Девчонки, квиддич, и немного бахвальства автора JustBored    закончен
Фик повествует о жизни Джеймса, сына знаменитого Гарри Поттера, который так отчаянно похож на своего не менее узнаваемого родственника, чьё имя он носит. История рассказана однокурсницей-гриффиндоркой. Р. S. отсылки к пэйрингу Джеймс/Лили.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Джеймс Поттер-младший, Кристен Солсберри, Хьюго Уизли, Роксана Уизли, Джеймс Поттер
Общий, Angst, Любовный роман || гет || PG-13 || Размер: мини || Глав: 10 || Прочитано: 3713 || Отзывов: 1 || Подписано: 7
Предупреждения: нет
Начало: 13.04.20 || Обновление: 12.07.22

Девчонки, квиддич, и немного бахвальства

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Уже второй час я лежала на кровати, задёрнув полог так, чтобы меня никто не видел. Настроение было хуже некуда. Подруга Грейс была в больничном крыле после нашей ссоры с семикурсницами из змеиного факультета. Девчонке-слизеринке, Розамунд Даули, не понравилось, что на вечеринке по случаю начала учебного года, наша гриффиндорская «звезда» - Алекс, весь вечер не отходил от Грейси. Вот и расплатилась соком ядовитой тентакулы в утреннем кофе. Хорошее начало учебного года, никак иначе.
На самом деле, в большей мере расстроилась я потому, что Джеймс Сириус Поттер, однокурсник, ну а если точнее - человек, который меня раздражал с первого дня нашего знакомства, вдруг перестал это делать. Всеобщий любимчик уделял мне особое внимание все 6 лет, но в конце шестого курса его будто подменили. Да, он продолжал рисоваться, переворачивать со своей компанией, а именно с Алексом и Дэвидом, Хогвартс с ног на голову, но глупые шутки и уколы в мою сторону остались позади. И я поняла, что была лишь его любимым помощником в словесных перепалках, за которыми наблюдали наши однокурсники. Будто маггловское реалити-шоу. И никакой правдивой симпатии ко мне у него не было. Он перестал обращать на меня внимание, разговоры ограничились учебой, а наша вечная война прекратилась, по его воле.
Неделю назад на вокзале Кингс-Кросс Джеймс помог мне с чемоданом - молча, и ушёл. Сказать, что я была удивлена - ничего не сказать. Не услышать от Поттера какую-то остроту в свой адрес, либо что-то вроде «Сходим в Хогсмид, Солсберри? Научу тебя целоваться» было непостижимо. Да или хотя бы привычное «Как провела лето?». Тогда-то я поняла, как мне было дорого его внимание. Если быть честной, то я считала, что нравлюсь ему и глупые подколы — это особый способ выразить свою любовь. И мне это льстило. Но, видимо, шутки были просто шутками. И сейчас все что я имею — это «привет/пока». Сама виновата. Слава Мерлину, хоть додумалась не выказывать своих истинных чувств. И всегда носила в себе скрытую симпатию к Джеймсу Поттеру, оградившись язвительными фразами и сарказмом. Можно убирать оборонительные сооружения. Это больше ни к чему. Игра характеров окончена по его желанию.
Мне откровенно надоело самобичевание и все эти непонятные мысли. Я пропускала невероятно солнечный день. Лучи, попадавшие в комнату сквозь толстые бордовые занавески, так и звали за собой. Я встала перед зеркалом, распустила волосы, накрасила губы красной помадой и надела такой любимый Гриффиндорский свитер. От этого сразу поднялось настроение. Попутно запихнув в сумку солнечные очки и шоколадные лягушки для Грейс, я решила пойти на стадион, посмотреть на отборочные по квиддичу и попутно зайти к подруге в больничное крыло.
Я наспех спускалась к западному крылу, пару раз даже пропустила исчезающие ступеньки с непривычки. Вот заветная дверь к подруге, и.... мадам Помфри конечно же меня не пустила.
— Мисс Солсберри, мисс Грин нужен покой! Зайдёте завтра! – проворчала женщина.
Благо, наша добродушная медсестра лягушки все таки обещала передать, и на этом спасибо.
Выйдя на улицу, я улыбнулась, как же было приятно греться в последних лучах сентябрьского солнца. Совсем не хотелось думать о надвигающихся дождях, пучине домашней работы и прочих мелких проблемах. Увлеченная своими раздумьями, я очень быстро дошла до стадиона.
Вверху сидели гриффиндорцы. Я увидела своих одногруппниц - тихоню Элизабет, Алессандру с каким-то парнем, что было весьма удивительно, и слегка чудаковатую Мэри, присоединяться к ним мне не хотелось. Несмотря на то, что я дружелюбная, если со мной нет моей единственной и неповторимой подруги, то я скорее всего выберу компанию себя самой. Что поделать? Иногда хочется побыть одной и насладиться атмосферой, но моему плану не суждено было сбыться.
— Ого! Кто это у нас тут НА ПОЛЕ ДЛЯ КВИДДИЧА! - послышался голос за моей спиной.
Я улыбнулась, узнав Кэтлин. Она была очень миловидной девчонкой со светлыми кудряшками, абсолютно безответственной касательно учебы, но очень живой, с ней всегда можно было хорошенько повеселиться.
— Привет, Кэт, я решила разнообразить свою жизнь! Не всегда же в гриффиндорской башне чахнуть, - слегка смущенно улыбнулась я.
— Вот когда мы с Джен тебя звали, ты не хотела идти! Это как называется? – в притворной злости разразилась блондинка.
— Это ПМС, не обращай на меня внимания, дорогая, - на последней фразе мы обе засмеялись и заняли места чуть ниже однокурсников. К слову, мы с Грейс делили комнату с Кэтлин и Дженни. Последняя, кареглазая, с гладкими каштановыми волосами, была охотницей в команде Гриффиндора. Мы с девочками всегда шутили, что Джен вот-вот унесёт воздухом из-за её миниатюрности, но не тут-то было. Дженнифер была отличным игроком.
Вообще мы с девочками прекрасно уживались вместе: дружили парами, но и в компании у нас были достаточно тёплые отношения. Мы начали следить за тренировкой нашей команды. Чего тут врать, я постоянно смотрела на Поттера. Хорошо, что солнцезащитные очки позволяли мне так нагло сверлить взглядом его спину. Будто почувствовав, он резко обернулся в мою сторону и, я готова поклясться Мерлином, улыбнулся!
— Кристэн, я пойду, меня Джек заждался уже, я обещала ему свидание, - кокетливо протянула Кэтлин, - Думаю, тебе не будет скучно в компании Поттера, - с ухмылкой добавила девчушка. Она конечно же заметила мои взгляды. Кэтлин в целом была очень проницательной касательно любовной сферы, от неё было этого не скрыть.
— Иди, иди, прорицательница, очередной ухажёр ждёт не дождётся! – показав язык подруге, я все-таки встала, чтобы приобнять ее и пожелать удачи.
Спустя час отборочные были закончены, и Поттер, до ужаса растрепанный, но очень счастливый, приземлился у трибун Слизерина, где за отборочными следил их капитан – Билл Уоррингтон и что-то записывал в блокнот. Не сдержавшись, Поттер выкрикнул: «Черкай, обчеркайся, но вы вас уделаем в этом году! Собственно, как и всегда!». Конец фразы оборвался во всеобщем гомоне и смехе. Солнце почти спряталось за горизонт.

Глава Глава 2


Возвращалась со стадиона я одной из последних, потому что то и дело останавливалась, чтобы полюбоваться закатом. Небо над Хогвартсом – восьмое чудо света, не меньше. Вдруг меня догнала Джен, всучила огромных размеров рюкзак, в котором кое-как была смята ее квиддичная форма и слезно попросила зайти к эльфам за какими-то вкусностями, пока новоиспеченная гриффиндоская команда побрела в Три метлы за парочкой ящиков сливочного пива.
***
Снизу доносилась музыка, смех, крики. Я сидела на своей кровати, в непередаваемой апатии. Придя в гостиную сразу после стадиона, я отдала ребятам всевозможные угощения, которыми завалили меня эльфы, стоило мне только переступить порог кухни. Гриффиндорцы как раз раздвигали столы, чтобы создать больше места для танцев, кто-то уже напевал песни под гитару, Алекс и Дэвид соревновались в армреслинге, о котором им рассказала наша магглорожденная Кэтлин. Всем очень понравилась эта игра, разделившая гостиную на два противоборствующих лагеря болельщиков. Все текло привычным веселым чередом. И тут мой взгляд упал на Поттера. В уголке, рядом с Джеком, напевающим какие-то песни Эда Ширана, Джеймс что-то захватывающе рассказывал Энн Шанти, держа при этом ее за руку. Та отвечала очаровательной улыбкой. Энн вообще была очень красивой. Правильные черты лица, пухлые губы, светлые глаза, которые очень гармоничном сочетались с русыми волосами. О таких как Энн никогда не скажут что-то вроде «милая» или «живая», она очень правильно красива и это ее огромный козырь. Я не знаю, сколько я смотрела в их в сторону. Кажется, целую вечность. Если бы не победный клич Дэвида, выигравшего в армреслинге, я бы так и стояла в оцепенении.
***
Лунный свет пробивался сквозь любимые бордовые занавески, падая на старый деревянный пол молочным лучом. Маленький камин почти не согревал, в спальне слышалось лишь грустное потрескивание дров. Глупая, глупая девчонка. Мне не хотелось, чтобы кто-то из присутствующих заметил какие-то перемены во мне, не хотелось лишних вопросов. А Джен и Кэтлин вполне могли что-то да заподозрить. Ведь даже зная мою довольно скрытную натуру, они в курсе, что веселые гриффиндорские вечеринки не оставляют меня равнодушной. Надо перестать хандрить и пойти танцевать. На Поттере свет клином не сошелся.
— Кристэн, ты чего тут? - мои размышления оборвала Дженни, заглянувшая в комнату.
— Думаю, что надеть! Скоро спущусь, оставь мне одну бутылочку сливочного пива - выдавив из себя улыбку, ответила я.
— Давай только быстрее, там самое веселье начинается. Джек спорит с Поттеровской компанией на ящик пива, что сможет выпить залпом бутылку огневиски! - заливаясь хохотом продолжила соседка. - Спускайся, в общем.
Пути назад нет. Дверь в ванную предательски скрипнула. Хоть что-то в этом мире постоянно.
Выйдя из душа, я надела свои любимые джинсы и уютный бежевый свитер. Выходя из комнаты, я глянула на себя, отражение мне больше, чем понравилось. Все-таки косметика творит чудеса, волшебная так уж точно. Дверь спальни за мной гулко захлопнулась.
***
Слишком много бордовых тонов, гул, смех, мне становилось все сложнее фокусироваться на чём-то одном. Сливочное пиво на голодный желудок - не самая лучшая идея. Но, с другой стороны, я хоть расслабилась.
— Можно пригласить тебя на танец? - обернувшись я увидела улыбающегося шестикурсника Арчибальда Вуда. Я не была с ним особо знакома, наше общение ограничивалось учебой. Знала лишь, что он вратарь, курсом младше меня, и между собой девчонки называют его «милашка Арчи». В свое время, его отец был звездой «Паддлмир Юнайтед», сын же не менее хорошо играет в квиддич, что заставляет девчонок воздыхать по будущей звезде, составляющей конкуренцию Джеймсу на поприще школьной спортивной славы. Однако, в отличие от Поттера, Вуд – очень скромный, даже немного робкий, и вся эта слава ему скорее в тягость.
— Да, конечно, - улыбнувшись ответила я.
Играла приятная медленная музыка, гостиная наполнилась танцующими парами. На минутку мне подумалось, что все на своих местах. Я забыла о тревоге, проблемах. В тот миг мне было хорошо. Я знала, что наступит завтра с вереницей будничных дел, поэтому так не хотелось открывать глаза. Но все в этом мире заканчивается, музыка сменилась на быструю и все дружно поддались этому порыву. Я отошла к окну, упершись в подоконник, наблюдая за всем этим гриффиндорским безумством. Тепло от этого вечера разливалось по венам. Но тут мои глаза встретились с глазами Поттера и весь мой хрупкий мир будто рухнул, когда он двинулся в мою сторону.
— Почему одна?
— Могу и тебя об этом спросить.
— Но я первый задал вопрос.
— Предпочитаю наблюдать со стороны. Твоя очередь, Поттер.
— Джеймс.
— Твоя очередь, «Джеймс», - я невольно улыбнулась.
— Слежу, как проходит вечер. Ловлю грустные взгляды и иду возвращать людям радость.
— Прям герой! Но меня спасать не надо, благодарю, - ехидно ответила я.
— Я так не думаю. Ты весь вечер очень задумчивая. Не расскажешь почему? - на мой выпад Поттер ответил более чем спокойно.
“Хм, может, это потому, что у тебя новая подружка, а я была просто тренировочной моделью для отработки шуток?”
— А с каких пор мы друзья? - честно спросила я.
— Солсберри, мы же с тобой даже больше, чем друзья! - он начал откровенно надо мной издеваться.
— Во-первых, «Кристэн», - я решила играть по его правилах, посмотрим, кто кого. - Во-вторых, Джеймс, - я склонилась совсем близко к его лицу и прошептала, почти касаясь щеки. - Если мы больше, чем друзья, разве нам нужны слова, чтобы делиться переживаниями?
Произнесённые мною слова прозвучали как-то слишком нежно. Поттер пристально смотрел мне в глаза. Я теряла себя, теряла нить своих мыслей, проваливаясь в его карие глаза, Поттер будто заколдовал этот миг. Поэтому приложив усилия и взяв себя таки в руки, я весело засмеялась, разрушив всю интимность ситуации.
— Играешь с огнём, Кристэн, - он хитро сощурил глаза, выжидая моего ответа.
— Я ведь гриффиндорка, огонь моя стихия, - я сама от себя не ожидала такого ответа, видимо, говорить, а потом думать — вот моя настоящая стихия.
Поттер засмеялся, я тоже не смогла сдержать улыбку.
— Тогда, может, потанцуем? «Раз не боишься обжечься», — он произнёс это все еще улыбаясь. Но перед глазами снова мелькнула картина, где он держит за руку Энн Шанти, а та ему так тепло улыбается. Я не хотела проигрывать и так легко поддаваться его чарам. Нет уж, увольте, вестись на эту иллюзию я не хочу. Стать очередной игрушкой Поттера - не мой выбор, тем более игрушкой, которая держала оборону, начиная с 4 курса. Поэтому подавив в себе желание сказать «да», я лишь произнесла.
— Не сегодня, Поттер, доброй ночи, - и спрыгнув с подоконника, на котором так уютно сидела, двинулась к лестнице, ведущей к спальням девочек.
Сегодняшняя вечеринка была для меня окончена.

Глава 3


Последние тёплые лучики пробивались сквозь витражи кабинета истории магии. Стоял невероятно солнечный день, весьма необычно для начала октября. Приходилось прикладывать титанические усилия, чтобы слушать профессора Биннса. Его заунывное бурчание про Вилфреда Бенгауда, первого министра магии, который провёл образовательную реформу было просто невозможно слушать, когда солнце так дразнило, касаясь одиноких веснушек на щеках. Я обвела взглядом класс, многих на уроке не было, учитывая прекрасную погоду и скучнейшую лекцию, девять человек в классе – уже успех. Грейс убежала к Алексу, предупредив, что ждать ее к ужину не стоит. Удивительно, но справа от меня, на последней парте сидели Джеймс и Дэвид. Они явно не слушали профессора. Но одно их присутствие на истории вызывало удивление с примесью непонимания. Как этих двоих сюда занесло вопрос непонятный. Солнце падало на их парту, красиво играясь в волосах. Я засмотрелась на Поттера, на его спину, на мышцы, которые обтягивала простая школьная рубашка, на небрежно расстёгнутые манжеты. Кажется, он стал ещё более привлекательным, более мужественным, что ли. Из этих мыслей меня вырвал профессор Биннс, который подлетел ко мне слишком близко.
— Мисс Солсберри, повторите, что я только что сказал - неприятно растягивая слова пробубнил Биннс.
Все взгляды сразу устремились на меня, а учитывая то, что я сидела на последней парте, однокурсникам пришлось обернуться, чтобы понаблюдать за моей оплошностью.
— Я не могу повторить, что вы сказали, - твёрдо, даже слишком твёрдо, ответила я. Мне было абсолютно все равно на укоры профессора, поэтому я спокойно смотрела ему в глаза.
— Покажите ваши записи, мисс.
Я протянула тетрадь, зная, что большей половины лекции там нет. Той половины, которую я пропустила, буравя спину Поттера.
— К завтрашнему утру сдать мне конспект учебника по данной теме, мисс Солсберри, - он посмотрел на меня так, будто мой конспект интересовал его меньше всего на свете. - Итак, на чем мы остановились? Ах да, мистер Бенгауд не раз выступал в Совете с призывами о дополнительном финансировании базовых...
Профессор снова вернулся к своему столу, продолжая скучнейшую лекцию. Ну, отработка так отработка. Все равно никаких планов на вечер пятницы у меня не было, лучше сама позанимаюсь, разберу эту тему. Всяко лучше, чем слушать Биннса.
На последний урок по древним рунам я не пошла. Профессор меня обожала, значит мой пропуск мне сойдёт с рук. Поэтому устроившись у озера, ловила последние тёплые лучи. Я вспоминала лето, проведённое в доме тети Люсинды. Новые знакомства, местного паренька Колина, с которым я несколько раз ходила на свидания. Было просто. Это все что я могу сказать. Но с новым учебным годом навалились мысли о будущем, о поступлении, о выборе профессии и, прежде всего, об успешной сдаче экзаменов. Все это было посыпано раздумьями о Поттере, о том, что он мне слишком сильно нравится. Мое сердце предательски убегает, стоит тому лишь оказаться рядом. А что в его голове - одному лишь Мерлину понятно. Почти весь сентябрь я замечала его в компании Энн Шанти, но сказать, что они встречаются, я не могла, потому что кроме простых разговоров я за ними больше ничего не замечала. Хотя и эти разговоры, и улыбки меня жутко бесили. А что я? А я, как всегда, всем улыбалась, наблюдая за происходящим, и в душе корила себя за то, что позволяю этим чувствам давить меня изнутри. Даже груда книжек уже не отвлекала. За чередой размышлений я встретила закат. Ярко алое солнце коснулось озера, превратив воду в апельсиновый сок. Совсем не хотелось уходить, но меня ждала отработка по истории магии.
Просидев в библиотеке до темна, а если быть точнее до того момента, пока мадам Пинс меня почти силой оттуда не выставила, захлопнув дверь прямо перед моим носом, я нехотя побрела в башню. Мой сегодняшний день одиночества прошёл по высшему разряду, интроверты бы оценили. Быстро добравшись до портрета Полной Дамы, я не спешила заходить в гостиную. Мое внутреннее «я» все ещё желало тишины, поэтому, усевшись на подоконник неподалёку, я разглядывала Запретный лес и домик Хагрида, в котором только-только загорелся свет. Но тут мой слух уловил едва слышимый звук шагов. Собственно, кто-то возвращался в башню, до отбоя оставалось каких-то пол часа. Ничего примечательного, если бы этот гул шагов не утих прямо возле меня. Я подняла глаза и увидела Поттера, который снова одним своим видом разрушил мой тихий мирок. Он казался каким-то злым. Я молчала, глядя на него с откровенным непониманием.
— Что? - не выдержала я.
— Разве нам нужны слова, чтобы делиться переживаниями? - его лицо вмиг переменилось, расплывшись в хитрой улыбке.

Глава 4


Один один, Поттер. Я и забыла о том разговоре. Сил ехидничать и спорить у меня не было. Если честно, очень хотелось оказаться в своей кровати и задернуть полог, создавая свой маленький мир, где никто не сможет меня достать. Но сила мысли желания не осуществляет. А жаль.
— Да, ты прав, я все поняла и сильно тебе сочувствую, - тихо произнесла я, попутно спустившись с подоконника, и уже почти повернулась спиной к Поттеру, но услышала его слова.
— Искренне ли сочувствуешь? - он пристально смотрел на меня.
— А ты считаешь меня бессердечной? Если так, то зря, я всегда расстраиваюсь, когда вижу брошенных зверюшек.
— Если без шуток, Кристэн, ты ведь меня даже не знаешь.
Мне показалось, что эти слова прозвучали как-то горько, даже с сожалением. Но верить себе я не решалась, боясь давать оценки фактам, тем более таким. Мысли путались, я откровенно терялась, не зная, что сказать, что ответить на эту его весьма откровенную фразу. Кажется, я молчала целую вечность прежде, чем ответить.
— Неправда, - все, что я смогла выдавить из себя. Но я не солгала. После стольких лет моего с ним знакомства, я была уверенна, что знаю его лучше, чем он представляет.
Джеймс прищурился, вглядываясь мне в лицо, и будто прикидывал что-то в голове.
— Предлагаю игру: каждый должен назвать три малоизвестных факта о друг друге, кто не сможет - исполняет желание победителя, - Поттер произнёс последние слова с особым задором.
Я так соскучилась по всем этим глупостям, что даже не раздумывала над ответом.
— Легко, Поттер! Сомневаюсь, что ты сможешь меня удивить, - я смотрела в его глаза и улыбалась, дневной хандры будто и не бывало, - кто начнёт?
— Ну давай я, раз ты в меня не веришь Солсберри!
Мы вернулись в общую гостиную, чтобы лишний раз не нарываться на неприятности, ведь уже был отбой. Поленья в камине тихонько потрескивали, какой-то одинокий второкурсник дописывал за столом своё домашнее задание, поэтому мы оккупировали диван, и, сложив руки на груди, я приготовилась слушать.
— Во-первых, ты на самом деле ненавидишь Древние руны, хоть ты лучшая на курсе, хоть ты и пишешь статьи для "Рунического вестника" под псевдонимом Алвена Игрейн, в глубине души ты считаешь все это невероятно скучным.
С каждым его словом мои глаза расширялись. Я была просто поражена тем, что он знает о моем тайном заработке. Я действительно писала статьи по истории различных рунических текстов, чтобы заработать пару лишних галлеонов. Поэтому довольно хорошо в этом разбиралась, профессор Вигдэнс обожала меня за такие обширные знания, но истинной радости это занятие мне действительно не приносило.
— Джеймс, откуда...? - я была просто шокирована.
Он улыбался и смотрел на меня с выражением лица а-ля «нет, не скажу». Но все-таки я у него выпытала.
— Ладно, ладно. Моя тетушка Одри Уизли работает в редакции этого журнала, и она как-то обмолвилась, что «совсем молодая девочка, твоих, Джеймс, лет, пишет восхитительные заметки для ежемесячных колонок, а ты только маме устраиваешь нервные встряски», - он очень смешно передразнил свою тетку, - Ну а дальше я провёл своё маленькое расследование, потому что сразу подумал о тебе, зная, какая ты умная волшебница.
— Первый факт засчитан. Я, честно, в шоке, Поттер!
— Во-вторых, ты жутко боишься крыс. Очень неудобно, учитывая то, что ты ведьма, - тут он откровенно надо мной смеялся.
— Поттер, я их боюсь с детства. Этот страх въелся в мою голову ещё до того, как узнала, что я волшебница. Ну вот чего ты смеёшься?
Он уже не смеялся так открыто, но легкая улыбка ещё играла на его губах. Джеймс взъерошил волосы, которые, казалось, не могли быть ещё более взлохмаченными и произнёс:
— Если хочешь, я попробую придумать, как тебе помочь. Видеть, как ты страдаешь на уроках, где приходится контактировать с этими грызунами, мне не нравится, - он улыбался очень тепло, поэтому и я не могла сдержать улыбки.
— Знаешь, если ты избавишь меня от этого давнего страха, я буду твоей должницей! - улыбалась в ответ я.
— Не боишься быть в долгу передо мной? - он смотрел на меня как-то испытующе, уже без тени улыбки. Так странно, наша с ним беседа просто в секунду меняла направление, то озаряя комнату звучным смехом, то окутывая ее в напряженную тишину. Я будто каталась на качелях. Секунда - и ты уже летишь в низ с крутой горки.
— Нет, не боюсь, - однако я все таки поспешила сменить тему, - что там с третьим фактом?
Поттер вглядывался в мое лицо, будто это помогло бы ему прочитать мои мысли. Быстро тряхнув головой, он с видом сведущего рассказчика продолжил.
— В-третьих, ты прекрасно рисуешь и почему-то скрываешь это.
Он опередил мой вопрос и продолжил.
— Я возвращался в спальню за полночь и увидел тебя, уснувшую в кресле, в руках была папка, а у ног выпавший оттуда рисунок. Я и увидел.
Я глядела на него, как дети смотрят на взрослых, объясняющих им систему действия какого-то неизвестного прибора
— Я...я правда не считаю, что хорошо рисую. Это так, хобби. Просто для души, - Джеймс посмотрел на меня с видом человека, собирающегося привести сто аргументов в пользу моей неправоты, но я просто покачала головой, - Не спорь со мной.
— Как хочешь.
— Ты меня правда очень удивил, Поттер. Теперь моя очередь.
— Я весь во внимании.
— Начну с того, что, на самом деле, твоя карьера «плохого парня» началась благодаря Альбусу. Это его заклятие срикошетило в кошку Филча, она потом ещё неделю с розовой шерстью ходила. Ты тогда сказал Макгонагалл, что это твоих рук дело. Весьма благородно, к слову. Альбус чуть под землю не провалился, так что ты правильно сделал.
Поттер смотрел на меня со смесью непонимания. Я не совсем поняла такую реакцию, поэтому сощурила глаза с немым вопросом «что».
— Не думал, что ты поощряешь ложь преподавателям.
— В таких случаях - да. Альбусу и так не просто...ну, сам лучше меня знаешь.
Повисла тишина, и я поспешила уйти от неприятной темы.
— А ещё, Поттер, ты обожаешь шоколадный пудинг. Домовики с кухни жаловались, что один «мистер Джеймс» их постоянный гость.
— Да, есть грешок. Как же не порадовать себя после тяжелого дня.
— И последнее - ты чертовски боишься испортить свой имидж «лучшего во всем». Поэтому, каждое утро ты судорожно делаешь домашнее задание, пока все спят, чтобы потом представить народу свою гениальность, как данное свыше - на последних словах я не смогла удержаться и громко засмеялась.
— А вот тут ты прогадала, я делал так лишь пару раз, потому что вечера провёл на отработках и это было вынуждено. Так что твоё суждение о «моей гениальности» ...мне, конечно, приятно, что ты это признаешь, но я не стараюсь всеми силами быть лучшим во всем. Так что, - он склонился ко мне совсем близко, - теперь ты должна мне желание.
Я зло сверкнула глазами и едко проговорила «Поттер».
— Это был честный спор, - Джеймс улыбался. Его лицо было в паре сантиметров от моего, и я бесстыдно вглядывалась в карие глаза, опуская взгляд на губы. Я снова почувствовала, как сердце выстукивает свой бешеный ритм. Ещё и миг и я бы себя потеряла, поэтому тряхнув головой, я снова взглянула ему в глаза и обворожительно улыбнулась.
— Я не боюсь, Поттер, твоя взяла.
И быстро поднялась по ступенькам в спальню.
Джеймс Поттер все так же сидел на диване, вглядываясь в тающие угольки. Сердце наполняло тепло.

Глава 5


Утро было ознаменовано моим прекрасным настроением. Я искренне радовалась лучам солнца, которые пробивались через плотные бордовые шторы. Вчера, придя в комнату, я ещё долго не могла уснуть, голову переполняли приятные мысли, перед глазами стояла его улыбка. И при этом я проснулась очень рано и весьма бодро. Надо было успеть прочитать учебник по трансфигурации, который успешно игнорировала целую неделю. Наспех надев форму и заколов волосы, я поспешила занять место в ещё такой тихой гостиной. Я старалась вчитываться, но радость в груди никак не давала покоя, постоянно путая все мои мысли, мешая сосредоточиться.
На часах 7:20…
«метаморфомагией называется врожденная способность, которая позволяет магам изменять внешность по собственному желанию. Таких магов называют метаморфами. К понятию "внешность" в этом случае относятся цвет волос, глаз, кожи, черты лица, рост... приходилось слышать о мастерах, которые умудрялись изменять свой вес. Причем, не в течение долгого времени, а буквально за пару минут в любую сторону.»
Чтение прерывалось размышлениями о Джеймсе. Джеймс Поттер снова обратил на меня внимание. Или нет? Вчерашний разговор был таким искренним. И он действительно знал обо мне очень личные вещи. Зачем так сильно интересоваться жизнью человека, если он тебе не интересен?
7:30…« в истории не так много примеров известных метаморфомагов. Скорее всего, потому, что они умеют очень хорошо скрываться. Впрочем, одна из самых известных волшебниц –Нимфадора Тонкс. Аврор, член Ордена Феникса, участница Битвы Хогвартса. Посмертно награждена Орденом Мерлина Второй Степени»
…но тем не менее Поттер постоянно бегает вокруг Энн Шанти, в этом случае тоже можно сказать, что не будь она ему интересна, он бы не проводил так много времени в ее компании…
« в магловской истории также существует довольно интересный пример метаморфомага. Звали его Шарль-Женевьева де Бомон, но, может быть, кому-то он знаком как шевалье д’Эон. Если говорить коротко, то этот человек был французским тайным агентом и так ловко превращался из мужчины в женщину, что никто до сих пор не может с уверенностью сказать был ли д’Эон шевалье мужчиной или дамой. При этом также известно, что Шарль-Женевьева легко изменял свои внешние черты: цвет и разрез глаз, цвет и длину волос, форму носа. Даже возраст изменять умудрялся. Путаницу, кстати говоря, вносит и имя. Вполне возможно, что этот человек тоже был метаморфомагом, который так ловко вводил маглов в заблуждение и получал от этого массу удовольствия».

Гостиная понемногу оживала. Всюду сновали первокурсники, впопыхах пересказывая друг другу свои конспекты. Девочка с белыми косичками, кажется ее звали Пенни, вела повествование громче всех, повторяя интонации профессора Лонгботтома:
- Ни в коем случае не ешьте листья Алихоции! Они способны вызвать неконтролируемые приступы истерии!

Мои наблюдения были прерваны появившейся из ниоткуда Грейс.
- Хватит читать, дорогая моя! Опоздаем на завтрак!
- Грейси, я совсем не успела….
- Мадам Макгонагалл - не дьявольские силки, она тебя не задушит за недочитанный параграф.
Мы быстро спускались в Большой зал. По дороге я успела поведать подруге детали вчерашнего разговора с Поттером. Мы смеялись, Грейс повторяла, что всегда знала, как «Поттер с ума по тебе сходит». А когда мы уселись напротив компании Джеймса, я просто физически чувствовала, как Грейс хочет что-то выдать, как-то задеть Поттера на счёт меня, но она смогла себя сдержать, за что я была ей невероятно благодарна. Ведь я не хотела рушить хоть эти отголоски нашего с ним былого общения. Сразу после завтрака мы поднялись в кабинет Трансфигурации. К моему счастью, урок прошёл отлично, я даже смогла ответить на все вопросы профессора Макгонагалл , несмотря на то, что уровень моей подготовки был, мягко говоря, слабым. Я уже собиралась уходить, как меня окликнул Джеймс.
Он выглядел слегка помятым. Я с любопытством наклонила голову набок. В ожидании продолжения.
- Солсберри, я тут подумал насчёт нашего с тобой вчерашнего разговора. И, кажется, определился со своим желанием.
В голосе прослеживались нотки неуверенности. Неужели Джеймс Поттер переживал? Я решила воспользоваться моментом и «поиграть» в его любимом стиле. Сделав шаг вперед, я приблизилась к его лицу так, что клянусь Мерлином, могла разглядеть каждую родинку. Глаза опустились на губы. Мне ещё никогда в жизни не было так жарко и так холодно одновременно. Я выразительно посмотрела в его глаза
- Да, Джеймс..?
- Так, вот…да….Сол..Кристин. Я хотел бы, чтобы ты прогулялась со мной в Хогвартсе.
Мои брови взлетели вверх, я ожидала от Поттера чего-то более изощренного. Заметив это, Поттер продолжил:
- Только после отбоя, - его лицо сразу озарила хитрая улыбка.
Ничего, я же Гриффиндорка. Улыбнувшись в ответ, я произнесла со всей радостью, на которую была способна в тот момент.
- С удовольствием.

Глава 6


Прошло уже больше недели с момента нашего последнего разговора с Джеймсом. Неделя, которая прошла под эгидой тотального игнорирования. Поттер вел себя весьма странно: появлялся лишь на важных уроках, вроде трансфигурации и зелий. Его закадычных друзей, Алекса и Дэвида, тоже было почти не видно. Их отсутствие было очень заметным, Хогвартс стал совсем тихий без вечных происшествий и проделок этой компании. А что еще больше бесило, так это Энн Шанти, которая возникала рядом с Поттером всякий раз, когда Поттер удосуживался появиться в Большом зале, или в классе. Меня просто распирало от злости, и я, собственно, это даже и не скрывала. Вчера утром мы с Грейси пришли на завтрак, как обычно уселись на свои привычные места, деловито начали наливать себе тыквенный сок, попутно обсуждая новую дурацкую статью Риты Скитер, как тут прибежала Энн. Волосы уложены в сложную прическу, макияж, поверх форменной блузки вместо галстука шарф, который ей на день рождение подарил Поттер.
- Кристэн, подвинься! - шикнула Энн, попутно улыбаясь сидящему напротив Джеймсу
- Шанти, может тебя в Шармбатоне не учили, но обычно люди еще говорят "пожалуйста", - я одарила ее презрительным взглядом.
- Солсберри, какая разница? Ты чего чудишь? - на нас уже смотрели, сидящие рядом однокурсники, тут вмешалась моя Грейс:
- Энн. Тебе мало места в Большом зале?
- Мерлин, Шанти, дай спокойно поесть, - вмешалась я, начиная выходить из себя, - хочешь сидеть рядом с Поттером - садись рядом с ним! Только, сделай милость, МЕНЯ не трогай! - последняя фраза прозвучала по меньшей мере на половину Большого зала, эхом разносясь по старинным стенам.
Это было последней каплей - последний курс, выпускные экзамены, чувства к Поттеру, общение с которым напоминало американские горки, его отношения с Шанти, чаша моего терпения переполнилась именно этим утром.
Я поняла, что перегнула палку, поэтому взяв сумку, поспешила удалиться, пока не наговорила ничего лишнего. Усевшись на ступеньках рядом с кабинетом зельеварения, я тупо смотрела как паук передвигается по паутине навстречу маленькой мухе, которая определенно станет его обедом, настроение было хуже некуда. Вскоре меня отыскала Грейс, насильно впихнула в меня яблоко. Пока я нехотя его жевала, подруга не переставала критиковать выскочку-Шанти, Поттера, который наблюдая за всей ситуацией, не сказал ни слова. Идиот. Вскоре пришел профессор Слизнорт и началался сдвоенный урок со слизеринцами. Я любила добродушного профессора зельеварения, уважала его возраст и опыт, а он в свою очередь не оставлял меня без комплиментов по поводу сочетания "красоты и ума в таком юном создании",слизеринцы на это лишь презрительно фыркали. Взмахнув палочкой, на доске появилась тема урока, и профессор обратился к нам.
-Доброе утро, дорогие мои! Сегодня мы с вами вспомним зелье, которое изучали на шестом курсе, а именно Эйфорийный эликсир. Кто напомнит мне его основное действие и побочные эффекты? Мисс Солсберри, может вы? Мне показалось, или вы в плохом расположении духа?
-Надеюсь, Эйфорийный эликсир это исправит, - я улыюнулась профессору и продолжтла, - Эйфорийный эликсир или Эликсир радости — это жидкая субстанция ярко-жёлтого цвета, состоящая из сушёной смоквы, семян клещевины, настоя горькой полыни. Несмотря на то, что зелье вызывает радостное настроение, у него есть побочные эффекты: дёрганье каждого встречного за нос и пение во всё горло.
-Отлично, мисс Солсберри, отлично! 15 очков Гриффиндору! Уверен, что вы приготовите зелье надлежащим образом. Если так, можете взять себе немного, - Слизнорт улыбнулся и взмахнул палочкой.
На доске появился рецепт зелья.

Добавьте перечную мяту в котёл до тех пор, пока зелье не покраснеет.
Добавляйте сушёный инжир, пока зелье не станет бирюзовым.
Перемешивайте снадобье до посинения смеси.
Нагревайте зелье, пока оно не пожелтеет.
Добавьте иглы дикобраза и дождитесь, пока эликсир не станет голубым.
Нагревайте зелье до тех пор, пока оно не станет фиолетовым.
Добавьте семь семян клещевины.
Нагревайте снадобье до тех пор, пока оно не станет коричневым.
Добавляйте сушёный инжир до того, как зелье порозовеет.
Нагревайте до того момента, пока оно не станет оранжевым.
Добавляйте настойку горькой полыни до тех пор, пока зелье не станет жёлтым.

Мое настроение нескольким улучшилось после 15 баллов. Мы с Грейс приступили к работе, обсуждая утренний инцидент. Стадия апатии закончилась и я изливала подруге душу. Благо постоянный шум, который стоял в кабинете зельеварения из-за кипящих котлов, шипящих ингридиентов и прыгающих бобов, позволял спокойно говорить, не боясь остаться подслушанными.
В конце урока, когда я уже почти вышла из класса, меня окликнул Слизнор.
- Мисс Кристэн, дорогая, можно вас на пару слов?
- Да, конечно, профессор, - я остановилась почти в дверном проеме.
- Я бы хотел попросить Вас об одной услуге: на втором курсе учится Хьюго Уизли, вы наверное его знаете, он тоже на Гриффиндоре, мальчик пробыл в Больничном крыле, когда изучался Рябиновый отвар, а вы сами понимаете, это ключевое зелье. Так вот, я оставил его сегодня после уроков, чтобы помочь с практикой, однако меня вызывают в Министерство, и я бы был вам весьма признателен, если бы вы примерили роль учителя и провели ему этот урок.
- Профессор, спасибо, это очень интересный опыт, только у меня занятия до 18:30...
- Какой у вас последний урок, дорогая?
- История магии, профессор.
- Не переживайте, я поговорю с профессором Биннсом, объясню ситуацию. Тогда договорились?
- Да, хорошо, профессор, буду ждать Хьюго в условленное время
- Спасибо, мисс Солсберри, мы мне очень помогли! Я перед вами в долгу!
Уроки тянулись с какой-то неведомой и медленной скоростью. И с каждой минутой я была все больше рада тому, что не придется идти на историю магии, самый скучный предмет, который становился еще скучнее от монотонного голоса Биннса. Последней в моем расписании была травология, я опоздала буквально на пять минут, так как впопыхах дописывала конспект, попутно помогая Грейс с рунами. Чувствуя дикую усталость от дневной суеты, и предвкушая еще долгий вечер, наполненный зельями и домашней работой, я села на последнюю парту, в одиночестве. Я часто таким промышляла когда хотела немного тишины. Последняя парта давала мне иллюзию защищенности, собственного маленького мирка, я погружалась в свои мысли, стараясь упорядочить их, а мыслей в последнее время было предостаточно. Профессор уже начала лекцию, когда вошел Поттер. Гриффиндор остался без 5 баллов, а Джеймс бесцеремонно приземлился рядом со мной. О спокойствии мыслей можно было забыть.

Глава 7


За весь урок мы не перекинулись ни словом. Я сидела как на иголках, боясь даже посмотреть в его сторону. Определенно, мой утренний выпад не остался незамеченный. Зачем я только накричала на Энн? Теперь Поттер решит, что я его ревную и возомнит о себе невесть что. Мои собственные укоры увели меня совсем далеко, я забыла, где я, что надо хоть что-то записать. В это время Джеймс спокойно записывал лекцию своим корявым почерком, и даже умудрился переспросить профессора о том, как удобрять Китайскую жующую капусту. Просто пример прилежного ученика. И это тоже меня раздражало, такими темпами я превращусь в мадам Пинс, и со мной уж точно никто общаться не будет. Ну, может быть, только Филч…
Подперев голову ладошкой, я наблюдала как солнце почти опустилось за горизонт, окрасив Запретный лес в кроваво-красный. Эта осень в целом была очень красочной. Казалось, что природа превратилась в гостинную Гриффиндора: бордовые листья, оранжевая трава, и такое теплое солнце. Хотелось перебраться в хижину Хагрида. Жить в этом чарующем пейзаже, не позволяя грусти овладеть душой и серцем.
Я последней вышла из класса и сразу же поспешила к подземельям. Никогда не любила этот путь, из залитого солнцем кабинета травологии в сырость и темноту слизеринских коридоров. Этот мрак порождал во мне еще большую тоску. Благо, Хьюго уже был на месте, и я не вдалась в привычную для меня хандру. Познакомившись с второкурсником, я решила начать издалека, чтобы разрядить обстановку.
- Знаешь, Хьюго, одной бутылочки рябиного отвара вполне достаточно, чтобы залечить самые тяжёлые раны. Помимо этого, зелье пробуждает от волшебного сна, вызванного действием Напитка живой смерти.
- А я знаю про напиток живой смерти! Мне дядя Гарри о нем рассказывал.
- Молодец! Это очень опасное зелье, например, известно, что Летиция Сомноленс, самовлюбленная жена короля, уколола палец своей падчерицы веретеном, пропитанным напитком живой смерти. Пробудил девушку от долгого сна молодой волшебник, который смазал свои губы рябиновым отваром и поцеловал принцессу.
Мальчик смотрел на меня во все глаза, я была рада, что смогла привлечь его интерес. Теперь можно было переходить к практике. Зелье действительно было одним из самых сложных, которые вообще изучаются на втором курсе. Мы с Хьюго провозились с зельем почти час. Но это были приятные хлопоты. Я объяснила ему, почему в лечебных зельях надо использовать именно порошок из кореньев асфоделя, а не просто сырой ингридиент:
- Смотри, видишь, порошок вступает в реакцию с кровью саламандры. Если бы мы с тобой не перетерли, а порезали корень, никогда бы не добились такого лилового оттенка, который дает знак, что зелье готово.
- Мне еще никто так хорошо не объяснял! – Хьюго улыбался во все зубы, и мне стало очень приятно от того, что мне попался такой благодарный ученик.
- Я рада, что смогла тебе помочь, я передам профессору Слизнорту колбочку с твоим зельем и он поставит тебе оценку, уверена – хорошую, ты отлично потрудился.
- Спасибо тебе! Если бы я завалил контрольную, мама бы меня убила, - разоткровенничался паренёк, - а Роза подавно…она бы могла сама мне объяснить, но они там вместе с Джеймсом разбираются с Альбусом, он снова со своим дружком Малфоем что-то натворил, да так, что чуть не остался с приклеенным к небу языком, представляешь?
-Представляю….
После этих слов, я поняла, почему Поттер вёл себя так странно, он снова поссорился со своим младшим братом. Я знала, что у них довольно напряженные отношения, но не знала, что Джеймс так переживает на этот счет.
Отпустив Хьюго, я принялась убирать кабинет, обдумывая его слова. В какой-то степени мне даже стало легче. Теперь я хоть понимала, почему он закрылся в себе. Дело было вовсе не в Энн, или во мне, проблема оказалась намного глубже. Я мысленно упрекнула себя за злость и обиду по отношению к нему. Погружённая в эти мысли я почти добралась до Портрета Варнавы Вздюченного. Из пучины мыслей меня вырвал желтый луч, который пролетел в миллиметре от меня. Я остановилась как вкопанная, потеряв дар речи.
- Кристэн! - я увидела перепуганное лицо Поттера.
Дальше все произошло будто в замедленной съемке. Джеймс двинулся ко мне, в этот же момент Гойл выкрикнул режущее заклятие, которое угодило Джеймсу в руку. Поттер, не ожидавший удара, опешил. Из руки хлынула кровь.
Лицо Гойла озарила мерзкая ухмылка:
- Никогда не уходи с места дуэли, Поттер….хотя что ты знаешь об этикете в бою? Папочка же всегда придёт на помощь…
После этих слов Джеймс будто сошёл с ума, обезоружив Гойла экспеллиармусом, он бросился на Слизеринца с кулаками, у Гойла была рассечена бровь, но Джеймс прижал его к стене и проговорил:
- Ещё хоть раз, Гойл, ты тронешь моего брата…или Малфоя….или кого-то из моей семьи, - я живого места на тебе не оставлю, поверь мне.
Повисло молчание, которое резало лишь тяжелое дыхание Поттера, Гойл молча подобрал с пола свою волшебную палочку и быстрым шагом поспешил вниз.
Джеймс же так и стоял прислонившись лбом к стене и сжимая в руке палочку, по которой тонкой струйкой сочилась кровь.
- Джеймс…
- Кристэн, прости, я чуть не попал в тебя, - он посмотрел на меня с такой тревогой и раскаянием, что у меня перехватило дух. Даже после такого он думал обо мне? Я чувствовала, как радость начинает заливать мне душу, но не дала этим чувствам расти, в этот момент меня интересовало совсем другое.
- Джеймс, твоя рука, дай посмотреть.
После того как Поттер, будто 3-х летний ребёнок, пытался доказать, что с ним все в порядке, он сдался под моим строгим взглядом. Я взяла его руку и увидела глубочайшую рану.
- Заклятье «тальяфорте». Режущее. Такое нельзя исправить простым контрзаклятием, - я начинала нервничать, потому что кровь не переставала сочиться из раны, - Мерлин, у меня же есть рябиновый отвар! Сейчас, Поттер, сейчас я все сделаю…
Я нашла в сумке спасительный флакончик свежего рябинового отвара, и начала понемногу смачивать рану. Спустя некоторое время она начала затягиваться. Я с облегчением выдохнула и посмотрела, наконец, на Поттера. Он смотрел на меня и улыбался.
- Что? - я с откровенным непониманием уставилась на него.
- Знаешь, Солсберри, я бы каждый день подставлялся под заклятия, чтобы ты меня лечила.
- Не говори ерунды!
- Правда, Кристэн, - он легонько коснулся моего лица, мое сердце забилось в 100 раз чаще, заправил за ухо выбившуюся прядку волос, - большое тебе спасибо, я перед тобой в долгу…
Я начала теряться в его глазах, проваливаясь в их омут, хотелось просто обнять, просто почувствовать тепло среди этих холодных каменных стен. Будто прочитав мои мысли, Поттер сгреб меня в охапку, так сильно прижимая меня к груди, что воздух в легких должен был закончиться в ту же минуту. Я не знаю сколько мы так стояли, пока я очень хриплым голосом не произнесла те слова, которые пульсировали в моей голове с момента, как я увидела его рану:
- Я испугалась…
Он долго смотрел в мои глаза, будто выискивая ответы на все земные вопросы.
- Никогда, - начал он, поглаживая меня по спине, - никогда не бойся…
От этих слов по телу поползли мурашки.
- Но я испугалась за тебя, - его губы тронула легкая улыбка и он лишь сильнее прижал меня к себе
- Идем в гостиную, Солсберри, лучшей медсестре надо бы отдохнуть.

Так сладко я ещё никогда не засыпала.

Глава 8


Звонкий смех Дженни вырвал меня из царства Морфея. Приоткрыв один глаз, я дотянулась до будильника, и хриплым голосом протянула:
-Мерлин, Джен, в единственный выходной можно быть потише! Встала ни свет ни заря, так еще и других будишь…
-Уже половина десятого, соня, - с улыбкой отозвалась Дженни.
-Вот именно! Ни свет ни заря, - продолжила хандрить я.
-Ой, бурчи сколько хочешь! Сегодня Хогсмид! И мне нужно столько всего успеть: выбрать в чем идти, накраситься! Куча дел, и я уже ничего не успеваю! Вот посмотри, что лучше, - подруга по очереди прижала к себе два свитера, один ярко-красный, другой черный, - как думаешь?
Я лишь накрылась с головой одеялом, на что Кэтлин, которая консультировала Джен, отреагировала громким смехом.
Я понимала волнение Джен, это была первая вылазка в Хогсмид в этом году, тем более она шла туда с красавчиком-загонщиком из Пуффендуя. Я же собиралась посетить деревню в компании Грейс, которая накануне рассорилась с Алексом. Если бы не эта размолвка, пришлось бы провести день в одиночестве. Снова меня пронзила горькая игла обиды на Поттера. Сколько раз я отвергала его приглашения, но ни разу не ждала его так сильно, как в этот раз. Больно было осознавать, что я сама загнала себя в этот капкан. Вчерашний вечер мы провели с подругой в библиотеке, отчаянно пытаясь сосредоточиться на эссе по трансфигурации, но то и дело, возвращались к обсуждению тревожащих душу вопросов.
-После того случая в коридоре, - тихо произнесла Грейс, отложив перо, - я была уверена, что Поттер позовет тебя в Хогсмид.
В ответ я лишь хмыкнула, потирая пальцами виски, голова жутко болела – то ли от нагрузки, то ли от мыслей, которые не давали покоя. Мы уже по десятому кругу возвращались к этой теме. Я поведала подруге о случившемся около портрета Варнавы Вздрюченного тем же вечером, вернувшись в башню Гриффиндора. Я была искренне счастлива этому проблеску в нашем с Джеймсом общении. Уверившись, что те объятия были искренними и, Мерлин, такими чувственными, во мне затеплился огонек надежды, что все-таки не я одна чувствую это тепло в груди. Но тем не менее, поведение Джеймса – ребус, который мне не дано разгадать.
-Слушай, может он не позвал тебя из-за того, что не хотел оставлять Алекса в одиночестве? – продолжила свои размышления Грейс.
Я взглянула на подругу с надеждой, эта мысль показалась мне весьма здравой. Грейс и Алекс уже третий день не разговаривали и ни о каком свидании в Хогсмиде речи идти не могло. Поэтому каждый выбрал компанию друзей.
-Думаешь? – переспросила я, не отводя глаза от пергамента.
-Завтра пойдем в Хогсмид и все выясним. Я уверена, если он не позвал тебя, то будет там в компании Алекса и Дэвида.
Я лежала в кровати, перебирая в мыслях этот диалог. Джен и Кэт пошли на завтрак, оставив меня в тишине октябрьского утра. На соседней кровати лежала Грейс, смешно свернувшись калачиком. Лишь ее мирное посапывание нарушало этот покой.
***
Мы стояли в очереди к Филчу последние, так как сначала я пыталась добудиться подругу миролюбивым способом, дальше в ход пошли подушки, в итоге завязался бой, от которого в комнате лежал приличный слой перьев.
Мы спускались к главной улице Хогсмида, на которой находились все излюбленные места, вроде «Сладкого Королевства» и «Зонко». По бокам стройными рядами ютились дома жителей деревушки – такие чудные и притягательные своей совершенно волшебной красотой. За ними виднелись шпили Хогвартса, все вокруг тонуло в алых тонах: осень была в своем пике. Я смеялась над очередной историей Грейс, которая рассказывала о том, как нечаянно трансфигурировала волосы своего младшего брата в листья просто потому, что тот не хотел помогать ей в саду. Увлеченные разговором, мы быстро дошли до магазина перьев «Писсаро», где пополнили запас принадлежностей, а я, не удержавшись, взяла себе красивое черное перо, которое переливалось невероятными золотыми бликами. После – посетили «Сладкое королевство». На полках стояли огромные куски нуги, грильяж с дроблёным кокосовым орехом, толстые медовые ириски, штабели всевозможных плиток шоколада. Посреди магазина громадный бочонок драже разных вкусов «Берти Боттс», бочонок сахарных свистулек, воздушное мороженое. Целый стеллаж «потешных угощений»: взрывающаяся жевательная резинка «Друбблс» (из неё можно выдувать огромные синие пузыри, которые потом несколько дней летают по комнате), мятные нитки для чистки зубов, перечные чёртики в пакетах с надписью «Дохни огнём!», мороженое «Зубом застучи, мышью запищи», мятная помадка в форме лягушат — «В желудке прыгают, ногами дрыгают», хрупкие сахарные перья и карамельные бомбы. При таком сладком изобилии сложно было оставаться равнодушными, поэтому мы запаслись всем понемногу, чтобы заедать грусть и эссе по истории магии сладостями. Конечной точкой был бар «Три метлы». За семь лет, проведенных в Хогвартсе, ни разу вылазка в Хогсмид не проходила без посещения этого бара. Стоит сказать, что мы изрядно проголодались, поэтому забежав в «Три метлы», сразу же сделали заказ. Вокруг было много знакомых. За столиком у окна сидела Дженни в своем пушистом красном свитере, улыбаясь голубоглазому пуффендуйцу. За большим столом сидел Хагрид с Флитвиком, у первого стакан больше смахивал на ведро. Я невольно улыбнулась, все было таким родным и привычным, хандра прошедших двух дней испарилась под волшебством этого местечка. Мадам Розмерта принесла наш тыквенный пирог с двумя бутылками сливочного пива, и мы без лишних слов принялись поглощать всю эту вкусность. Но тут мой взгляд выхватил в толпе Дэвида, который вышагивал к столику, держа за руку нашу Кэтлин. Я удивленно округлила глаза, что не осталось незамеченным Грейс. Она рефлекторно оглянулась, и приблизившись ко мне, быстро заговорила:
-Я была уверена, что вся Поттеровская компания в лице Алекса, Джеймса и Дэвида, будет сегодня вместе! И Кэтлин! Она нам даже ничего не сказала, – зло сощурившись продолжила Грейси, - а если Алекс тоже кого-то позвал, - ее голос дрогнул.
-Не говори ерунды! Да половине Хогвартса известно, что ты ему нравишься, он уж постарался! – криво улыбнувшись, парировала я, однако мне и самой стало неспокойно. Вдруг Поттер позвал Шанти…
Наша с Грейс идиллия была разрушена, и мы решили, что пора бы возвращаться в школу, тем более, эссе по трансфигурации ждало нас со вчерашнего вечера. Мы возвращались привычной дорогой, среди старых желтых ив, уже виднелся главный вход в школу, как я заметила посреди всего этого осеннего буйства совершенно зеленую поляну, по середине стоял столик на золотистых ножках, по бокам от него совершенно по-весеннему цвели сакуры, а в воздухе кружились маленькие цветочки - необыкновенное волшебство. Рядом с этой красотой стоял Алекс, держа в руках красивый нежно-розовый букет. Я про себя улыбнулась, наблюдая за реакцией Грейси. Я была искренне рада за подругу, давно было пора помириться, Алекс нашел идеальный способ. Тактично смывшись, я поспешила в Гриффиндорскую башню. Многие еще были в Хогсмиде, поэтому я надеялась ухватить возможность позаниматься трансфигурацией, удобно устроившись на диване в общей гостиной.
- «Дамблдор», - произнесла я, кивнув Полной Даме.
Проскользнув в гостиную, я увидела Поттера, который сидел за столом и что-то быстро писал, не замечая скрип прохода.
-Почему не в Хогсмиде? – нарушила тишину я.
-Раз ты пришла одна, значит Грейс оценила мои навыки трансфигурации, - легкая улыбка коснулась его губ.
Я с непониманием уставилась на него. Отложив в сторону пергамент, Поттер развернулся на девяносто градусов и посмотрел на меня словно я была маленьким глупым ребенком.
-Помогал Алексу трансфигурировать листья в цветы, поэтому не пошел в Хогсмид.
-А, - опомнилась я, - очень красиво, да, - я попыталась выдавить из себя улыбку, но та получилась слишком неестественной, меня начинал напрягать этот разговор ни о чем. Поэтому развернувшись на каблуках, я двинулась в сторону спален.
-Солсберри, - Джеймс окликнул меня, и я резко развернулась, - погуляем сегодня по ночному Хогвартсу?

Глава 9


Свет в причудливом домишке Хагрида погас, переставая откидывать светлые тени на огромные тыквы, которые стояли совсем вплотную к дому. Я сидела на подоконнике в нашей спальне и упорно пыталась вынести хоть что-то из учебника по трансфигурации, однако мой взгляд то и дело уходил в сторону запретного леса, и мысли следовали за ним. Разглядывая подлунный пейзаж, я с предвкушением ждала предстоящую ночную прогулку. Сердце предательски замирало от этой мысли. Все чувства смешались: страх, любопытство, радость образовали внутри что-то среднее, что бешено ускоряло пульс. Мы условились встретиться в полночь. Оставалось всего каких-то пятнадцать минут, и я пыталась понять, как лучше себя вести. Я одновременно страшилась и желала этой встречи. Так искренне надеясь, что она хоть немного поможет понять Поттера.
Девочки уже спали, поэтому я на цыпочках проскользнула в ванную, где, наконец, смогла произнести тихое «люмос». Взглянув в зеркало, я опешила, - блеск в глазах и разрумянившиеся щеки определенно выдавали меня с потрахами. Я умылась холодной водой, подкрутила заклинанием ресницы и быстро надев поверх топа свитер, вышла из комнаты. Я старалась идти как можно тише, но последняя ступенька предательски скрипнула: Поттер, сидевший в кресле перед камином, поднялся и двинулся в мою сторону. Я не смела шелохнуться, невольно залюбовавшись картиной: единственным источником света был камин, который превратил бордовые оттенки Гриффиндоской гостиной в насыщенно-красные, будто утреннее зарево разгоралось в этой просторной комнате. Джеймс остановился в каких-то тридцати сантиметрах от меня, и я с любопытством взглянула на него, слегка склонив голову. Он был одет в форменную рубашку, галстук был небрежно накинут на шею, мантия вовсе лежала на спинке дивана, волосы были настолько растрепаны, что, если бы я не видела его минутой ранее сидящего в кресле, я бы решила, что он вот-вот слез с метлы, одним словом, весь его вид выражал максимальную небрежность. Я мысленно возвела глаза к верху, не понимая как так можно. Поттер будто прочитал мои мысли и с улыбкой произнес:
-Мисс Солсберри, прошу простить Вашего покорного слугу, так спешил к Вам, что не успел сменить школьную форму на праздничный фрак.
На это я лишь фыркнула, уже, по правде, закатив глаза к верху, и прошла мимо, в сторону портрета Полной Дамы.
Мы вышли из гостиной и Джеймс, пропустив мимо мой выпад, живо начал рассказывать о том, как еще на втором курсе они с ребятами начали исполнять план по исследованию всех тайн Хогвартса. Надо отметить, что рассказчик из Поттера получился отменный. Я то и дело смеялась над его историями, иногда возгласы удивления срывались с моих уст, а он все рассказывал, активно жестикулируя и попутно останавливаясь в каких-то местах «былой славы» будто экскурсовод. Мало по малу, мы очутились на Астрономической башне и взору открылся пейзаж невозможной красоты – величественный лес, который почти сливался с синевой ночного неба. Россыпь звезд на этом полотне сверкала будто небольшие лампочки, а высота захватывала дух.
-Мерлин, Джеймс, как же тут красиво, - я залюбовалась этой красотой, почти вплотную подойдя к перилам. Поттер же стоял поодаль, поэтому я развернулась к нему и продолжила, - ты только взгляни, или высоты боишься? – задорно улыбнувшись, уколола его я. Джеймс лишь рассмеялся. Подойдя ко мне, он протянул мне руку и произнес:
-Теперь финальная часть экскурсии.
Я с интересом посмотрела на него, не понимая, что может быть еще прекрасней, но он, уловив мое смятие, тихо произнес: «скоро увидишь» и сам взял мою руку, потянув за собой. Мы поднимались по какой-то старой винтовой лестнице, которая то и дело шаталась. Честно говоря, мне было страшновато проделывать этот путь, но тепло его ладони заставляло меня двигаться на встречу новому и неизведанному. Я никогда не замечала раньше этого прохода, по ощущениям мы поднимались на какой-то чердак, стало значительно холоднее. Но как только мы добрались до маленькой комнатки я забыла о холоде, о страхе, и других сковывающих эмоциях. Мои глаза округлились от удивления. Мы оказались в жутко старинной обсерватории, стены которой были сделаны из разноцветных витражей. Сама по себе комнатка была невелика, и большую часть пространства занимал огромный телескоп. Джеймс сразу принялся что-то настраивать и спустя пару минут оторвал меня от разглядывания этого удивительного пространства. Он снова взял меня за руку, подводя к этому телескопу, и с лучезарной улыбкой произнес:
-А теперь смотри на настоящую красоту.
Я как завороженная смотрела в это маленькое стеклышко, а Джеймс продолжил свой рассказ:
-Знаешь, Кристэн, вокруг звезд могут вращаться не только планеты, но и другие звезды. Такие пары или небольшие скопления звезд называют двойными. Часто они бывают разных цветов – например, одна звезда желтая, другая красная или голубая. Одна из красивейших двойных звезд - Альбирео в созвездии Лебедя и сейчас ты смотришь прямо на нее….
Я не могла выразить словами восторг, который рвался из моей души, насколько же это было красиво.
-Джеймс, я сегодня не усну, -повернувшись к нему, взволнованно произнесла я, - шесть лет учебы в Хогвартсе, я уж решила, что видела много удивительного, но ты превзошел все ожидания!
Поттер улыбнулся и уцепился за мою фразу:
-Так это я превзошел твои ожидания или эти звезды? – он открыто смеялся надо мной.
Я уж было хотела ответить обычным ехидством, как делала это всегда, но этот вечер и моя совесть вовремя его придушили и я, подняв ресницы, произнесла:
-И ты, и этот вид….
Время будто остановилось, я видела, как искорки озорства тают в глазах Поттера, а на их смену приходит тягучее неверие. Он дернул головой, будто не расслышал. В этот момент мне было наплевать на всю недосказанность и непонимание, которое возникло между нами всего за каких-то полтора месяца, пусть я буду корить себя за эту фразу в будущем, но с уст сорвались самые искренние в тот момент слова:
-Джеймс, - я подошла к нему ближе, - спасибо тебе за этот вечер, за то, что приоткрыл завесу тайн Хогвартса, теперь у меня есть непередаваемые впечатления, - я искренне улыбалась смотря в его глаза, которые излучали столько тепла. Северный ветер, который продувал самую высокую башню этого старинного замка, заставил поежиться. Джеймс тут же накинул на меня свою мантию, его руки задержались на застежке, и мое сердце забилось намного чаще.
-У меня не было права не подарить тебе эти эмоции, - он ласково улыбнулся, - а теперь пойдем в башню, потому что, если придем на зельеварение сонные и замученные – это вызовет много вопросов у окружающих!
-Поттер! – я злобно сощурила глаза, но сама всеми силами сдерживала рвущуюся наружу улыбку.
Джеймс лишь засмеялся и потянул меня за собой к старинной винтовой лестнице.

Глава 10


В родной гостиной стоял невообразимый шум: сегодня была первая игра сезона – Гриффиндор против Когтеврана. Младшекурсники рисовали плакаты, которые издавали что-то на подобии львиного рева, те, кто постарше - трансфигурировали свои учебники и перья в фонарики желтого, оранжевого, красного света, которые, стоило к ним только прикоснуться, сразу же загорались ярким огнем и выкрикивали: «Гриффиндор-чемпион!». Мы с подругами не отставали, надев любимые бордовые свитера, решили дополнить образ магловскими красками на щеках, опять же в цвет любимого факультета. Мы то и дело смеялись, стараясь растормошить нашу Дженнифер, которая играла в команде на позиции охотника. Всем игрокам перед игрой свойственно волнение, тем более, когда в соперниках – Когтевран.
Спустившись в Большой Зал, чтобы таки заставить Дженни хоть что-то съесть, мой взгляд просто утонул в этом невозможном вихре красных и синих тонов. За столом сидела почти вся команда, и я сразу же посмотрела в сторону Поттера, который что-то шептал Роксане Уизли, которая в этом году стала ловцом команды Гриффиндора и, очевидно, сильно переживала перед первой игрой, к ним присоединилась Дженни, которая значительно повеселела после того, как к ней на пути к Большому залу подошло по меньшей мере десять человек и пожелало удачи. Приземлившись на свободные места, началась оживленная дискуссия. Все спорили насчет исхода игры. Алекс, который сидел рядом с Поттером привлек к себе всеобщее внимание:
-Клянусь Мерлином, господа-гриффиндорцы, я готов спрыгнуть с Астрономической башни, если Джим забьет сегодня меньше четырех квоффлов, - все засмеялись, а Джеймс, закинув руку на плечо другу парировал.
-Я сам бы оттуда спрыгнул, если бы случился такой расклад, - ухмыльнулся Поттер.
Все младшекурсницы издали непонятное «О!», то ли от страха за предмет своего обожания, то ли от его безрассудства, граничащего с дикой самоуверенностью. В безмолвии не осталась и Энн Шанти:
- Джеймс, - сладко проворковала блондинка, - если забьешь шесть, то я тебя поцелую.
Парни заулюлюкали, Алекс и Дэвид засмеялись, а все те же младшекурсницы, казалось, были готовы растерзать Шанти в ту же секунду. Я же просто улыбалась, добавляя в кофе сахар и одними глазами разговаривая с Грейс, которая сидела напротив меня. Реагировать на выпады Шанти было глупо, а после нашей ночной прогулки с Поттером, мне ее было даже жалко. Поведение Энн смахивало на неудачное представление, которое, на самом деле, выставляло ее не в лучшем свете. Поэтому, будучи более чем спокойной, я с улыбкой взглянула на Поттера. Все ждали его реакцию, и я в том числе. Джеймс, нисколько не смутившись, ответил, поднимаясь из-за стола:
-Игра непредсказуема, Энн, все возможно, - Поттер улыбался, - но одно я знаю точно, - он перевел взгляд на свою команду и продолжил уже весьма серьезным тоном, - мы сегодня победим, при должной отдаче всех и каждого…а теперь пойдемте в раздевалку, - нахмурился наш капитан, - хочу дать пару наставлений перед игрой.
***
Трибуны гремели, отовсюду слышались кричалки, некоторые умельцы чудили при помощи волшебных палочек, выпуская в воздух синий дым. Все это безумие смолкло с появлением на поле мадам Трюк. И громкий голос Билли Джордана, который держал у шеи палочку, разлетелся по стадиону:
-Леди и джентльмены, добро пожаловать на первую игру сезона, погода сегодня благосклонна, так что мы в ожидании интереснейшей схватки.
Трубины приглушенно гудели, в ожидании игры.
-Итак, встречайте команду Когтеврана, - произнес Билли и на поле стали появляться игроки, - капитан команды и по совместительству вратарь – Брайан Корнер, загонщики – Курт Макмиллан, Джордж Огден, охотники – Алисия Кемп, Чарльз Браун, Эмибет Криви, ловец – Оллин Смит.
Синяя часть трибун взревела, в воздух посыпались серебряные искры.
-В этом году у Когтеврана много новичков, удалось ли Корнеру сплотить команду? Покажет сегодняшняя игра, – продолжил комментатор, - а сейчас на поле появляется команда Гриффиндора, встречайте: капитан команды – Джеймс Поттер, охотник; Дженнифер Флек, Ричард Боулмен – охотники, загонщики – братья Колин и Коул Диппеты, вратарь – Арчи Вуд, и новый ловец команды Гриффиндора – Роксана Уизли.
Теперь пришел черед красной половине стадиона издать победный клич.
Мадам Трюк с силой дунула в серебряный свисток и взмыла высоко в воздух вместе с четырнадцатью игроками. Матч начался.
-…И вот квоффл оказывается в руках у Дженнифер Флек из Гриффиндора. Эта девушка - великолепный охотник, и, кстати, она, помимо всего прочего, весьма привлекательна…
-ДЖОРДАН! — повысила голос профессор МакГонагалл, специально севшая рядом с комментатором матча Биллиусом Джорданом. Она прекрасно знала, что Джордана частенько заносит, а потому решила его контролировать.
-Извините, профессор, - поправился тот. - Итак, Дженнифер Флек совершает отличный манёвр, обводит соперников, точный пас Ричарду Боулмену - это находка капитана, в прошлом году она была лишь запасной, — снова пас на Флек и… Нет, мяч перехватила команда Когтеврана. Он у Эмибет Криви, которая устремилась вперед к кольцам Гриффиндора, неужедли сейчас будет открыт счет, и бросоооок…нет, в фантастическом прыжке мяч перехватывает вратарь Арчи Вуд, его отец – звезда Падлмир Юнайтед, может гордиться сыном. Гриффиндор начинает контратаку. С мячом капитан Джеймс Поттер, он великолепно обводит охотников Когтеврана справа, взмывает над полем, пас на Ричарда Боулмана, Дженнифер страхует, отличная схема, которая всегда работает! Мяч снова в руках у Поттера, и он устремляется вперёд… Вот это полёт!… Он уклоняется от набравшего скорость бладжера, который послал Джордж Огден… На хвосте у Поттера Алисия Кемп и Эмибет Криви, они прямо перед воротами… давай, Джеймс!…и ГОООООЛ! Гриффиндор открывает счет. Вратарь Корнер делал ставку на среднее кольцо, в то время как Поттер обманным маневром поразил левое.
Аплодисменты болельщиков сборной Гриффиндор и стоны и вой поклонников Когтеврана заполнили холодный воздух, своими эмоциями повышая его температуру.
Игра была поистине насыщенной, сразу после открытия счета охотница из Когтеврана - Алисия Кемп осуществила разрыв, забив два мяча, счет стал 20:10, затем Поттер забил подряд еще четыре квоффла, добыв для Гриффиндора разрыв в 30 очков. Воздух вокруг будто наэлектризовался. Далее Поттер поручил Дженни пробить штрафной, однако Корнер смог перехватить мяч, но Ричард Боулмен, спас ситуацию, сразу же успешно атаковав кольца Когтеврана. Затем Когтевран активизировал наступление. Команды шли ноздря в ноздрю. Когда на табло было 60:80, трибуны затихли – ловцы резко устремились вниз.
Истошный крик Билли Джордана разорвал тишину:
-ГРИФФИНДОР ПОБЕДИЛ СО СЧЕТОМ 230:60! Роксана Уизли поймала снитч!
***
В теплой гостиной столы ломились от сливочного пива и всевозможных вкусностей, играла музыка, то тут то там взрывались маленькие летающие хлопушки из магазина «Зонко». Все ждали команду, чтобы начать праздновать победу. Завидев своих героев, гриффиндорцы принялись обнимать их, поздравлять, хлопать в ладоши, особые комплименты звучали в сторону Роксаны, которая действительно сыграла на высшем уровне. Я обняла Дженни, и решила подойти к Поттеру пока тот был один. Завидев меня, он улыбнулся.
-Отличная игра, Джеймс, поздравляю! – я искренне обняла его.
-Спасибо, - улыбнулся Поттер, - когтевранцы сильные, так что пришлось выложиться по полной.
Я решила уколоть Поттера утренним инцидентом.
-Ну, я бы не сказала, что «по максимуму», шесть квоффлов все-таки не забил, - прищурила глаза я.
Всего на секунду в глазах Джеймса появилось удивление, которое сменилось озорством.
-Солсберри, а ты уверена, что я не остановился на пяти специально?
Теперь была моя очередь округлить глаза в удивлении…Джеймс действительно забил пять голов и дальше встал на позицию страхующего, в то время как Ричард и Дженни нападали…Неужели он сделал это, чтобы лишний раз не давать повод Шанти…? Мысли мелькали как кинопленка, но я парировала:
-Я бы тебе поверила, если бы речь шла не о квиддиче, а так… - склонив голову на бок, продолжила я, — это слишком важно для тебя, чтобы так рисковать.
Джеймс ничуть не удивился моему ответу.
-Знаешь, Кристен, есть вещи и поважнее.
Я внимательно вглядывалась в его глаза, которые излучали всеобъемлющее тепло: хотело утопать в нем, окунуться раз и навсегда, ни о чем не думать – лишь чувствуя этот жар на себе. Я не знаю, сколько времени прошло, пока мы вели с ним этот немой разговор, в надежде, что кто-то первый скажет такие нужные слова. Молчание тянулось, а вместе с ним и нервы. Джеймс коснулся моей руки, и я непроизвольно вздрогнула. Его горячие руки вернули меня в реальность, он сделал шаг навстречу, заслоняя при этом своей спиной от шумной гостиной. Я прижалась к углу алькова, ощущая холод камней затылком. Наши взгляды встретились и Джеймс заговорил быстро и слегка растерянно, будто старался не упустить мысль.
-Кристен, я не знаю, что в твоей голове, я не знаю, понимаешь ли ты, что я к тебе чувствую! Мерлин, Солсберри, но я не хочу тратить время на ненужные загадки, ты мне нравишься очень сильно…и я просто хочу знать ответ на вопрос: могу ли я добиться твоего расположения? Я пойму и приму любой ответ, жить в непонимании больше невозможно…
Впервые в жизни я выкинула из головы все мысли, все предрассудки, кучу недосказанности и просто поцеловала Поттера. Кажется, в тот миг мир рухнул, а на смену ему пришел новый – совершенно счастливый мир, где реальностью были его руки, так крепко сжимающие мою талию, и сбившееся дыхание где-то в районе шеи, и губы, которые шептали «люблю».



Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2022 © hogwartsnet.ru