друга. Ведь, если бы он был Розе совсем уж безразличен, она бы его не спасла. А Роза сама рассказала, что, увидев, в каком Джеймс состоянии, следила за ним. Только это его и спасло. И Джеймс был рад спасению.
Потому что теперь он видит свет, наконец-то. А скоро рождественские праздники. Возможно, первые счастливые в его жизни.
Не смотря на то, что происходит в семье, Джеймс каждые каникулы проводил дома. Не потому, конечно, чтоб его очень хотели видеть. Просто хоть Гарри Поттер и не занимает какого-либо серьезного поста, его жизнь все равно у всех на виду. И журналисты не прекращают попыток добыть как можно больше подробностей. А семье вовсе не нужна статья о том, как плохо они относятся к старшему ребенку. А если кто их журналистов узнает, что Джеймс каникулы в школе проводит (а это узнать просто, у многих в Хогвартсе учатся дети), только и будут журналистские расследования все об этом.
Но сначала Джеймс думал, что его забирают домой потому, что все равно хотят видеть. Правду он узнал позднее. И это стало не самым страшным разочарованием.
Как бы то ни было, эти праздники всегда проходили по одному и тому же сценарию. Джеймс старался в каникулы быть дома как можно реже. Друзей у него не было, и он бродил в одиночестве по улицам, смотрел на праздничную суету, но чувствовал только тоску оттого, что этот праздник не для него. Ведь у него нет ни радости от ощущения любви близких людей, ни уюта домашнего очага, ни подарков… Это все для его брата и сестры… Но только не для него.
И его даже не спрашивали, где он пропадает. Просто им не интересно.
И все равно Рождество Джеймс отмечал с семьей. Какими бы они ни были, это все же его родные, и он даже представить себе не мог семейный праздник без них.
Но дома его просто не замечали. Если раньше Альбус постоянно придирался, в Рождество, как правило, оставлял брата в покое. И все веселились, говорили друг другу приятное, дарили подарки…
Джеймсу однажды подарила энциклопедию магических трав тетя Гермиона, да присылает открытки директор МакГонагалл. И это его единственные подарки.

Хотя, конечно, не в подарках дело. Как ни банально, именно во внимании. Джеймсу хочется знать, что он хоть кому-то небезразличен. Но рождественского чуда все не случается. Может быть, в этот раз?
Впервые Джеймс собирался домой без тоски. И даже не попросил директора оставить его в школе на Рождество. Хотя собирался. В прошлом году она, правда, отказала. Сказала, что Джеймс должен отмечать праздник дома, использовать эту возможность для сближения с семьей. Но он устал.
В этот раз Роза пригласила Джеймса к себе в купе. Там сидели ее подружки. Они странно на Джеймса косились, но это не важно. Для Джеймса самым главным было то, что теперь ему есть с кем провести каникулы. И что, возможно, все будет не так уж и плохо.
Хотя началось все, как обычно – Альбус прикалывался, родители все спрашивали, как дела у Ала, игнорируя Джейсмса. Но теперь все воспринималось как-то легче. Не то, чтобы Джеймсу уже не было обидно, просто он впервые за долгое время надеялся на то, что это Рождество пройдет гораздо лучше, чем все предыдущие.
Первые два дня от остальных отличались только тем, что вместо того, чтобы бродить по улицам, Джеймс сидел в своей комнате. Он надеялся, что Роза придет навестить его и хотел, чтобы кузина застала его дома.
На третий день надежда оправдалась. И надо было видеть лица домашних, когда Роза сообщила, что пришла навестить Джеймса! Конечно, этого никто не ожидал. Они ведь привыкли, что Джеймс не нужен никому.
Но Джеймс не ощущал удовлетворения оттого, что доказал родным, что может быть кому-то интересен - ему хотелось быть важным именно для них. Так что он просто пригласил подругу к себе в комнату. Там они уселись рядом на кровати, и Джеймс спросил:
- Роза, ты чело так долго не заходила?
- А что, была обязана?
- Да нет, просто я тебя ждал.
- У меня были дела с подругами.
Джеймс почувствовал обиду. Не то, чтобы он не знал, что не один является другом Розы. В конце концов, она общительна, почти как Лили. У нее много друзей и хороших знакомых, а с Джеймсом они подружились недавно. Но ведь Роза его единственный друг, и потому очень хотелось, чтобы и она уделяла внимание только ему одному. А у нее нашлось для него время только на третий день, все с подружками общалась.
Но Джеймс ничего этого не высказал. Он понимал, что, если начнет с наездов, рискует потерять только начавшую зарождаться дружбу. Потому кивнул и смолчал. А Роза спросила:
- А ты чем занимался?
- Думал.
- О чем, если не секрет?
- Да какие секреты между нами – о том, почему ко мне так относятся в семье.
- Мы это узнаем.

Джеймс не знал, как относиться к предложению Розы. Самое главное – понятия не имел, хочет ли этого. Может, в некоторых случаях неведение бывает лучше всего? Вдруг у родных есть причина презирать его? Может, он сам виноват? Может, все настолько серьезно, что изменить ничего нельзя?
Джеймс думал два дня. И понял, что все равно должен узнать правду. Не всегда правда именно такова, какой ее хотят видеть. Но она всегда нужна. Даже если правда горькая, лучше знать наверняка, чем что-то придумывать себе и строить теории, одну абсурднее другой. И Джеймс согласился на предложение кузины.
А предложила Роза порыться в дневниках отца Джеймса. Дело в том, что мистер Поттер вел маггловские дневники, не пользуясь омутом памяти. Воспитание сказывается. Конечно, рыться в чужих вещях очень не хорошо, но другого способа не видели ни Роза, ни Джеймс.
Как ни странно, проникнуть туда оказалось легко – мистер Поттер, будучи победителем Вольдеморта и героем магического мира, был убежден, что проникать к нему и, тем более, рыться в его вещах никто не посмеет. Потому ребятам удалось беспрепятственно найти то, что искали.
Сложнее оказалось вычленить нужную информацию. Писал мистер Поттер о многом, и вручную разбирать записи ребята могли бы очень долго. Потому Роза применила магию. Как и ее мама, девушка в этом оказалась асом. И очень скоро один из дневников открылся на нужной странице.
Сложнее Джеймсу оказалось заставить себе прочесть информацию. Он знал, что должен. Нельзя же, в самом деле, бежать от правды. Но в самый ответственный миг понял, что не хочет это правду знать. А вдруг там что-то ужасное?
Может, тогда Джеймс бы и не решился, да Роза настояла. И они узнали, что Джеймс как две капли воды похож на своего дела, тоже Джеймса Поттера. И этот дед принес много горя людям, особенно Лили, матери Гарри. Он заставил ее выйти за себя обманом, и она никогда не была с ним счастлива.
Но то, что прочли Джеймс и Роза, принесло больше вопросов, чем ответов. Джеймс так и не понял, почему виноват в поступках, совершенных его дедом. Джеймс знал, что его отец слишком умен, чтобы, и правда, перенести не него собственную неприязнь к отцу. Что не так?
Джеймс долгое время ломал голову, и ему удалось выяснить, что на дневник наложено заклинание, искажающее смысл написанного. Оказывается, отец не так уж беспечен, а они с Розой слишком самонадеянны.
Но на тот момент Джеймс не знал этого. Тогда он был полон решимости разобраться, что происходит. И считал что Роза, его настоящий друг, поможет ему.

Считал Джеймс Розу своим другом почти до самого конца каникул. Да, они не так часто виделись, как обычно друзья, но Джеймс находил этому объяснения. В конце концов, Роза популярная личность, она не может уделять внимание только ему. Итак хорошо, что она порой заходит, они вместе играют и беседуют о разных вещах.
Это давало Джеймсу силы, заряжало его оптимизмом. Он стал увереннее в себе, меньше переживал из-за безразличия близких. Он считал, что нашел друга и единомышленника, и вместе они со всем вправятся. А потом кое-что произошло.
Джеймс после очередной попытки Альбуса его достать ушел из дома проветриться, громко заявив, чтобы рано его не ждали. Раньше бы промолчал. Но подумал – вдруг Роза зайдет? Чтоб ей передали, что он будет поздно. Тогда, если что, подруга оставит сообщение, и он с ней свяжется.
Но гулять Джеймсу вскоре надоело. Как-то с утра неважно себя чувствовал, быстро устал. Ну и решил, что просто тихо посидит у себя в комнате. На него и так особо внимания не обращают… Если тихо придет домой, сможет незаметно проникнуть в комнату, никто и не заметит, что он вернулся.
Домой зашел тихо. И хотел сразу пройти к себе, но услышал в гостиной голос Розы. Джеймс решил, что подруга пришла к нему, подошел поближе и услышал…
Альбус и Роза болтали, словно близкие друзья. И объектом обсуждения был сам Джеймс. Альбус рассказывал, как они со Скорпиусом издевались над Джеймсом, а Роза смеялась, словно речь шла о чем-то исключительно веселом. Однозначно, Джеймс воспринял это как предательство.
Да, Роза и Альбус всегда дружески общались, это совсем не секрет. Но ведь это было до попытки самоубийства Джеймса, до его откровений. Джеймс наивно полагал, что теперь, когда все знает, Роза будет относиться к Альбусу холоднее. И уж тем более не будет смеяться над тем, что для Джейсма является худшими мгновениями жизни.
Тогда он ничего не сказал. А смысл? Его бы только обсмеяли. Он высказал все Розе на следующий день, когда она пришла в гости к нему. Думал, она хоть как-то попытается оправдаться. Вместо этого кузина обиделась. Спросила:
- Джеймс, а тебя не учили, что подслушивать нехорошо?
- Роза, а тебе не говорили, что нехорошо лицемерить?
Обычно Джеймс себе такого не позволял, но уж слишком был расстроен. Роза же и вовсе пришла в ярость. Почти что прошипела:
- Запомни, Джеймс, ты никакой не особенный. И должен меня благодарить уже за то, что общаюсь с тобой. А Альбус для меня такой же кузен, как и ты. Я к нему прекрасно отношусь. Ты это или принимаешь, или нет.
- И все-таки ты лицемерка.
Роза залепила Джеймсу пощечину, и больше они не разговаривали. Конечно, было очень обидно, что в очередной раз не оправдались надежды. Но Джеймс не мог принять убогое подобие дружбы. Ему осталось надеяться, что пройдет время, и у него появятся настоящие друзья.


Глава 7


Глава 7: «Настоящее: семья»

Альбус не знал, как отнестись к тому, что уже сегодня застанет у Малфоев старшего брата. Как они будут общаться? О чем им говорить? Джеймс для него чужой человек. Альбус и в детстве не стремился с ним общаться, и не хочет этого сейчас.
Но в глубине души понимает, что причина в том, что он чувствует вину. Это никак не связано с их родственными узами – братом он Джеймса никогда не считал, и сейчас начинать поздно. Но того, что вытворяли они со Скорпиусом, никто не заслуживает. Они были эгоистичны, циничны, жестоки. Оба этим переболели, но дров успели наломать.
Да, они решили общаться с Джеймсом, как с незнакомым человеком, приглашенным на свадьбу. Но сложно будет смотреть на него и не вспоминать, как он из-за них чуть не умер, и остальные премерзкие вещи. А извиняться бесполезно. Сам Альбус такое бы не простил, и не представляет себе человека, который простил бы.
Сейчас он с полным правом может назвать себя хорошим человеком и гордится этим. Не обижает людей, помогает детям и пожилым людям, защищает слабых… Но нет такого заклинания, чтобы стереть прошлое. Они со Скорпиусом по молчаливой договоренности делали вид, что ничего такого не было, и в школе они примерно себя вели. Это срабатывало. Но сейчас…
Правда, Альбус не думал, что Джеймс будет о прошлом напоминать. Более того, был уверен, что и он предпочел забыть обо всем. Но уже знал, что, встретившись, он напомнят друг другу то, о чем вспоминать не хотят.
Решил поговорить об этом со Скорпиусом. Они друзья, да и прошлое это у них общее. И вообще, они всегда все проблемы обсуждают сообща. Когда закончили работу, Скорпиус стал собираться домой, но Альбус его остановил:
- Нам надо кое-что обсудить, Скорп.
- А дома нельзя? Ты же знаешь, опоздание к ужину у нас не приветствуется.
- Дома никак не получится. Это касается Джеймса.
- Не понимаю, что тебя беспокоит. Мы же все решили.
- Да, но, согласись, мы много всего наворотили в школьные годы. И Джеймс тому напоминание.
- Согласен, ангелами мы не были. Но что теперь поделаешь?
Альбус знал, что Скорпиуса морально-нравственные проблемы волнуют куда меньше, чем его. Не в том дело, чтобы он был плохим человеком. Просто не видел смысла относиться хорошо абсолютно ко всем. У него был ближний круг – люди, которых он защищал, для которых был, несомненно, самым лучшим. На остальных, по большому счету, Скорпиусу наплевать. Альбус принял точку зрения друга. В конце концов, не всем же быть героями. Это удел его отца. Они со Скорпиусом простые парни, ищущие место в мире. Работают на фирме, хотя оба наделены весьма неплохими способностями в боевой магии.

Многие даже прочили Альбусу карьеру аврора. Но он никогда к этому не стремился. Зачем? Его любят в семье, у него хорошие друзья. А эта работа требует чудовищной нагрузки и полного отречения от радостей жизни. Если класс высокий. А если низкий, в этом нет абсолютно никакого смысла.
Поэтому, когда до Альбуса дошли слухи о том, что его брат аврор, он сильно удивился. Не замечал за братом необходимых для этого способностей. Даже если класс С, все равно странно.
Альбус тряхнул головой, прогоняя странные мысли, и попробовал еще раз:
- Скорпиус, да, уже ничего не исправишь, но мне все равно будет тяжело с ним общаться.
- Давай извинимся.
- Вот так просто?
- Ал, пойми, я собой не горжусь за те проделки. Но в этом есть и вина Джеймса. Это он позволял нам делать с ним все это. В общем, того, что было, не исправить. Давай посмотрим, как он на нас отреагирует, и будем действовать по обстоятельствам.
Альбус кивнул соглашаясь. На самом деле, он понятия не имел, что будет делать Джеймс при встрече с ними. Но Скорпиус, как наиболее среди них рациональный, опять прав. Пусть первый ход сделает Джеймс.
Вот такого Альбус точно не ожидал. Они со Скорпом опоздали к ужину. Думали, мистер Малфой рассердится. Конечно, опоздание – это моветон. Но сердился отец Скорпа не из-за этого. Он не любил находиться в чисто женской компании. А присланный аврор, Финниган, отчего-то совсем ему не понравился. Потому друзья готовились застать главу семейства в крайне мрачном настроении.
Но настроение у мистера Малфоя оказалось что надо. И причиной тому явился именно Джеймс.
Ребята зашли в дом и, вопреки ожиданиям, услышали не щебет Лили, а почти незнакомый голос.
Прошли пара минут, прежде чем Ал догадался, что это голос Джеймса. Нет, голос брата он помнил хорошо, но за несколько лет, которые тот провел вдали от семьи, произошли существенные изменения. Он говорил твердо и спокойно, как человек, полностью уверенный в себе. Альбус как-то сразу понял, что его брат стал другим.
Зашли со Скорпиусом, сообщили, что просят извинения, задержались на работе. Альбус первым подошел к брату и протянул руку:
- Вечер добрый, Джеймс.
- Добрый вечер, Альбус, - рукопожатие крепкое, тоже говорит об уверенности в себе. Приветствие вежливое, как обращение к незнакомому человеку.
И Альбус, который сам недавно размышлял, что не считает Джеймса семьей, даже почувствовал обиду. Значит, Джеймсу и без них хорошо. Зачем же тогда откликнулся на приглашение Лили?

Но Альбус не спросил. Скорпиус поздоровался с Джеймсом, тоже безукоризненно вежливо, и прерванный разговор возобновился.
Джеймс рассказывал невероятно интересную историю. Понятное дело, аврорская байка. Но рассказано захватывающе, с такими подробностями, словно Джеймс сам участвовал в сюжете. Во что Альбус не поверит никогда в жизни. Да, Ал чувствовал вину перед Джеймсом. Но сбился на прежний шутливо-презрительный тон, не успев прикусить язык:
- Похоже, Джимми, тебе надо было в сказочники идти, а не в авроры.
- Кажется, я не давал повода для панибратства. Извольте обращаться ко мне полным именем. А насчет моей работы… Полагаю, мистеру Финнигану виднее, чем вам.
- Да… Конечно… Приношу свои извинения.
Джеймс едва удостоил его кивком и продолжил рассказ, словно не прерывался. Остальные сделали вид, что не обратили на заминку ни малейшего внимания. Только Альбус остался в недоумении. Он не понимал, откуда в Джеймсе взялись такая жесткость и железобетонная уверенность в себе. Так говорит, словно в этой комнате круче него никого нет. Еще удивительнее то, что в это безоговорочно веришь. Это потом Альбус вспомнил, что Джеймс в школе не ловил с неба звезд ни по каким дисциплинам, особенно практическим. А когда приносил извинения, думал только о том, что с ним не дай Мерлин связаться.
Впрочем, они со Скорпиусом успеют это обсудить. А на Джеймса Альбус не обиделся, потому что сам виноват – чуть ли не извиняться собирался, а тут опять язвить начал. Конечно, последовала реакция.
Вот Лили весь вечер молчала, сидела, надувшись. И Альбус прекрасно понимал, в чем дело – сестра привыкла быть в центре внимания. Она всегда считала, что только ее должны слушать, обожала вести за столом оживленные беседы. Правда, говорила она одна. И в последнее время все о подготовке к свадьбе. Это было настолько утомительно, что и Альбус, и Скорпиус просто счастливы, что на этот раз пластинку сменили.
И не они одни – сложно не заметить, что Джеймс очень понравился мистеру и миссис Малфой. Этого друзья даже представить не могли. Они-то, наоборот, надеялись, что родители Скорпиуса отнесутся к Джеймсу еще хуже, чем к Лили. Тогда было бы можно спровадить братца. Мол, слишком много Поттеров под одной крышей собралось.
Но, похоже, Джеймса в этом доме рады видеть больше всех. Возможно даже больше Скорпиуса, судя по тому, с каким удовольствием с ним беседует мистер Малфой.
Подумать только – отец Скорпиуса после ужина пригласил Джеймса к себе в кабинет, пропустить по стаканчику. Такой чести Альбус так ни разу и не удостоился, хотя бывал у Малфоев часто. Да и Скорпиуса отец не часто приглашал на подобные посиделки. А тут первый день знает человека – и на тебе. Тем более это странно, что раньше Джеймс располагать к себе людей совершенно не умел. А тут вдруг душа компании.

За вечер была замечена еще одна странность – Майк Финниган, с которым в школьные времена Альбус и Скорпиус почто что дружили (несколько мешала принадлежность к разным факультетам) неожиданно холодно и официально стал с ними общаться. Это задело Альбуса, он решил поговорить начистоту. Когда все разошлись, подошел и спросил прямо:
- Майк, в чем дело?
- А что такое?
- Ты знаешь. Скажи уж прямо – чем мы со Скорпом тебе насолили?
- Мне ничем. Но насолили моему другу.
- И этого Альбус не ожидал. От шока даже не нашел, что ответить, просто отошел в сторону. Он даже не представлял, что должно было случиться, чтобы Майк, который в выборе друзей очень разборчив, стал другом Джеймсу. В то, что Джеймс настолько изменился за прошедшие годы, Альбус поверить никак не мог.
Скорпиус тоже был потрясен. Настолько, что в тот день они об этом даже не разговаривали – слишком много странностей, надо все переварить, разобраться. К тому же Альбус надеялся, что утром все точно встанет на свои места.
Но стало только страньше. Альбус и Скорпиус всегда вставали к завтраку раньше всех. Обычно потому, что рано начинали работать. С сегодняшнего дня они в отпуске – Скорпиус к свадьбе готовится, Альбус его поддерживает. Но встали рано, как обычно. Альбус был уверен, что остальные еще спят, и никто не помешает им обсудить события дня вчерашнего.
Но в столовой уже сидели Джеймс, Майк и Луиза. Оживленно болтали, и в том, что Джеймс и Майк дружат не оставалось ни малейших сомнений.
Ее Альбус и не заметил, не придал значения. Как-то забыл, что эта девчонка с детства воспитывалась в семье Малфоев, хотя, конечно, частенько ее там видел.
И Альбусу даже стало совестно – он так углубился в размышления о Джеймсе, что как-то позабыл, что у друга могут быть и иные поводы для работы мысли. К примеру, нежданно объявившаяся неродная сестра. При этом о прибытии Джеймса было заранее известно, чего о Луизе не скажешь.
И вообще, все это странно. Джеймс и Луиза, оба люди с непростой судьбой, появляются тут накануне свадьбы Лили. Джеймс представил Лили как свою девушку, но Альбус на это не купился. Да, несомненно, они друзья. Но романтических отношений между ними нет, это ясно. Зачем тогда обманывать? Джеймсу была нужна моральная поддержка? Но он пока что и сам неплохо справляется. Луиза хотела попасть на свадьбу? Более вероятно. Но она могла бы просто попросить. Без особой охоты, но приглашение ей бы прислали, дабы не выглядеть плохо в глазах света. Как-то все это странно, и Альбус решил непременно во всем разобраться.

Они со Скорпиусом не очень-то хотели завтракать в таком окружении. Не то, чтобы они имели что-то против каждого из этих закоренелых жаворонков… Просто казалось, что они во враждебном окружении, и друзья очень сомневались, что им хоть один кусок в горло полезет. Но и отступать нельзя.
Спасло появление Розы. Кузину Альбус любил, да и Скорпиус к ней хорошо относился. Более того, они чуть было не начали встречаться, но он предпочел Лили. Роза не такая беспечная и солнечная, но она чаще реально помогает людям, не только словом, но и делом. Вот и тут они, сама того не ведая, выручила Альбус и Скорпиуса.
Парадоксально, но для Джеймса появление Розы было неприятнее встречи с Альбусом и Скорпиусом. Вероятно, потому, что к этому он был не вполне готов. Про то, что придется встретиться с братом и его закадычным дружком, Джеймс знал. А вот нежданное появление кузины принесло неприятные воспоминания.
Опять об обманутых надеждах. О том, как он в свое время хотел, чтобы они стали друзьями. Сейчас он уже не считал Розу предательницей, хотя злился на нее очень долго. Просто кузина сделала свой выбор, она имела на это право. И все равно жаль, что так вышло.
Луиза положила руку на плечо Джеймсу, и он понял, что все не так уж и плохо. Да, тогда не вышло. Не было опыта, чтобы определить, кто настоящий друг, а кому кнат цена. Но теперь все по-другому. И Джеймс убежден, что оба его близких друга не бросят в беде ни при каких обстоятельствах.
Роза поздоровалась, ей ответили вежливо. Между кузиной, Альбусом и Скорпиусом сразу завязался светский разговор. Некоторое время Джеймс, Луиза и Майк ели молча. А потом Майк решил – а почему они, собственно, играют по навязанным правилам? Он чувствовал, что Джей не в своей тарелку, надо друга выручать. И, раз уж в общий разговор включится не вариант, надо завести свой.
Разговор завел, разумеется, в пику Малфою. Да, в школьные времена они со Скорпом и Алом почти что дружили. А с Джеем Майк тогда как-то не сталкивался. Сейчас он этому даже удивляется – вроде как вместе учились, в одно время. Но то, что они не общались, к лучшему. Тогда, на дурную голову, Майк мог сказать и сделать такое, о чем жалел бы сейчас.
Никто не скажет о Майке, что он плохой друг. Тем более не назовет его лицемером. Раз он сказал, что считает Джея другом, значит, считает. И это значит, что он не будет хорошо относиться к тем, кто унижает его, портит жизнь.
Разговор пошел о том, что у Малфоев много недочетов в системе охраны. Джей поддержал разговор охотно, он вообще любит о работе поговорить. Обсудили, что это никуда не годится, что, если бы опасность была реальной, даже Майк бы не помог. Но, раз уж на самом деле ничто Малфоям не угрожает, работать тут можно.

Скорпиус злился, но настроение у Джея поднялось, так что разговором Майк остался доволен. А когда все позавтракали и пошли по своим делам, его перехватила Роза. Она спросила:
- Финниган, ты что, не понимаешь, что ведешь себя непозволительно?
- Неужто? В чем же дело? Мы с другом обсудили рабочие моменты.
- Но ребятам было неприятно!
- Ты так о них заботишься?
- Они мне дороги.
- А Джей?
- Он меня сильно обидел однажды.
- Я знаю эту историю. Он был прав.
Лицо Розы исказилось от гнева, она была готова ударить его, но не посмела. Авроры парни горячие, мало ли что, вдруг ответит…
Конечно, бить девчонку Майк не стал. Он даже не понимал, с чего вдруг стал наезжать на нее. Да, она в свое время предала Джея. Но и сам Майк никогда ангелом не был. Коли на то пошло, он был не лучше Скора и Ала. Сам же Луизу задевал. И не гордится собой. Но просить прощения бессмысленно. Хорошо еще, что Луиза достаточно умна, чтобы при Джее создавать видимость нормального к нему отношения.
Луиза, и правда, старалась. Хоть все оказалось даже сложнее, чем представлялось на первый взгляд. Она считала, что поможет Джеймсу с его семьей. Но ведь и у нее самой много проблем и комплексов.
Ей тяжело тут находиться – Джеймс хотя бы не дома, она же выросла тут, и все напоминает о тех годах. И не получается перевести отношения в романтическое русло. Джеймс рад дружеской поддержке, и не более.
Хотя и это уже не мало – недавно друг поблагодарил за то, что она с ним пришла. Сказал, что сам бы не решился, а это сделать было надо. Хотя бы для того, чтобы разобраться в себе.
Луиза так и не сказала, что у нее разобраться получается плохо. Она не смогла, как Джеймс, абстрагироваться от прошлого. Вот же парадокс – Джеймс сумел родных людей считать чужими. А у нее родных тут нет, и все равно она не может относиться к ним просто как к семье аристократов.
Что касается Розы, в школе они общались. И история их общения напоминала то, что произошло между Розой и Джеймсом. Уизли хотела помочь, научить Луизу, как вести себя, чтобы ее не обижали. Она даже прямым текстом сказала, что Луиза во всем сама виновата. Что, скажем, с ней самой и Лили такого произойти не может ни в коем случае. А те, с кем происходит, сами дают повод. Луиза хотела возразить, что с такими отцами ни ей, ни Лили ничего подобного и не могло грозить. Но не стала, потому что было приятно, что с ней хоть кто-то общается.
А потом Луиза выяснила, что в то же самое время Роза тесно общалась со Скорпиусом Малфоем. И рассказывала ему то, что, как была убеждена Луиза, должно остаться строго между ними. Она напрямую обвинила Розу, была ссора, и они больше не общались.
Так что Луиза понимает Джеймса, как никто, у них общая судьба. И надеется, что он сам догадается, что они созданы друг для друга.


Глава 8


Глава 8: «Прошлое: странная дружба»

В детстве Альбус никак не мог понять, почему его отец дружит с Малфоем. Он не любил читать, зато с удовольствием общался с портретами. И от них узнал очень много о мистере Малфое нелестного. Конечно, никто напрямую не обвинял, но фактов оказалось достаточно.
Как многие дети, Ал был быстр в суждениях и считал свою точку зрения единственно верной. Малфой отступник, папа герой. Ясно, как день.
И почему тогда мистер Малфой всегда желанный гость в их доме? Почему папа хочет, чтобы они дружили семьями? Альбус спрашивал, но папа неизменно отвечал, что он пока слишком мал и не знает жизни. Мол, вырастет, и тогда они поговорят.
Но Алу казалось, что говорить не о чем. Ведь он, конечно, знает лучше всех, кто прав и кто виноват. И его безмерно раздражало желание отца подружить его и Скорпиуса. Он никогда не подходил к Скорпиусу, когда они гостили у Малфоев, не стремился с ним играть.
Скорп, правда, тоже не особо рвался. Им было по восемь лет, когда Скорп сделал единственную попытку подружиться.
Не то, чтобы он этого хотел. Ему не нравился сын Поттеров, и он понятия не имел, почему должен дружить с ним. Но в их семье так повелось, что решения отца не обсуждаются. И если мистер Малфой сказал сыну, что они с Альбусом должны дружить… Что ж, значит, должны.
Скорп даже мысли не допускал, что Альбус не захочет с ним дружить. С чего бы это? Он считал себя умнее, образованнее, лучше со всех сторон. Ему всего-то восемь лет, а родители уже усиленно занимаются его образованием, и он знает много такого, о чем и третьекурсники Хогвартса даже не догадываются. Скорп считал, что его другу повезет.
Вот только, каким бы умным он ни был, все равно даже не подозревал, что дружба не должна строится на расчете и выгоде, что это состояние единства душ. Впрочем, он не одинок, многие слизеринцы с ним солидарны.
Так что дружба не сложилась. Скорп подошел к Алу, тот отказался дружить достаточно резко, чтобы два ребенка стали ненавидеть друг друга. В том числе и потому, что почувствовал неискренность Скорпа и его высокомерие.
Больше года они люто враждовали, и всякий раз, когда Поттеры и Малфои ходили всей семьей друг к другу в гости, дело заканчивалось дракой.
Только Скорп был гораздо хитрее Альбуса. И хотя он не без удовольствия дрался, перед родителями и даже Поттерами всегда представал невинной жертвой. Альбус же неизменно выглядел агрессором. Что неудивительно – это же он плохо относился к Малфоям.
Скорпиус к Поттерам помимо Альбуса не относился никак. Знал, что папа уважает мистера Поттера, потому и сам к нему обращался исключительно вежливо. Но личного мнения не спешил создавать. Зачем? Пока что у него есть точка зрения отца, можно ей руководствоваться.
Альбус каждый раз после визита к Малфоям был наказан, папа никак не хотел его понять. Было обидно, но он твердо держался своих принципов и своей точки зрения.

В конце концов, Малфою и Поттеру это все надоело. Сыновьям почти десять, поступление в Хогвартс не за горами, а они до сил пор считают друг друга врагами номер один.
Хоть и наказывал сына, всерьез на него злиться мистер Поттер не мог. Он же помнил себя в его возрасте. И знал, что сам бы ни за что не поменял свою точку зрения просто так. Сыну нужен повод. И он готов его предоставить.
Мистер Малфой, в свою очередь, не верил в невиновность сына. Это он притворяется невинной жертвой. Но, несомненно, Альбусу не меньше достается. Мистер Малфой строго сына не судит – он сам долгое время был убежден, что всем движет прагматичный расчет. Сыну нужен повод взглянуть на мир иначе. И он готов его предоставить.
Поттер и Малфой поговорили и нашли выход – лагерь для детей волшебников. Об этом месте говорили много разного, но ясно одно – это реальный шанс. Конечно, гарантий нет, но отчего бы не попробовать.
Естественно, жены были против. И, хотя, в принципе, у них почти нет ничего общего, в этом вопросе оказались на удивление единодушны. В один голос твердили, что дети еще малы, и что все равно им скоро в Хогвартс. Мол, какая разница.
Но разница есть. В отличие от школы, в лагере пока что нет факультетов. А Поттер и Малфой знали, что если ребята попадут на разные факультеты, что очень даже вероятно, подружиться потом будет неимоверно сложно. Так что, хоть жен оба безумно любят, решение менять не стали.
Конечно, Ал и Скорп в восторге не были. Оба знали около ста способов провести время гораздо лучше. И, хоть у них не было стоящих друзей, имелось полно приятелей – о скуки бы точно не пропали. Но решения родителей не оспариваются – ехать пришлось.
Алу понравилось – шумно, весело, большие компании. Можно сказать, он чувствовал себя, словно рыба в воде.
Этого не скажешь о Скорпе. Ему вообще не нравились шумные увеселения типа квиддича и прочих травмоопасных игр. Считал гораздо полезнее что-нибудь почитать.
Они ни в чем не сходились, и первую неделю в лагере провели ничуть не лучше, чем дома. Ссорились, дрались, не раз были наказаны. Теперь уже оба.
Однажды в лагере пострадала девочка – к ней применили болезненное заклинание, и она впала в кому. При этом все слышали, что накануне они с Альбусом сильно поругались, да и не испытывали друг к другу симпатии с самого первого дня. Она, озорная девчонка и шутница, унизила Ала, и он пообещал отомстить. Все это слышали, и все дали показания начальнику лагеря. Почти.
Когда девчонка унизила Ала, Скорп стоял в первых рядах, слушал и удовольствие получал. Но когда его спросили, сообщил, что ничего не знает. И вообще ему десять лет, он не поступил в Хогвартс, значит, без его согласия его допрашивать не имеют права.

Почему? Да просто Скорп был убежден в том, что Альбус ничего подобного сделать не мог. Да, сыночек героя его безмерно раздражал. Но ведь это не повод допустить, чтобы он понес наказание за то, чего не совершал. Всех родителей оповестили, доложили в аврорат. Но этот лагерь – непростое место. В нем время течет медленнее, чем в реальности. И даже если все прибудут мгновенно, у Ала и Скорпа есть часа три, чтобы найти преступника.
Скорп нашел Ала недалеко от лагеря. Он сбежал, но не знал, что делать дальше. Просто сидел под раскидистым дубом. Скорп спросил:
- Авроров ждешь?
- Ты что здесь забыл? Позлорадствовать пришел?
- Я хочу помочь.
- С чего бы это? В чем твоя выгода?
- Ты сейчас удивишься – Малфои не всегда и не во всем ищут выгоду.
- Не верю.
- А у тебя все равно нет других вариантов.
В этом Скоп был прав – вариантов никаких. По правде говоря, Ал, еще недавно считавший себя знатоком жизни, растерялся совершенно. Не понимал даже, с какой стороны подступиться к делу. А все те, кто еще недавно находился в числе его приятелей, предали его.
Помог тот, кто считался врагом. Скорпиус оказался весьма эрудированным человеком. Он раскопал подробности за рекордный срок, и они с Альбусом вместе спровоцировали злоумышленника, заставили себя проявить.
Это оказалась мачеха девочки. Молодая, здоровая и красивая. Она хотела чувствовать себя в доме полноправной хозяйкой, падчерица мешала. И тогда она, соврав мужу, что уехала к родне во Францию, изменила внешность заклинанием и устроилась в лагерь работать. И именно она пыталась избавиться от девочки, зная, что подозрение падет на Ала.
Итак, Ал оказался полностью оправдан. Перед ним все извинились, а пострадавшая долго благодарила и даже дружбу предложила. Ему, не Скорпиусу, который, фактически, сам добрался до правды. Конечно, дружить с Алом куда лучше. Это же он сын героя.
Альбус, конечно, не стал долго помнить обиды – в коллективе это не принято. Но и не согласился на многочисленные предложения дружбы, в основном отшучивался.
Вот Скорп дружбу не предлагал, как-то само собой сложилось. После того, как вытащил Ала с самого края, он чувствовал за него… ответственность, что ли… В любом случае, определенно, больше не презирал.
Из лагеря вернулись уже друзьями, родители только диву давались. Но в их дружбе, однозначно, лидером оказался Скорп. Альбус всегда прислушивался к мнению друга, даже в ущерб собственному. Так и получилось, что они поступили на Слизерин.

Конечно, Ал не просил об этом шляпу, даже не думал. Он-то, наивный, рассчитывал, что они со Скорпиусом будут учиться на факультете храбрецов. И даже поругался с ним поле распределения.
Потом узнал, что родители им все равно гордятся, стало проще. Да и сам Скорп пояснил, что то, что они попали на Слизерин, еще ничего не значит. Они будет такими, какими захотят, и факультет тут ни при чем.
И они неплохо проводили время в школе. Учеба давалась легко, было много всяких интересных занятий. И на уроках, и вне их, они открывали для себя все новые и новые, увлекательные, вещи. Многое поняли и узнали. Но главным, чем ребята скрашивали школьные годы, были издевательства над Джеймсом.
Почему? А ответа на этот вопрос у Ала не было. Не сказать, чтобы он ненавидел брата. Скорее привык к тому, что может говорить и делать что угодно, ведь за Джеймса родители никогда не заступались. А сам брат рос весьма посредственным волшебником. Ал не думал никогда, что из него может выйти толк.
Более того, Джеймс его раздражал. В семье героя не должно быть таких посредственностей. Вот даже Лили, которая и думает-то только о мальчиках да шмотках, в случае чего может дать серьезный отпор. И только Джеймс, как ни старается, не может вести себя как настоящий волшебник. Скорп даже как-то предположил, что миссис Поттер с магглом согрешила. Правда, после этого они с Алом подрались. Помирились быстро, но больше на эту тему не разговаривали.
Что касается Скорпиуса, он сначала не относился к Джеймсу никак. С ним его дружить никто не заставлял, и старший из сыновей Поттера был для Скорпиуса пустым местом. Альбуса он злил, задевал, у них частенько случались конфликты… И тем не менее, он его уважал, считая достойным соперником… Иначе не заступился бы тогда, в лагере.
Потом, когда они с Алом подружились Скорп перенял его точку зрения на Джеймса. Конечно, в большей степени в дружбе лидировал Скорп. Но чувство это взаимное и обоюдное, так что и Скорпмус кое-что брал от друга.
Именно тогда появилось презрение к Джеймсу. А когда стал на пару с Алом всячески задевать и унижать его, понял, что это еще и весело. Тем более, им за это ничего не было.
Сначала ребята думали, что влетит от директора МакГонагалл. Но она, хотя, безусловно, знала все, предпочитала не вмешиваться. У ребят возникла гипотеза, что директор придерживается точки зрения Альбуса – странно, что у героя такой сын. Вполне вероятно, она из самых лучших побуждений пытается расшевелить Джеймса.
Но это никому не удавалось – шутки становились все более жестокими, а Джеймс только ныл и жаловался на судьбу. Даже попытался попросить у Лили защиты, как только додумался! Не то, чтобы, унижая брата, Альбус получал огромное удовольствие… Просто это стало неотъемлемой частью его жизни, он не собирался останавливаться.

Рано или поздно это должно было произойти, ведь границы есть у всего. Нельзя постоянно сжимать пружину и не думать о последствиях.
Это случилось на шестом курсе, когда Ал и Скорп в очередной раз унизили Джеймса перед всей школой. Заставили исчезнуть его одежду. Нелепо, глупо жестоко. Ал и сам не знал, как так вышло. В своем обычном состоянии он бы, конечно, так не поступил. Все же есть определенные пределы за которые он не заходит. Но они перепили сливочного пива, день был тяжелый, с девушками поссорились… А тут Джеймс некстати под руку подвернутся. Еще и сопротивляться пробовал!
Весь вечер Альбус чувствовал себя неуютно, и даже ночью не мог заснуть. Все вспоминал потерянное выражение лица Джеймса, то, как над его братом все смеялись. Он не должен был так поступать! Но что теперь-то? Извиняться глупо. Поговорить со Скорпом? Но друг-то спит прекрасно, что ему сделается… В общем, Ал не спал всю ночь, и решил утром с братом все же поговорить… Но не получилось.
Он хотел поговорить после завтрака, чего оттягивать. С чего начать разговор не знал, и понятия не имел, как его вообще строить. Что он скажет? Что ему жаль? Ну да, это правда, но Джеймсу-то что с того? Пообещает, что этого больше не повторится? Но он сам не уверен в этом, как можно обещать… Тем не менее, Ал надеялся, что все получится само собой.
Скорпиус не стал комментировать решение Альбуса. Сказал только, что это его семейное дело, и решить он должен сам.
Но после завтрака Джеймс обнаружен не был. После уроков Ал его тоже не нашел. Почувствовал неладное, это чувство только усилилось, когда к нему подошла новая профессор ЗОТи, Кейт Маделл. Она спросила:
- Мистер Поттер, ваш брат заболел?
- Да нет, вроде. А в чем дело?
- Он не присутствовал на моем уроке. И, насколько я смогла узнать, на остальных тоже.
В ответ Ал выдавил что-то невнятное, беспокойство все нарастало. Наскоро простившись с профессором Маделл, он нашел Скорпиуса, рассказал ему. Думал, друг отнесется к новости со скептицизмом, но тот тоже обеспокоился. И они почти бегом направились к больничному крылу.
Они надеялись на то, что Джеймс там. Тогда все не так уж и плохо. Хуже если его там нет. Потому что в этом случае вообще неизвестно, что с ним и где его искать.
В больничном крыле брата не оказалось, мадам Помфри тоже понятия не имела, где он может находиться. И вот тогда Алу стало страшно. Ни тогда, ни потом, он не задумывался о природе этого чувства. Переживал ли он за брата, или просто за человека, который, возможно, в опасности. Или даже за себя самого из-за возможных последствий? Вероятно, тут всего было понемножку. Но думать некогда. Ребята поспрашивали всех, кого смогли, и сумели выяснить, что Джеймс направился в Запретный лес.

Лес около школы так назвали не напрасно. Туда, и правда, нельзя заходить, если нет желания покончить с жизнью. Это жуткое место, там и умелый-то волшебник может сгинуть, а уж Джеймс и подавно. Решение Ал принял быстро – он пойдет за братом и вернет его. Но другу сказал сразу:
- Скорп, ты не обязан идти со мной.
- С чего бы? Мы вместе натворили делов, и исправим вместе.
- Джеймс тебе никто.
- Но ты мой друг.
Они, и правда, пошли бы. Но их остановила директор, сказала, что Джеймса будут искать преподаватели. Их же для верности магически привязала к школе. То есть они теперь не могут выйти за ее пределы при всем желании. И остается только ждать.
Конечно, просто так они не сидели. Оба талантливые ученики, они пытались отменить заклинание МакГонагалл. Конечно, если ребятам это удастся, влетит им здорово. Но не сидеть же и ждать…
Прошло больше суток, но им наконец-то удалось. Только это уже не понадобилось – Джеймс нашелся. Они узнали об этом от той же МакГонагалл. Директор сказала, что все обойдется для них без последствий, а мистера Поттера и мистера Малфоя ставить об этом в известность она вообще смысла не видит. Только просила не навещать Джеймса в больничном крыле.
Конечно, в больничное крыло они пошли, Альбус не оставил мысли поговорить с Джеймсом. Не то, чтобы считал, что из этого выйдет толк, просто чтобы примириться со своей совестью. И заодно убедиться, что брат не сильно пострадал.
Когда они пришли, Джеймс их не заметил. Он лежал на кровати, задумчиво глядя в потолок. Обдумывал случившееся, конечно же. Альбус так и не подошел к брату. Словно какая-то сила удержала его. Убедившись, что с Джеймсом все в порядке, вернулся в свою комнату.
И до самого конца года они ни разу не поговорили. Альбус совершенно перестал задевать Джеймса, боялся, что в следующий раз может быть еще хуже. Но и не разговаривал с ним. Предпочитал делать вид, что его старшего брата вообще не существует.
Конечно, так проще. Не надо чувствовать вину. Но Альбус понимал, что так не может продолжаться вечно. Да, в Хогвартсе много учеников, школа сама большая. Учитывая то, что они на разных курсах и на разных факультетах, очень просто не общаться. Но дома все гораздо сложнее.
Поэтому он много раз пытался для себя решит, как быть. Поговорить с родителями? Не смотря на то, что дома к Джеймсу неважно относятся, Ал не верил, что отцу безразлична судьба старшего сына. Если он узнает, что Джеймс был на грани жизни и смерти, поймет, что мог навсегда его потерять… Кто знает, может их отношения наладятся?
С одной стороны, Альбус понимал, что должен. Но одновременно он боялся реакции отца и не знал, хочет ли кардинальных перемен. Но после окончания школы Джеймс ушел из дома, чем избавил Ала от мучительной дилеммы. Но оставил сомнения и недосказанность.


Глава 9


Глава 9: «Настоящее: начало»

Луиза думала, хуже уже не будет. Ей не нравится в этом доме, все раздражает, напоминает о детстве. Да и Джеймс, пусть искренне благодарен за поддержку, не спешит признаваться в чувствах. Да и есть ли они?
Но вот чего Луиза не ждала, так это внимания со стороны мистера Малфоя к ее скромной персоне. Ему и когда она жила в их доме не было дела до нее, а тут сверлит взглядом, отчего становится холодно и неуютно.
И если бы только это… Не смотря на то, что они позавтракали раньше, их все равно пригласили присоединиться за столом к остальным. Такое у Малфоев правило. И в разгар трапезы, мистер Малфой внезапно заговорил, обращаясь к супруге:
- Дорогая, тебе не кажется, что не все за этим столом выглядят так, как должно?
Это была одна из любимых провокаций мистера Малфоя. Говорить о присутствующих, словно их нет. Мол, его слова обращены только к супруге, остальные должны тактично делать вид, словно они не слышат. Даже если это их задевает… Обычно эти условия все принимали, вот и сейчас миссис Малфой спросила:
- Ты о чем, дорогой?
- О Луизе, твоей воспитаннице. Ты сама взяла на себя бремя ответственности. Могла бы научить девочку правильно вести себя за столом.
Несправедливость упрека заключалась в том, что Луиза все это умела, просто не считала нужным демонстрировать, совершенно намеренно. Как и не хотела играть в эти игры. И потому резко ответила:
- Если вы не заметили, мистер Малфой, я тоже нахожусь здесь. И о моем поведении вы можете поговорить со мной лично.
- Я обращался не к вам, юная леди, - высокомерно уведомил мистер Малфой.
- Не ко мне вы можете обращаться в мое отсутствие, - проинформировала Луиза, - Я не собираюсь молча сносить оскорбления.
- Тогда можешь покинуть мой дом хоть сейчас.
- Да с радостью!
- Мистер Малфой, можно вас на пару слов? – Джеймс задал вопрос тихим голосом, но все услышали. Драко кивнул, и они удалились в кабинет.
Скорп и Ал слушали начало разговора с веселым интересом. Потом уже настороженно. Резкой реакции Луизы никто не ожидал. И была вероятность почти сто процентов, что Луиза и Джеймс немедленно покинут особняк.
Альбус с удивлением заметил, что этот вариант его не утроит. Вот уж никогда бы не подумал! Но они с Джеймсом так ничего и не выяснили, а это неправильно. Конечно, еще совсем недавно Ал был искренне убежден в том, что лучше бы им с Джеймсом не встречаться. Но сейчас он понял главное – для того, чтобы продолжать себя уважать, надо, если не исправить ошибки прошлого, так хотя бы в них разобраться. Потому надеялся, что все обойдется.

Джеймс и сам не ожидал столь решительного выпада со стороны Луизы. Да, у подруги характер имеется. И еще какой.
Хотя… Надо было сразу с ней поговорить, ведь Джеймс знал, что ей тяжело. Но как-то за собственными проблемами да думами о том, что именно может угрожать Лили, о подруге забыл, а это плохо. Ну ничего, еще не поздно все исправить.
Дежймсу удалось убедить мистера Малфоя в том, что он совсем не прав. Конечно, он же и переговорщиком был. Да он однажды убедил темного мага, держащего в заложниках с полсотни магглов, отдать палочку и сдаться на милость авроров! Но сейчас произошло нечто и вовсе немыслимое – лорд Малфой извинился перед Луизой!
Все просто ахнули, и Луиза от неожиданности сразу приняла извинения. Она даже не представляла, как Джей этого добился. Но, в отличие от большинства присутствующих, знала, что друг способен и не на такое. И ей было приятно, что он сделал это для нее. Но все равно осадок остался. Поэтому после завтрака она сидела в комнате, не зная, уйти или остаться. Джеймс зашел, словно почувствовал ее состояние. Присел рядом и спросил:
- Хочешь уехать, Луиза?
- Джей, прости, но это оказалось слишком сложно для меня.
- Тебе не за что извиняться. Конечно, есть много способов провести время гораздо лучше, чем тут.
- Так может, вместе уедем? У тебя же тоже отпуск, Джей.
- Да, но теперь я не могу. Луиза, я чувствую, что тут что-то происходит.
- Да вроде все спокойно. И тут Майк.
- Меня никогда не подводило чутье аврора, поэтому я до сих пор жив. Скоро произойдет что-то плохое. Майк один не справится, а я его не брошу.
- В таком случае, я тем более не брошу тебя.
Джей улыбнулся в ответ, и на душе стало тепло. В конце концов, надо быть последовательной – раз уж решила поддержать Джея, идти до конца. Она же аврор В класса, она не может позорно сбежать, испугавшись бывших опекунов. Тем более не бросит друга.
А в кабинете мистера Малфоя шел другой разговор. После того, как извинился перед бывшей подопечной, лорд пошел к себе в кабинет. Хотел разобраться в бумагах, но не мог ни на чем сосредоточиться. Так и сидел в глубокой задумчивости.
Он не понимал сам, как так вышло. Он же в жизни ни перед кем не извинялся. Помимо Гарри, но на то они и друзья. Но никогда не представить себе не мог, что попросит прощения у Луизы.
Этот парень, Джей Поттер, обладает таким даром убеждения, что даже страшно. Еще недавно Драко был уверен, что абсолютно прав в своих попытках унизить Луизу. Они предоставили ей кров, одежду и еду. Взамен же неблагодарная девчонка нарушает все мыслимые и немыслимые правила, делает все, чтобы подчеркнуть, как презирает их.

Джеймс не угрожал, не хватался за волшебную палочку, не применял Империо. Говорил тихим голосом, но невольно мистер Малфой вслушивался в каждое слово. И понял, что он не прав. В конце концов, Луиза их ни о чем не просила. И имеет право на свободу слова.
Только теперь, подумав, мистер Малфой испытал по отношению к Джеймсу… Нет, не страх. Настороженность. Этот парень – второй, кто заставил его изменить свое мнение… А первым был его отец… Возможно, у них куда больше общего, чем думает Гарри.
В разгар этих размышлений в кабинет вошла Астория. Ей единственной из всех домашних позволялось входить сюда без приглашения. Ведь только она знала точно, что нужно Драко. Вот и сейчас принесла его любимый черный кофе. Подождала, пока отопьет, и осторожно спросила:
- Драко, что он тебе сказал?
- Джей-то? Честное слово, милая, я и сам не помню. Помню только выводы, которые сделал.
- Мне нравится этот парень, но он какой-то странный.
- Не то слово. И странно, что Луиза с ним.
- Эта девчонка всегда и все делала наназло. Наверное, ты прав – я плохо ее воспитала.
Если еще совсем недавно Драко сам был в этом убежден, но сейчас уже готов доказывать обратное – он никогда не любил огорчать супругу:
- Ты не виновата, милая. Мы оба знаем – ты сделала все, что смогла.
- Но ты сказал…
- Да я просто хотел, чтобы Луиза уехала из нашего дома. Но, видимо, придется нам ее потерпеть.
А в это самое время в гостиной Скорп и Ал развалились в креслах, а Роза мерила помещение нервными шагами. Друзья очень хорошо относились к кузине, но она их уже утомила – все никак не могла переварить встречу с Джеймсом. Ал и сам не понимал, почему она так странно относится к его брату. Но стоило спросить, как это вылилось в долгую тираду:
- Да он просто неблагодарный козел! Он обвинил меня в лицемерии и чуть ли не предательстве! И за что? да просто за то, что я общалась с вами. Ну и что с того? Я ведь и с ним общалась! Хотела помочь ему! Да я ему жизнь спасла! От края Астрономической башни оттащила!
- Стоп. С этого момента, пожалуйста, поподробнее, - Скорп всегда умел вычленять главное даже из очень эмоциональной речи. Друг-то его просто от удивления язык проглотил.
И Роза рассказала о том, как увидела, что Джеймс после их очередной жестокой шутки расстроился больше, чем обычно. О том, что пошла за ним на всякий случай. О том, как увидела на краю башни и спасла. Конечно, Скорп спросил, почему она им не сказала. А Роза ответила, что не сочла это для них важным! Мол, какое им вообще дело до Джеймса. Самое ужасное в том, что она это сказала не просто потому, что вся на нервах. Похоже, она, и правда, так считает. Как и все остальные. Джеймс, в первую очередь…

Закончила Роза речь тирадой: «И вообще, если Джеймсу кого-то и ненавидеть, так это вас! Это вы его жизнь в кошмар превращали, а как на врага он смотрит на меня!» И ушла, оставив ребят в глубокой задумчивости.
На этот раз проняло даже не склонного к сантиментам Скорпиуса. Да, он никогда не симпатизировал Джеймсу. И даже издевался над ним с удовольствием. Он никогда не стремился щадить его чувства. Но это одно. Совсем другое – знать, что из-за него чуть не умер человек.
А если бы Роза не пошла за Джеймсом тогда? Как они с Алом жили бы с этим?
Они с Алом молчали. А что тут скажешь? Что они практически убийцы? И не просто кого-то там, а брата Альбуса. И, в общем-то вовсе не плохого человека… Если вдуматься, Джеймс ни разу не сделал никому ничего плохого. И не заслужил ничего, что происходило с ним в школьные годы. Вот. Наконец-то Скорп в этом себе признался.
Ал это знал давно. Говорить не о чем. Они просто сидели рядом и думали… И тут в гостиную вошел собственной персоной Джеймс.
Он не думал застать там брата с другом. Просто после разговора с Луизой хотелось отвлечься. Отвлекался он всегда огневиски или чем-то еще крепче. Как и все авроры В и А класса. Тут ничего не поделаешь – работа нервная. В гостиной огневиски полно, сам мистер Малфой по секрету сказал.
Вообще Джеймс это нашел забавным – обычно он принимал изрядную порцию огневиски после опасных заданий… А тут в спокойной обстановке, в доме аристократов, куда приглашен на свадьбу… Впрочем, плевать.
Как и на то, что тут сидят Альбус и Скорпиус. Конечно, в прежние времена, только завидев их, Джеймс постарался бы побыстрее покинуть помещение. Но все уже давно не так.
Он даже им не кивнул. Зачем? Здоровались уже. Молча прошел к бару, налил себе, не заботясь о том, что собирается пить в одиночку. Первый бокал выпил залпом, даже не поморщился. Часто стресс снимал, привык.
Второй выпить не успел – Альбус нерешительно спросил:
- Можно с тобой поговорить, Джеймс?
Вот этого не хотелось точно. Но Джеймс не привык пасовать, да и как откажешь, коли просят так вежливо. Он неохотно, но кивнул.
Заговорил не Альбус, а Скорпиус. Джеймс так и думал – в этой компашке лидером всегда был не его брат. Малфой сказал:
- Нам Роза рассказала про случай на Астрономической башне, и мы хотим знать, правда ли это.
- Только я не хочу говорить об этом, тем более с вами.
- Но если ты и правда из-за нас чуть не спрыгнул с башни, то…
- То что, Малфой? Что бы это изменило? Что это меняет сейчас? Это ничего не значит ни для вас, ни для меня.
- Мы никогда не хотели причинить тебе вред, - это уже Альбус.
- Не смешите меня. Конечно, хотели. Но это было словно в прошлой жизни для меня. Сейчас мне, и правда, плевать на вас и даже на собственное прошлое.

Ал и Скорп застыли в нерешительности – они такого не ожидали. Нет, даже не этих слов – интонации, с которой они были произнесены. Сразу ясно – Джеймс не шутит и никого не пытается обмануть. Он, и правда, все перечеркнул. Но этого не смогут сделать они.
В процессе разговора Ал и Скорп встали с кресел, и теперь стояли напротив Джеймса. А он смотрел на них уверенно и чуть насмешливо, как человек, сознающий свое превосходство. Не смотря на чувство вины, Скорпа это начало злить. И неизвестно, чем бы все закончилось, если бы из комнаты Лили не раздался крик.
Да, кричала именно Лили, и у нее был повод.
А ведь она почти забыла свой страх, за последние сутки уже почти уверовала, что ничего плохого им не грозит. Да и сделала она все, что смогла, для того, чтобы обезопасить себя и близких. Не то, чтобы всерьез верила, что Джеймс остановит зло, если что… Но ведь он аврор все же, да и Майк тут. Луизу она как аврора не воспринимала, ибо не женское это дело.
Тем не менее, Лили уже не боялась и в комнату свою заходить. Хотя совсем недавно испытывала панический ужас, ведь она там остается совсем одна. Даже хотела просить Скорпиуса убедить отца разрешить им жить вместе и до свадьбы. Но жених все неправильно понял, и вышло очень неловко. Тем не менее, Лили сейчас не боялась. И напрасно.
Зашла к себе после завтрака. Все как-то занялись своими делами, про нее забыли… Лили решила красиво одеться, наложить косметические чары… В общем, сразить их всех наповал. Открыла шкаф, стала выбирать платье…И не сразу заметила тень за спиной.
Но, не смотря на некоторую легкомысленность, Лили остается талантливой волшебницей, гены не спрячешь. И она обернулась вовремя.
Для того чтобы увидеть нечто настолько ужасное, что это невозможно передать словами. Словно все мыслимые и немыслимые кошмары, все, чем пугают в детстве, все, что хочешь, но не можешь забыть, слилось для нее в одно. Это страх в чистом виде.
В голове мелькали беспорядочные мысли. О том, что она еще молода. Так много не ощутила, не испытала не попробовала. Да она даже за Скорпиуса замуж выйти не успела! А ведь у них могло бы быть впереди так много всего прекрасного…
Но Лили не успела додумать мысль до конца – тень стала на нее надвигаться. Девушка не знала, что это вообще такое, но отчего-то понимала, что будет дальше. Может, слышала от кого? К примеру, от профессора на ЗОТИ? Она почему-то точно знала, что эта тень ее поглотит. Поглотит ее тепло, жизнь, радость, как и магические способности. Поглотит все, и ничего не останется. У родных не будет даже тела, чтобы похоронить… И никто не успеет ее спасти, даже реакции авроров на это не хватит… Безнадежность ситуации навалилась на нее, и вот тогда Лили закричала…

Это не просто тень. Это сама Темная Сущность. Не Вольдеморт, скорее, его предвестник. Нечто страшное и жуткое. Оно поглощает свет и добро до тех пор, пока не нейтрализуется. Это знают все, кто не спал на лекциях ЗОТИ шестого курса, не зря и Лили кое-что да вспомнила. Знают все и то, что победить Это невозможно, ни одному аврору не под силам.
Но ведь Джей Поттер не обычный аврор. Он первым сориентировался и аппарировал прямо в комнату Лили, не смотря на то, что на особняк, спасибо Министерству, наложены антиаппартационные чары. Он, конечно, знает, как их обойти.
Когда Джеймс оказался в комнате, он тоже долго не размышлял. Авроры класса А никогда не размышляют долго. В голове мгновенно промелькнули все варианты, и Джеймс сразу же выбрал наиболее, с его точки зрения, оптимальный.
Прогнать Сущноть, потому что действовать надо наверняка. Джеймс не был уверен, что сумеет от нее избавиться, это очень сложно. И если ему не удастся, никто больше ее и прогнать-то не сможет, это класс А.
Аврор взмахнул палочкой и прокричал труднопроизносимое заклинание, комнату на мгновение озарила ослепительно яркая вспышка… А потом все стало, как было, только Лили без сил прислонилась к стене… И в этот миг в комнату вбежали остальные.
Лили лепетала какой-то бред о том, что ей показалось, что ничего страшного не происходит, что это все волнение перед свадьбой. Мол, ей что-то там привиделось, отчего она вскрикнула и упала в обморок. А Джеймс, спасибо ему большое, применил Энервейт.
Все покачали головами и разошлись, Джеймс ничего не сказал. Ему стало интересно – то Лили затевает жуткие истерики на вроде как пустом месте и требует себе кучу авроров А класса для охраны, а теперь, когда опасения подтвердились и можно всех уесть, врет, что ни с того ни с сего в обморок грохнулась. Джеймс решил, что разберется с этим сам. И, когда все собрались в Косой переулок покупать необходимые для свадьбы вещи, отозвал Лили на пару слов. Убедившись, что никто не подслушает разговор, спросил:
- Лили, зачем ты всех обманула?
- О чем ты?
- На тебя напала Темная Сущность.
- А ты аврор класса А. У всех есть секреты.
- Мне все равно, узнают про мой или нет. А появление в доме Темной Сущности втайне держать нельзя – это угроза не только тебе, но и всем остальным обитателям.
Джеймс не лукавил – ему, и правда, было все равно, узнает кто-либо о его работе правду, или же нет. Да, он аврор класса А, а что в этом такого? Это его жизнь, которая его семью никогда не интересовала, и навряд ли заинтересует сейчас. А вот Лили ее тайна была очень важна. Потому, сделав глубокий вдох, она заговорила совсем другим тоном, тихим и жалобным:
- Джеймс, я, правда, очень тебе благодарна. Я понимаю, что ты спас мне жизнь… Только в голове не укладывается, как ты стал аврором А класса.
- Это к делу не относится, не уклоняйся от темы.
- Джеймс, пойми, я не могу всем признаться, что это Темная Сущность. Раньше я хотела охрану, это правда. Но сейчас есть ты, Майк, даже Луиза. В случае чего вы поможете. А если все поймут, что опасность реальна, свадьбу могут отменить.
Да… Вообще-то аврора его уровня удивить очень сложно, но Лили удалось вполне. Джеймс еле справился с удивлением в голосе:
- Лили, вы сможете и позже пожениться. Ты не понимаешь? Надвигается большая беда.
Лили молчала, и Джеймс даже усомнился в ее благоразумии. Она же сказала:
- Хорошо, мы всем расскажем. Только давай после прогулки.
- Лили, время не ждет.
- Джей, свадьбу, возможно, придется перенести, мне будет очень тяжело смириться с этим. И я прошу всего лишь несколько часов спокойствия для себя и своих близких. Пожалуйста!
Джеймс знал, что меры надо принимать срочно, что он, скорее всего, пожалеет о своем решении. Но Лили так жалобно смотрела ему в глаза… И она, не смотря ни на что, его сестра. Уже понимая, что совершает ошибку, Джеймс медленно кивнул. А слово он привык держать.


Глава 10


Глава 10: «Прошлое: дорога жизни»

Время шло, ничего не менялось к лучшему. По-прежнему с каждым днем выживать в Хогвартсе становилось все сложнее. Джеймс пытался об этом не думать, а сосредоточиться на том, что скоро он покинет школу и сможет выбрать себе дорогу жизни.
Только вот понятия не имел, какой она будет. В школе было так тоскливо и беспросветно, что он о будущем так ни разу и не задумался. Хотя директор много раз вызывала его к себе. Если раньше все долгие проникновенные беседы касались, прежде всего, того, что Джеймс обязан изменить ситуацию в семье в свою пользу самостоятельно, теперь МакГонагалл все больше напоминала, что скоро окончание школы. Это значит, он должен подумать о том, чем станет заниматься вне этих стен.
Но о чем думать? Чем заниматься, если все, на что он способен, довольно средне. За что бы не брался, какой бы предмет не изучал, у него почему-то не получается достичь превосходный результатов, хотя всю теорию давно изучил вдоль и поперек. Конечно, средние магические способности Джеймса дают существенный козырь его братцу с дружком.
А обиднее всего то, что преподаватели все наперебой утверждают, что он плохо старается. И даже там, где можно было бы проявить снисхождение, округляют оценку в меньшую сторону. Они отчего-то решили, что, раз уж Джеймс сын аж самого Гарри Поттера, он непременно должен быть лучшим во всем. А, если это не так, значит, он халтурит.
При том, что у Альбуса вот времени на все хватает – и учится блестяще, и времени и сил остается Джеймсу гадости делать. А при этом получает почти одни сплошные «превосходно». Где тут справедливость?
Но Джеймс никогда не завидовал, особенно брату. Считал это недостойным чувством. Пусть ему меньше повезло в жизни, это не значит, что он должен желать плохого брату и сестре.
И до того самого момента Джеймс ни мысленно, ни вслух, не произносил ничего подобного. Потому что, хоть Ал мастер на всякого рода гадости, до того дня определенную черту он все же не переходил.
Но все случается впервые, случилось и это. Джеймс старается не вспоминать, как это было. Но вот так его еще не унижали. Он как-то раньше наивно верил в то, что у Альбуса есть какие-то моральные принципы. У Малфоя-то их никогда не было, с этим ясно. Но Альбус, при том, что не пытался специально влиять на друга, все же каким-то образом умудрялся его сдерживать. Теперь же, видимо, и сам не лучше.
Джеймсу хотелось только оказаться как можно дальше от людей, и больше ничего. Найти такое место, где никто его не найдет, где на него не будут показывать пальцами, где над ним не будут смеяться.
Ведь в подростковом возрасте многие вещи воспринимаются куда острее, чем на самом деле. Вот и тогда Джеймсу казалось, что все настолько плохо, что нет иного выхода, кроме как исчезнуть.
Но после неудавшегося прыжка с Астрономической башни он больше не помышлял о самоубийстве. Просто хотел пропасть.

А для тех учеников Хогвартса, которые хотят пропасть, нет места лучше Запретного леса. Он так назван совершенно не напрасно. И правда, туда ходить запрещено по веским причинам. Их даже несколько – ученики, не вернувшиеся оттуда.
Правда, некоторые с успехом ходили туда и возвращались. В их числе, к примеру, отец Джеймса. Да и его брат с дружком, он знает, ходили туда. Однажды он даже заложил их МакГонагалл. Понимал, что поступает нехорошо, но уж очень достали.
Конечно, им ничего не было. А вот ему прочли длинную лекцию о том, что стучать непозволительно. Тем более, на брата. Было обидно. И уже тогда Джеймс начал подумывать о том, чтобы самому предпринять подобную вылазку.
Но в тот миг он не думал ни о чем. После того, как ему милостиво вернули волшебную палочку, и он разобрался со своим внешним видом, затаился, подождав, пока мучители и соглядатаи разойдутся, а потом побежал, куда глаза глядят. Да он даже сам не заметил, как оказался в самой гуще леса. До школы, очевидно, далеко. И это полбеды, но даже не ясно, в какую идти сторону. А, самое главное, он совершенно один.
Джеймс не сомневался, что его брат заходил далеко в лес. Но ведь с ним был Скорпиус, а с другом легче, где бы ни находился.
Но что делать ему? А если никто не придет на помощь? Вдруг никто даже не знает, где его искать? Джеймсу, действительно, было очень страшно.
Темно, мрачно, холодно со всех сторон высокие деревья, и он словно в плену. Да, нет стен и решеток, просторно. Казалось бы, иди, куда хочешь. Но со всех сторон раздаются устрашающие звуки. Их не хочется понимать. И не хочется вслушиваться, но против воли пытаешься угадать – вервольф это, или огромный паук, или какое-то очередное чудовище лесника Хагрида.
Специально Джеймсу отец никогда ничего не рассказывал. Но он, бывало, подслушивал то, что говорилось Альбусу и Лили. Ему очень хотелось знать историю семьи не из книг, которых он прочел немало, а из первых уст. И, хоть отец никогда не говорил о Вольдеморте, любил рассказывать истории своих, так сказать, побочных приключений. И любимой была та, где он и дядя Рон столкнулись с целым полчищем кровожадных пауков.
Джеймс понимал, что сейчас не время об этом вспоминать. А вспомнить надо заклинание, которое приведет его назад в школу. Уже не до обид на брата. Страшно, надо как можно скорее оказаться в тепле и уюте, пусть даже его по-прежнему будут обзывать и шпынять.
Волшебную палочку Джеймс крепко держал во вспотевших от напряжения руках. Казалось, чем крепче сжимает, тем лучше. Но ведь без нужного заклинания это всего-то бесполезный кусок дерева.
А заклинание никак не желало вспоминаться. Вот парадокс – Джеймс же лучший в школе теоретик. Он столько всего знает. Даже те заклинания, которые не умеет применять на практике. Даже те, которые не умеет применять почти никто. А вот теперь не может припомнить жизненно важное, совершенно простое заклинание. Это же так легко… Вертится в уме слово… Но, чем больше Джеймс старается на нем сосредоточиться, тем хуже…

Он просто стоит в чаще, не знает, куда идти и как позвать на помощь… Но тут звуки стали еще более устрашающими. Беглецу показалось, к нему что-то приближается. И он решил, что должен двигаться, хоть куда-то, иначе ему точно конец.
Продолжая сжимать в руке палочку, Джеймс побежал. Он не знал, удалятся ли он от опасности, или же, наоборот, приближается к ней. Главное – не стоять на месте.
Ничего не видно, темень страшная, под ногами скользкая грязь… Джеймс поскользнулся, чудом удержал равновесие. Он ни о чем не думал, просто бежал вперед и молился, что выбранное направление приведет его к школе… Иначе ему точно крышка.
Но вот он поскользнулся снова, и на этот раз повезло куда меньше – упал лицом прямо в грязь. Вскочил почти сразу, но вот палочка куда-то откатилась. Он же так крепко ее держал, знал, что от этого жизнь зависит… Но от боли и неожиданности выпустил из рук.
Без палочки он не выживет… Но где ее искать? Джеймс стал лихорадочно соображать, куда она могла упасть… И тут заметил, что ранее напугавший его звук отчетливо раздается за спиной. Было так страшно оборачиваться… Казалось, что, пока он все не увидел своими глазами, этого не существует. Можно себя обманывать… Только не долго, да и незачем. И быстро, пока не передумал, Джеймс обернулся.
Он даже не знал, что это за твари, хотя прочел множество книг… Но что-то страшное, и, судя по всему, очень опасное.
Сейчас он может сказать, что это ворлоки – разновидность темных тварей. Помесь дракона, василиска, пикси и чего-то столь жуткого, чему даже названия нет. Крайне опасны, их было пять, и испугался Джеймс тогда вполне оправданно.
Он, почувствовав слабость, сел на землю. Твари надвигались, а он просто сидел, от ужаса даже пошевелиться не мог. К тому же – а смысл? Волшебная палочка где-то в кустах, он все равно не доберется до нее.
Наверное, принято говорить, что в такие минуты вся жизнь проносится перед глазами, что думаешь о семье. Но Джеймс не думал ни о чем – ему просто было страшно. Он понимал – это конец.
И тут по лесу разлился ослепительный свет – на встречу Джеймсу из ниоткуда вышел старец в белом одеянии. И твари поспешили скрыться в чаще. Старец же подал Джеймсу руку, помогая встать. Потом вернул его палочку, призвав взмахом руки. Джеймс не понимал, что происходит, но почему-то был твердо уверен, что опасность позади. Старец первым заговорил:
- Я тебя ждал, Джеймс Поттер.
- Но кто вы такой? И почему меня ждали?
Похоже, на сегодня Джеймс устал бояться – его голос звучал на удивление ровно, совсем не дрожал. Даже удивительно… Меж тем ему ответили сразу же:

- Я хранитель магии. А ты один из величайших магов этого тысячелетия.
И тут Джеймс расхохотался, искренне и звонко. Конечно, не было повода для веселья. Но нагрузка этого ужасного дня навалилась на него, и внезапная истерика проявилась таким вот образом…
Постепенно Джеймс отпустило. Незнакомец все это время серьезно на него смотрел, и стало неловко. Джеймс решил прояснить ситуацию:
- Простите, но вы меня не за того принимаете.
- Джеймс Сириус Поттер, считающий своими родителями Гарри и Джиневру Поттеров?
- Да, но…
- Тогда это, безусловно, ты.
Джеймс вздохнул. Как объяснить незнакомому человеку, сильному магу, что он посредственный волшебник, позор семьи? Не хотелось бы, конечно, но еще хуже, если его так и будут с кем-то путать. И Джеймс попробовал еще раз:
- Понимаете, мое знание магии достаточно посредственно.
- Дело ведь не в знаниях, верно? А в том, что у тебя не получается их применять на практике?
Неприятно, конечно, признаваться в своем бессилии, но все равно Джеймс обрадовался, что его поняли, и охотно кивнул головой. Вопреки ожиданиям, незнакомец сказал:
- Ну… Это поправимо.
Джеймс непонимающе моргнул. Маг продолжил:
- На твоих магических способностях стоит мощный блок. И то, что ты при этом вообще можешь колдовать, уже свидетельствует о недюжинной силе.
- Но как?
- Кто и зачем это сделал, тебе пока знать не надо. В свое время все поймешь. У тебя великое будущее, Джеймс. Помни об этом.
В этот миг незнакомый маг растворился в сгустке ослепительно белого света, словно сам им стал. И этот свет с головой накрыл Джеймса.
Беглец чувствовал, словно рождается заново. Его всего накрыло ощущением бесконечного счастья, удовлетворения, словно он долго искал что-то очень важное и, наконец-то, нашел…
Но вот свет исчез, а вместе с ним пропало то странное ощущение. И Джеймс даже на какой-то миг подумал, что эта чудесная встреча ему почудилась.
Но тут снова послышался шорох – темные твари вылезли из щелей, где прятались. Джеймс поднял палочку – бояться можно сколько угодно, но выхода все равно нет.

Он не думал, что получится, но неожиданно ощутил в себе такую мощь, которой не знал никогда ранее. И вместе с ней пришла уверенность в собственных силах. Джеймс расшугал тварей без особых усилий. Он же помнит много заклинаний, о которых понятие не имеют однокурсники. И в этом его сила.
Вспомнилось и заклинание, с помощью которого можно вернуться в школу. Джеймс произнес его четко и уверенно, и появилась дорожка света, ведущая в школу…
Только путь оказался тяжелым. Он, действительно, забрался далеко. И если раньше лес притих, заманивая его в ловушку, теперь не желал отпускать. На каждом шагу встречались разные твари, даже пауки, с которыми некогда столкнулись папа и дядя Рон. Джеймс отбивался от них, от уже не чувствовал страха. Получил несколько ранений, одежда была изодрана в клочья, на лице царапины, на теле ссадины… Но, в принципе, ничего действительно серьезного.
Он вышел из лесу, и тут же попался на глаза лично МакГонагалл. Ну да… Когда это ему везло?
Директор начала выспрашивать, что да как. Но Джеймс твердо стоял на том, что ничего не помнит, было страшно, как забрался туда, а, тем паче, как выбрался, понятия не имеет. В конце концов, директор осознала, что говорит с подростком в состоянии шока, и тут же направила его в больничное крыло.
Собственно, лечить было нечего. Мадам Помфри только дала Джеймсу успокаивающее зелье (которое он успешно испарил, как только она отвернулась) и предложила побыть в больничном крыле пару дней. На предложение Джеймс с удовольствием согласился – надо было подумать.
Он думал вначале о том, что имел в виду хранитель магии, сказав, что он считает своими родителями Гарри и Джиневру Поттеров. Кем же их еще считать? В конце концов, решил, что это просто такой оборот речи, и не стоит так заморачиваться.
А о чем стоит задуматься всерьез, так это о своей дальнейшей судьбе. Теперь, когда он может гораздо больше, чем раньше, перед ним, наконец-то, открываются заманчивые перспективы.
Правда, Джеймс боялся, что все, что произошло в лесу, является следствием стресса и перенапряжения, и вскоре его умения снова станут весьма посредственными. Но внутреннее чутье подсказывало – нет, это теперь навсегда.
Но кто же мог так с ним поступить? Нет ничего более жестокого, чем отнять у мага его способности. Это же не только умение размахивать волшебной палочкой и выкрикивать заклинания. Для волшебника это его суть, часть души. Поэтому Джеймс все время чувствовал себя так неуверенно, никому не мог дать достойный отпор.
Поэтому теперь, когда чувствует себя полноценным волшебником, точно знает, куда пойдет работать. Конечно, аврорат. Раньше он об этом даже не смел мечтать. Теперь ясно осознает – это его призвание.

Брат пытался с ним поговорить. Даже в больничное крыло заходил. Джеймс его самого не видел, но чувствовал его присутствие. Подойти, правда, Альбус нужным не посчитал. Но оно и к лучшему – все равно говорить с ним Джеймс хотел меньше всего и тогда, и после.
Джеймс предпочел никому не говорить о новоприобретенных способностях. Его, конечно, вызвала на разговор директор. Но Джеймс настаивал на версии, что сам не помнит, как выбрался. Ему не сильно поверили. Но МакГонагалл согласилась закрыть глаза на разного рода неувязки в обмен на обещание никому не говорить о том, где побывал. Особенно мистеру Поттеру. Мол, школе не нужны скандалы. Обещание Джеймс дал охотно. Тем более не верил, что эта новость сильно бы заинтересовала отца.
А потом он стал тренироваться. Один, в выручай-комнате. Сначала несложным заклинаниям. Но они очень хорошо получались, и вскоре захотелось перейти к чему-то стоящему.
У него, действительно, получалось. В одиночку, без приятелей и учителей. Он сам вспоминал заклинания, все сложнее и сложнее, сам их исполнял. И только сам себя хвалил за отличную работу.
Конечно, была мысль поквитаться с братом и остальными. Ведь это раньше он был слабее, его можно было обижать безнаказанно. Теперь, имея и силу, и знания, Джеймс стал более чем серьезным противником… Но именно теперь бороться, вроде как, и не с кем.
Альбус с дружком совершенно перестали обращать на него внимания. Не иначе как после последнего эксцесса побоялись, если в дальнейшем будет еще серьезнее, исключения из школы. Да весомый аргумент. Факт остается фактом – время шло, Джеймса не трогали совершенно.
И он решил, что это отличный шанс сохранить ото всех втайне свои способности. Конечно, ему нужен нормальный балл по ЖАБА. Но совершенно не обязательно все «Превосходно», сгодятся и «Выше ожидаемого». Тем более в аврорате, Джеймс знал, больше внимания уделяют баллам, полученным на вступительных испытаниях. Вот тут Джеймс был намерен показать себя наилучшим образом. Пока что усиленно делал вид, что оценки стоят ему неимоверных усилий.
Зачем это все? Интуиция подсказывала, что не стоит вот так сразу раскрывать все свои карты. Потому что все, что делается в мире, не случайно. Особенно то, что его считают никуда не годным, посредственным магом. Возможно, так до поры до времени оно и должно быть.
На сдаче ЗОТИ замысел чуть было не сорвался – очень уж умная профессор принимала экзамен, хоть и молодая. Сказала Джеймсу:
- Молодой человек, мне кажется, вы надо мной издеваетесь.
- Ну что вы…
- Как тогда объясните, что вы как по шаблону повторили ошибки, описанные в учебнике?
- Почему вы решили, что повторил, а не наделал.
- Очень четко исполнено, красиво. Я бы поставила вам «Превосходно», только не люблю когда из меня дуру пытаются сделать.
Вот тут Джеймсу стало страшно. Если ему поставят низкий балл, будет сложно поступить в аврорат. И он был уверен, что оценка будет чуть выше, чем «Тролль». Ему поставили «Выше ожидаемого».
А это значит, перед ним все дороги открыты… И все дороги ведут прочь от семьи…


Глава 11


Глава 11: «Настоящее: происшествие в Косом переулке»

Джеймс знал, что поступает неправильно. Кто для него Лили Поттер? Почему из-за нее он должен рисковать и врать друзьям? Вот Майк и Луиза собираются в Косой переулок. Они понятия не имеют, как там опасно. Да, они авроры класса В, должны к любой опасности быть готовы. Но его-то это нисколько не оправдывает…
Не говоря о том, сколько тут гражданских. Да вот хоть Альбус. За своего сына мистер Поттер любого на части порвет. А меньше всего Джеймс хотел бы неприятностей для мистера Финнигана.
В переулке было шумно, многолюдно. Поневоле Джеймс задумался – что? В Лондоне никто не работает? Ладно, у него и Лузы отпуск. У Альбуса и Скорпиуса уважительная причина, Майк так вообще на работе…. Остальные-то что тут забыли?
А люди сновали по переулку толпами, сидели в кафе, заходили в магазины, просто гуляли. И почти у всех было прекрасное настроение. да и день чудесный – солнечно, светло, радостно вокруг.
Только вот аврорское чутье Джеймса просто вопило о том, что что-то недоброе надвигается. Он держался в стороне ото всех, пытался прощупать обстановку. Не заметил никто, кроме Майка, друг знает его слишком хорошо. Потому подошел и спросил прямо:
- Джей, что происходит?
- Сам не знаешь? По переулку гуляем, готовимся к свадьбе детей героев и аристократов.
- Друг, может я не так хорош, как ты, в боевой магии, но уж в житейских вопросах разбираюсь. Лили ходит вся как на иголках, совсем не радуется, как еще недавно. А ты вообще обстановку прощупываешь. Нападения ждешь?
- Майк…
- Джей, мы идем в стороне ото всех, нас никто не слышит. Давай начистоту.
И Джеймс вдруг понял, что не может держать правду втайне от Майка. Это же его друг, а друзей у него совсем не много. И он не должен им лгать. Понимая, что Майк имеет право обидеться всерьез и надолго, Джеймс все ему рассказал.
Некоторое время шли в тишине, и Джеймс с удивлением понял, что нервничает. Это так странно! Он уже почти забыл, каково это. На заданиях любой сложности оставался совершенно спокойным. Но так боится того, что друг разочаруется в нем. Майк покачал головой:
- Поверить не могу, что ты мне не рассказал.
- Луиза тоже не знает. Но Майк, я и сам понял совсем недавно. Лили просила всего несколько часов.
- Которые могут стоить всем жизни.
- Если ты расскажешь отцу, я тебя пойму и не буду держать обиду.
- Только сволочь из меня делать не надо.

Еще некоторое время молчали. Джей уже решил, что потерял друга. И это было гораздо больнее, чем любое из многочисленных проклятий, под которые он попадал за время службы. Но Майк сказал:
- Джей, я не стану тебя осуждать.
- Но ты имеешь на это право. Я должен был сразу рассказать все тебе и Луизе. Лили для меня фактически никто, а вы мои единственные друзья. И я не хочу терять вашу дружбу.
- Мою ты не потерял и никогда не потеряешь. Слово аврора.
У Джеймса словно камень с души свалился. Тем более, что теперь Майк знает правду и, если что, поможет и прикроет его. Но оставался вопрос – как отреагирует Луиза?
Луиза даже не подозревала ни об этом разговоре, ни о мыслях Джеймса. Более того, она не заметила ничего странного. И объясняется это просто – если для Майка все происходящее было работой, к чему он привык относиться очень серьезно, Луиза была слишком занята собственными мыслями и переживаниями.
Ей уже все надоело, и стала неприятна эта ситуация. Почему, в конце концов, она должна быть в обществе этих людей? Ведь ей так хотелось быть от них как можно дальше! Она даже в аврорат пошла ради этого.
Но теперь у нее иная цель. Она должна помочь Джеймсу.
В конце концов, даже если Джей относится к ней исключительно как к другу, все равно она будет помогать и всегда будет на его стороне. Ведь таких друзей, как Джей, в жизни очень мало. Их надо ценить.
Луиза шла ото всех в стороне. Джей о чем-то говорил с Майком, а Финниган ей по очевидным причинам не нравился никогда, потому Луиза к ним не подошла. Альбус болтал со Скорпиусом, а впереди всех шли Роза, Лили и Хьюго.
Хьюго недавно приехал, и всем было странно, что он в компании. Вообще, его пригласили из уважения к Розе, младшего брата она очень любила. Хотя, еще со школы, Хьюго знали, как замкнутого мальчика, и, пожалуй, он мог бы стать еще большим неудачником, чем Джеймс.
Но сестра все время заступалась за Хьюго, а всем нравилась Роза. И потому ее брата никто не трогал.
Сейчас Хьюго и Роза разговаривали о всяком, а Лили молчала. И это показалось Луизе более чем странным. Это же Лили Поттер. Когда она начинает рассуждать о чем-то, обычно это шмотки или украшения, ее не остановить. А уж накануне свадьбы она и вовсе должна бы не затыкаться, как и было совсем недавно. А теперь невесту Малфоя словно подменили… Или что-то произошло, о чем она не хочет говорить…
Луиза даже отвлеклась от переживаний – ее начала увлекать эта загадка. Пусть в своем деле она не так хороша, как Джеймс, и даже как Майк, все равно Луиза не зря является аврором класса В – она умеет понять, когда беспокоиться не стоит, а когда опасность серьезна. И сейчас явно последний случай. Джей не мог этого не понять. Почему он молчит?

Скорпиус сначала не обращал внимания на невесту, с удовольствием общаясь с Алом. Нет, Лили он, конечно, любит. Хочет провести с ней всю жизнь. Но в последнее время невесты стало как-то слишком много. Скорпиус понимал, что она просто радуется предстоящей свадьбе и хочет, чтобы все прошло безупречно.
Но все равно Скорпиус устал оттого, что невеста просила его совета в выборе нарядов, или блюд, или еще чего. Ведь для него достаточно того, что они будут вместе. А все остальное она могла бы взять полностью в свои руки.
Скорпиус думал, что этот день будет тяжелым. Но Лили дала ему передышку, которой он с удовольствием воспользовался… Но время шло, и он вдруг понял, что что-то не так.
Невеста молчит, не планирует свадьбу, не мечтает и ни о чем не спрашивает… Похоже, Альбус тоже почувствовал неладное – настороженно спросил:
- Скорп, тебе не кажется, что моя сестра странная какая-то?
- Сам хотел спросить. Не понимаю, в чем дело. Может, Лили за меня выходить раздумала?
- Ой, только глупости не говори. Она в жизни ничего так не хочет, как выйти за тебя.
- Но что тогда?
- Я думаю, что-то случилось тогда, в ее комнате.
- Но она же сказала…
- Да, я тоже слышал. Но ведь мы ничего не видели.
Некоторое время друзья молчали. Действительно, скорее всего, Лили напугало что-то тогда, в ее комнате. Напугало настолько, что она даже не хочет об этом говорить. Это тем более странно, что обычно Лили хочет говорить всегда и обо всем. Из любой мухи слона раздует. А тут ей, видите ли, просто что-то там померещилось. Обоим друзьям было ясно, что непременно надо узнать правду. Альбус сообразил первым:
- Джеймс.
- Что?
- Это же он каким-то немыслимым образом оказался в комнате Лили первым. Мой брат знает правду.
Скорп задумался. А ведь друг прав – что бы ни произошло, Джеймс это видел. Только почему не видели остальные? Не смотря на то, что Джеймс стал аврором, Скор как-то слабо верил в его мастерство. Знал его со школы как личность ничем не выдающуюся, с посредственными знаниями. Ему охранять Лили мистер Финниган, по глубокому убеждению Скорпиуса, никогда бы не доверил.
И все равно поговорить с Джеймсом надо. Да, они не ладят. Но если это единственный способ понять, что твориться с Лили, и помочь ей, Скорпиус, конечно сделает все, что в его силах. Потому что любит Лили и хочет, наконец-то, на ней жениться.

Джеймс раньше всех заметил, что с ними нет Хьюго. Конечно, кузен Розы попытался отлучиться незаметно, это было видно. Даже сам Джеймс, имей он поменьше опыта, не уловил бы момент, когда Уизли словно в воздухе растворился.
Но опыта у него достаточно, к тому же он уже некоторое время пристально наблюдал за кузеном. Аврорское чутье просто вопило, что от него исходит опасность.
Такие вот предчувствия много раз спасали жизнь и самому Джеймсу, и тем, кого он по долгу службы защищал. И в этом нет ничего мистического – просто опыт, удача и наблюдательность. И он всегда умел распознавать опасность, исходящую от внешне безобидных людей. Сумел и на этот раз.
Вообще-то Хьюго всегда настораживал Джеймса, еще во время учебы в Хогвартсе. Хотя, вообще-то, это был единственный человек, желающий с ним общаться. Через него Джеймс мог бы повлиять на Розу и добиться, чтобы его не трогали.
Но Джеймс уже тогда строго следовал своим моральным принципам. Он понимал, что недопустимо использовать друзей. А если хочешь общаться с человеком только ради получения выгоды, не надо записываться к нему в друзья.
Позднее, когда Джеймс работал в аврорате, он несколько раз наталкивался на имя Хьюго по различным делам: каждый раз это казалось случайностью. Но не могло не насторожить.
Джеймс даже хотел было взять Хьюго в разработку. Но мистер Финниган был категорически против – это же близкий родственник героев войны. Майк и Луиза помогли бы, но Джеймс не хотел подставлять друзей. Сам он тоже не мог этого сделать, постоянно был занят.
А потом он сам себя убедил, что его предубеждения против Хьюго основываются на неприязни к родной семье и всему, что с ней связано. Да и хотелось быть как можно дальше от этой самой семьи. Вот Джеймс и бросил мысли о кузене.
Только когда Хьюго присоединился к компании в Косом переулке, Джеймс сразу же насторожился. А потом к этому прибавилась реакция Розы.
Кузина нервничала, и это было очень заметно. Даже заметнее странного поведения ее брата. Она боялась. Только не ясно, за кого. И не ясно, что все это значит.
С чего вдруг Хьюго будет срывать свадьбу Лили и Скорпиуса? У них никогда не было существенных конфликтов. Вот на самого Джеймса можно было бы подумать… А так совершенно не понятно, что происходит.
Но Джеймс был наготове. Он отчего-то понял, что случится нечто настолько страшное, что это почти невозможно предотвратить. А когда Хъюго исчез, это ощущение только усилилось. Джеймс попытался убедить остальных, что им срочно надо покинуть переулок, но его никто не слушал. Почти. Внезапно Роза встала на его сторону.

Но это не обрадовало, а насторожило. Ведь Роза очень любит брата, это все знают. И все уже заметили, что Хьюго куда-то отошел. Конечно, она не должна соглашаться куда-то идти без брата. Почему настаивает на этом? Хочет защитить Хьюго. Но от чего? Наверное, от того, что он собирается сделать.
Джеймс, естественно, мог бы их всех заставить. Он же аврор А класса, что ему горстка аристократов? А Майк и Луиза на его стороне. Он мог бы, но сначала решил попытаться убедить. И потратил драгоценные секунды.
Повеяло холодом, но не как от дементоров, а еще более глубоким и безнадежным. Джей понял, что это, раньше всех. И понял, что есть только один способ… Нет, не победить – обойтись наименьшими потерями.
Победить Тьму невозможно. Он не уверен даже, что сейчас сумеет избавиться от Темной Сущности. Тогда, в комнате Лили, он не рискнул это сделать. А сейчас они в переулке, где много разный эмоций… Много пищи для сущности.
Джеймс мог бы пожалеть о том, что вовремя не сообщил о сущности в аврорат. Возможно, мистер Финниган сумел бы что-нибудь предпринять, и сейчас они не оказались в таком положении. Но на моральные терзания времени нет совершенно – надо действовать.
Есть только одно заклятие, способное помочь в такой ситуации – Заклинание Чистого Света. Но оно слишком сложно в использовании, и знают его единицы. Один из них Джеймс.
Но знать – не значит суметь применить. Заклинание такого уровня невозможно выучить путем тренировок. Если допустить ошибку, слишком серьезными могут оказаться последствия. Поэтому оно относится к тем заклинаниям, которые известны только в теории. В первый и последний раз его применил давным-давно сам Великий Мерлин.
Джеймс никогда не мнил себя Мерлином, и он ни за что не стал бы так рисковать, будь другой, хоть какой-нибудь, выход. Но его не было.
Остальные уже что-то почувствовали. Но они не сумеют понять, в чем дело. И счет идет на секунды. Джеймс повернулся к друзьям:
- Майк, создай защитный круг радиусом три метра и выйди за его пределы. Луиза, забирай гражданских и аппарируй в особняк Малфоев.
- Мы тебя не оставим, - друг настроен решительно.
- Я аврор А класса, я вам приказываю!
Джеймс не пытался всех ошарашить, просто такой напор – единственный выход в данной ситуации. И все действительно, зашевелились.
Джеймс за ними не наблюдал – у него задачи поважнее. Он повернулся лицом к ужасу, порождению ночных кошмаров. К тому, страшнее чего нет ничего на свете, и чего испугался бы даже Вольдеморт.
Темная сущность надвигалась, и у Джеймса не было ни времени, ни второго шанса. Он знал, что практически совершает самоубийство, но порой это часть работы авроров А класса.

Темная сущность высосет все светлое, всю его душу, не оставит ничего, кроме пустой оболочки. Он уничтожит ее, но и себя тоже.
Джеймс сотворил заклинание. Он сразу почувствовал, что сделал все верно. Вместе с ощущением смертельного, пронизывающего до костей холода. Он был уверен, что это конец, пока не почувствовал тепло, исходящее от людей рядом.
Майк создал защиту, как велел ему Джей. Но остался в круге. Не смотря на свое название, защитный круг не защищает тех, кто внутри. Он изолирует их от остальных. Майк до конца не понимал, что происходит, но знал, что Джей идет на смерть и пытается его защитить. Но не мог принять эту жертву. И не он один.
Альбус и Скоприус переглянулись и кивнули друг другу, они с детства понимали друг друга без слов. Потом Альбус обратился к Луизе:
- Забирай Лили и аппарируйте. Мы остаемся.
- Вы не сможете тут помочь.
- Это мы еще посмотрим.
- Я не стану.
- Ты обязана – это твоя работа. А Джеймс мой брат. Я его тут не оставлю.
Луиза взяла Лили за руку. Та хотела что-то сказать. Наверное, попросить Скорпиуса и Альбуса аппарировать с ними. Но не успела, и обе девушки в следующее мгновение оказались дома у Малфоев.
Майк, Скорп и Ал встали рядом друг с другом, чуть позади Джеймса. Они не могли знать точно, что он собирается делать. Но если предположения верны, они смогут помочь. Отдать часть энергии своих душ ради того, чтобы Джеймс остался жив.
То, что произошло потом, потрясло всех. Никогда не видели ничего подобного. А Скорп и Ал и представить себе не могли, что подобное случается.
На них надвигалась абсолютная чернота. Остальные посетители переулка этого не видели из-за купола. Но те, кто внутри, в полной мере ощутили страшную угрозу.
Это как черная дыра – нечто, что все в себя поглощает. И потом не остается ничего, кроме пустоты. И только чувствуешь, что ничего нельзя изменить…
Джеймс поднял палочку и произнес очень сложное заклинание, при этом как-то особенно ей взмахнув. Остальные не знали, что именно сделал аврор А класса, но полагали, что это что-то очень сложное. То, что не смог бы сделать ни один из них.
И сущность начала растворяться, просто таять в воздухе… А вместе с ней таял и Джеймс.
Но этого они не могли позволить ни в коем случае. Уж заклинание, отдающее часть жизненной энергии другому человеку, знали все. Они применили его одновременно. И вместе с тем аппарировали с Джеймсом домой к Малфоям, напоследок заметив, что сущность полностью разложилась.


Глава 12


Глава 12: «Прошлое: странная любовь»

Когда Скорпиус в первый раз увидел Лили Поттер, он почувствовал к ней неприязнь. В то время они с Алом еще не дружили, да и Скорп решительно не хотел дружить ни с кем из детей Поттеров.
Более того, у них с Алом была вражда, и ему хотелось задеть не только врага, но и его сестру. Потому что сам Ал ее любил.
Впрочем, как серьезного соперника Лили Скорпиус никогда не воспринимал. В конце концов, ей далеко до брата. Они и не так умна, и даже не может послать с таким изяществом. Так что Скорп не занимался ей всерьез, просто выражал свое высокомерное презрение при каждой встрече.
Что касается самой Лили, она только спустя много лет, уже будучи невестой Скорпиуса, призналась, что влюбилась в него еще тогда, в детстве, с первого взгляда.
Но Лили сразу поняла, что Скорпиусу она глубоко неприятна. И так умело замаскировала свою первую (и единственную в жизни) любовь под неприязнь и презрения, что, не признайся она сама, правду никогда бы не узнали.
Хотя, скорее всего, неприязнь все же была. И вызвана она тщеславием – Лили не могла смириться с тем, что ей не восхищаются.
С раннего детства младшая Поттер привыкла, что ее любят все. Не все понимают, но все любят. Она же такая красивая, милая девочка, солнышко. И постоянно купалась в лучах всеобщего восхищения… До той поры, пока ее не взяли впервые в гости к Малфоям.
А ведь она так радовалась, готовилась. Ей очень нравилось ходить в гости, где все внимание было направлено исключительно на нее.
Первыми, кто разочаровал маленькую Лили, оказались мистер и миссис Малфои. Нет, они не говорили и не делали ничего плохого. Выразили свое восхищение. Но как-то протокольно и неискренне. И было ясно даже маленькой девочке, что они просто соблюдают правила вежливости.
Она думала, будет лучше, когда увидит Скорпа, почти своего ровесника. Но стало хуже, так как случились одновременно две вещи – Лили влюбилась и поняла, что совсем не нравится ему.
Итак, отношения Лили и Скорпа в тот период были чем-то вроде слабого эха противостояния Скорпа и Ала.
Лили любила брата, это правда. Но ее частенько раздражало, что Скорпиус считает только Альбуса своим достойным противником. И основные силы тратил на него. Ей же достаются только остатки, жалкие крохи его внимания. Ей хотелось, чтобы противостояние шло на равных. Но Скорп всегда отдавал предпочтение ее брату.
Поэтому именно Лили хотела поехать в лагерь. Она чувствовала, что уж там-то можно будет развернуться, там Скорпиус поймет, что она достойный соперник…
Но поехал Альбус, родители настояли. Отец считал, что Ал и Скорп обязательно должны дружить, а Лили при этом просто не брали во внимание.

Это тем более раздражало, что Лили сама делала вид, что хочет проводить со Скорпом как можно меньше времени. И при этом задавалась вопросом – почему папа не рассматривает ее как его друга?
Потом стало хуже – Ал и Скорп, и правда, подружились. Лили не могла себе такого даже представить. Чтобы ее принципиальный брат и скользкий аристократ? Невероятно… И воспринято было, однозначно, как предательство.
Лили не разговаривала с братом почти месяц. Делала вид, что он пустое место. Она надеялась, что брат проникнется всем ужасом семейного конфликта и исправится. В смысле, снова будет относиться к Скорпу, как раньше. Но очень скоро стало понятно, что как раньше не будет.
И ей пришлось смириться, потому что брата Лили все равно любила. И удовольствовалась тем, что как раньше стали их отношения.
Пока не поступила в Хогвартс, Лили практически не виделась со Скорпиусом. И все оказалось настолько запутанно, что ее саму это полностью устраивало. Вместе с тем девочка понимала, что общаться им все равно придется.
Когда поступила в школу, Альбус сразу стал ее опекать. Еще бы – любимая младшая сестричка. И хоть в школе к Лили все прекрасно относились, и проблем с одноклассниками не возникало почти никогда, Альбус все равно чувствовал себя за нее в ответе. Поэтому она часто виделась с братом. И, как следствие, с его лучшим другом.
Теперь Лили в Скорпиусе раздражало абсолютно все. А больше всего то, что его презрение к ней вдруг куда-то подевалось, как только он сдружился с Алом.
Лили немного волновалась тогда перед тем, как увидеть его. Предвкушала очередную словесную пикировку. Но он оказался безукоризненно вежлив. Это и разозлило больше всего.
Сначала Лили посчитала Скорпиуса лицемером. Мол, он притворяется, что нормально к ней относится, для сохранения хороших отношений с Алом. Потом поняла, что все еще хуже – он не считает ее самостоятельной личностью.
Словно бы она просто приложение к Альбусу. Когда они были врагами, и с ней ругался. Когда друзья – вежлив с ней. Словно без Ала ее вообще не существует.
Первые два года в Хогвартсе Лили ругалась со Скорпиусом постоянно. Причина ссор всегда была в ней. Хоть Малфой старательно уходил от конфликтов, Лили раз за разом его провоцировала. И все, включая Альбуса, признавали, что обычно мирная и солнечная девочка в присутствии Скорпа превращается в злобную фурию.
С ней говорил Ал, и говорили родители. Убеждали в том, что Скорп ничего ей не сделал, и если он ей так неприятен, достаточно просто с ним не общаться. Но в присутствии Малфоя с Лили, и правда, что-то происходило. Она не могла с собой справиться.

На третьем курсе у Скорпиуса стали появляться подружки, и Лили окончательно убедилась в том, что причина всего просто ее чувства к Скорпу. Но если раньше чем больше она убеждалась в том, что безразлична к Скорпу, тем хуже с ним себя вела, теперь все стало наоборот.
Лили старательно избегала общения с Малфоем. Ей очень тяжело было наблюдать, как он говорит другим девочкам нежные слова, которых она, по его мнению, недостойна.
Но Лили ни с кем сама не встречалась. Желающих было много, и даже очень. Но ей не хотелось. И она даже сама себе не желала признаться, почему.
Остановилась на версии, что просто не может себя ни с кем из них представить. И упрямо отмалчивалась на вопрос, с кем тогда сможет.
Возможно, все так бы и осталось, если бы не один случай. И началось все с болезни Альбуса. Брат неожиданно подхватил магическую лихорадку. Ей болеют только волшебники, и суть сводится к тому, что в них заболевает сама магия. Повышается температура, лихорадит, магические способности пропадают. В принципе, ничего страшного тут нет – проходит через три недели, если правильно лечить. Но лечиться надо непременно в больнице.
Вот и Ала забрали в Мунго. И Лили, и Скорпиус очень хотели быть с ним, поддержать. Но им запретили, велев учиться. Лили хорошо помнит этот момент – ее первый нормальный, без оскорблений, разговор со Скорпиусом.
Она тогда была все себя, стояла у кабинета директора, только что получив отказ и пожелание немедленно возвращаться к учебе. Она не заметила стоящего прямо за ней Скорпа. В сердцах произнесла:
- Эта старая дева МакГонагалл просто ничего в жизни не понимает! Альбусу нужны близкие люди! Он быстрее пойдет на поправку.
- Вообще, лучше бы Ала в больницу не забирали! Я вот в детстве болел дома. И ничего, поправился, - в другое время Лили бы возмутилась, что Скорпиус влез в разговор, но она была слишком для этого расстроена. И поэтому поддержала разговор:
- Да я многих знаю, кто прекрасно обошелся без колдомедиков! Просто они не хотят нас пускать к Алу!
- А давай не послушаемся?
И только тогда Лили осознала, о чем и с кем говорит. Но отступать было уже поздно, да и не стала бы она. Признать, что трусит, перед Малфоем? Ни за что на свете! Можно было бы, конечно, еще сделать вид, что ей уж слишком неприятно с ним общаться… Но Лили понравилось, как они поговорили, словно нормальные люди, и совсем не враги. Да то там – почти приятели. Она не хотела терять это ощущение.
У них пойти получилось – они сумели отвлечь директора и пробраться в ее кабинет. И оба не могли не признать, что получилось у них прекрасно, как у настоящей команды. Еще они даже пробрались в Мунго. Дошли до палаты Альбуса и пробыли там аж пять минут.

А потом директор вернула их в школу. Прочла нудную лекцию, вызвала родителей. Но ни Поттер, ни Малфой, детей своих ругать не стали. В школе они совершали проступки и покруче. К тому же были очень удивлены и обрадованы, что Скорп и Лили могут аж пять минут находиться рядом и ни разу не поссориться. И надеялись, что теперь их отношения уж точно наладятся.
На это надеялась и Лили, но ее ждало очередное разочарование. Казалось, Скорп ничего так и не понял. Он снова гулял с девчонками, а с ней был вежливо холоден. Просто младшая сестра лучшего друга.
Это бесило, Лили снова стала заводиться, говорить ему гадости. И все стало бы только хуже, если бы не одно, на первых взгляд, вовсе не счастливое событие.
Все ей говорили, что нельзя садиться играть со слизеринцами в покер. Обманут, и даже не поморщатся. Но Лили считала, что умеет играть превосходно. Выигрывала даже у когтевранцев.
Пожалуй, тяга к этой игре вызвана еще и тем, что это то самое, в чем она лучше большинства. И ей это льстило. На этом сыграли слизеринцы. Мол, с ней будет интересно играть.
Альбус предупреждал, и обычно всегда следил за тем, чтобы этого не произошло. Но он в больнице. А слизеринцы предлагают очень настойчиво.
После того, как Ал оказался в больнице, стало скучно. И Лили почти согласилась сыграть, как встрял Скорпиус. Прям замена Алу! Точно так же серьезно поговорил с товарищами по факультуту, попросил по-хорошему не иметь с Лили дел. Они сделали вид, что согласились. Но Лили вместо благодарности наговорила Скорпу кучу всего нелицеприятного.
Нет, если бы он влез в это ради нее, может быть, девушка даже была бы благодарна. Но она знает правду – Скорпиус все делает для Ала. Раз друг в больнице, заботится о его сестре. Именно это и бесило больше всего.
Все же настал момент, когда Скорпа рядом не оказалось. Он проводил время с очередной подружкой, и в этот момент к Лили снова подошли.
Она села играть, и была уверена в своей победе. Конечно, она же это умеет. У Ала вот выигрывает постоянно. Тогда уверенной в себе девочке и в голову не пришло, что брат специально ей поддается… А напрасно.
Она проиграла. Причем с позором, словно в первый раз вообще увидела карты. И именно тогда поняла, что никакая она не особенная. Было обидно, но еще больше страшно. Играли-то на желание, и Лили даже представить не могла, что могут пожелать игроки.
Правда, сначала предположила то, что обычно всем нужно от красавицы, такой как она. Но тут ее ждал еще один сюрприз – слизеринцы сообщили, что девчонок им хватает. Да еще и гораздо красивее, чем она. От нее же им надо совсем другое – хочется развлечений.
Развлечение состояло в том, что она пойдет в Запретный лес ночью. Может одна, может в компании. Ее задача продержаться там до утра, в слизеринцы будут делать ставки… Да… Никогда Лили не могла предположить, что так влипнет.

Было очень страшно. Но пошла она одна. О том, чтобы просить помочь Джеймса, и не подумала. Она этого хлюпика старшим братом совершенно не воспринимала.
Могли бы быть и еще кандидаты – не смотря на то, что сказали слизеринцы, Лили многим в школе нравилась. А уж среди гриффиндорцев точно нашелся бы пяток героев, желающих спасти прекрасную принцессу… Ну и заодно получить новые яркие впечатления.
Только в этом случае придется признаться, что она села играть в покер со слизеринцами… И потом так позорно проиграла… Лили не могла этого допустить. И пошла одна. Но не успела дойти до опушки, как сзади раздался такой знакомый голос: «Собралась туда одна, Поттер?» Лили резко обернулась. Так и есть – Скорпиус. Ответила, стараясь, чтобы голос не дрожал:
- В любом случае, Малфой, это не твое дело.
- Как раз мое. Я пообещал Альбусу, что буду о тебя заботиться пока его нет. Пообещал, но не смог выполнить.
Хотелось сказать что-то резкое, как обычно. Но Лили смотрела на Скорпиуса и понимала, что он искренне переживает. Поэтому и ответ получился искренним:
- Ты не виноват, Скорпиус. Это же я сама села играть. И сама проиграла. В любом случае Альбусу будет не в чем тебя упрекнуть.
- Меня не было рядом. Но зато я хочу быть рядом сейчас. Я могу помочь, Лили. Не отказывайся.
Действительно, Лили было ясно, что отказываться просто глупо. В отличии от нее Скорп бывал в Запретном лесу без санкции преподавателей. Искали с Алом приключений. Лили об этом знала, но никогда бы их не сдала. С ними тоже не просилась – не хотела попусту рисковать. Зато теперь придется.
Она приняла помощь Скорпиуса. Понимала, что он делает это только ради Альбуса, но не смогла отказаться. В конце концов, в такой ситуации сгодится любая помощь.
Что-то между ними случилось в ту ночь, в Запретном лесу. Даже странно как-то – зашли туда почти что посторонними людьми, а вышли влюбленной парой.
Главное, Лили сама не могла бы ответить, в какой момент это произошло, и что послужило причиной.
Да, опасностей было много, они со Скорпиусом справились. Прикрывали друг друга, выкрикивали заклинания. У Малфоя получалось куда лучше, но и Лили старалась, как могла… И даже точно не помнит их самый первый поцелуй. Наверное, потому что это произошло на бегу, в попытке спрятаться от монстров.
Лили боялась, что, как только все опасности окажутся позади, между ними все станет как раньше. Это было бы очень обидно. Она готова забыть все и плюнуть на гордость, только бы Скорпиусу были нужны их отношения.

Оказалось, нужны, и даже очень. Лили некоторое время пряталась от Малфоя. Ей было страшно, что он предложит все забыть. Встретились они только на празднике в честь выздоровления Ала. Не пойти туда было бы просто свинством. И на нем Скорп снова ее поцеловал и официально предложил встречаться.
Сначала все думали, что она просто очередное увлечение юного лорда, с ним такое регулярно случалось. Но все оказалось более чем серьезно. С тех пор у Скорпиуса больше не было ни одной девушки, помимо Лили, хотя заслужить его внимание все очень старались.
Через пару лет Ал рассказал Лили то, как сам подружился со Скорпиусом. Она была поражена – обстоятельства более чем схожи. Видимо, Скорп сближается лишь с теми, кого ему приходится защищать.
Дружбы между ними так и не вышло – видимо, Скорп вообще не рассматривал как вариант дружбу с девчонкой. Но он ее любит, и этого вполне достаточно.
Родители были довольны. Еще бы – два лучших друга породнятся. Они уже и не верили в такой исход. Многочисленные поклонницы Скорпиуса тоже не верили. Первые пару лет было совсем тяжело. Все знали, что изначально отношения Лили и Скорпиуса были более чем натянуты. Поэтому все старались их разлучить. Им казалось неправильным, что Скорп встречается с девушкой, которая совсем недавно совершенно по-хамски с ним себя вела. Казалось, что вот они-то, всей душой и телом преданные лорду Малфою, сумеют составить ему куда лучшую пару.
Они все регулярно приставали к Скорпиусу, и даже угрожали Лили. Но, будучи истинным джентльменом, Скорп ее всегда защищал. И постепенно их перестали трогать. Все верили, что рано или поздно Лили наскучит Скорпиусу.
Но никто, даже сама Лили, не ожидали того, что на своем выпускном балу Скорпиус сделает ей предложение.
Лили боялась того, что, когда Скорп закончит школу, их жизненные пути разойдутся. Нет, видеться они, конечно же, будут. В конце концов, Малфои и Поттеры очень дружны и регулярно бывают в гостях друг у друга. Но ведь целый год Лили будет в школе, а Скорпиус на свободе – в мире собственных решений и взрослых поступков. Там будет много соблазнов и красивых девушек. И кто же может гарантировать, что одна из них не понравится ему больше, чем Лили?
Лили очень старалась, хотела выглядеть лучше всех. Ей казалось, она должна быть настолько прекрасной, чтобы Скорпиус помнил о ней весь год, чтобы у него никогда не было.
Только оказалась, она могла так сильно не стараться – решение уже созрело в голове Скорпа, и все равно он бы это сделал. Да, именно тогда он и сделал предложение своей Лили. Сразу они не поженились – так не принято у аристократов, да и времени не было – Лили училась, Скорп вставал на ноги во взрослой жизни. Но теперь уже оба были совершенно уверены, что этот день настанет.


Глава 13


Глава 13: «Настоящее: класс А»

Джеймс упал на ковер Малфоев. Впервые за очень долгое время не сумел сохранить равновесие. Всему виной громадное напряжение и вызванный употреблением очень мощного заклинания упадок сил. В то же мгновение ему протянули руки сразу Майк, Ал и Скорп.
Ухватившись за руку Майка, Джеймс поднялся… И в ту же секунду к нему подбежала Луиза и поцеловала его. Вот как… Неожиданно оказалось настолько приятно, что Джеймс не хотел прерывать поцелуй.
Но подошла Лили и заговорила. Смысл речи сводился к тому, что прямо сейчас в кабинете мистера Малфоя беседуют ее отец и мистер Фигнниган. Лили рассказала, что они с Джеймсом утаили. И для карьеры Джеймса это будет иметь самые печальные последствия. Джеймс в рассказе Лили даже не сомневался. В конце концов, лучше все повесить на аврора, чем обвинить дочку героя. Но за него вступился тот, от кого он меньше всего ожидал помощи. Скорпиус сказал, глядя невесте в глаза:
- Лили, никогда бы не подумал, что ты можешь быть так эгоистична!
- Скорп, пойми, Джеймс подверг наши жизни опасности!
- Не ты ли его об этом попросила?
- Это неважно! Он должен был думать своей головой! Ал, скажи ему!
Но Альбус только головой покачал. Потом сказал: «Мне нужно срочно поговорить с отцом».
Он пошел в кабинет, и вместе с ним туда пошли остальные – осталась только возмущенная Лили.
Девушка совершенно искренне сочла себя несправедливо обиженной – она же хотела, как лучше для всех. Да и Джеймс как аврор А класса должен был их лучше защищать. Лили была зла на него за то, что чуть не пострадали ее жених и брат. Самого Джеймса воспринимать как брата у нее никак не получалось.
Зато вполне получилось у Альбуса, и он не понимал сестру. В прошлом было много всякого, но все равно они она семья. И Джеймс рисковал собой ради них всех. А теперь Лили вот так его подставляет. Он решил поговорить с отцом именно для того, чтобы помочь Джеймсу. Ал очень редко обсуждал с папой старшего брата, потому понятия не имел, как тот отнесется к новостям. Возможно, у Дежймса, и правда, могут возникнуть проблемы, а этого допустить никак нельзя. С этой мыслью Ал и зашел в кабинет.
Скорпиус не разочаровался в невесте. Дело в том, что он всегда знал, что у Лили полно недостатков. Он не смог бы с ней дружить, как с ее братом. Любовь – совершенно другое. Она ему нужна, словно воздух. И он вполне осознанно мирится с тем, что она не идеальна.
Так что он полагал, что Лили попытается выставить все именно в таком свете. Она подставила Джеймса, свалила на него, по сути, собственную вину. Не смотря на то, что формально Джеймс подверг их всех опасности, Скорп не держал на него зла. Хотя бы потому, что прекрасно знал, как порой настойчива бывает Лили, как сложно ей отказать. И понимал, что друг хочет поддержать Джеймса, он с ним в этом согласен. Потому тоже пошел в кабинет.

Джеймс за себя ни капли не боялся. Было бы чего! Можно подумать, он в первый раз нарушает правила. Мистер Финниган знает главное – Джеймс не пожалеет собственной жизни, чтобы остановить угрозу миру и жизням людей. Потому закроет глаза и на этот промах тоже. И даже мистер Поттер не сможет этому помешать – глава аврората не так сильно зависит от него, как даже сам думает порой.
Другое дело, Джеймсу было досадно самому. Он, лучший, допустил такой глупый промах. И из-за чего! Просьбы глупой девчонки. Он хотел как-то объяснить мистеру Финнигану ситуацию… Извиниться, в конце концов… Потому и пошел в кабинет.
А Луиза и Майк пошли для того, чтобы поддержать Джея. В конце концов, это их близкий друг… Вот так и получилось, что в кабинет мистера Малфоя ввалилась целая толпа.
Впрочем, к тому времени уже произошло много чего интересного.
Началось с того, что мистер Финниган, сидя в своем кабинете, думал о Джеймсе. Он беспокоился – этот парень совершенно не умеет отдыхать и радоваться жизни, только неприятности к себе притягивает… Или просто неосознанно ищет их. Да, он лучший аврор, но не зря неглупые люди говорят, что талант выпутываться из неприятностей обычно идет в комплекте с талантом в них попадать…
У Джеймса есть оба таланта – нередки случаи, когда он, аврор А класса, напрашивался на, казалось бы, пустяковое задание. В первый раз, еще не совсем хорошо зная Джеймса, мистер Финниган решил, что его аврор устал и решил немного отдохнуть. Так делали многие – если отпуск в ближайшее время не светит, просят хотя бы задание попроще. Поскольку незадолго до этого Джеймс практически мир спас, мистер Финниган ему предложил сразу отпуск. Но тот снова настоял именно на этом задании. Начальник удивился, но возражать не стал.
Что бы вы думали? Оказалось, за пустяковым заданием кроется, действительно, огромная опасность. И мистер Финниган только радовался, что не поручил это, как хотел изначально, кому-то с низкой квалификацией. Тогда уж точно были бы жертвы.
И так всегда – Джеймс только работает, и везде, где он, есть и опасность. И мистер Финниган имел все основания полагать, что и там, куда подчиненный в отпуск собрался, что-то непременно произойдет.
А когда узнал, что Джеймс находится в охваченном предсвадебной суетой особняке Малфоев, впервые подумал о том, что, возможно, мисс Поттер не так уж и неправа. Может, у девчонки не паранойя? Зная отношения Джеймса к семье, главный аврор полагал, что он не из родственных чувств торчит там...
Думая об этом, мистер Финниган уже почти решил послать подкрепление, хоть это и странно, учитывая, что там и так сейчас трое его авроров, и ни одного класса С.

Решение о подкреплении принимать не пришлось – с ним связались из особняка Малфоев. Говорили сбивчиво, но главное аврор понял – беда. Что-то серьезное случилось в Косом переулке, большинство сейчас там, остальные очень волнуются. Мистер Финниган был абсолютно убежден в том, что, что бы там не произошло, Джей справится. Но в особняк Малфоев поспешил немедленно.
Не то, чтобы у него не было иных дел, просто дело, судя по всему, серьезное. И он должен сперва взять это под личный контроль. А потом поручить аврору А класса… Вызвав его из отпуска.
Да, придется снова дать задание Джею, прощай его отпуск… Но что поделаешь, если в аврорате нет никого лучше? Но для начала необходимо успокоить Малфоев и Поттеров.
Мистер Малфой встретил главного аврора с абсолютно каменным выражением лица. Вообще, отношения у них были достаточно сложные, и это не удивительно – все же они со школы были по разные стороны баррикад. И Малфой, как ни крути, был Пожирателем. Мистер Финниган не считал, что дружба с героем войны дает индульгенцию.
Но остальные, похоже, считали. Чем иным объяснить, что он сейчас вполне уважаемый член общества? Как был и его отец после первого падения Вольдеморта. Эх… история учит тому, что она ничему не учит.
Как бы то ни было, Малфой, как только аврор прибыл, сообщил, что с ним хочет поговорить лично мистер Поттер. И вышел из кабинета. Мистер Финниган понимал, зачем это сделано – у Гарри Поттера есть реальная власть. Но не боялся – его работа отучила бояться за себя. Единственное, что вертелось в голове мистера Финнигана – он должен защитить Джея и Майка.
Потому что то, что произошло в Косом переулке, довольно серьезно. И влечет за собой ответственность должностного лица. Если учесть, что Джей был на тот момент в отпуске, отвечать должен Майк. Но мистер Финниган ни на секунду не сомневался в том, что Джей не даст другу отвечать за свои поступки. Он, конечно, скажет, что взял на себя командование. Поведение сына в этой ситуации аврор не мог спрогнозировать, но не исключал, что Майк будет защищать Джеймса. И неизвестно, какими для них обоих это может обернуться неприятностями.
Как и предполагалось, начал мистер Поттер именно с обещания страшных неприятностей мистеру Финнигану и его сыну. Еще не успел даже выйти из камина, а уже начал сыпать угрозами. Что он их разнесет, что они за все ответят и все такое прочее.
Надоело мистеру Финнигану достаточно быстро, терпение вообще не является одной из его добродетелей. Он встал с кресла, в котором сидел и громко спросил:
- Мистер Поттер, а не кажется ли вам, что вы уже давно превысили все свои полномочия?
- Что?

Мистеру Поттеру много лет никто не говорил таких слов. От удивления он даже тоже сел в кресло напротив, хотя до этого предпочитал грозно возвышаться над мистером Финнгиганом. Аврор продолжил:
- Даже если я и мои авроры в чем-то виноваты, не в вашей компетенции нас за это наказывать.
- Я рисковал жизнью радо мира! Я победил Вольдеморта!
- Верно, но это было давно и только один раз! И вы до сих пор уверены в том, что все, включая министра, должны по первому зову бросаться исполнять любую вашу прихоть! А есть ребята, которые рискуют жизнью и спасают мир по нескольку раз в год. И не получают за это даже благодарность. Зато стоит ошибиться, и такие как вы начинают грозить страшной карой.
- Это их работа. И их ошибки приносят куда больше вреда, чем, если бы они выбрали иную профессию.
- Да, но где бы мы все были, если бы не они?
Мистеру Поттеру стало стыдно. В конце концов, он же и сам все понимал. И вовсе не стремился злоупотреблять своим положением. Он услышал, что в Косом переулке случилось что-то страшное. Потом с ним связалась Лили и сказала, что из-за халатности авроров на них напала Темная сущность. Естественно, Гарри испугался за детей, чем и вызвана его вспышка. Но, определенно, он не имел права говорить с Симусом в таком тоне – в конце концов, тот сделал для магической Британии не меньше, чем он сам. Поэтому Гарри примирительно сказал:
- Прости, Симус. Я просто волнуюсь за детей.
- Как я за каждого из своих авроров, проехали.
- Расскажи мне, что произошло?
Мистер Финниган только начал рассказывать, что ему известно, как в кабинет ввалилась целая делегация. И все начали говорить одновременно, отчего совершенно ничего было невозможно понять. Мистер Финниган крикнул, как когда-то, когда он учился в Хогвартсе, директор Дамблдор: «МОЛЧАТЬ!!!». И когда воцарилась тишина, попросил:
- Джеймс, расскажи нам, как все произошло.
Сначала мистера Поттера удивил этот выбор – он был уверен, что глава аврората выберет в качестве рассказчика своего сына. Это было логично тем более потому, что именно Майк отвечал за безопасность Лили и остальных.
Но, как оказалось, с выбором мистер Финниган не ошибся – Джеймс все рассказал четко и ясно, без эмоций и ненужных подробностей. И в конце речи сообщил:
- Я, как старший по званию, беру на себя ответственность за произошедшее.
Майк начал спорить, но мистер Поттер перебил его обращенным к Симусу вопросом:
- Почему Джеймс считает себя старше по званию, чем Майк?

Ответ на этот вопрос просто выбил Гарри из колеи – он никогда и представить не мог, что Джеймс станет аврором А класса. Это же не только привилегии. В основном это влечет за собой смертельную опасность. Никто не желает такой участи для родного ребенка, и потому аврорами А класса становятся преимущественно сироты. Гарри даже представить себе не мог, что в их числе окажется Джеймс. И потому ошарашенно молчал, пытаясь переварить эту новость. Заговорил Альбус:
- Мы не станем предъявлять обвинений.
- В любом случае, надо что-то срочно предпринимать, - устало ответил мистер Финниган.
- Прошу отозвать меня из отпуска и поручить руководство операцией, - Джеймс.
Мистеру Финнигану жутко хотелось отказать. Потому что Джеймс заслужил чего-то хорошего в жизни, а он все рвется туда, где смерть подстерегает за каждым углом. Но он понимал, что лучше Джеймса с этой задачей никто не справится, и потому ответ предопределен:
- Аврор Поттер, я отзываю вас из отпуска и поручаю вам защиту семьи Малфоев.
- Есть сэр.
Джеймс коротко поклонился, потом выпустил из своей палочки сноп золотистых искр – подтверждение того, что приказ услышан и будет исполнен.
И все, пути назад уже нет. Впрочем, Джеймс и не сомневался, что все будет именно так, как не сомневался и в том, что его друзья сразу же попросили разрешения на участие в операции. И получили его от мистера Финнигана. Фактически это означает, что они поступили в распоряжение Джеймса. А также, что отныне он самый важный человек в этом особняке, и все действия его обитателей должны быть согласованы с ним.
Впору почувствовать превосходство, но ничего подобного Джеймс не ощущал. Точно также, как отошли на задний план его разногласия с Альбусом и Скорпиусом. На данный момент Джеймса интересует исключительно его миссия.
Мистер Поттер неожиданно предложил свою кандидатуру на роль руководителя операции. Но мистер Финниган отказал, не моргнув глазом. И имел на это право – ведь Гарри даже не аврор. Всех удивило другое – получил отказ, мистер Поттер даже не возразил.
Мистер Финнгиган отбыл в аврорат, пообещав Джеймсу прислать еще людей. Мистер Поттер тоже пообещал помочь, чем сможет. Временно отбыл, попросив поддерживать с ним постоянную связь. Джеймс приказал всем не покидать пределы особняка и лично занялся охранными заклинаниями.
Ал и Скорп были поражены, далеко не в первый раз за последнее время. Джеймс ставил охранные заклинания не просто с точностью и профессионализмом – это было искусство.

Ал, даже узнав, что его брат аврор А класса, по-настоящему поверил в это только сейчас. Тогда, когда боролся с Темной Сущностью, брат мог действовать неосознанно, под влиянием страшной опасности. Но теперь он спокоен, и ясно, чего он стоит. Пожалуй, это лучший аврор, которого Алу доводилось видеть. Он сказал Майку, стоящему рядом:
- Я теперь понимаю, почему ты подружился с Джеймсом.
- Ты еще многого не знаешь о своем брате.
- Но я не понимаю, как мог в нем так ошибаться…
- Да ты просто был придурком!
- Угу, от придурка слышу.
Это не было сказало вслух, но, похоже, Майк не испытывает больше к нему открытой неприязни. Поскольку в его дружбе с Джеймсом сомневаться не приходится, вывод только один – Майк понял, что Ал раскаялся в своем отношении к Джеймсу и хочет все исправить. Хорошо бы это понял и сам Джеймс…
Обедали в тягостном молчании. Все понимали, что теперь жизнь изменится до неузнаваемости. Что надо ждать удара, и неизвестно, откуда он последует. Известно только, что в этом как-то замешан Хьюго, которого многие присутствующие считают родным человеком.
Ни Хьюго, ни Розы после происшествия найти так и не удалось. И в этом нет ничего удивительного – Джеймс не без оснований полагает, что они причастны к случившемуся. По крайней мере, Хьюго. А Роза всегда, как в детстве, будет его защищать.
Все молчали. И только перед десертом Лили сказала:
- Вот видите, я была права, а мне никто не верил!
- Да, прости, любимая,- примирительно сказал Скорп. Он надеялся, что после признания ее правоты невеста успокоится. Правда, шансов на это немного – Лили начала заводиться, видимо, отойдя от недавнего стресса.
Действительно, Лили было мало. Она чувствовала, как внутри поднимается истерика. Энергия требовала выхода:
- И все же, признайте, что я всех спасла!
- Всех спас Джеймс, - Альбус полагал, что должен это сказать. Да, отчасти Лили права. Но она его сестра, и знает, что он ее всегда любил. А Джеймсу нужны подтверждения и доказательства. Но брат ответил ровным тоном:
- Мисс Поттер, если вы хотите быть основной героиней вечера, я не имею ничего против. В конце концов, для меня это работа, а для вас ваша жизнь.
Джеймс надеялся, что конфликт исчерпан, но Лили еще больше завелась:
- Да, это моя жизнь! Но ты тоже обязан защищать нас не только потому, что это твоя работа! Мы твоя семья!
- Поскольку вы никогда не относились ко мне как к члену семьи, я тоже не вижу причин так к вам относиться. Моя семья – аврорат.
Джеймс сказал это абсолютно ровным тоном. Но, почувствовав силу в его голосе, Лили успокоилась, и до конца вечера все вели обычную светскую беседу. Но внимательно наблюдавший за братом Альбус заметил, что Джеймс слишком крепко сжал вилку, словно надеялся сломать. Значит, он все же до сих пор что-то чувствует по отношению к семье. И есть надежда все исправить.


Глава 14


Глава 14: «Особенности воспитания»

Джеймса Поттера многие любили, у него было полно приятелей. Идя по жизни легко и с улыбкой, он считался приятным собеседником, остроумным, веселым и удачливым человеком. И только самые близкие люди знали его, настоящего.
С ним было очень сложно. Прежде всего, родителям. Таким уж Джеймс рос – хотел всего и сразу… И получал это. Он как-то умел добиваться своего. Его не трогали неудобства, которые его эгоизм порой доставлял родителям. Единственный ребенок… Он хотел таким быть. И когда мама забеременела, устроил скандал, отчего у нее случился выкидыш, и колдомедики сказали, что детей у миссис Поттер больше не будет. Возможно, осознанно Джеймс этого не хотел… Но результат на лицо. А со стороны казалось, что у них идеальная семья.
Сириус Блэк – лучший друг. И тут со стороны все выглядело идеально. Но было ли так? Сириус должен был поступить на Слизерин и стать гордостью родителей. Но Джеймс утянул его на Гриффиндор вместе с собой. И под его влиянием Сириус окончательно рассорился с семьей. Потому что Джеймсу хотелось, чтобы друг считал его дом своим единственным.
Он же превратил Питера Петтигрю в своего мальчика на побегушках. Питер мог бы найти себе друзей попроще, которые не считали бы его вторым сортом. Возможно, в этом случае его жизнь была бы более тихой, незаметной, скучной… Но он не превратился бы в итоге в того, чем стал.
Но хуже всего получилось с Северусом Снейпом и Лили Эванс. Эти двое могли бы стать отличной парой. В конце концов, Лили всегда нравился именно Северус. Но она с самого начала, еще когда в одиннадцать лет столкнулась с ним в купе Хогвартс-экспресса, понравилась Джеймсу. И позднее он был готов на все, чтобы эта гордая рыжеволосая девушка стала его.
Прежде всего, это ударило по Северусу. В ином случае Джеймс мог бы просто не замечать его существование, но при таком раскладе он стал его личным врагом. Это вылилось в череду неприятностей, мелких и крупных, преследующих Северуса на каждом углу. И Северус, изначально бывший совершенно нормальным человеком, с нейтральным отношением к незнакомым людям, превратился в озлобленного на весь мир типа. Это привело его к службе Темному Лорду и, в конечном итоге, сломало жизнь.
Лили пришлось тоже нелегко. Дело в том, что она никогда не хотела иметь ничего общего с Джеймсом Поттером. Она его видела насквозь и понимала, что это избалованный мальчишка, и что все, с кем его Судьба сталкивает, становятся глубоко несчастны. Ей претили его забавы, она терпеть не могла его друзей и его взгляд на мир… Она любила Северуса Снейпа, которого Джеймс презирал.
Но и тут Поттер своего добился. Он дождался момента, когда Лили оказалась разочарованна в Северусе и сыграл на разнице между ними. И в момент отчаяния, когда казалось, что счастья уже не будет никогда, Лили согласилась выйти за него.

Согласилась она назло Северусу. Уж Джеймс постарался, чтобы Лили узнала, что Снейп теперь служит Вольдеморту. Это означает, он желает смерти всем грязнокровкам… И ей в том числе. Лили было больно. И она очень хотела хоть часть этой боли передать Северусу. Она знала, что для него мучительнее всего будет знать, что она принадлежит его злейшему врагу.
Лили поздно поняла, что совершила ужасную ошибку. Нельзя принимать столь судьбоносные решения, руководствуясь тем, что это будет значить для других. Она должна была подумать о себе. но не подумала… И в результате до самой смерти была глубоко несчастна.
Так выглядели эти события в семейной хронике Поттеров, куда вносили записи родители Джеймса и его супруга. И в этом виде они дошли до его сына, Гарри. Прочитав их, он раз и навсегда разочаровался в отце, вызвав в своем сознании образ монстра… Но с точки зрения Джеймса события выглядели иначе. Жаль, он не вносил записей в хроники, и его сын об этом так и не узнал.
Джеймсу по жизни исключительно везло, хотя он сам назвал бы это везение весьма сомнительным. Факты в том, что все, так или иначе, складывалось именно как хотелось ему. Он хотел быть единственным ребенком в семье, и остался. Он хотел иметь Сириуса другом, а Лили женой, и так и вышло.
Но Джеймс никогда не хотел калечить людям жизни. Да, вероятно, так оно и выглядело со стороны. Но он не знал, чем скандал обернется для мамы, тем более, не мог предположить, как болезненно она будет это переносить. И он искренне считал, что Сириусу лучше в его семье, чем в собственной.
И Лили он любил, по-настоящему. И до последнего мига жизни занимался самообманом, убеждая себя в том, что Лили его любит. Ему так хотелось в это поверить…
Да, он порядком испортил жизнь Снейпу. Но на то они и враги. Джеймсу всегда казалось, что он должен защитить от мерзкого слизеринце свою любимую Лили, что ей самой будет так лучше. И он делал это всеми возможными способами. Судьба же самого Снейпа его, конечно, мало волновала.
Но Джеймс всегда переживал за своих близких. Он никогда не читал семейные хроники, находил это занятие донельзя скучным. А, если бы прочел, его бы очень расстроило то, что про него там написано. И уж конечно он счел бы это либо глупой шуткой, либо гнусной клеветой.
Ведь он, в конце концов, отдал свою жизнь за тех, кого любил. И это не было случайностью – у Джеймса была возможность сбежать, но он ей не воспользовался. Потому что никогда не бежал от опасности и, тем более, не мог бросить родных людей.
Но это в расчет не принималось, и в глазах Гарри, единственного сына, Джеймс так и остался разрушающим жизни эгоистом. Пожалуй, это самое большое невезение в жизни Джеймса.

Зато ему снова повезло, когда, казалось бы, все было кончено. Неизвестно, какие силы оберегали Поттера, но он не умер окончательно после смертельного проклятия.
По мнению директора Дамблдора, которым он, по одному ему известным причинам, с Гарри не поделился, это была противоположность той энергии, которая не дала окончательно сгинуть Темному Лорду. Если есть Тьма, несомненно, должен быть и Свет, это же две стороны бытия. И когда монстр не исчезает до конца, шанс дается и положительному герою.
Но Гарри этого не знал и до смерти перепугался, когда услышал, что его отец может возродиться. Несомненно, он сразу провел аналогию с Вольдемортом. Да и хотелось после Войны пожить с Джинни спокойно. А директор МакГонагалл, которой Дамблдор поручил эту миссию, объяснила, что от Джеймса осталась энергия, ее можно поместить в женщину с помощью специального заклинания, и тогда он родится заново. Не будет ничего помнить, и это станет его вторым шансом. Но есть одно ограничение – он может появиться только в семье близких родственников. И вариант один – Гарри и Джинни Поттеры.
Только Гарри наотрез отказался давать этот второй шанс Джеймсу Поттеру. Он знал, во что тот превратил жизнь своей семьи и не желал такого для себя и Джинни. Они хотят жить счастливо, иметь много родных детей. Они заслужили право на это. Директор МакГонагалл согласилась с этими аргументами и пообещала больше не заводить разговоров на эту тему.
Но вскоре Гарри начали терзать сомнения. Да, Джеймс Поттер не был таким уж хорошим человеком. Но все равно это его отец, и умер он очень молодым. Гарри не мог до конца уничтожить сыновьи чувства, не говоря уж о чувстве долга. Родители пожертвовали жизнями ради него. И если он может что-то сделать для хотя бы одного из них, это его долг. Только почему не мама?
Гарри снова наведался к директору. Задал этот вопрос, но ответить не смогли ни МакГонагалл, ни портрет Дамблдора… Или не захотели… Гарри еще почти три месяца даже слышать ничего не хотел о воскрешении Джеймса Поттера. Он обиделся на судьбу за то, что шанс дан отцу, но не дан маме, которую он так любит.
Но время шло, он все хуже спал ночами… И, в конце концов, решил, что, как бы то ни было, обязан дать отцу еще один шанс. Конечно, будет дико сложно воспитывать как сына родного отца. Да еще и попытаться при этом не допустить того, что произошло в его первоначальной жизни. Но Гарри уже понял, что ему не будет покоя, пока он не попробует.
Осталось самое сложное – поговорить с Джинни. Хотя они друг друга очень любят, стоило им пожениться, как начали возникать конфликты. Джинни не дала Гарри пойти работать в аврорат. Даже не позволила стать ловцом в квиддичной команде, хотя ему неоднократно предлагали. Ему пришлось в интервью говорить, что он устал и хочет отдохнуть. Но это не так.

На самом деле, устала именно Джинни. Она не раз говорила, что слишком многое отдала этой войне, как и все они. Теперь она хочет спокойной, мирной жизни. И в эту картину оживший Джим Поттер, конечно, не вписывается.
Поэтому Гарри не решался заговорить на эту тему целый месяц. И не решался бы еще дольше… Джинни поняла, что что-то не так, и сама вызвала супруга на разговор. Спросила вечером после ужина, когда они отдыхали в гостиной, что его так мучает. И Гарри честно все рассказал. Он ожидал взрыва эмоций, скандала, истерики. Джинни молча ушла в свою комнату. Заговорили они об этом только на следующий день, за завтраком. Джинни спокойно сказала:
- Гарри, я все обдумала и решила, что мы должны это сделать.
- Что?
- Ты все понимаешь. Мы не имеем права уничтожить жизнь, слишком их много было потеряно в войне.
- Но мы не уничтожаем, просто…
- Отказываемся дать шанс? Это одно и то же.
Если бы Джинни скандалила и сопротивлялась, Гарри тоже проявил бы характер. Но поскольку она соглашалась сделать то, что ей явно не нравится, он пошел на попятную:
- Но дорогая, может мы подождем, пока у нас появятся собственные дети, а потом уже и Джеймса воскресим.
- Мы не знаем, что случиться потом. А поступать правильно надо уже сейчас, дорогой.
И вопрос был решен.
Процедуру провела сама профессор МакГонагалл. Казалось, Джинни не ощущает особого беспокойства – она и выглядела, и вела себя как обычная женщина, готовящаяся стать матерью. Ничто не указывало на то, что это не ее ребенок. Что же касается Гарри, он ни на минуту не мог об этом забыть. И сам не знал, как будет вести себя, когда Джеймс появится на свет.
Он даже предложил Джинни выбрать для ребенка какое-то другое имя, но супруга лишь недоуменно покачала головой:
- Зачем? У него же уже есть имя, и неплохое.
- Но Джинни, ты же все прекрасно понимаешь.
- А ты, я вижу, не очень. Гарри, пойми, я с тобой об этом не говорю, но это не значит, что мне не тяжело. Мой первенец даже не мой родной сын!
- Джинни, ты сама согласилась.
- Да. Я поступила правильно, и знаю это. Но давай мы не будет себя обманывать. Это Джеймс Поттер. И он таковым останется.
Все оказалось непросто, как и предполагал Гарри. Джинни подарила жизнь Джеймсу и делала все, что от нее требуется, но как-то механически. Воспринимала это то ли как работу, то ли как долг перед супругом… Сам же Гарри не чувствовал по отношению к ребенку никакого негатива. Но он все знал о Джеймсе из семейных хроник и решил по возможности от него абстрагироваться, чтобы не дай Мерлин, не привязаться.

Довольно скоро Джинни забеременела. В последнее время она часто перечитывала семейные хроники Поттеров и, конечно, знала, что случилось с мамой Джеймса. Гарри подозревал, что супруга хочет скорее стать матерью и поэтому тоже.
Как бы то ни было, известие о появлении ребенка было воспринято с восторгом обоими супругами. Джим был еще мал, да и мнением его не интересовались.
Как Джинни была счастлива, вынашивая Альбуса! Да и потом словно расцвела! Родные дети – мечта и основное предназначение любой женщины. И каждому было видно, что она безумно любит Альбуса и Лили. Как и то, что почти равнодушна к старшему сыну.
Гарри же не мог плохо относиться с Джеймсу. Все же это его отец… и в некотором роде, сын. В любом случае, далеко не чужой ему человек. Тем более, следя за тем, как Джим взрослеет, Гарри не усматривал в нем черт характера, приписываемых его отцу.
Но, по мнению Гарри, это все из-за воспитания. Пусть он относился к Джиму хорошо, ему приходилось плохо с ним обращаться. И дело даже не в Джинни, которой за каждым поступком Джеймса чудился подвох. Просто Гарри панически боялся, что история повторится, Джим Поттер снова станет ужасом и головной болью для всех близких людей. Можно, конечно, представить что он просто похож на деда. Но Гарри же знает правду, и от этого никуда не денешься.
Он решил, что единственный выход – это воспитывать сына в строгости. Не давать ему поблажек, не показывать, что любит его. Надо быть сильным, и тогда их Джеймса может вырасти нармальный человек.
Многие бы не согласилось, сказав, что, мол, детям для того, чтобы расти полноценными, нужны тепло и любовь. Но ведь сам Гарри ничего из этого не получал. Он воспитывался в Дурслей, в ужасных условиях, а стал вполне нормальным.
Гарри сам не отдавал себе в этом отчета, но, пытаясь приучить сына к строгости, порой брал пример именно с Дурслей. Наверное, потому, что это была хорошо ему знакомая модель воспитания. Он этого не хотел и не получал от этого удовольствие, но считал, что так надо.
Вот Ала и Лили Гарри любил, не скрывая этого. Ведь здорово, когда не надо притворяться. Можно играть с детьми, брать с собой на квиддич и другие мероприятия, говорить, что гордится ими.
Гарри считает, что надо только, чтобы Джеймс вырос, Хогвартс закончил. Тогда станет ясно, похож ли он на себя прежнего.
То, что Джеймс поступил на Гриффиндор, не доставило Гарри радости. Ведь и тогда он учился там же. Так эффективно воспитание, или же нет? Может, выбор Шляпы еще ничего не значит? Ведь Гарри же сам убедился, что факультет – это не приговор и не индульгенция.

Время шло. Наблюдая за сыном, Гарри мог бы с уверенностью сказать, что Джеймс не похож на себя прошлого. Из везунчика он стал неудачником – и с друзьями не сложилось, и знания весьма посредственные, и шпыняют его постоянно…
Если бы Джеймс, и правда, был его родным сыном, Гарри непременно помог бы ему. И совет бы дельный дал, и с учебой подтянул бы. И поговорил бы с Алом, чтобы он не валял дурака, а брал брата под опеку. Всем же родителям хочется, чтобы для их детей школа была отрадой, а не каторгой…
Но в данном случае Гарри счел, что произошедшее даже к лучшему. Зато Джеймс сильно изменился. И есть шанс, что от его прошлой личности ничего не останется. Гарри даже решил, что после окончания школы он все расскажет Джеймсу, объяснит свои поступки и попробует наладить с ним отношения.
Гарри осознавал, что это будет очень сложно для них обоих. Как они будут общаться? Как относиться друг к другу? Джинни вот тоже много раз пыталась убедить Гарри в том, что существует правда, которую лучше не знать.
Но если он ничего не расскажет Джеймсу, то так и останется для него жестоким отцом, который его не любил. Без правды никакие действия и слова не смогут это исправить. Поэтому Гарри хотел все Джеймсу объяснить, чтобы он знал, что все, что он делал, было для его блага.
Сначала Гарри хотел и Алу рассказать, но вскоре отказался от этой идея. В отличие от Джима, Ал жил простой, приятной жизнью. И Гарри не хотелось усложнять. К тому же он верил, что Ал повзрослеет и сам поймет ошибочность своего поведения.
Но все получилось не так, как хотел Гарри – как только Джеймсу исполнилось семнадцать лет, он ушел из дома.
Гарри даже не знает точно, как все произошло. Он был на работе, морально готовился к нелёгкому разговору со старшим сыном... Да, не смотря на реальность и факты, он именно так воспринимал Джеймса. Но разговора не вышло.
Джинни и Альбус рассказывали об уходе Джеймса совершенно по-разному. Миссис Поттер была искренне возмущена. Она считала, что Джеймс должен быть ей благодарным, ведь именно она, как ни крути, подарила ему жизнь. Впрочем, тому, что он не живет с ними больше, Джинни была только рада.
Ал же напротив, испытывал, похоже, сожаление. Гарри даже предположил, что сын тоже все понял и хотел помириться с братом.
И Гарри бы найти Джеймса. В конце концов, для него это было бы вовсе не сложно. Но герой войны, который не побоялся и Вольдеморта, на этот раз предпочел отступить.
И сейчас тоже. Он не стал говорить с Джеймсом, когда оказалось, что он аврор А класса. Ушел по срочным делам. Но ведь они все в смертельной опасности, другой возможности может не быть. И Гарри на следующий день, прямо с утра, решил поговорить с Джеймсом. Пора ему узнать правду.


Глава 15


Глава 15: «Настоящее: объяснения»

Джеймс не спал – думал обо всем, что произошло в этот уж очень долгий день.
Пожалуй, впервые за долгое время у него на первом месте была не работа. Он думал о Луизе, об этом их поцелуе. Джеймс понимал, что это неправильно – кто знает, что с ними завтра произойдет? Опасность слишком велика для того, чтобы проявлять чувства.
На самом деле, Джеймс давно подозревал, что подруга к нему неравнодушна. И ему самому Луиза очень нравилась. Она привлекательна, с ней приятно проводить время и всегда интересно… Джеймс вполне мог бы в нее влюбиться, если бы не его род деятельности.
Джеймс очень давно поставил крест на своей личной жизни. вообще история не знает случая, чтобы у аврора класса А была семья. Это не та работа, так что ребята сразу отдают себе отчет в том, что они не женятся, и у них не будет детей.
Конечно, можно было бы просто встречаться с Луизой. Джеймс уверен, что она не будет против. Но это станет обманом. Ведь она, конечно, будет надеяться на более близкие отношения, как любая девушка. И она этого заслуживает.
К тому же это поставит крест на их дружбе, чего допустить никак нельзя.
Все эти умные мысли растворились в голове после того поцелуя. В конце концов, ведь жизнь дается только один раз, а у авроров А класса она так коротка. Они и так все отдают ради людей, знакомых и не очень, ради тех, кто их любит, кто их презирает и даже кто к ним равнодушен. И в их жизни так мало хорошего. Джеймс выбрал такую судьбу по своей воле, и потому не жалуется. Но он хочет взять от жизни все по максимуму.
Тем более, что у Джеймса появилось предчувствие, а им он привык доверять. Он был на многих опасных заданиях, но сейчас отчетливо понял, что это будет самым последним. Джеймс не смог бы объяснить, откуда у него такое ощущение – он просто знает, и все.
Он не боится. Но считает, что напоследок не надо себе отказывать в удовольствии. Эта мысль привела его далеко за полночь в комнату Луизы. Он не знал, откроет ли подруга и понятия не имел, как она поступит. Да, она поцеловала его. Да, он совершенно точно ей нравится. Но это еще ничего не значит – женщины так непостоянны.
Луиза ни о чем его не спросила, вообще не разговаривала. Она открыла дверь и сразу притянула Джея к себе. Их губы слились в сладостном поцелуе, и до утра им было чем заняться.
Когда Джей проснулся, ощущение было непередаваемым. Пожалуй, он был счастлив впервые в жизни. Впервые проснулся с любимой и любящей женщиной… Впервые ему хотелось жить. Нет, он раньше не мечтал умереть. Но и не рассматривал жизнь как нечто необычайно ценное. А теперь понимал, что он хочет вот так просыпаться рядом с Луизой всю жизнь, а не только сегодня. Хочет жениться на ней, хочет, чтобы у них были дети…

Он совершил большую ошибку. Как теперь он будет не думать о себе, рисковать жизнью? Теперь, когда знает, что в ней столько хорошего? Но он обязан. Это его долг, прежде всего перед мистером Финниганом, авроратом, Луизой и Майком…
Поэтому Джей рывком поднялся с постели и пошел к себе, и долго стоял под ледяным душем, запрещая себе мечтать. Он не видел, каким тоскливым взглядом его проводила Луиза…
Луиза не ожидала появления Джея у своей комнаты. Наоборот, она считала, что поцелуй создаст между ними неловкость, и очень боялась за их дружбу… Но когда Джей появился, она сразу поняла его намерения и была рада уступить.
В конце концов, она так давно этого хотела. И в тот момент не думала ни о мотивах Джея, ни о том, есть ли у них будущее. Она просто была счастлива.
Задумалась потом, глядя на то, как лихорадочно Джей собирается. Он буквально сбежал от нее, и Луиза подозревала, в чем причина. Дело не в том, чтобы Джей испугался брать на себя ответственность, он совершенно точно не такой. Просто друг понимает, что он аврор. И знает все риски.
Но что делать ей? После этой ночи она больше не сможет без него. И не сможет притворяться, что они только друзья.
Луиза встала и пошла на кухню. Надо выпить кофе и подумать. Хотелось бы в одиночестве, но там уже сидел Альбус. И пил кое-что покрепче. Луиза понимала, что это совершенно не ее дело, и все же спросила:
- Не рано ли?
- Хочешь присоединиться?
Собственно говоря, почему бы и нет? Аврорам не привыкать к потреблению спиртных напитков в любое время, работа такая. Присела рядом, Ал призвал еще одну рюмку заклинанием, налил ей, выпили. Луиза спросила:
- Почему без компании?
- Да Скорп Лили успокаивает, она сильно разнервничалась.
- Ты, я вижу, тоже.
- Наверное, должен бы. Но у меня другой повод.
- Джеймс.
Луиза была приятно удивлена тем, что Альбус все же думает о брате. Он вроде сделал вчера достаточно, чтобы успокоить свою совесть… И все равно его беспокоить судьба Джея? Ну что ж, сам напросился.
Луиза рассказывала долго – о том, как Джей рискует собой все время, выбирая задания все опаснее, о том, как они подружились… И не заметила, как рассказала, как много он для нее значит… Не заметила, как из глаз потекли слезы… Не заметила, как закончила рассказ фразой: «Я так боюсь его потерять!». А Альбус серьезно ответил:
- Я сделаю все, чтобы этого не случилось.
- Это задание – самоубийство.
- Джеймс мой брат, я сделаю все, что в моих силах, чтобы он остался жив.

И Луиза ему поверила. В конце концов, не смотря на все ошибки, Альбус понял главное – брат у него один, и его никак нельзя потерять. Возможно, все и правда будет хорошо? Они останутся живы, и у их отношений появится будущее?
В этот момент в дом зашел Мистер Поттер. Все удивились – не ждали его так скоро. Но он, вскользь поздоровавшись с Малфоем, сообщил, что срочно должен поговорить с Джеймсом наедине.
Джеймс позавтракал яичницей с беконом прямо в комнате – домовые эльфы о нем позаботились. Он знал, что Луиза, конечно, на кухне… Но не знал, что ей сказать, потому решил пока туда не идти. Только успел запить завтрак утренним кофе, как явился домовой эльф и доложил, что в библиотеке его ждет для разговора мистер Гарри Поттер.
Джеймс, конечно, насторожился. Он не видел иных причин для разговора с мистером Поттером, помимо опасности, угрожающей Альбусу и Лили. В конце концов, он отвечает за операцию, и понятно, что мистер Поттер захотел обсудить детали… Только не хотелось выслушивать поучения, от человека, ни одного дня не работавшего в аврорате. Джей мог бы отказаться, но это ударит в основном по мистеру Финнигану, потому он пошел.
Зайдя в кабинет, увидел мистера Поттера, сидящего в удобном кресле. Джеймсу он кивнул на кресло напротив, и после недолгих раздумий аврор присел – беседа обещает быть долгой.
Разговор начался без предисловий. Как только за Джеймсом закрылась дверь, мистер Поттер наложил на кабинет заглушающие заклинания и начал рассказ…
Говорил он долго, и с каждым словом Джеймс чувствовал себя все более потерянным. Все же одно дело – подозревать, что в семье ты чужой, а другое – знать точно. Он совершенно потерялся, и больше не знал, кем является.
Он же сам поражался тому, настолько жестоким был его дед, как он мог разрушить жизнь стольким людям. Теперь, получается, это и есть он, собственной персоной. И становится понятно, почему его не любят в семье. Для миссис Поттер он, и правда, чужой. А для остальных – кошмар семьи Поттер. И не важно, что он ничего не помнит…
Было тяжело, но Джеймс аврор, он привык к неприятным моментам. Посмотрел в глаза мистера Поттера и спросил прямо:
- Почему вы мне это сейчас рассказываете?
- Потому что ты должен знать.
- Я долгое время считал, что моя семья беспричинно меня презирает. Наверное, если бы я понимал, было бы проще.
- Я не презираю тебя, и не презирал никогда. Джеймс, пойми, я хотел помочь тебе.
- В чем?
- Не превратиться в того, кем ты уже был.
- А откуда вам знать, что получилось?
- Я это чувствую. И мы могли бы…
- Нет.

Джеймс понимал, что мистер Поттер хочет предложить попытаться наладить отношения, хоть и непонятно, для чего, но ему это теперь не нужно. Он потерял себя, и запутывается все больше. Он должен абстрагироваться от этого и выполнить задание. О том, кто он такой и что теперь делать, он подумает после выполнения задания… Коли жив останется.
Мистер Поттер хотел что-то сказать, но Джеймс предельно вежливо намекнул, что должен делом заниматься и попросил его уйти. Уходя герой магического мира сообщил, что разговор не окончен. Кто бы сомневался.
Не успела за мистером Поттером закрыться дверь, как в кабинет зашел Альбус. И сел напротив Джеймса, в кресло, с которого недавно встал его отец. Вот кого не хватало… Боится, что отец снова примет Джеймса в семью? Джеймс не был настроен говорить и хотел выпроводить Альбуса, но тот его опередил, спросив:
- Джеймс, о чем вы разговаривали с отцом?
- Это был конфиденциальный разговор.
- Да, но мы же одна семья, меня это тоже касается.
- Я так не думаю.
Было очевидно, что разговор зашел в тупик, но Альбус не спешил уходить. Джеймс решил, что уйдет сам, но собеседник тихо сказал:
- Джеймс, я понимаю, у тебя мало поводов считать меня братом, но поскольку я все-таки им являюсь…
- Не являешься.
- Что?
Джеймс не стал тратить время на объяснения, просто запустил в Альбуса собственными воспоминаниями о разговоре с отцом. В конце концов, действительно, он имеет право это знать.
Конечно, мистер Поттер разозлится. Он хотел оградить родного сына от столь неприятных подробностей. Но гнева своего отца-сына Джей не боялся, он вообще бояться разучился.
К тому же, Альбус напросился сам, Джей говорить ему ничего не хотел. Зато теперь перестанет корчить из себя заботливого брата…
Вопреки ожиданиям Джея, после недолгих раздумий Альбус сказал:
- Джеймс, ты все равно мой брат.
- Если ты чего-то недопонял, я могу еще раз показать разговор.
- Не надо. Джеймс, мы росли вместе, ты для меня все равно не чужой человек.
- Ты хоть сам понимаешь абсурдность ситуации? Когда мы оба думали, что являлись братьями, я был тебе не нужен. А теперь, когда выясняется, что я в некотором роде твой дед, внезапно оказывается, что ты не против такого брата, как я. Это из-за того, что я аврор класса А, и от меня зависит благополучие твоей семьи?

Первой реакцией Ала на этот вопрос была обида. Он никогда не предлагал дружбу из корысти, не говоря уже о чем-то большем. И говоря, что Джеймс по-прежнему его брат, он именно это и имел в виду.
Хотя, конечно, Ал был в шоке. Его брат одновременно является и его дедом… Такое в голове очень сложно укладывается.
Хотя, с другой стороны, многое объясняет. Ал совершенно напрасно раньше не задумывался о том, почему родители его любят, а старшего сына нет. Это казалось само собой разумеющимся. А с недавних пор – несправедливостью, которую хорошо бы исправить. И все равно Ал не пытался понять причины. Он виноват перед братом, и это была вторая реакция. Ал понимал, что Джеймс имеет право на столь жесткий ответ. Он не знал, как убедить брата в обратном. Но тот ждал ответа, и Ал сказал:
- Джеймс, ты, в любом случае часть моей семьи. И я надеюсь, что мы закончим этот разговор после того, как угроза минует.
Джей внимательно посмотрел на Ала. Похоже, правду говорит. Хотя он его не понимал – это же то, чего он хотел так долго, благовидный предлог не считать больше нелюбимого старшего брата частью семьи. Почему же он не радуется? Видимо, действительно, хочет разобраться.
Наверное, им надо поговорить. Только, действительно не сейчас. Джей тряхнул головой, вспоминая, что он аврор, и что сейчас у них всех есть проблема гораздо важнее запутанных семейных отношений. Поэтому сказал:
- Хорошо, потом поговорим, если для тебя это важно. Но сейчас надо всем здесь собраться и решить, что делать дальше.
Джей попросил домовых эльфов привести всех обитателей дома в кабинет. То, что он собрался им сказать, наверняка, никому не понравится. У него есть предположение, что происходит. Но он сейчас как никогда сильно хотел бы ошибиться.
В то время как домовой эльф попросил прийти в кабинет, Луиза и Скорпиус сидели в гостиной. Они молчали уже с полчаса, хотя Скорп хотел поговорить с сестрой. Он никогда ее таковой не считал и знал, что прав. Его даже раздражало, что его родителям подкинули эту девчонку, заставили ее воспитывать…
Не то, чтобы это доставляло ему какие-либо неудобства. Просто не хотелось терпеть дома чужого человека.
Но сейчас, видя, как Ал безуспешно пытается помириться со старшим братом, Скорп неожиданно захотел поговорить с Луизой. О чем угодно, хоть о политике, хоть о погоде. Ведь они столько лет прожили под одной крышей, а он ничего о ней не знает. И понятия не имеет, каким не попутным ветром ее занесло в аврорат.
Обычно Скорп никогда не лезет в карман за словом. Но именно сейчас осознал, что понятия не имеет, с чего начать. А Луиза была так погружена в размышления, что, скорее всего, и не замечала взгляда Скорпа.

Но домовой эльф их позвал, и Скорп даже поймал себя на мысли, что это к лучшему. Потом поговорят, когда все устаканится.
В кабинете уже сидели и старшие Малвои, и недовольная Лили. Луиза наколдовала себе кресло, Скорп сел рядом с Алом на диван. Джеймс стоял у стены и словно чего-то ждал… Или кого-то.
Скорп, оценив обстановку, понял, что в помещении нет Майка Финнигана. И, похоже, без него Поттер разговор не начнет.
Впрочем, ждать пришлось не долго – уже через пару минут в кабинет зашел Майк. Выглядел он слегка потрепано, и сразу становилось ясно, что был не в особняке. Подтверждая догадку, Джеймс спросил:
- Все узнал?
- Да, но вам это не понравится.
- Выкладывай.
В том, что рассказал Майк, приятного, и правда, было мало. Получается, что зло совсем рядом, оно подступает через близких людей. Через тех, на кого никто и никогда бы не подумал.
Майк рассказал, что по приказу Джеймса следил за Розой и Хьюго. Джеймс добавил, что его еще в Косом переулке насторожило поведение кузенов, а по поводу Хьюго подозрения он испытывает давно. Потом Майк поведал, что проследил за ними, насколько это возможно, не вызвав подозрений. Он видел много всего странного. Хьюго знает заклинания, которые знать не должен, и которые уж точно не относятся к светлым. А Роза все пытается от чего-то его отговорить.
Первой в себя пришла, как ни странно, Лили. Она негодующе воскликнула:
- Знаете что, господа авроры, это уже слишком! Вы не имеете никакого права обвинять наших родственников! Это возмутительно!
Альбус тоже был в шоке, но счел нужным резко одернуть сестру:
- Лили, не забывай, что Джеймс тоже часть нашей семьи. И, кроме того, аврор класса А, чья компетенция не вызывает сомнений.
Скорп же обратился к Джеймсу:
- Аврор Поттер, вы уверены?
- Мистер Малфой, уверенными сейчас ни в чем быть нельзя, пока мы не получим стопроцентные доказательства.
- И что вы предлагаете?
- У меня есть план. Обычно мы не привлекаем гражданских, но сейчас очень необычная ситуация. Поэтому я спрашиваю – кто из вас готов пойти со мной? Предупреждаю – это, скорее всего, будет опасно.
Ал и Скорп вызвались сразу. Лили же очень испугалась. Она не хотела находиться в особняке без охраны. И мистер Малфой старший остался, чтобы, в случае необходимости, защитить девушку. Но Лили было этого мало, и Джей попросил Луизу остаться. Конечно, она хотела быть вместе со всеми, но понимала, что за единственную дочь мистер Поттер всем головы поотрывает. Так что она осталась, а остальные пошли за Джеймсом навстречу подвигам.


Глава 16


Глава 16: «Странный мальчик Хьюго»

Роза Уизли очень обрадовалась, когда на свет появился ее маленький брат. Она тогда и сама была крохой, но уже понимала, что вдвоем гораздо лучше и веселее, чем одной.
И со временем это ощущение не менялось. Роза удивлялась, слыша причитания приятелей о том, как им досаждают младшие братья и сестры. Она считала младшего брата подарком судьбы.
Только перед рождением брата кое-что случилось. Роза увидела сон. Она была слишком маленькой, чтобы его запомнить, а тем более, понять. Но навсегда запомнились ощущения тяжести, чего-то гнетущего и неизбежного. Роза плакала почти весь день. Но, как это часто бывает с детьми, вскоре переключилась на другое, и об этом не вспоминала.
Роза была слишком мала, и потому не могла знать, что беременность у мамы протекала очень тяжело. А иногда даже опасно – случались проявления стихийной магии. Однажды даже чуть не развалился магазин детских вещей, куда мама зашла за покупками.
Само по себе, это все очень плохой признак. Обычно разрушительная магия витает вокруг матерей будущих темных магов. И общественность бы насторожилась, если бы не один фактор. Это же Гермиона Уизли, немного волшебников сделали для магического мира больше, чем она. Потому было решено, что это все из-за тех кошмаров, которые Гермионе пришлось пережить во время войны. Рита Скитер, правда, написала статью о том, что, скорее всего, Гермиона носит в утробе темного мага. Но ей сделали жесткий выговор, чуть не уволили с работы, а статья, конечно, не вышла.
Сама Гермиона, волшебница очень умная, неладное подозревала. Но не хотела в это верить. А того, во что мы верить не хотим, для нас словно бы не существует.
Был, правда, еще случай, когда одна прорицательница отшатнулась от беременной Гермионы, как от чумной. Она все причитала, что ребенок принесет много горя, что надо от него пока не поздно, избавиться. Но Гермиона еще со школы, спасибо профессору Трелони, с изрядной долей скептицизма относилась к провидицам. А перед самым рождением Хьюго все наладилось, и Гермиона забыла мрачные предзнаменования.
Вот Рон ни о чем не подозревал. И радовался появлению сына. Гермиона ни ему, ни Гарри не рассказывала о странностях. Конечно, это ее ближайшие друзья, но словно что-то удержало ее.
И на свет появился здоровый мальчик, Хьюго Уизли, гордость родителей, радость сестры. Рос он в атмосфере любви и понимания, его баловали, исполняли его желания.
Гермиона не понимала Джинни – как можно не любить сына? В ответ подруга делала какие-то туманные намеки, но прямо ничего не говорила. А Гермиона знала – она своего сына любит, и будет любить, что бы ни случилось.
А время шло, ничего не случалось, никакие мрачные предчувствия не омрачали жизни.

Роза любила брата, считала своим долгом заботиться о нем, указывать верный путь. Не смотря на маленькую разницу в возрасте, она, пожалуй, заботилась о Хьюго больше родителей.
Поэтому именно она заметила неладное. Это произошло только в середине первого курса брата, когда все и думать забыли о прошлых мрачных предзнаменованиях.
Для начала Роза узнала, что брат змееуст. Один из слизеринцев завел себе ручную змею и пугал ею окружающих. Ровно до тех пор, как попытался проделать это с кажущимся таким безобидным первокурссником. Хьюго недолго поговорил со змеей, после чело она зашипела уже на хозяина, не на шутку его перепугав. Роза это видела своими глазами, но особого значения не придала. Ну, змееуст Хьюго, и что? Вот дядя Гарри тоже змееуст. При этом герой и замечательный человек.
Позднее Роза заметила в Хъюго какую-то необъяснимую жестокость. Обычно этим страдают дети, которым в жизни чего-то не хватило. Частенько те, кто вырос в детских домах. Но ведь Хьюго рос в полной семье, и у него было все, что только можно пожелать. В нем родители души не чают, пылинки с него сдувают.
Почему тогда он так резок и нетерпим к другим людям? Почему не прощает малейших промахов и позволяет себе порой жестокие замечания?
Но это не самое странное. Роза, в конце концов, смирилась бы с тем, что ее брат просто уродился жестоким человеком.
Но она порой замечала, что в Хьюго словно уживаются две абсолютно разные личности. Иногда он словно сам был в ужасе от своих поступков и слов. Порой пытался что-то из этого исправить. Но это были мимолетные проблески.
Хьюго действовал осторожно, и многие, в том числе и родители, не догадывались о негативных свойствах его характера. А его жертвы считали, что он просто такой вот плохой человек. Но Хьюго так умел извернуться, что по всему выходило, что те, кому он сделал гадость, вроде как сами в этом и виноваты. С такой изворотливостью ему бы на Слизерине учиться.
Сначала, когда Хьюго был еще ребенком, Роза пыталась наставить его на путь истинный. Она думала, что он просто неверно оценивает окружающий мир, в детстве такое бывает. Хоть и сама взрослой тоже не была, считала себя более умной и зрелой, хотела помочь. Но нарывалась на довольно резкие отповеди. А со временем брат даже начал ей угрожать.
Потом Роза, на зимних каникулах четвертого курса, попыталась привлечь родителей на свою сторону. В конце концов, это их обязанность – воспитать детей достойными во всех отношениях. Роза была уверена, что уж ее умная мама сумеет вправит сыну мозги. Но и тут ее ждало разочарование.
Она даже понять не смогла, как так случилось. Хъюго виртуозно выставил ее избалованной девчонкой, желающей поссорить брата с родителями, чтобы ему уделялось больше внимания. Он же получился невинной жертвой.

Розе тогда здорово досталось. И это ее родители все каникулы поучали и воспитывали с упорством, достойным лучшего применения. Самое обидное в том, что она любила младшего брата и всегда старалась ему помочь. А теперь получается все наоборот, словно в кривом зеркале.
Еще Розу мучило то, что ей все время поведение Хьюго напоминало кого-то, о ком она слышала. И Розе казалось, что разгадка совсем близко. Но она, как ни старалась, не могла поймать эту мысль.
И на пятом курсе Роза дала себе слово во что бы то ни стало разобраться со всеми странностями.
Мама всегда говорила – если ты не знаешь, что делать, обратись к книгам. Роза так и поступила – перечитала, наверное, половину школьной библиотеки. Передумала разные варианты. Даже, что Хьюго прокляли, или маму.
Но однажды случилось событие, которое прояснило ситуацию.
Роза тогда в очередной раз следила за братом. Она хотела понять, что с ним происходит. Никогда не желала ему зла и не собиралась сдавать – она просто хотела понять и помочь. И увидела жуткий ритуал в запретном лесу.
Ее брат, которого она любит и о котором, как умеет, заботится, едва не убил единорога! Страшнее этого ничего нельзя придумать, тот, кто это сделает, навсегда убивает и свою душу. Роза понимала, что это смертельно опасно, но в тот момент хотела только остановить Хьюго любой ценой.
Она бросилась между братом и единорогом освободила животное, и оно убежало.
Но Хьюго был в страшной ярости. Тогда Роза узнала, что такое боль, настоящая, самая ужасная. Почувствовала на себе заклинание Круцио. Она думала, что не перенесет это, и сам не знала, откуда взялись силы еще и за происходящим с братом наблюдать.
С Хьюго, и правда, творилось что-то неладное, он словно боролся сам с собой. И в результате этой борьбы волшебная палочка выпала из его руки. Брат подбежал к Розе и упал перед ней на колени, шепча бессвязные слова извинения. Но Роза уже поняла, что это ее не брат пытал, и прощать Хьюго ей не за что.
Это событие дало немало пищи для размышлений. Перерыв еще раз библиотеку, Роза поняла, наконец, в чем дело – в ее брата, как ни ужасно звучит, вселился Вольдеморт.
Это же он змееуст, он способен убить единорога, он двуличная сволочь, умеющая притворяться кем угодно, врать и выкручиваться. Он каким-то образом завладел телом ее брата и хочет теперь только одного – вырваться на свободу.
Хьюго иногда удается бороться с монстром, и тогда он становится самим собой. Они с Розой даже говорят, обсуждая произошедшее и решая, что можно сделать. Но, к сожалению, это случается не так уж и часто.
А однажды Хьюго чуть не спрыгнул с Астрономической башни. И тогда Роза испытала ни с чем не сравнимый страх. Когда она оттаскивала от края Джеймса, такого не было. Ведь к нему она относится как к хорошему знакомому, и спасла из человеколюбия. Но Хьюго ее родной человек, и Роза не представляла, как бы жила без него.

Она оттащила Хьюго, отчитала его. Брат плакал и говорил, что хочет всех спасти, что монстр завладевает его телом и духом, что очень скоро от него ничего не останется, что лучше умереть сейчас. Но Роза сумела убедить, что они найдут выход, хотя сама в это не особо верила.
А потом, действительно, Хьюго больше почти не становился настоящим. Роза понимала, что темная сущность полностью захватила его, но не оставляла надежды достучаться, помочь и спасти. Она почти совсем запустила уроки, все свое время посвящая весьма специфической литературе.
Роза поняла – Вольдеморт паразитирует на ее брате пока не получит возможность восстановить свое тело и свое могущество. Для Хьюго это неминуемо закончится смертью. А цель Вольдеморта – разрушить Нерушимый союз.
Многие, в особенности магглы, любят говорить, что браки заключаются на небесах. Но в основном это не так. Люди встречают друг друга, и им кажется, что они созданы для того, чтобы быть вместе. Далеко не всегда они правы. Часто бывает, что люди живут друг с другом всю жизнь, но не являются парой. У них нет общих интересов, и живут они вместе только потому, что считают друг друга хорошими людьми и уважают. А иногда и по привычке. А чаще всего, просто, чтобы не быть одним.
Но бывают те самые союзы, их еще называют Нерушимые. Они создаются исключительно между магами, и только по любви, самой настоящей.
Впрочем, даже этого не достаточно. Нерушимый союз обязательно должен быть светлым. То есть ни одна сторона не должна питать злобу в душе и произносить темные заклинания.
Нерушимый союз заключается, когда два светлых мага вступают в брак по взаимной любви. И если в этот момент убить магов с помощью определенного ритуала, свершится Великое зло, оно разрушит союз, и выделится большое количество черной энергии. Такое, какое способно возродить Вольдеморта. До этого необходимо вселить в души магов страх сомнения и смуту. Обычно это делается путем убийства близких им людей. Впрочем, Нерушимые союзы очень редки, а случаи, когда их разрушали, и того реже.
Последний такой союз был почти триста лет назад, и Роза не знала в своем времени людей, которые могли бы его совершить. Но то, что Вольдеморт вселился в ее брата, уже означает, что союз будет свершен. И, судя по тому, как монстр в ее брате набирает силу, в ближайшее время.
Роза лихорадочно искала способ спасти брата, перечитала больше книг, чем большинство волшебников за всю жизнь. И нашла один – светлый маг огромной силы должен добровольно пожертвовать собой. Тогда Вольдеморт исчезнет, а Хьюго станет таким, каким должен был быть с самого начала. Это единственный шанс, другого нет.

Розу совсем не привлекала мысль, что кому-то придется умереть. Но, если посмотреть в глаза правде, без жертв из этой ситуации все равно не выйти. И, как это ни печально, для Розы лучше, если это будет кто-то другой, не ее брат.
Для начала следовало определить тех, кому предстоит создать Нерушимый союз. Да еще так, чтобы не догадался Вольдеморт. Роза очень боялась. Она понимала, что пока монстр ее не трогает только потому, что, по его мнению, она не представляет сколь-либо серьезной опасности. Ну и еще Хьюго, как может, сдерживает его. Но если Вольдеморт заподозрит, что Роза знает про Нерушимый союз и хочет ему помешать… Тогда ее уже ничто не спасет.
Но выхода нет. И Розе удалось незаметно использовать одно очень редкое заклинание. Оно привело ее к тем самым магам. Ими оказались Скорпиус Малфой и Лили Поттер.
Роза не могла в это поверить. Прежде всего, понять не могла. Лили Поттер, хоть и, безусловно, светлая волшебница, в магии не слишком сильна. Конечно, кое-какие умения ей по наследству достались. Но особых талантов у нее нет. Скорпиус же является сильным магом. Но Роза не считала его светлым. Да, он дружит с Алом. Но он учится на Слизерине. Да и происходит из темной семьи.
Но сомнений быть не может – заклинание не ошибается никогда. Возможно, просто о Нерушимом союзе неполные сведения. Все же он случается очень редко. А может, Скорп, и правда, светлый маг. А Лили предстоит в будущем увеличить магический потенциал. Неисповедимы пути магии.
Розе было неприятно, что это все напрямую касается ее родственников. Более того, друзей. Вместе с тем, она понимала, что могла бы догадаться и раньше. Вольдеморт намеренно вселился в человека близкого Лили, чтобы проще было. А ее задача - во что бы то ни стало ему помешать.
Конечно, Роза в данной ситуации принесла бы себя в жертву, не медля ни секунды. Но она понимает, что ее кандидатура тут не годится. Да, она прочитала больше всех книг. Да, знает множество заклинаний, большинство из которых весьма редкие. Да, ей многие завидуют. Но это все не делает Розу великой светлой волшебницей. Ей не хватает того, что можно получить только при рождении – магической силы.
Ведь волшебники рождаются не с одинаковым магическим потенциалом. Магия в природе неравномерно распределена. И если тебе досталось ее не слишком много, даже если ты лучшая, выше головы все равно не прыгнешь, хоть и можно добиться впечатляющих результатов.
Вот Роза лучше всех училась, и многие считают ее сильной волшебницей. В чем-то они и правы. Роза мастерством замещает недостаточность силы. Успешно, но не настолько, чтобы подойти для столько важной миссии, как уничтожение вселенского зла. Нет, ей надо найти достойного.

И Роза нашла. Джеймс Поттер, конечно, считает, что надежно оберегает свою тайну. Но ведь Роза смогла даже Вольдеморта обманывать столько времени. А Джеймс слишком занят спасением мира, чтобы обратить внимание на девчонку, изучающую факты его биографии. Что ж, ему придется спасти мир еще один, последний раз.
Это вовсе не было простым решением. Все же Джей кузен Розы, и они однажды чуть не стали друзьями. Если бы была возможность обойтись без этого, Роза так бы и поступила. Но не видела такой возможности.
Лили считает, что идея позвать на свадьбу старшего брата принадлежит ей. Но это не так. Роза зашла в гости и внушила эту мысль кузине, воспользовавшись ее страхом и подавленностью. И искренне считает, что поступила правильно. В конце концов, если все пройдет удачно, и Хьюго, и Лили, и Скорпиус останутся живы.
Роза все детально просчитала. Она понимает, что аврорами класса А просто так не становятся. Вне всякого сомнения, у Джеймса магическая сила просто бьет через край, но и этого не достаточно. Он должен быть проницательным и умным. А ей предстоит обвести его вокруг пальца.
Розе повезло, что ее не воспринимают всерьез. И Вольдеморт, и даже Джеймс, считают себя ферзями на шахматной доске, а ее просто не принимают в расчет. Мол, что может обычная волшебница против них. Но они забывают, что она загнана в угол, а в этом состоянии все способны на многое.
Роза вела себя, как обычно. Как она и предполагала, Хьюго выразил желание быть рядом с Лили. Мол, в качестве заботливого кузена. Для вида, Роза посопротивлялась. Мол, у Лили все же есть целых два старших брата. А потом «неохотно» уступила и стала ждать, что произойдет дальше.
Дальше все шло по плану Розы. И, как она предполагала, Джеймс догадался о том, кем еще является Хьюго.
Ей осталось разыграть еще одну партию. Надо, чтобы Джеймс был уверен, что все, что дальше произойдет, является его осознанным решением. Но еще более важно, чтобы так считали остальные.
Альбус хороший человек. И он будет не в восторге, если узнает про план Розы. Да, он совсем не так привязан к Джеймсу, как Роза к Хьюго. Но в последнее время старается наладить отношения. Повзрослел, наверное.
Поэтому он не поймет Розу, если узнает, что она оценила жизнь Хьюго выше, чем Джеймса. И поэтому он не должен этого узнать. А главное, чтобы этого не узнал Скорпиус. Потому что, и это всем известно, друг Ала хитрее его самого. И многое видит из того, чего кузен Розы не замечает.
Хотя, если Скорпиус и узнает, Роза уверена, она с ним договорится. Да, он друг Альбуса. Но ведь Ал и не должен пострадать. Как и Лили, и сам Скорпиус. Скорп всегда презирал Джеймса. А авроров, особенно А класса, считает обязанными защищать остальных волшебников, даже ценой жизни. И Роза пойти уверена, что сможет убедить Скорпа держать все в тайне. А пока надо приготовиться к еще одному небольшому представлению для Джеймса и компании.


Глава 17


Глава 17: «Настоящее: разоблачение и план»

Джеймс хотел, чтобы остальные увидели Розу и Хьюго в естественной обстановке и услышали все сами. А в том, что послушать будет что, он уверен. Все же, не смотря ни на что, Роза хороший человек. И она, конечно, не хочет жертв.
Но еще она хорошая сестра. Джей часто в детстве мечтал оказаться на месте Хьюго, чтобы о нем вот так заботились. И сейчас уверен, что Роза во что бы то ни стало будет пытаться достучаться до брата, спасти его. даже если это грозит ей самой смертельной опасностью.
Остальные пошли за Джеймсом, хотя, помимо Майка, никто особо ему не верил. Но им придется узнать неприятную правду. Порой это необходимо.
Ну, они и узнали. Джеймс создал полог невидимости, чтобы никто не мог их увидеть или услышать. И этот полог не в силах преодолеть даже Вольдеморт. Они же слышали все. А потом переместились домой.
Все были подавлены – никто, помимо Джея и Майка, такого не ожидал. Да и как можно ожидать того, что Роза, добрая и отзывчивая, пример для всех, столько лет скрывает страшную тайну.
Не говоря о шоке, вызванном тем, что Хьюго, самый обычный парень, одержим ужаснейшим монстром. Тем не менее, первый вопрос, который задал Альбус Джеймсу, когда все расположились в гостиной Малфоев, был не об этом:
- Ты что, сильнее Вольдеморта?
- Я бы не стал этого утверждать.
- Ты сумел его обмануть.
- Вольдеморт сейчас не в своем теле. И Хьюго, как может, борется с ним. Часть энергии тратится на поддержание контроля над телом.
- Но ведь это не все? – спросил Скорпиус.
- Вы правы, мистер Малфой. Кое-то сам хотел, чтобы мы слышали разговор.
- Вольдеморт, - предположил Ал.
- Роза, - Скорпиус сам не знал, почему назвал это имя. Но интуиция неплохого волшебника подсказывала, что это какой-то план кузины его друга.
Он не жил монахом до того, как решил связать судьбу с Лили, девушек было предостаточно. Но на Розу даже не смотрел. Нет, он хорошо к ней относился. Но она казалась слишком правильной, ответственной, принципиальной. Он таких всегда обходил десятой дорогой.
И вот теперь оказывается, что эта принципиальная ведет какую-то свою игру. Но какую? И зачем? Все же Скорпиус не верил в то, чтобы Роза желала погибели магическому миру. Что тогда? Конечно, хочет спасти брата. Вопрос только в том, какой ценой. И смогут ли они заплатить такую цену.
Первой возмутилась Лили, которой все рассказали. Конечно, ведь это ее, да и всеобщая, подруга. Она думала, что им противостоит кто-то зловещий и незнакомый. Но, к сожалению, в жизни все очень сложно. И врагом в конечном итоге вполне может оказаться человек давно знакомый, и даже тот, кого искренне считал другом.

Джеймс давно подозревал Розу, можно сказать, с самого начала. Он только не хотел в этом признаваться даже самому себе, не то, чтобы остальным говорить.
Еще до того, как получить приглашение на свадьбу Лили, он узнал, что кузина выясняла подробности его биографии. И предположил, что такой умной девушке, как Роза, удалось выяснить, что он аврор класса А. правда, тогда ни в каких коварных планах он Розу не заподозрил, ему подумалось, что она чувствует себя виноватой из-за их несостоявшейся дружбы, потому и пытается как можно больше о нем узнать. Только вот это предполагало, что она попытается встретиться с ним. Но такой попытки не было.
Не успел Джеймс насторожиться, как получил приглашение от Лили. Он с самого начала понял, что сестра сама бы не догадалась позвать его, кто ее надоумил? Сотворил простое заклинание, чтобы Лили сама не догадалась, что его к ней применили. И узнал ответ – Роза Уизли. И вот это уже навеяло серьезные подозрения.
И все не так просто. Уж точно ничего простого нет в том, что им дали возможность подслушать разговор. Джеймс не сомневался в том, что это сделано специально. И даже знал, с какой целью.
Роза хочет использовать его. Пока не до конца ясно, зачем. Джеймсу абсолютно понятны только две вещи – необходимо поговорить с Розой. Так, чтобы она думала, что Джеймс попался в ловушку. И из этого вытекает второе – никто не должен знать больше, чем следует. Они случайно подслушали разговор, и все. А Джей тут совершенно ни при чем.
Все согласились с тем, что надо с Розой поговорить. Никому она не чужая, и никто не хотел просто так сдавать ее в Аврорат. Но ясно и то, что говорить надо на своей территории. Поэтому они не пошли к ней в гости. Напротив, ее пригласила Лили, написав, что надо посоветоваться насчет предстоящей церемонии. Луизу же попросили отвлекать чету Малфоев, расспрашивая их тем временем в другой части особняка о магических артефактах рода.
Неожиданно Лили сказала:
- Я считаю, нам надо поговорить с Розой без посторонних. Автор Финнгиган и аврор Поттер, оставьте нас наедине с моей кузиной, будьте так добры!
Альбус от такого поворота событий просто язык проглотил. Нет, он и сам был склонен согласиться, что посторонний им не нужен. Но причислить к посторонним Джея… Сам Джеймс голосом, лишенным эмоций сообщил:
- Я бы удовлетворил Вашу просьбу, мисс Поттер, но обязан заботиться о вашей безопасности.
- Думаете, нам причинит вред Роза?
Джеймс думал, и еще как. И не только на Розу. Но ответить он не успел, Скорпиус оказался быстрее:
- Как бы то ни было, Джеймс в любом случае будет присутствовать при разговоре. Полагаю, милая, ты, не подумав, причислила родного брата к посторонним.

Лили надулась, конечно, но решение принято. Перед Майком извинились, да он и не в обиде. А, если что, Джей позовет.
Когда Роза пришла, все поразились произошедшей в ней перемене. Куда девалась добрая девочка? Лицо жесткое, собранное, поздоровалась суховато. Но видно, что не со зла, просто мысли далеко отсюда.
Значит, готовится играть по крупному. Джей так и думал. И полагал, она считает, он не принял ее в расчет. Думает, счел просто пешкой. Но это не так – он аврор А класса и знает, что недооценивать людей порой самая большая в жизни ошибка. Беда в том, что Роза ошиблась и еще в одном – Вольдеморт думает точно также. А это значит, сейчас надо быть начеку и действовать крайне осторожно.
Роза не присела и смотрела только на Джеймса, словно кроме них никого нет в комнате. Спросила:
- Когда ты догадался?
- В Косом переулке, - соврал Джеймс, не моргнул глазом.
- Я так и думала, - либо это правда, либо слишком умело маскирует мысли. Джеймс считал себя профессионалом, помимо прочего, и в области легилименции. Но Роза тоже ее изучала, а сейчас ей может кое-кто помогать. Ладно, следующий ход:
- Мы оба знаем про Хьюго. Что дальше?
- А что? Неужели думаешь, что сможешь справиться?
- Смогу или нет, наше подразделение создано специально для таких ситуаций.
Уже договаривая фразу, Джеймс понял, что промахнулся. Совсем немного, но он спровоцировал того, кто стоял за спиной у Розы. О чем она (Джейн на это искренне надеялся) даже не догадывается.
Кроме Джейса больше никто так и не понял, что произошло. Пространство позади Розы заволокло абсолютной чернотой, и оттуда появился… Можно сказать, что Хьюго, если бы не лицо.
С лицом творилось что-то очень странное – оно постоянно менялось, и было то всем известным лицом Хьюго, то лицом кого-то другого, кого хотелось бы видеть меньше всего – страшным лицом Вольдеморта.
Лили закричала, а больше никто не успел ничего предпринять, как Джеймс вышел вперед. Он аврор класса А, и защищать всех – его работа.
Есть сила против Вольдеморта – пепельные шары, туманная магия высшего уровня. Можно убить противника, только и сам тоже за ним последуешь. Но других вариантов сейчас Джей не видел. Тем более Роза не точно не могла знать, что он изучил эту область.
Волшебная палочка тут не нужна, для туманной магии это лишь помеха. Джей кидал шары, один за другим, очень быстро. Главное – не дать врагу опомниться. Проблема в том, что ему самому становилось все хуже – он с каждым шаром отдавал частицу себя. Осталась лишь пара шаров, и им с Вольдемортом обоим конец. Но тут в дело включилась Роза.

Она считала себя самой умной, но понятия не имела, что Вольдеморт так легко ее проведет, что она не одна идет на встречу. Впору порадоваться, что ее не считают пешкой, вот только ничего хорошего в этом нет. Роза замешкалась от неожиданности, когда Вольдеморт в ее брате показал свое истинное лицо, и окончательно потеряла контроль над ситуацией.
Этот чертов аврор, Поттер забрасывал ее брата шарами туманной магии! Ну да, он уничтожал Вольдеморта, но ведь и ее брата тоже! Розу захлестнула волна ярости, она желала уничтожить аврора, здесь и сейчас. Не взирая на то, что это ее кузен.
Она выкрикнула заклинание, для начала «Остолбеней», от неожиданности, и еще потому, что был ослаблен, Джеймс отлетел к стене, Хьюго исчез, наверняка переместившись домой. Но Розе было мало. Она забыла, какие планы строила в отношении Джеймса, сейчас хотела только уничтожить его, направила палочку… И неизвестно, какое произнесла бы заклинание, если бы ее не разоружили одновременно Альбус и Скорпиус.
Роза отлетела к стене, но ей не подали руку, чтобы помочь подняться! Вместо этого они оба подошли к Джеймсу. Хотели помочь ему, но аврор уже справился и без них. Ровным голосом он подвел итог:
- Никому, кроме нас и авроров Финнигана и Нотт о случившемся знать не нужно. Я им сам расскажу. Мистер Поттер, поговорите, пожалуйста, с родителями и будущими родственниками. Скажите, что ничего страшного не произошло, расследование в процессе. Мистер Маллфой, если не затруднит, наложите на мисс Уизли заклятие Молчания. И Обливейт на свою невесту.
Подумать только! Он только что попросил одного соврать близким людям, а другого наложить на них заклятие! И оба кивнули, словно и нет иного пути. Проходя мимо них, Джеймс сказал: «Спасибо». Он даже не остался проверить, выполнены ли его указания. И именно поэтому они оба не могли его подвести.
Скорп наложил заклятие на Лили быстро и четко, прежде чем она успела возмутиться. И, прихватив ее с собой, сам пошел врать родителям и родственникам. А Альбус остался разобраться с Розой. В конце концов, оба друга давно понимали друг друга с полуслова. Да, Джеймс раздал указания. Но какая существенная разница, кто конкретно их выполнит?
Рука Ала не дрогнула, более того, он провел заклятие чуть мощнее, причинив больше боли, чем требовалось. Роза обиженно сказала:
- Ты это специально!
- Да. А ты специально пыталась причинить моему брату вред.
- Он чуть не убил Хъюго! А это мой брат, и я буду его защищать!
- А Джей мой брат, и я буду защищать его. Даже авроры А класса порой нуждаются в защите. Особенно они.
- И что будет дальше?
- Это решит Джеймс
- Тебе не кажется, что ты поздно решил заделаться заботливым братом?
- Лучше поздно, чем никогда.

Роза в ярости убежала, а Альбус решил ее не преследовать. Зачем? Если надо Джей ее всегда найдет, да и из-за Хьюго далеко она уйти не сможет. Не смотря ни на что, Ал понимал, как Розе тяжело, и сочувствовал ей. Но еще он понимал, к сожалению, что Вольдеморта надо остановить любой ценой. Хотя Ал и пошел спать, заснуть этой ночью ему так и не удалось.
Джей полночи рассказывал Луизе и Майку, что произошло. Майк был немного обижен, что Джей не позвал его на помощь. Но он объяснил, что это лишнее. Он и так бы справился. Жаль только, что момент упущен. Не удалось победить Вольдеморта. Но, может, удастся в следующий раз. Друзья, конечно, говорили, что ему не обязательно жертвовать своей жизнью. На это Джеймс ответил, что для того и существуют авроры А класса, и предложил Майку еще раз хорошенько подумать, действительно ли он хочет стать одним из них.
Джеймс не стал эту ночь проводить с Луизой. Это лишнее. Вдруг после еще одной ночи любви он не сможет легко и без колебаний пожертвовать собой? Но он понимал, что всю эту ночь Луиза, скорее всего, проплакала. Поэтому не спал сам, скверно себя чувствовал и вышел рано утром на кухню в паршивом настроении.
Которое только ухудшилось оттого, что там находились Альбус и Скорпиус. Как Джей и ожидал, поесть в тишине не удалось. Скорпиус сказал:
- Я знаю про туманную магию.
- Учитывая размер библиотеки вашего рода, даже не сомневаюсь.
- Это же чистой воды самоубийство! - воскликнул Альбус, - Ты не мог этого не понимать.
- Я это знал, - спокойно ответил Джеймс, - вы же наверняка слышали про авроров А класса? Самоубийство – наша профессия.
- И тебе не было страшно? Неужели жить совсем не хочется?
- Я сравнительно давно стал аврором А класса. И о чем тогда уж точно не задумывался, так это о долгой счастливой жизни. Теперь же все инстинкты въелись под кожу.
Это из-за него. Ал знал это точно, и он этого на душе было мерзко. Стоит только представить, что его брат хотел умереть. В авроры А класса только такие и попадают – те, у кого в жизни ничего больше не осталась, и кто воспринимает смерть иначе, чем все остальные, для кого это почти единственный в жизни выход. Но самоубийство – это низко и недостойно. А работа в аврорате практически героизм.
На почему так вышло, что Альбус после того, как брат сбежал из дома как от чумы, даже не попытался с ним связаться? Да, у них были сложные отношения, но они родные люди. И не поздно было все изменить, а что делать сейчас? Когда Джей рискует собой, не думая, на уровне инстинктов. Как не потерять брата?

Скорпиус думал о Розе. Ее можно переиграть, надо только понять, какую она ведет игру. Может, раньше он и принял бы ее сторону. Все же к Хьюго всегда относился куда лучше, чем к Джеймсу. Но только не теперь. Да и Ал ему не простит.
На кухню зашла Луиза, чтобы сообщить, что все уже в столовой и ждут их, чтобы начать завтрак. Глаза у нее были красные, Джеймс отвернулся.
Но не о любви надо думать. Надо понять, правильно ли он поступает, держа старшее поколение в неведении. С одной стороны, они, скорее всего, будут мешать. Но вдруг ведь помогут? Джей не успел додумать мысль до конца, как внезапно на кухне появился человек, которого они меньше всего ожидали увидеть.
Розе было страшно возвращаться домой. Она почему-то считала, что держит все под контролем, и только вчера со всей ясностью осознала, насколько ошиблась. Когда ярость на Джеймса прошла, она поняла, что он спас их всех. А Вольдеморт крайне опасен.
Поэтому Роза не пошла домой. Она остановилась в отеле в косом переулке, благо деньги имеются. И всю ночь провела без сна.
Роза поняла еще и то, что ради магического мира ее старший кузен пожертвует жизнью, не задумываясь. Нет, Роза и раньше все знала об аврорах класса А, но ведь знать и понимать – вещи совершенно разные.
Итак, Джеймс все сделает, чтобы спасти магический мир. А у нее нет иного пути – надо попытаться добиться его помощи, умолять его. Роза не была уверена, что Джеймс поможет, слишком много между ними негатива. Да она его вчера чуть ли не убить пыталась! Но ради брата обязательно надо попробовать.
Поэтому с утра Роза, бледная как полотно и с черными кругами под глазами, упала перед Джеймсом на колени.
Остальные все обалдели и замерли в нерешительности, но только не сам Джеймс. За время аврорской службы случалось всякое, поэтому он среагировал быстро, подняв Розу. Что бы она вчера не пыталась с ним сделать, она все же девушка, надо вести себя соответственно. Джеймс спросил:
- Роза, в чем дело?
- Джей, только ты сможешь помочь, я тебя умоляю, помоги Хьюго!
- Ты же понимаешь, что твой брат носитель сущности Вольдеморта. И вчера ты обманом пыталась заставить меня совершить обряд Миалнора. Верно?
- Да, а теперь умоляю сделать это по собственной воле.
Обряд Миалнора – древнее светлое заклинание. Джеймс пожертвует собой, чтобы и уничтожить Вольдеморта, и спасти Хьюго. Для этого нужно время, подготовка, определенные условия. Но Роза любит Хьюго всей душой. Так, как самого Джеймса никогда не любила его семья. Поэтому он сказал:
- Хорошо. Я попробую.


Глава 18


Глава 18: «Настоящее: выбор»

Соглашаясь на обряд, Джеймс прекрасно осознавал, чем это грозит лично ему. Он должен запереть черную суть Вольдеморта, в междумирье, пространстве, где не существует ничего – ни времени, ни пространства, ни прошлого, ни будущего, где не будет никого, кто ему дорог, и кому дорог он. Они даже не умрут – смерти там тоже нет. Только вечное «сейчас», и в этом «сейчас» они будут всегда вдвоем.
Интересно только, как Роза узнала об обряде. Даже Джеймс, прочитавший страсть как много всякой литературы, видел упоминание об обряде всего пару раз. И то только когда получил аврорский доступ.
А Роза все знала и решила использовать. Конечно, ей плевать на Джеймса. Она хочет, чтобы жил ее брат. Разве в этом можно обвинить?
Как бы то ни было, Джеймс решился. В конце концов, становясь аврором А класса, он знал, что, рано или поздно, закончит именно так, что долгая и счастливая жизнь ему не светит. И сейчас сумел себя убедить в том, что это единственно возможный конец, что у него не получилось бы жить с Луизой долго и счастливо, особенно если Вольдеморт вырвется на свободу, не такой он человек. Он должен сделать то, ради чего пришел в аврорат – остановить вселенское зло.
Решение принято - теперь главное, чтобы никто не помешал. Джеймс не знал, как отнесутся остальные к его решению, и потому решил не говорить об опасности обряда лично для него. Все, что им надо знать – что после его свершения с монстром будет покончено, а Хъюго будет жить.
Собственно, устроило Альбуса, Скорпиуса и Лили, которые присутствовали при разговоре с Розой и слышали об обряде, – никто из них и не спросил, в чем суть обряда, ухватились за мысль о том, что это будет конец борьбе. И Скорпиус с Лили смогут спокойно пожениться. Джеймс этого ожидал, но было немного обидно, что никто даже не поинтересовался, чем обряд грозит лично ему. Ясно же, что это очень сильная магия. А Альбус говорил, что хочет наладить отношения. Что ж, не судьба.
Повезло, что Майка и Луизы не было в момент появления Розы – им не надо ни о чем знать. Кто точно попытается остановить Джеймса – его друзья.
И, конечно, Джеймс был убежден, что мистер Финниган обязательно поинтересуется, как это он собрался уничтожить монстра. И, если только услышит про обряд, не позволит ему свершиться. И, возможно, против будет мистер Поттер, хоть в этом Джеймс сомневался.
В любом случае, надо, чтобы Альбус и Скорпиус всех отвлекли, дали ему возможность сделать, что должно.
И они согласились, без вопросов! Даже Лили помощь предложила. Ей поручили важную миссию – отвлекать истериками старшее поколение, включая мистера Финнигана. Он как раз с мистером Малфоем и мистером Поттером сегодня должен обсуждать обстановку. А она скажет, мол, приснился страшный сон, скорее всего, вещий. И постарается отвлечь старших, пока все не закончится. Пока Альбус будет отвлекать Майка и Луизу. Наверное, они потом не простят ни Альбуса, ни самого Джеймса. Он понимал, что причинит этим двум людям боль. Но не мог поступить иначе.

У Скорпиуса особенное задание – он пошел в Косой переулок, чтобы кое-что заказать для предстоящей свадьбы, некоторые мелочи. Поделился с зашедшими в гости Розой и Хъюго тем, что Лили очень переживает и буквально заставила его идти, ничего не поделаешь.
Идет один, без охраны, потому что для того, чтобы стать всесильным, Вольдеморту надо убить их вместе с Лили. А они не вместе.
На самом деле, это устаревшая версия. А правда в том, что огромное количество энергии выделяется из-за огромного горя, пережитого второй половинкой, когда она останется одна. Смерть Скорпиуса и слезы Лили – больше Вольдеморту ничего не надо. И потому Джеймс не без оснований полагал, что враг придет обязательно.
Он был готов – следовал за Скорпиусом под пологом невидимости, очень качественным – если Вольдеморт и раскусит, то далеко не сразу, и будет уже поздно. По крайней мере, Джеймс успеет сделать то, что должен.
Вот только при всем своем опыте, Джеймс не учел оной существенной детали.
Скорпиус сразу понял, что это за обряд, как только Роза назвала его вслух. В особняке Малфоев есть запретная секция, почти как в Хогвартсе. и, вопреки наказам отца, Скорпиус частенько наведывался туда. Там то, что осталось от Люциуса Малфоя – тайные манускрипты, с запрещенными заклятиями и заклинаниями… Или просто очень древними. Или ни разу не использовавшимися. Или могущими привести к совершенно не предсказуемым последствиям. Иными словами, все самое интересное.
Именно там Скорпиус и почерпнул сведения об обряде. И прекрасно представлял, о чем Роза просит Джея. И как только смеет? Да, Хьюго для нее дороже всего на свете. Но Джей ее кузен. И не должен умирать.
Прежде всего, потому, что брат Альбуса. Но даже если бы не был, Скорпиус очень уважал таких личностей, сильных, отважных, безрассудных… хотя и далеко не всегда понимал. И все равно не позволил бы Джеймсу умереть.
Ал хотел спросить про обряд, но Скорп едва заметно покачал головой – другу вполне хватило. Пусть пока и Роза, и Джеймс, думают, что все идет по плану. Лили же и в голову не пришло поинтересоваться, а на что же дал согласие ее родной брат? Впрочем, насчет невесты Скорп никогда не обманывался.
У них с Алом состоялся важный разговор позднее, под мощными заглушающими заклятиями. Скорп рассказал другу все, и они оба решили во что бы то ни стало помочь Джеймсу. Может, он и задумал совершить во имя мира изощренное самоубийство, но Ал только-только начал осознавать, что это такое – иметь брата, он не готов так просто расстаться с ним.
Есть еще один путь – тоже совсем не из приятных. Они же хотят убить Вольдеморта раз и навсегда? Конечно, да. Это слишком важная цель, и без жертв никак не обойдется.

Если не Джеймс, то Хьюго. Он на настоящий момент вместилище Вольдеморта, и во время обряда они оба станут очень уязвимы. Надо убить их и одновременно не дать Джеймсу попасть в междумирье, утянув за собой сущность Вольдеморта.
Осознать, что Хъюго должен умереть, Альбусу было очень непросто. Это же его кузен, и они с детства знакомы. Но он изначально, с рождения был таким. Как ни печально, обреченным. А вот Джею совсем не надо умирать.
Скорпиус смирился с тем, что смерть Хъюго неизбежна, проще, чем Альбус. Не то, чтобы он был таким плохим человеком, ему тоже было грустно, но он понимал – большие свершения требуют больших жертв.
При этом, в отличие от Ала, собой пожертвовать не стремился – его ждет впереди долгая и счастливая жизнь с Лили. Скорп совсем не ангел – ему начхать на большинство людей, кроме ближнего круга. Просто в последнее время как-то так получилось, что в этот круг вошел Джей Поттер. А вот Хъюго и Роза, наоборот, оказались за его границами. И действовать Скорп собрался соответствующе.
Он бы в любом случае ответил Алу, что он не сможет в обряде занять место брата, но на этот раз это правда. Ал не плохой волшебник, но у него не достаточно силы на такой обряд – надо хоть приблизительно быть ровней Вольдеморту. Вот Джеймс сможет – но они ему не позволят.
За несколько часов до того, как с ничего не подозревающим Джеймсом пошел в Косой переулок, Скорпиус вместе с Альбусом шел по родовому особняку в гостиную, где совещалось старшее поколение – мистер Финниган, мистер Поттер и, конечно, его родители. Ребята придумали план. Конечно, не совершенный. Но единственно возможный. Осталось только убедить в этом остальных.
В это время Джеймс занимался приготовлением к обряду, а Майк, хоть и это его совсем не радовало, охранял Лили. У будущей миссис Малфой совсем сдали нервы, и она требовала, чтобы рядом с ней постоянно находился кто-нибудь из авторов. Луизы нигде не было видно. Впрочем, если честно, это меньшая из проблем.
Итак, они все ближе подходили к гостиной. Главное, чтобы старшие не решили обойтись без них. Могут же… Вот только, Скорпиус в этом уверен, на этот раз именно они смогут сыграть в битве решающую роль. В конце концов, сэр Гарри Поттер, когда победил Вольдеморта, был куда как моложе, чем они.
Ребята почти дошли, как им навстречу вышла Роза. Вся белая от злости. Она же сама привела Хъюго-Вольдеморта и дала ему услышать, что Скорп собирается в Косой переулок. И сама все устроила, так, что он сейчас далеко отсюда и не может знать, что происходит тут. Она сама загнала в ловушку родного брата! А виноваты в этом мерзавцы, которые, притворяясь друзьями и прикрываясь благими намерениями, решили убить Хъюго. Но это им даром не пройдет!

Скорпиус и Альбус замерли. Они-то думали, что Розы нет в особняке. А она, вестимо, осталась и все слышала. И что теперь делать? Ребята прекрасно понимали, что все их аргументы для любящей сестры и гроша ломаного не стоят, но и силу применять не решались.
Тем временем Роза, выхватив волшебную палочку, выкрикнула:
- Мерзавцы, я не позволю вам навредить Хъюго!
- Но ты же спланировала смерть Джея, - завелся Ал.
- Да тебя еще месяц назад его судьба вообще не волновала! Что теперь изменилось?!
- Изменилось все, - ответил Скорпиус, - и мы не позволим Джеймсу умереть.
Они стояли друг напротив друга. Да, у Скорпа и Ала шансов больше. Их двое, Роза одна. Может, драться с девчонкой и не хорошо, но сейчас совсем не до щепетильности. К тому же Роза весьма достойный соперник, вся в маму. Скорпиус не знает, кто победил бы, если бы они вышли с ней один на один. Но, хоть преимущество сейчас на их стороне, они теряют время, и это плохо.
Роза готовилась яростно сражаться, и неизвестно, как все повернулось бы, если бы не еще одно действующее лицо – Луиза возникла из ниоткуда прямо перед Розой и сказала парням: «Идите, я ее задержу!».
Ала не прельщала идея бросить Луизу одну с Розой. Пусть он не близко с ней знаком. Да и так подставить девушку брата – далеко не лучший способ сблизиться с ним. Впрочем, главное, чтобы Джей был жив.
Скорпу тоже это не нравилось – Луиза, не смотря ни на что, ему не чужая. Но почему-то он убежден, что с ней все будет хорошо. Поэтому увлек друга к дверям гостиной. Закрыл дверь, оставив снаружи звуки сражения двух почти равных соперниц – его и Ала ждал очень серьезный разговор с теми, кто поможет окончательно расправиться с Вольдемортом. А через несколько часов Скорп изображал в Косом переулке приманку для темного мага.
Луизе и Майку об обряде рассказал Скорпиус. Ее, конечно, задело, что Джей не счел нужным даже попрощаться. Хотя в глубине души девушка его понимала - он считает, что будет лучше, если они расстанутся, пока не стало слишком поздно. Вот только поздно уже стало, и этого не изменить.
И Луиза готова на все, чтобы помочь всем, кто хочет помочь Джеймсу. И может в конце этого кошмара у них появится шанс.
Но это очень не скоро, а пока надо решительно действовать – Луиза единственная поняла, что Роза в замке. Она под пологом невидимости, накладывать который ее научил Джеймс, следила за Уизли. И поняла, что та хочет остановить Ала и Скорпа любой ценой. Но и Луиза тоже готова заплатить за жизнь Джеймса любую цену.
Ее оставили наедине с Розой, и правильно сделали – так было надо. Только время сейчас важно – им надо успеть и объяснить все остальным, и подготовиться к операции «спасение». А она пока займется Розой.

Две противницы были почти равны по силе, и не тратили время на слова. Невербальные заклинания мерцали по гостиной, девушки кружили в смертельном танце. Им обеим было за кого бороться, и они шли до конца.
Роза совершила всего одну ошибку, но Луизе этого вполне хватило – она выбила палочку из ее руки и надежно связала. Пришлось воспользоваться и кляпом – ругалась Роза ужасно. Луиза поместила ее в одну из гостевых комнат и надежно заперла – ее бой не закончен.
Джеймс пока что ничего об этом не знал. Как бы он ни был умен и проницателен, никогда бы не догадался, что столько людей готовы ради него на все. Он был уверен, что умрет сегодня, и действительно сожалеть об этом будут только три человека. И был готов к этому.
Как был готов к тому, что за углом мелькнула тень, и Скорпиусу на встречу вышел… Хьюго?
Пожалуй, нет. Этот человек… или не человек… Хъюго уже ничем не напоминал. Скорпиус, представляя, с чем столкнется, и прекрасно зная, что надо делать, все равно замешкался. В отличие от Джеймса.
Джей потому еще жив, несмотря на свою должность, что не мешкает и никогда не сомневается. Поэтому он уже говорил слова заклинания, когда Скорп только подавал условный сигнал.
Да, чуть не опоздали. Но все равно они, хвала Мерлину, успели. Вольдеморт замер, Джеймс читал заклинание. Темный маг пытался вырваться из капкана, прилагая усилия, которые не снились даже Дамблдору в его лучшие времена, и все равно был бессилен.
Джеймс вместе с врагом таял, уходя туда, где будут только вечные муки, и никогда ничего хорошего, оставляя близких ему людей. Он мог бы прервать обряд в любую секунду – это главное искушение. Но не стал, потому что пошел на это сознательно, потому что Вольдеморту нет места в мире. Он думал, спасения нет…
Они появились из ниоткуда, образовав круг девяти. Сильные маги, только они могли сделать из одного обряда другой. Убить Вольдеморта недостаточно, надо прервать обряд так, чтобы и к Темному не вернулись силы, и Джеймс остался жив, чтобы он не соскользнул в междумирье, чтобы остался с ними.
Скорпиус, его родители, мистер Поттер, мистер Финниган с сыном, Альбус, Луиза. В замысле Скорпиуса девятой должна была стать миссис Поттер или Лили. Но они отказались, к большому удивлению и разочарованию. Да, у них в семье очень трудные отношения. И все равно Скорп не думал, что они откажут в помощи сыну и брату.
С миссис Поттер Скорп не говорил, зато поговорил с Лили. Он знал, что они с Алом поссорились, что он сказал, что такая сестра – позор семьи. Когда зашел к Лили, она плакала. Скорпиусу было жаль невесту, но время сантиментов вышло. И потому он спросил в лоб:
- Лили, почему ты не хочешь спасти брата?
- И ты туда же! Совсем как Ал. Тоже меня упрекаешь…

Если бы времени было больше, Скорп попробовал бы по-другому, пустился в долгие уговоры. Но времени не было вообще, и он был зол, что Лили приходится уговаривать спасти брату жизнь. И потому бросил в лоб:
- Лили, я тебя вообще не понимаю. Твой брат в беде.
- А я не понимаю, почему тебя-то волнует Джеймс. Мне Хъюго гораздо дороже, я его дольше знаю. А Роза? Они никогда нас не простит.
- Да наплевать! Ты что, и правда, не понимаешь? Мы должны.
- Я ничего не должна. И ты тоже. Знаешь, что, Скорпиус, если ты хочешь, чтобы наша свадьба состоялась, тоже откажешься в этом участвовать!
Лили была убеждена, что Скорп выберет ее. А как иначе? Не Джеймса же…
Она не учла одного – за прошедшее время Скорп стал уважать Джеймса. А это очень ценно – в мире не так и много людей, которых наследник Малфоев, действительно, уважает. И он не собирается, хоть и косвенно, становиться причиной смерти одного из них. Поэтому он вышел из комнаты аккуратно закрыв за собой дверь и стараясь не обращать внимания на рыдания Лили.
Девятым стал друг мистера Поттера – Невилл Лонгботтом. И то, что должно было произойти, все же свершилось.
В Косом переулке, наконец, завершилась история, длившаяся так долго – Темнейший маг исчез, он больше никого не побеспокоит.
Конечно, не могло обойтись без трагедии – умер Хъюго. Осел на мостовую, под крики толпы – когда началось противостояние, все попрятались по углам, но, стоило наступить развязке – вылезли, кто откуда. Будут долго рассказывать историю журналистам – каждый на свой лад.
Всем, и Скорпу, было жаль Хъюго. Такой молодой… Но он с детства был обречен, иначе никак. Да и его существование, под вечным гнетом монстра, жизнью назвать никак нельзя.
Было еще кое-что - Джеймс перестал таять, но и не очнулся – он тоже упал бы на мостовую, если бы Скорп, стоящий ближе всех, не подхватил. Осторожно опустил героя на скинутый Алом плащ. И все столпились вокруг него.
Пульс был, уже хорошо. Но Джей не приходил в себя.
Потому что сознание его было очень далеко от Косого переулка. Но и не там, куда считал он себя обязанным отправиться вместе с сутью Вольдеморта. Он был в совершенно белой комнате, без окон и дверей, без размеров и расстояний. И он все помнил – всю свою жизнь состоящую из двух половин - и ту, в которой Гарри был его сыном… и в которой являлся отцом. Неужели…
- Нет, ты не умер, мой мальчик, - ну конечно, Дамблдор. Стоит и смотрит на него так, словно ему жаль. Джей молчал, но, словно в подтверждении его мыслей, директор сказал:
- Мне очень жаль, что так вышло, Джеймс.
- Нет, вам не жаль, - Джеймс говорил тихо, кричать хотелось, но в этом уже не было никакого смысла, - это же все ваш план, от начала и до конца
Дамблдор не подтвердил этого, но и не опровергнул. Они молчали. А потом директор сказал:
- Попытайся меня понять, Джеймс, простить все равно не сможешь. И постарайся жить, использовать свой второй шанс.
- О чем вы говорите? Моя жизнь кончилась.
- Нет, мальчик мой. Она еще только начинается.
Резкая боль… И Джей очнулся в Косом переулке. И увидел, сколько народу столпилось вокру,г и как обрадовались, когда он очнулся. Первой мыслью Джеймса было, что его обманули, поступили по-своему. А второй – они это сделали, чтобы его спасти. И они все здесь ради него. Возможно, Дамблдор и прав – все только начинается.


Глава 19


Глава 19: «Прошлое: начало пути»

После ЖАБА ему были открыты все дороги, и все дороги вели прочь от семьи. Джей с самого начала знал – как только представится возможность уйти, он ни секунды больше не задержится в этом доме. Ему больше не нужны объяснения, он больше не хочет знать, почему семье на него плевать. Он хочет только одного – никогда их не видеть.
Решил, что остаться без семьи лучше, чем знать, что в семье его презирают. В Хогвартсе учились разные дети, в том числе из детских домов. Джеймс, хоть ни с кем близко не дружил, иногда с ними общался. Да, им не сладко приходилось, но не хуже, чем ему.
Хотя Джей никому не рассказывал, как с ним в семье обращаются – это был бы такой скандал в благородном семействе победителя Вольдеморта! Не смотря ни на что, Джей не хотел для своих таких неприятностей.
Впрочем, уже все равно. Он решил, и больше ничто не важно. Когда ехал из школы домой, был твердо уверен – это место больше не будет ему домом. Собственно, и не было никогда – но именно сейчас он имеет право, наконец, уйти.
Ничего не сказал родителям, забравшим его, Ала и Лили. Сначала, правда, Джеймс хотел уйти сразу по приезде на платформу. А что? Почти все вещи с собой, что его держит?
Но это будет скандал, тот самый, какого он все же не хотел для своей семьи. Ведь даже среди родителей, пришедших встречать своих чад, конечно, имеются и журналисты, взять хотя бы Риту Скитер. Так что Джеймс, как и положено, приехал домой.
На ночь глядя тоже уходить не стал. Смысл? Собственно, на него и внимания не обращали. Но он устал с дороги и никуда не торопился – его игнорируют, и даже Альбус больше шуточками не донимает.
Наверное, надо было обдумать свое будущее, оно представлялось весьма туманным. Хоть и с блестящими задатками по части магии и обширными теоретическими знаниями, Джей был без кната в кармане. Помощи у отца просить не приходится. Так что же делать? Но Джей заснул почти мгновенно, так и не успев озаботиться этим вопросом.
Утром он понял, что ждать больше нельзя. Конечно, все нормальные люди сбегают ночью, но, раз семье нет никакого дела до него, то какая, собственно, разница?
Он ушел еще до завтрака, даже есть с ними был не намерен, перекусит позже, в Косом переулке. И заодно подумает, как жить дальше.
Вышел с сумкой, и никто не заметил – Лили и Альбус о чем-то болтали и смеялись, отец читал в кабинете, мама готовила завтрак… Просто семейная идиллия. Только он лишний, и намерен сегодня же это исправить.
Записку Джеймс все же оставил, очень короткую, там только сообщалось, что он уходит, потому что ему все это очень надоело. Что надоело, не сообщил. Сами поймут. А не поймут, и ладно. Он вышел на улицу, не зная, как дальше сложится жизнь. Было немного страшно, и все равно в тот момент Джеймс верил, что все к лучшему.

Джеймс искренне считал, что его уход всех оставил равнодушными, но это была не правда – все испытали разные чувства, но все равно, пожалуй, было только одной Лили.
Эта избалованная девочка привыкла считать брата пустым местом, так что в том, что он ушел, не усматривала никакой трагедии. Ну не будет Джеймса в их доме, и что? Она, если уж сказать честно, всегда полагала, что он уйдет, как только сможет это сделать. И всегда считала это правильным. В этой семье он чужой, и давно сам знает об этом. И логический вывод напрашивается сам собой. Лили Джеймса никогда братом не считала, и скучать по нему не собиралась.
Миссис Поттер испытала весьма противоречивые чувства – облегчение и чуть ли не бешенство оттого, что этот неблагодарный мальчишка сбежал, даже не сказав ей теплых слов, не поблагодарив за кров и еду. К тому же, хоть он сам об этом не догадывался, уж Джинни знала, что именно ей он по гроб жизни обязан. И была оскорблена. Мальчишка ушел, оставив только сухую записку. Достало его все, видите ли… Вот наглец!
Пока мама причитала, Ал все перечитывал записку, много-много раз. Он испытал стыд, полностью приняв на свой счет слова брата о том, что его все достало. Что могло достать сильнее, чем его и Скорпа дурацкие шуточки. Уж не говоря о том, к каким последствиям они могли привести. Обидно то, что он не успел с Джеймсом поговорить. Ал не знал, извиниться он хочет, или подраться, или просто о жизни побеседовать… Он знал только, что надо как-то завершить то, что между ними происходило. И что Джеймс только что, пожалуй, лишил его этого шанса.
Вот Гарри Поттер был настроен весьма решительно. Он хотел найти сына, и точка. Не важно, кем ему на самом деле является Джеймс. Он жил в этом доме семнадцать лет, он считал себя его сыном. И он сам должен был добросовестно исполнять обязанности отца. Разве не в этом заключалась его миссия?
И теперь, как всякий нормальный отец, он, прежде всего, должен вернуть сына в лоно семьи и спокойно обсудить с ним возникшие проблемы.
Правда, когда Джинни узнала о намерениях мужа, просто закатила истерику. Мол, этот наглец неблагодарный может ночевать на улице, если ему так нравится. Мол, сам приползет. Денег-то у него надолго не хватит.
Лили заняла сторону матери, что не удивительно. А вот Ал удивил отца, сошедшись с ним во мнениях в этом вопросе. Гарри считал, его младший сын не хочет знать старшего. Но, очевидно, ошибся. Ал сам вызвался помогать в поисках.
Гарри связался с авроратом, и ему, конечно же пошли на встречу. Джеймса искали, и он был уверен, что найдут. Да вся семья была в этом уверена – подросток один в огромном Лондоне, да. Но ведь у автората длинные руки, и не таких находили…
Вот только никому из семьи не был известен большой секрет Джеймса – он вовсе не так беззащитен, как может показаться. И, вопреки ожиданиям, его не нашли.

Деньги кончились достаточно быстро. Все же Джей не привык полагаться на себя в вопросах пропитания и поиска крова над головой, а оказалось, цены на это зашкаливают.
Вскоре он, потратив последние деньги на пирожок с картошкой, всерьез задумался, как же жить дальше. Можно, конечно, попробовать заработать воровством. Но Джеймс не считал это для себя возможным. И дело даже не в происхождении, а в принципах.
Конечно, можно еще пойти работать. Только куда его возьмут? Да и он учиться хотел, чтобы добиться в жизни чего-то, действительно, стоящего.
Но тут у Джеймса появились проблемы, куда более серьезные. Он сначала даже не поверил, подслушав, что его ищут. Ну кому он нужен? Семье? А зачем? Он же совершеннолетний, и теперь отвечает только сам за себя. Никто не упрекнет их в его уходе.
Тем не менее, Джею удалось узнать, что ищут его по просьбе аж самого мистера Поттера. Но он не хотел возвращаться домой, ни за что на свете. К тому же не думал, что его ищут, чтобы медаль вручить. Наказать хотят. А вот за что и как, выяснять совсем не хотелось.
Сбежать удалось, как и некоторое время успешно скрываться. Но Джей быстро понял, что все совсем не так просто, как казалось сначала. Похоже. Его ищет чуть ли не весь лондонский аврорат. Дел что ли других нет?
Наверное, и правда, нет – прошло несколько дней, а ускользать становилось все сложнее и сложнее. И это не смотря на то, что Джей на полную использовал все свои возможности. Он надеялся на то, что авроры поищут-поищут, да перестанут. Ну или что решать, что он уехал из города, и, опять же, прекратят поиски.
Но, похоже, этого не произойдет. Будут искать, пока не поймают. А в том, что поймают, к сожалению, сомневаться не приходилось – каким бы Джей ни был ловким, рано или поздно он проколется, он это осознавал. Да и добывать пропитание за счет воровства он по-прежнему считал занятием не достойным. Ему это совсем не нравилось, а приходилось. Надо было что-то решать.
И что же сделать? Прийти домой с повинной? Не то, чтобы Джей боялся родительского гнева, хоть не сомневался, что гнев будет, да еще какой… Просто он себе самому дало слово, что ни за что на свете не вернется в эту семью. А если не держать слово перед собой, то перед кем тогда?
И тут возник план, достаточно рискованный и дерзкий – его ищут всем авроратом? Что ж, надо найтись самому. Вот только Джея не интересовали простые исполнители. Он вознамерился говорить с самим мистером Финниганом – главой.
Да, можно бы сказать, что он обнаглел – может, еще к министру сходить? Вот только Джей помнил те времена, когда всего боялся. Не МакГонагалл ли упрекала его чуть ли не в трусости и говорила, что надо быть смелее?

Вот Джей и послушался совета – куда уж смелее-то? А на самом деле, он просто не сомневался, что помочь сможет только мистер Финниган, и никто другой. Остальные просто передадут его с рук на руки отцу.
Джей понимал, кем его считает глава аврората – избалованным мальчишкой, сыном героя, из-за которого несколько дней стоит аврорская работа. Если не подойти к делу с умом, он сам же первый его и сдаст. Нет, надо непременно добиться разговора и убедить Финнигана, что все не то, чем кажется.
План был составлен – проникнуть в святая святых – кабинет Финнигана. И по прошествии многих лет, Джей только удивлялся, как ему удалось. Да, он парень с незаурядными способностями, но не настолько же…
Нет, в то время все казалось логичным и правильным. Только прочно обосновавшись в аврорате, перестав быть аврором С класса, Джей осознал, насколько сложные защиты на этом уровне. И, сражаясь с мировым злом чаще всех остальных, он все равно не знает, сможет ли обмануть защиту.
А тут полуголодный, испуганный подросток, со знаниями и силой, но практически без практики, вот так попал на встречу к Финнигану. Позже, когда глава аврората стал для Джея наставником, другом и почти отцом, он все допытывался – не специально ли его туда пропустили? Финниган не признался, хоте сомнения у Джея остались.
Хотя, увидев его в своем кабинете, мистер Финниган выглядел удивленным. Настолько, что это чувство пересилило возмущение. Не позвал авроров, что уже хорошо. Мистер Финниган не зря глава аврората – с удивлением справился быстро. Зайдя в кабинет и увидев сидящего на стуле для посетителей старшего сына Поттеров, сел на свое место, словно так и надо. Словно сам ему назначил это встречу. Спокойно сказал:
- А мы вас ищем по всему городу, молодой человек.
- Простите, - и было ясно, что Джеймс извиняется искренне, - Я понимаю, что у вас есть дела куда как важнее, но я домой не вернусь.
- Что так?
Джеймс рассказал все, без утайки. В искренности и был его единственный шанс. Он здорово рисковал, и совсем не был уверен, что все получился. В конце концов, он понятия не имел, что Финниган за человек. В вдруг он первый его и сдаст? В это верилось слабо, но все ведь может случиться?
Пауза затянулась, Джеймс нервничал. Наконец, мистер Финниган спросил:
- А с какой целью сюда пришел?
- Я хочу стать аврором.
- И правда, хочешь, или действуешь по принципу «своих не сдадут».
Очень сложный вопрос, но и на него Джей ответил честно:
- Эта мысль пришла мне в голову. Но я, действительно, хочу стать аврором. Я это решил еще до того, как на меня объявили эту охоту. Я чувствую в себе силы и желание доказать, что чего-то стою.

Мистеру Финнигану, вообще-то, больше нравилось, когда к нему приходили исключительно бескорыстно защищать справедливость. Но, вообще-то, таких крайне мало. А большинство тех, кто так говорит, врут. А молодой человек с ним честен, и это подкупало.
К тому же у мистера Финнигана чутье на таланты. И он уже тогда предполагал, что перед ним сидит в будущем один из лучших его людей. Поэтому он улыбнулся и спросил:
- Не желаешь чего-нибудь попить? Может, чай или сок?
- Кофе, пожалуйста. Черный.
Для подростка весьма странные вкусы, но мистер Финниган велен подать. А еще пирожки с мясом и с грибами и на десерт плитку шоколада. Уминал все это Джеймс за обе щеки, видно, что голодный. А глава аврората думал.
Если он будет укрывать сына Поттера, это грозит серьезными неприятностями. Но, так или иначе, лично он пришел в аврорат, чтобы помогать тем, кому нужна помощь. Пусть на сидящего напротив подростка никто не нападает, помощь ему все равно нужна, очень, это сразу видно. Он пытался сбежать от прошлого, а где это сделать легче, чем в аврорате?
К тому же, нет ничего невозможного. Конечно, мистер Поттер будет в бешенстве, но что поделаешь? И был составлен отчет о том, что, вопреки защитной системе, Джеймсу Поттеру удалось уехать из Лондона. Поттер жаловался лично министру, но, не смотря на то, что является героем, на данный момент для магической Британии Финниган более ценен. Потому что приносит пользу прямо сейчас, а не один раз, и то очень давно.
Дело как-то замяли, Поттеров успокоили. По правде говоря, семья Джеймса все надеялась, что он сам объявится. Когда поймет, что жить дома лучше, чем где-то скитаться. Только мистер Финниган отлично понимал – Джеймс задержится в его организации очень надолго, если не навсегда.
Зачислил его в аврорскую школу, на особый курс. Если в обычной высшей школе аврората учатся пять лет, здесь всего год, зато усиленно и с мощной практикой. Так, что ничем не уступают тем, кто прошел полный курс. Учеников мало, и каждому уделяется пристальное внимание. Берут туда не обычных ребят, и они в основном в классе С задерживаются не больше, чем на полгода – максимум год, и то только чтобы от усиленной учебы отдохнуть.
В качестве экзамена мистер Финниган зачел новому курсанту то, что его столько времени не могли поймать, плюс проникновение в кабинет. И был уверен, что не прогадал.
Так и вышло – Джей стал одним из лучших учеников. К тому же его так тяготили призраки прошлого, что учебе он отдавался всецело, не помышляя ни о чем другом, как, позднее, работе.

Учиться Джею нравилось, а вот на нудной работе в С классе он заскучал почти что сразу, не желал от чего бы то ни было отдыхать. Еле продержался самый минимум – пять месяцев – и с первого раза сдал экзамен на В класс.
Если можно было бы, сразу бы в А пошел, только кандидаты должны перед этим в классе В поработать никак не меньше года.
Джеймс прекрасно знал, что такое А класс и понимал, что вероятность прожить долгую жизнь сокращается почти до нуля. Тем не менее, не видел для себя иного пути. Нет, тут дело не в склонности к самоубийству. Он просто кожей ощущал – это его призвание.
Многие шли в А исключительно от отчаяния. У кого-то была несчастная любовь, кто-то потерял близких. Обычно такие погибали на первом же задании, иногда на втором. Те, кто испытывал кураж и жажду адреналина, держались дольше. Но только один, для кого это стало призванием, стал легендой аврората.
Сначала, как у всех, было собеседование с мистером Финниганом. Так повелось – глава аврората всеми силами пытается отговорить кандидатов в класс А от этого шага. И разубеждает больше половины. Не то, чтобы стране не были нужны такие авроры, просто мистер Финниган уверен, что, если аврора можно разубедить, в классе А ему делать нечего.
С Джеймсом он особенно старался, хоть было сложнее всего. Финниган кожей ощущал, что именно этот парень может стать лучшим и принести магической Британии огромную пользу. Только вот за время, когда он работал в классе В, они сблизились достаточно, чтобы он был категорически против.
У мистера Финнигана есть сын, Майк, который тоже дорогой своей жизни избрал именно аврорат. И главный аврор отговаривал Джеймса так, как отговаривал бы Майка… Потому что этот парень, и правда, стал ему дорог, как сын.
Джеймс, когда не был на заданиях, находил отраду только в общении с мистером Финниганом – с соучениками, а позднее, коллегами, отношения у него совсем не заладились. Джеймс в школе был, прямо скажем, совсем не душой компании. И потому он не умел вливаться в коллектив. Ну и коллектив не желал принимать его. Все достаточно банально – завидовали.
У Джеймса все получалось легко, он обладал и знаниями, и большой силой. В то время, как у остальных было только либо одно, либо другое. Не смотря на то, что они, конечно, лучшие, раз уж попали в этот экстернат.
А вот мистер Финниган предложил Джею заходить к нему в кабинет еще в самом начале, и этим предложением юный аврор частенько пользовался. Ему нравились эти посиделки – совсем не то, что в Хогвартсе, с МакГонагалл. Ему не говорили, что он должен, а интересовались его делам, пытались помочь. Это то, чего он, было время, ждал от родного отца.
И сейчас Джеймс чувствовал, что мистер Финниган искренен в своем желании его отговорить, что хочет ему добра. Но Джеймс уже выбрал свой путь и не отступил.


Глава 20


Глава 20: «Настоящее: все только начинается»

Джеймс пришел в себя в выделенной ему комнате особняка Малфоев. Нельзя сказать, что он чувствовал себя хорошо, но, определенно, бывало и хуже. Потому сделал над собой усилие и встал с кровати. И даже, как только комната перестала кружиться, решился дойти до гостиной. Он предполагал, что все собрались именно там.
Так и есть – собрались все, обсуждают произошедшее. Джей даже не знал, с чего начать – с благодарности, или с упреков?
Только его избавили от этой дилеммы – опередив всех, навстречу выбежала Луиза. Она целовала его так, словно долго бродила по пустыне, а тут, наконец, вышла к благословенному оазису, и теперь может вдоволь напиться. Джеймса никогда так не любили, это подарок судьбы. И он понял – определенно, надо поблагодарить людей, позволивших ему пережить эти прекрасные мгновения.
Джеймс все же плохо себя чувствовал – прервав поцелуй, почувствовал, что голова кружится, и пол ходит ходуном, стены раскачиваются, и все видится каким-то нереальным. Он покачнулся и упал бы, но его поддержала Луиза и подбежавшие Майк и Ал.
На самом деле, за Джеймса переживали почти все – он был без сознания целых десять дней. Мистер Поттер сам обратился к лучшим колдомедикам, все только руками разводили. Предлагали забрать парня в Мунго, хотя сами же честно признавались, что ничего особенного там сделать не смогут. Мистер Поттер хотел забрать сына домой, вдребезги поругался с женой, которая убеждала, что лучше Джеймс будет лежать в больнице. Мол, ему без разницы, а им меньше неудобств. Но мистер и миссис Малфой настояли на том, чтобы Джей остался у них. Вдруг, его перемещать нельзя. И Скорп с ними согласился.
Джеймс остался в особняке Малфоев. Там же безвылазно пребывали мистер Поттер и Альбус. Майк и мистер Финниган заходили так часто, как могли. На вопрос Гарри Поттера, обо всех ли своих подопечных он так заботится, главный аврор заявил, что Джеймс ему как сын. Это сильно задело мистера Поттера, хоть он и понимал, что сам виноват в том, что Джеймсу понадобилась для него замена.
На Альбуса было просто страшно смотреть – он хоть что-то ел в эти дни исключительно по настоянию Скорпа. Впрочем, и друг его волновался не меньше. Скорпиус никогда не был склонен к сантиментам. Но, пожалуй, помогая Джею сейчас, испытал то же чувство, что и давным-давно в лагере, когда спас Ала. И еще ему очень хотелось исправить ошибку и все же подружиться с Джеймсом. Что уж никак не будет возможно, если тот не выкарабкается.
Лили не знала, как ей быть, и поговорить было не с кем – Ал, Скорп, папа – все неотлучно находились у кровати Джеймса, словно могли хоть чем-то помочь. А вот ей помощь нужна, и еще как! Лили не могла понять, как теперь поступать. По сути, она сама расторгла помолвку. Значит, находиться в особняке Малфоеф ей, вроде как, уже и ни к чему. Но ведь они со Скорпом друг друга любят, это ясно. Так уйти или остаться?

Лили нашла выход – связалась с мамой через камин и у нее спросила совета. Мама не стала осуждать или поучать – она сказала, что Лили стоит остаться. В конце концов, у них же со Скорпом большое и светлое чувство, и свадьба непременно состоится. Мама была так в этом уверена, что и Лили перестала дергаться. Она осталась. Но пока на нее никто не обращал внимания – все оно было приковало к Джеймсу… и случилось еще одно событие.
Даже странно – после произошедшего с Хъюго никто не подумал закрыть дом для Уизли. Наверное, это все суматоха последних дней. Розу отправили в аврорат, где она провела несколько дней, без протокола. Мистер Финниган сам вернул ее родителям с объяснениями. Конечно, Рон Уизли начал орать, сыпать оскорблениями и упреками. В конце концов, супруга чуть ли не силой выдворила его из гостиной.
Сама она сохраняла ледяное спокойствие, Роза спала в комнате, под воздействием успокаивающих зелий. Мистеру Финнигану казалось, что Гермиона все верно поняла. В конце концов, как ни ужасно звучит, она отчасти виновата в этом кошмаре – одна из лучших волшебников магической Британии, а не распознала в сыне сущность Вольдеморта… Гермиона пообещала, что все объяснит мужу и дочери, и они уедут из страны. И это успокоило Финнигана.
Никто не был готов к нападению, тем более, так четко спланированному. Гермиона, Рон и Роза действовали, как единое целое. Они словно с ума сошли – хотели поубивать всех, кто, как они считали, виновен в смерти Хъюго. Не хотели слушать никаких разумных слов. И был только один вариант – драться с ними на равных, раз уж не хочется умирать.
Самым главным было – не дать им попасть в комнату Джеймса. Он без сознания, а его-то они больше всех винят в случившемся. Пытались попасть к нему, чтобы убить. Да, они хотели убить. В то время как их пытались только оглушить. И это Скорпиус «случайно» применил оглушающее заклинание исключительной мощности. Прием довольно банален – зачем швырять аваду, рискуя провести остаток дней в Азкабане, если можно в состоянии аффекта усилить одним заклинанием другое. Итог один, но тут только предупреждение.
Так и вышло – но Скорпу не просто далось такое решение, и, пусть остальные в это верят слабо, смерть Рона Уизли тяжким грузом легла на его совесть. Гермиону и Розу скрутили. К ним, в виде исключения, применили необычный вид наказания – стерли память. А потом поместили в разные семьи, в глубинку, чтобы ничего о прошлой жизни не напоминало. И подальше друг от друга, чтобы не встретились.
Гермиона стала Кларой Купер, домохозяйкой, женой фермера и матерью шестерых детей. Настоящая Клара умерла родами пару дней назад. Пусть это кощунство, но подстраивать под уже имеющийся образ куда проще, чем создавать новый. К тому же, все и так помнят человека – надо только поменять внедряемому внешность и создать ему одному ложные воспоминания, что куда как проще, чем остальным. И заблокировать магию, конечно же. Роза стала Ниной Новак, единственной дочерью пожилой пары, хозяев гостиницы. Настоящая Нина свернула себе шею, неудачно упав с лошади.

Конечно, проще было запереть обеих в Азкабане. Но они виноваты только в том, что всеми силами сражались за свою семью. А Гермиона вообще героиня войны.
И в гостиной, когда туда спустился Джеймс, все как раз обсуждали, стоит ли ему знать о произошедшем. Этот спор разрешило то обстоятельство, что Джей пока слишком слаб.
Узнал обо всем он через неделю, когда уже чувствовал себя почти хорошо. Почти все свободное время проводил с Луизой и чувствовал себя счастливым человеком.
Он понимал, что когда-нибудь придется объясниться с остальными. Да и вообще решить, как жить дальше. Теперь будущее представлялось более чем туманным.
Раньше все было совершенно ясно – он аврор А класса, и точка. Джеймс тогда не хотел для себя иной судьбы. А теперь есть Луиза, и он хочет провести с ней вместе много-много лет. Хочет жениться, хочет детей… Хочет семью и жизнь, о какой уже и не мечтал. Тем более, Луиза недавно сказала, что ждет ребенка. И Джей, конечно же, сразу сделал ей предложение. Осталось не ясно, что делать. Уйти из автрората? И чем заниматься? Или просто перейти в В класс? Но, не смотря на все уверения мистера Финнгигана, для Джеймса очевидно, что это понижение.
Пока что Джеймс и Луиза живут у Малфоев в особняке. Там же постоянно находятся Альбус и мистер Поттер. Пару раз пытались поговорить с Джеймсом, но он пока не готов. Понятия не имеет, что им сказать.
А вот про помолвку с Луизой, конечно, объявили. В конце концов, Джей пользуется гостеприимством четы Малфоей, а Луиза их воспитанница – приличия требуют.
Лили восприняла новость крайне неадекватно – наговорила гадостей, беспочвенных и ничем не оправданных, и убежала в комнату.
А часом позже, когда Джей на кухне в одиночестве пил кофе (да, есть у него привычка пить на ночь свой любимый черный кофе, и при этом прекрасно засыпает), к нему зашел младший Малфой. Сказал:
- Джеймс, я хотел бы извиниться за Лили.
- С какой стати? – искренне удивился Джей.
- И правда, она даже теперь не моя невеста. Это привычка, наверное.
В голосе Малфоя звучала тоска, и Джеймсу стало неуютно. В конце концов, он уже очень давно не относит Скорпиуса к своим врагам, их и без того довольно. И они с Лили такая красивая пара… Несправедливо, что теперь расстаются. Джеймс сказал:
- Скорпиус, на твоем месте я бы помирился с невестой.
- Странно, что ты так считаешь. Она отказалась тебя спасать!
- И ты поэтому поссорился с ней?

Только спросив, Джей понял, как глупо звучит. С чего бы Малфою ссориться с невестой из-за этого? Наверное, просто не сошлись во взгляде насчет свадебного торта или количества гостей. Но Скорпиус кивнул, чем не мало изумил его. возможно, в его попытках помириться что-то и было… И тем более надо сказать:
- Скорпиус, мою сестру не переделаешь. Ты ведь об этом знал, когда звал ее замуж. Так и теперь не иди на попятную.
- Теперь, наверное, она сама не захочет.
- Захочет. Это точно. Уж в людях я разбираюсь.
Некоторое время молчали. Джеймс уже допил свой кофе и собрался уходить, когда его остановил тихий голос Малфоя:
- Ты прав. Я послушаю и помирюсь с Лили. Только и тебе давно пора помириться кое с кем.
- Если ты об Альбусе, мы не ссорились.
- В общепринятом понимании этого слова, наверное, нет. И, тем не менее, между вами все должно быть иначе.
- О друге заботишься?
- О друзьях.
Скорпиус вышей, а Джей задержался. О друзьях? Что бы это значило? Неужели Скорпиус причисляет его к их числу. Бред какой… Или не бред…
На следующий день Скорпиус и Лили вышли к завтраку очень поздно. И предложили сыграть двойную свадьбу – так удобнее и легче, да и Джеймс и Луиза тут, мол, не чужие. При этом Лили улыбалась как-то вымученно. Но ни слова не возразила, а остальные были вообще в полном восторге. Джеймс твердо решил, что откажется, открыл рот… И неожиданно согласился. Что ж, так тому и быть.
А вечером, как и предлагал Скорпиус, Джей поговорил по душам с отцом и братом. Не то, чтобы он внезапно решился все забыть и простить, совсем нет. Просто понял, что надо начинать жизнь с чистого листа.
И еще, ради собственного душевного спокойствия, он решил начать совсем с начала – постараться не вспоминать ни о том, кем он был давным-давно, ни о том, кем был совсем недавно. Он просто будет жить. И постарается наладить контакт с мистером Поттером, который внезапно захотел быть ему отцом, и с братом.
Новая жизнь предполагает и выбор новой сферы деятельности, но об этом Джей решил подумать после - сначала свадьба.
Подготовка шла полным ходом. Лили была обижена, что теперь не она одна красавица-невеста, даже попыталась Луизу уколоть, что та выходит лишь по залету, но была немедленно поставлена на место. В конце концов решила – ведь свадьба все равно состоится – никакой трагедии. Так что Лили снова стала милой девушкой и радостной невестой. Утешая себя и тем, что это она будет леди Малфой, а Луиза выходит за человека без определенных видов на будущее. Братом Джеймса считать все же не получалось.
Подготовка к свадьбе завершилась успешно, и мистер Малфой даже согласился вести Луизу к алтарю, а миссис Малфой одобрила выбор платья и сказала, что Луиза будет очень красивой невестой. Жизнь налаживалась все стремительнее и стремительнее.

За пару дней до свадьбы Скорпиус сделал Джеймсу предложение, от которого невозможно, да и не нужно, отказываться. Он, посоветовавшись с отцом, предложил Джею стать главой службы безопасности Малфоей. А что? мистеру Рикферру давно пора на пенсию, а такого профессионала, как Джей еще поискать.
Так Скорп объяснил свое решение Джеймсу. На самом деле, это тот не такой уж и частый случай, когда им двигало исключительно желание помочь – ведь он прекрасно понимал, что Джеймс не может без работы, а аврорат теперь не подходит для него.
Джеймс согласился – почему бы и нет. Малфои теперь для него совсем не чужие, их безопасность его беспокоит. Зарплату ему предложили, пусть не такую, как у авроров А класса, но весьма приличную. А риска гораздо меньше, что повышает шансы на счастливое будущее с Луизой. Осталось сказать мистеру Финнигану.
Разговор прошел хорошо. Правда, мистер Финниган немного расстроился, что Джей не останется в системе – хороших авроров днем с огнем не сыщешь, и он надеялся, что Джей перейдет в В класс. Но этот парень стал ему как сын, и аврор только обрадовался, что теперь-то у него, похоже, все будет хорошо.
Свадьба была сказочно красива, обе пары выглядели замечательно. Все были счастливы, Лили даже вполне любезно общалась и с Джеймсом, и с Луизой. Миссис Поттер раньше грозилась, что, если эти две свадьбы все же состоятся в один день, она на праздник не идет. Но чего только не сделаешь ради любимой дочери. Лили она, конечно же, не смогла огорчить. И потому присутствовала на празднике, была со всеми вежлива и мила.
Потом обе пары улетели в свадебное путешествие. В разные места. Хотя Скорпиус предлагал Джеймсу и Лили полететь вместе, но Джей решил, что это уже перебор.
По приезде сразу вышел на работу. Не смотря на то, что отдыхать вместе с любимой оказалось чудесно, не терпелось чем-то заняться. Тем более, работа оказалась интересной и важной. Джеймс опасался, что и со стороны, и в его собственных глазах это будет выглядеть как подачка Малфоев. Но оказалось, что он, и правда, им нужен.
Счастливую жизнь омрачало только то, что он не сумел отговорить своего друга Майка идти в А класс. Хотя Джей старался. Он говорил, что это смертельно опасно, что ему не стоит этого делать. Друг оказался непреклонен, и Джей сознавал, что отчасти в этом есть его вина – Майк хочет его заменить, раз уж он отошел от дел. Даже пытался извиниться перед мистером Финниганом, но тот убежден, что Джей не при чем.
Хотя на главу аврората страшно было смотреть. Еще бы – единственный сын. И, хотя принято думать, что он считает своими детьми всех аврооров, Джей знал, что Майк ему дороже всех. И только надеялся, что у Майка все будет не хуже, чем у него.

Отношения с отцом и братом со временем у Джеймса все больше налаживались. Он даже совершенно для себя незаметно подружился со Скорпиусом Малфоем, вот уж странность! Жили с Луизой в особняке Малфоев. Джеймс мог бы позволить собственный дом, но Малфои настаивали. Мол, раз он глава их службы безопасности пусть будет под рукой. Бред, конечно. Но Джею понравилось быть частью семьи, которой на него не плевать, и он не смог отказаться.
Правда, и отец настаивал на том, чтобы Джей к нему переехал. Но, однажды сбежав оттуда, Джей поклялся, что больше не вернется. Да и не хотелось каждый раз сталкиваться с неприязнью миссис Поттер.
Вот Лили вела себя умнее – она поняла, что с тем, что Джей все же стал частью семьи, ничего не может сделать, и просто приняла как должное этот факт. Не то, чтобы Джеймс стал для нее так же дорог, как Ал, вовсе нет. Просто Лили смирилась с тем, что он член семьи и теперь вела с ним себя вежливо.
Луиза спустя положенный срок родила близнецов – Сириуса и Ремуса Поттеров. Хоть Джей и твердо решил забыть обе свои жизни, это нисколько не помешало ему почтить память своих близких друзей. Одно время он даже, когда отношения с Гарри окончательно наладились, хотел рассказать ему, как все на самом деле было, он же с детства слышал эту грустную историю только в пересказе так или иначе заинтересованных лиц. Но потом решил окончательно и бесповоротно оставить прошлое в прошлом.
Неожиданно для всех Джинни Поттер, не любившая старшего сына, полюбила внуков. Стала чаще бывать у Малфоев, оставалась с ними сидеть, брала с собой в Косой переулок. И это отчасти примирило ее с Джеймсом и Луизой.
Лили сначала детей не хотела совсем – берегла фигуру и в тайне от всех пила специальные зелья. Но, увидев, как мама любит внуков, неожиданно заревновала. И через почти пять лет после свадьбы родила прекрасную дочку Миранду Малфой. Не то, чтобы родители Скорпиуса были в восторге – они мечтали о наследнике. Но и девочку очень полюбили.
Дежймс даже хотел съехать с Луизой и детьми, чтобы не мешать, и Лили была только за. А вот старшие Малфои, да и Скорпиус, категорически против. Да и особняк большой, места всем вполне хватало.
Итак, жизнь шла своим чередом. У Джеймса получилось то, что раньше казалось совершенно невозможным – забыть обиды, невзгоды и неудачи, и жить дальше. У него появилась семья, друзья, работа приносила радость. В конце концов, ему даже удалось простить Дамблдора, хотя этот интриган, вне всякого сомнения, все заранее просчитал. Но ведь правду говорят – хорошо все, что хорошо кончается.
Приключения Джеймса и его друзей, действительно, закончились хорошо. А жизнь… жизнь только начинается.




Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru