С любовью, Лили Эванс автора JustBored    в работе   
-Лили, когда все дороги заходят в тупик, когда разрушаются все иллюзии, когда ни один луч солнца не блеснет на горизонте, в глубине души каждого человека остается искра надежды /// История о Лили Эванс со счастливым концом - ЛЭ/ДП
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Лили Эванс, Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Ремус Люпин, Алиса Лонгботтом
Любовный роман || джен || PG-13 || Размер: миди || Глав: 9 || Прочитано: 1665 || Отзывов: 1 || Подписано: 9
Предупреждения: Смерть второстепенного героя
Начало: 11.11.21 || Обновление: 17.07.22

С любовью, Лили Эванс

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Я проснулась задолго до звонка будильника. За окном виднелся туман – всю ночь шел дождь, заставляя меня вслушиваться в грустную мелодию уходящего лета. Сегодня мне впервые предстоит отправиться на вокзал Кингс-кросс без родителей. Мамина кузина Полли отвезет меня в Лондон, где я сяду на долгожданный Хогвартс-экспресс. Нет, я не могу сказать, что мне не нравилось гостить у тети в Ипсвиче. Она жила в небольшом городке под названием Харидж: портовый город, где всегда очень сыро и ветрено, а в волосах то и дело застревает песок. Я любила тетю, и всегда с радостью ездила к ней в гости, но живописные пейзажи родного Хемпшира были намного роднее моему сердцу.

-Лили, милая, спускайся, иначе мы точно опоздаем! – послышался звонкий голос тети.
-Две минуты и я внизу!

Я придирчиво вглядывалась в свое отражение в зеркале. Мне хотелось выглядеть красиво в первый школьный день, но погода внесла свои коррективы в мой образ, и на смену туфлям пришли высокие сапоги и твидовый пиджак. Признаться честно, я его очень любила и чувствовала себя в нем максимально комфортно. Усевшись на переднее сидение, я еще раз взглянула на дом. На клумбе буйно цвели георгины, разбавляя серость сентябрьского утра бордовыми красками, ветки остролиста уже почти касались окна моей комнаты, а забытая мною форточка тихонько поскрипывала.

На вокзал Кингс-Кросс я приехала раньше положенного, Хогвартс-экспресс еще не прибыл на платформу 9 и ¾. Недолго думая, я уселась на свой огромный чемодан в ожидании поезда. Платформа постепенно наполнялась студентами и их родителями. Младшекурсники сновали в форменных мантиях, создавая красные, синие, желтые потоки. Я смотрела на их радостные лица, отовсюду доносился смех, и можно было подумать, будто никаких проблем в магическом мире нет, будто все идет своим будничным чередом. Из вереницы этих мыслей меня вырвал тяжелый взгляд черных глаз. Я физически ощущала, что Северус сверлил взглядом мою спину, обернувшись – всего на какую-то секунду – наши взгляды встретились и я увидела в нем такую затаенную грусть, что сердце невольно наполнилось горечью, а в голове застучало его громкое - «грязнокровка». Я знала, что придется выбирать сторону, и знала, что мы с Северусом окажемся по разные стороны баррикад. Из этого потока мыслей меня вырвала Эммелина Вэнс, высокая голубоглазая брюнетка. Хотя Эмми училась на Когтевране, мы находили время для общения. Вэнс была очень мудрой, рассудительной и немного застенчивой, мне было приятно с ней общаться, и я очень ценила ее мнение. Мы познакомились с Эмми совершенно случайно, на собрании клуба Слизней, и с тех пор часто засиживались вместе в библиотеке, или гуляли около Черного озера в теплые дни.
-Лили, привет! – Эммелина тепло обняла меня.
-Я так рада тебя видеть! – у меня на глазах выступили слезы.
-Дорогая…
За разговором мы нашли свободное купе –в окнах мелькал еще по-летнему зеленый лес. Так как в этом году Эммелину назначили школьной старостой, она вскоре ушла патрулировать коридоры, и моя голова вновь наполнились тяжелыми мыслями: два месяца назад не стало папы, в волшебном мире шла война, а я, казалось, просто потеряла себя. Достав сигареты, я быстро пошла в сторону туалета, чтобы меньшее количество учеников могло узреть заучку Эванс за этой вредной привычкой, которой я обзавелась с недавних пор. По закону жанра, спеша и озираясь, я чуть не сбила с ног Люпина, который стоял в проходе между вагонами.
-И тебе привет, Лили, – с улыбкой в глазах протянул Ремус, - куда спешишь?
-Подальше от реальности, Рем, - начала невесело я, но смягчилась, увидев его обеспокоенные глаза, - волшебного мира будет достаточно.
Его оценивающий взгляд прошелся по мне.
-Расскажешь? – слегка склонив голову набок произнес он.
И я рассказала ему все, что так сильно меня мучало все это время. Почти все лето я тихо плакала, стараясь держаться и быть сильной. Этот монолог был глотком свежего воздуха. Люпин обладал невероятным талантом слушателя, от него веяло искренностью и пониманием, что заставляло душу вырываться наружу. Я часто делилась с ним тревогами, и всегда получала в ответ огромную поддержку. Так и в этот раз, я рассказала ему обо всей той горечи, съедавшей меня изнутри. Закончив, я закурила, совсем не страшась реакции одноклассника. Рем же облокотился на перила подобно мне, и устремив взгляд в ускользающие пейзажи, тихо заговорил:
-Лили, когда все дороги заходят в тупик, когда разрушаются все иллюзии, когда ни один луч солнца не блеснет на горизонте, в глубине души каждого человека остается искра надежды. И эта искра превратится в пламя, которое будет греть твою душу, дарить радость. Только чтобы эта искра превратилась в пламя, надо позволить другим делиться своим огнем…Лили, ты самая добрая и чудесная колдунья, которую я знаю, с этим согласятся все. Пообещай не закрываться в себе, пообещай пустить в свою душу тепло…друзья, родные, и, я с уверенностью скажу за всех Мародеров, мы с парнями будем рады, если ты запомнишь наконец – что мы готовы сделать для тебя все что угодно, особенно Джеймс, - на губах Ремуса заиграла по-юношески задорная улыбка.
-О да, пункт «все что угодно» очень пространственный, а в исполнении Поттера включает в себя приклеивание моей фотографии на учебник по зельеварению заклятием вечного приклеивания, - после этих слов мы оба засмеялись.
-Он это перерос, поверь мне на слово!
-Если я увижу что-то подобное, Люпин, - продолжила профессорским голосом я, - обрушу вину на Вас.
-Я прослежу, - смеясь, ответил Ремус, и перевел взгляд за мою спину.
-Лунатик, мог бы хоть предупредить, что у тебя тут встреча с прекрасным созданием! Мы тебя уже обыскались! – начал Блэк.
Я резко развернулась и глаза Сириуса в тот же момент округлились, принимая форму новеньких галлеонов.
-Блэк, не узнать свою любимую одноклассницу – это преступление, но за прекрасное создание спасибо, - откровенно забавляясь, начала я.
Удивленное лицо Блэка вмиг сменилось на привычное бахвальское, однако нельзя не признать, что улыбался он вполне искренне.
-О, Эванс, мое почтение!
-Смею откланяться, мистер, - в тон ему ответила я, - спасибо за разговор, Ремус, - легко приобняв Люпина, я направилась в свое купе.

----

Праздничный ужин был закончен, все ученики разбрелись по своим гостиным, наслаждаясь последним вечером без эссе, заданий и практик. Я же решила отправить письмо маме, чтобы та не волновалась по поводу того, как я добралась до школы, и еще одно своей лучшей подруге – Алисе, до отбоя был еще час, чего было более чем достаточно, чтобы спокойно преодолеть путь до совятни и обратно. На самом деле, я никогда не любила эту башенку - круглое каменное помещение, окна без стекол, всегда холодно и гуляют сквозняки, на застланном соломой полу совиный помет и обклеванные скелетики мышей. Совы всех мыслимых пород сидят ярусами на жёрдочках до самого потолка, он же крыша башни. Подойдя к моей любимой школьной сове – с ног до головы она была бурой, за что получила от меня кличку Фокси – я вложила ей в клювик аккуратный конверт, на котором я красными чернилами вывела «Алиса Ревейн»:
«Дорогая Алиса,
Пишу тебе из Хогвартса! Не прошло и дня, а мне уже тебя ужасно не хватает. Все еще не могу поверить, что, спустившись утром в гостиную к завтраку, не увижу тебя в обнимку с Фрэнком... Если честно, я очень переживаю. Вчера в Пророке была заметка о том, что обучение в Аврорате сократили до 1 года. Это просто ужасно. Алиса, пообещай быть максимально осторожной! Эмми Венс тоже собирается поступать в Академию, в июле ее соседку-маглу убили забавляющиеся Пожиратели, это произошло на ее глазах, представляешь? Когда она смогла привести подмогу, было уже поздно. После всего происходящего, я все больше уверяюсь в правильности выбора колдомедицины. Наверное, умение оказывать помощь в такой ситуации не менее важно, чем умение сражаться. Оказыавается, при поступлении они просят те же экзамены, что и Аврорат – высший балл по ЗОТИ, зельеварению, заклинаниям, трансфигурации и травологии. Летом я зачитывалась твоим подарком, справочник по защитной магии и ее использованию против Темных сил – это просто нечто. Я узнала много новых заклинаний, помимо всей серьезности, некоторые из них жутко забавные! Я еле удержалась от того, чтобы попробовать одно на противном парне моей сестры (он больше похож на огромную тыкву).
Хватит о глупостях, расскажи, как ты, как обустроилась в Лондоне? Надеюсь на скорый поход в Хогсмид и нашу встречу!

Скучаю,
С любовью, Лили Эванс»

Я провела взглядом улетающую вдаль сову, и поспешила назад в гостиную, посильнее закутавшись в свой пиджак. В голове мелькали разные мысли, из-за всего этого буйства я совсем забыла составить расписание факультативов у Слагхорна, поэтому мечты о теплой кровати были разрушены. Преодолев большую часть пути, я услышала голоса, доносившиеся из коридора на третьем этаже, я ускорила шаг, чтобы пройти незамеченной.
- Так, так, так… грязнокровки нынче совсем страх потеряли, - протянул липким голосом Мальсибер. Двое слизеринцев позади него громко засмеялись.
- Минус 30 очков со Слизерина за оскорбление старосты, - отчеканила я, в сердцах надеясь на то, что все закончится словесной перепалкой.
- Эванс, - перехватил слово Эйвери, - твоя рыжая головка будет пробита, как только ты переступишь порог Хогвартса, - помяни мое слово.
Я попыталась проигнорировать этот выпад, понимая, что в меньшинстве, одна девушка против трех парней – совсем неравный бой. Сердце предательски ускорило бег, когда я попыталась просто пройти мимо. Мальсибер схватил меня за руку, резко развернув к себе и приставив к груди волшебную палочку.
- Как некрасиво, Эванс, уходить не попрощавшись, - оскалился он, - у грязнокровок никаких манер, может научим ее, а, парни?
Все они противно загоготали, страх подкрался прямо к горлу, руки превратились в две льдинки, я понимала, что надо хотя бы попытаться что-то предпринять: незаметно достать свою палочку не выйдет, оттолкнуть Мальсибера, пытаясь выиграть время — значит получить заклинание в грудь от его дружков; страх начал переходить в безразличие, поэтому, не придумав ничего получше, я ответила:
- Прощаются с людьми, а я здесь вижу только трех омерзительных животных.
И в эту же секунду я услышала «экспеллиармус» и палочка Мальсибера вырвалась из его рук. Эйвери и Пирс резко развернулись на сто восемьдесят градусов. За их спинами стояли Джеймс и Ремус.

Глава 2


- Трое против одной, как по-слизерински, - произнес Люпин. Он хоть сохранял самообладание, Поттер же излучал ненависть каждой своей клеточкой.
- Назовите мне хоть одну вескую причину не свернуть вам шеи сейчас же, - почти прошипел Джеймс, и не дожидаясь никакого ответа выкрикнул: «эверте статум!» - Мальсибер отлетел на футов семь, грузно приземлившись оземь. То тут то там пролетали красные, синие, фиолетовые лучи. Джеймс и Ремус сражались с Пирсом и Эйвери. Последние не стеснялись использовать по-настоящему темные заклятия. Я стояла будто в оцепенении, не смея шелохнуться, всем телом пытаясь вжаться в многовековые стены. Мир пошатнулся, когда я увидела, как лежавший до это в отключке Мальсибер, прицелился в спину Поттера, который невидимыми веревками связывал обезоруженного Пирса. Не теряя ни секунды, я истошно закричала «протего», точно отразив заклятие. Внутри закипала злость, которая породила вырвавшееся следом «остолбеней». Заклятие выдалось таким мощным, что слизеринца снова отбросило на несколько футов. Меня же потряхивало от злости на несправедливость этого мира. Перед глазами, словно в калейдоскопе, возникали картины: пожиратели издеваются над соседкой Венс, темная метка над Национальной Библиотекой, далее я представила, как зеленый луч летит прямо в Алису, которая вышла на свое первое задание…а что, если его выпустит этот же мерзавец Мальсибер. Напряженную тишину прервал Джеймс.
- Рем, сотрешь им память? – ломким голосом начал Поттер, - Я провожу Лили в гостиную.
Я перевела взгляд на Поттера. Казалось, будто он прочитал все мои мысли, прочувствовал все мои страхи. Все лето мы с ним не общались, ни одного письма, ни одной записки после того случая у озера. Создавалось такое чувство, что все это было в прошлой жизни – неправильной и далекой. Наверное, именно в тот момент во мне что-то переключилось, когда я поймала его взгляд – ни капли бахвальства, глупой бравады и колкости, лишь бескрайняя тоска. Раньше я видела лишь то, что хотела…?
- Может пойдем все вместе? – начала я, искренне не понимая, зачем нам надо разделяться.
- Ну, - начал Ремус, - я собирался в Больничное крыло, мне не здоровится с самого утра, - парень откровенно замялся. Я не стала задавать лишних вопросов, так как сразу же все поняла. Мне было известно о болезни Люпина, и я искренне ему сочувствовала, поэтому пошла у него на поводу.
- Надеюсь, все обойдется!

Мы шли в тишине, гулом отдавалось лишь цоканье каблуков. Но эта тишина не давила, а наоборот расслабляла. Все мои мысли и страхи отошли на второй план, а в голове крутились лишь слова Люпина «чтобы искра превратилась в пламя, надо позволить другим делиться своим огнем». Я думала об этом почти весь день. Почему я так долго и упорно противилась этому? Причины были разные, и, честно говоря, очень глупые. Но одно я поняла точно, перед лицом страха, боли и опасности, жизненно необходимо доверять, ценить и любить. Я искоса посмотрела на Поттера. Я всегда знала, что отваги и самопожертвования ему не занимать, знала, что он готов на все ради близких и друзей. Разве этого недостаточно для того, чтобы закрыть глаза на юношескую браваду? В голову лезли воспоминания: третий курс, Джеймс и Сириус за завтраком заколдовали тыквенный сок семикурсников-слизеринцев таким образом, что каждый выпивший, получил густую зеленую чешую на руках и лице. Это была месть за Джилл Бэлл, которую слизеринцы преднамеренно вывели из строя перед первой игрой сезона в квиддич, отправив ей письмо с чешуей клабберта, от чего руки девочки покрылись ужасными кроваво-красными волдырями. Я думала обо всех их выходках и вывод, который я всегда от себя гнала, сложился каким-то естественным образом. Мародеры по большей мере лишь отвечали на чьи-то выпады, если речь шла о чем-то серьезном. Шутки и проказы увеселительного характера шли у них, конечно же, от души. Я невольно улыбнулась.
- Саламандра, - обратился Джеймс к Полной Даме
- Джеймс, - начала я, когда мы уже вошли в гостиную, - спасибо вам.
- Не надо благодарности, - искренне улыбнулся парень, - каждый бы так поступил.
- И еще, - неловкость боролась с правильностью этих слов, - извини меня за те слова у озера. На самом деле, я так не считаю.
Я не совру, если скажу, что Поттер был удивлен. Сначала я даже была готова к какой-то колкости, но и толики самодовольства не проскользнуло по его лицу. Он поправил очки, и маленькая морщинка залегла на переносице, казалось, Поттер что-то обдумывает.
- Я болван, Лили, и часто веду себя по-идиотски. Так что это мне следует перед тобой извиниться.
- Как в тот раз, когда все картины на 8 этаже по твоей воле пели «Эванс, пойдем со мной в Хогсмид?» - заулыбалась я.
- Как в тот раз, когда я влез в конфликт между тобой и Снейпом, - все также серьезно продолжил Джеймс.
- Давай будем считать, что мы оба были неправы. Так что, - уже более веселым тоном продолжила я, - мир, дружба, жвачка?
- Эванс, - начал Поттер хитро прищурил глаза, - я на дружбе не остановлюсь.
- Не зазнавайся, Поттер, и прекрати называть меня «Эванс»! – я пыталась придать голосу серьезности, но улыбка все равно заиграла на губах.
- Тебе будет приятно, если я буду звать тебя «Поттер»? -
- Джеймс!
- Все, все, все, - Поттер засмеялся, - это была последняя дань нашему былому общению.
- Спокойной ночи, Джеймс, - я уже почти повернулась в сторону спален, но внутренний голос твердил «сделай это, дурилка!», и я не смогла противиться этому желанию. Спрыгнув с первой ступеньки, я в один шаг подошла к Поттеру и обняла его.
Он опешил, но ответил на это объятие, а я быстро зашептала «спасибо тебе». Наверное, мы обнимались дольше, чем этого требует этикет и прочие правила. Но для меня этот день стал новой жизнью.

Придя в комнату, я никак не могла отделаться от радости, которая разливалась где-то в районе груди, что, к слову, очень мешало составлять график дополнительных занятий по зельеварению. Этой ночью мне впервые снились хорошие сны.

Глава 3


Дни летели невероятно быстро: подступил серый октябрь с привкусом бодроперцового зелья. Дожди сменялись изморосью и туманом. Еще никогда осень не была такой тусклой, будто природа выражала сопереживание ко всему происходящему. Каждое утро в «Ежедневном пророке» появлялись все новые заметки о таинственных исчезновениях и страшных столкновениях Авроров и Пожирателей. Чтобы хоть как-то ограничить перемещение последних, Руководящий центр Сети летучего пороха и Портальное управление издали акт, ограничивающий использование данных видов магического транспорта. Отец Эммелины, который работал в отделе магического транспорта, рассказал, что в Министерстве, как никогда ранее, чувствуется воинственный настрой. В отделе магического правопорядка постоянно происходит расширение штаба, приращиваются департаменты и отделы, и поговаривают даже о создании отрядов быстрого реагирования на базе штаб-квартиры авроров. Все это не могло не вселять надежду. Надежда…сколько было в этом слове. В последнее время я постоянно думала о войне, и каждый раз возвращалась к исходной точке - вере в лучшее.

Субботнее утро началось с библиотеки, потому что пятница была убита в больничном крыле. Сидеть на уроках, пока у тебя из ушей идет пар - так себе удовольствие. Я дописывала эссе для Флитвика. Мы проходили интереснейший раздел - защитную магию. Мне казалась эта тема невероятно полезной. Профессор просил написать два свитка по связке «Протего Максима - Репелло Инимикум - Фианто Дури». Однако моя душа заучки не смогла на этом остановиться - увлекшись, работа вышла на свиток больше и включала в себя еще и разбор «Оглохни» и «Сальвиа Гексия». Я с нетерпением ждала рождественские каникулы и свое семнадцатилетние, чтобы, наконец, опробовать все эти заклинания на родительском доме, а если все получится - то и на всех соседних.
- Лили, - протянул веселый голос, - сколько можно учиться?
Оторвав глаза от эссе, я увидела улыбающуюся Мэри Макдональд в новенькой квиддичной форме.
- Мэри, честное слово, я уже дописала и собиралась к тебе! - я состроила жалобные глаза, понимая, что заработавшись, совсем забыла о назначенной на полдень встрече, - Кстати ,выглядишь потрясающе!!
- Хитрюга, - лишь протянула подруга в ответ.
Мы с Мэри учились на одном курсе, жили в одной комнате, но все это не то… Мэри - невероятная. Мы подружились на третьем курсе, когда вместе выбрали нумерологию как факультатив. С того дня девчушка с золотыми кудряшками стала моим другом. Я добавляла ей рассудительности, а она мне безрассудства, что в совокупности дарило обоим гармонию.
Мы быстрым шагом дошли до родной башни, где я, под непрекращающееся «быстрее, Лили, быстрее», наспех надела свитер, кое как собрала волосы и, схватив не то шарф, не то плед, выбежала из спальни вслед за подругой, которая уже почти скрылась за проходом с Полной Дамой. Сегодня была первая тренировка команды Гриффиндора по квиддичу. Мэри, которая в этом году попала в команду, жутко нервничала, хоть и не подавала виду. Поэтому я, как настоящий друг, пообещала пойти с ней, чтобы поддержать. Тем более, учитывая груз темных времен, многие ребята ходили на стадион посмотреть на тренировки, чтобы немного развеяться в ожидании первой игры.
Мы расстались с Макдональд у раздевалки. Пожелав подруге удачи, я направилась к трибунам. По краям стадиона возвышались по три шеста с кольцами, похожими на те, из которых выдуваются мыльные пузыри. Я улыбнулась, вспоминая, как обожала в детстве играть с этими мыльными пузырями. Подул сильный ветер и я быстро побежала в сторону башен, на верху которых расположились небольшие трибуны под козырьками. На трибунах , казалось, собралась половина Гриффиндора. На нижних рядах как обычно устроились воздыхательницы Блэка и Поттера. Я даже поежилась от того, насколько не вписывалась в эту пеструю группу. Все как одна со сложными прическами, с ярко-красными губами, и в лучших платьях несмотря на жуткий холод. Я невольно попыталась поправить развевающиеся волосы, но быстро забросила это дело, увидев Ремуса. Они с Питером сидели почти на самом верху - оба в свитерах в цвет родного факультета. Радушно поприветствовав Люпина, и улыбнувшись такому застенчивому Питеру, я села прямо перед ними и обвела взглядом поле. Поттер давал какие-то наставления новичкам. Какая-то жуткая досада пронзила меня, когда я вновь посмотрела на Джеймса. С момента нашего последнего разговора прошло больше месяца, и, скорее к моему сожалению, нежели к счастью, ничего подобного не повторялось. Я долго отводила от себя мысль о том, что скучаю. Но факт оставался фактом - мне очень не хватало былой трескотни, пускай дурацкой, пускай с ехидством, но такой родной.
Тренировка шла привычным чередом. Девчушки ниже меня обсуждали Сириуса, новую метлу Поттера, и то как он хорош в квиддиче. Особо изощрялась в комплиментах Энни Лэйкерс. К нашему несчастью, мы с Мэри делили с Энн и ее подпевалой Сьюзан спальню. Я знала, что меня они не жаловали в силу повышенного внимания к моей персоне со стороны Поттера. Энни же была влюблена в Джеймса, наверное, со второго курса. Так что дружелюбной обстановка в нашей комнате вряд ли могла называться. Этим летом, от природы белокурая Энни, перекрасила волосы в рыжий, а в сочетании с красной помадой - образ был максимально обжигающий. Я лишь посильнее закуталась в свой шарф, позволяя ветру еще больше растрепать и до того непослушные волосы. Наверное, я очень глупо смотрелось на их фоне. Но если честно, для меня красота была в другом. Тут я заметила, как Энн покосилась в мою сторону и максимально громко выдала:
-Вчера мы с Джеймсом занимались зельями, я помогала ему с Веселящим эликсиром! Он такой душка, так благодарил меня! Обещал прокатить на Нимбусе-700!
Вся стайка разом завистливо присвистнула, дальше же все происходило будто в замедленной съемке.
Квоффл, который так мастерски отбил Сириус, с какой-то бешеной скоростью устремился в сторону наших трибун. Энни, сидевшая в пол оборота, его даже не заметила, а дальше лишь пронзительное «ААААА». Мяч попал ей прямо в голову, не уверена, что было и вправду так больно, но кричала Лэйкерс так, будто ее резали. Вся команда подлетела к трибуне. Сириуса метушился вокруг пострадавшей, пытаясь выведать, все ли в порядке.
- Энн, прости, я нечаянно, давай я проведу тебя в Больничное крыло, - снова начал Блэк.
- Ох, нет, - еле выдавливая из себя слова, начала Лэйкерс, - я не могу идти…
Все это попахивало дешевым цирком. Мы переглянулись с Мэри, которая зависла в воздухе рядом с трибуной.
- Пусть Джеймс, - снова начала Энн, - пусть он меня довезет до Больничного крыла.
Все это выглядело так глупо, что я искренне сдерживала себя от смеха. Поттер опешил, но согласился.
Команда вернулась в раздевалку, а зрители начали двигаться в сторону замка. Я шла позади Сьюзан и других девчонок. И, клянусь Мерлином, Сьюзан специально, чтобы я слышала, сказала:
- Наконец, рядом с Поттером та девушка, которая может оценить его по-достоинству.
- Думаешь, они будут встречаться? - начала какая-то пятикурсница.
- Уверена, в деле ведь Энн Лэйкерс, - хохотнув парировала Сьюзан.

Глава 4


Промозглый октябрьский вечер окутал старый замок. Ветер гулял по коридорам, бесстыдно врываясь во все закоулки. В такие вечера излюбленные места всех студентов - у камина. В гостиной было не протолкнуться. Мы с Мэри сразу же двинулись к спальням, надеясь поговорить наедине, пока Сьюзан и Энн были заняты пересказом событий, произошедших на поле для квиддича с последней. Эта баллада все приукрашивалась и приукрашивалась, а глаза младшекурсниц все расширялись и расширялись. Быстро юркнув в нашу комнату, Мэри заняла душ, а я, как в старые добрые времена, левитировала старый выцветший пуф к двери в ванную, и усевшись, разразилась тирадой:
-Мэри, скажи, как наши «добродушие» соседки вообще угодили на Гриффиндор? Я чуть не подавилась их ядом, пока шла в замок!
-Лил, не знаю насчет Гриффиндора, но их напыщенности хватит на весь змеиный факультет! Мерлин, Лили, а эти ее волосы! Лэйкерс пора бы купить индивидуальность!
-Я понимаю, к чему ты ведешь…только не говори, что со стороны мои выглядят также, - я улыбнулась, зная, что дальше последует негодование Макдональд.
-Не неси чепухи, они у нее оранжевые и все выжженные! У меня глаза режет, каждый раз, как я на нее смотрю!
Но тем не менее, Поттер с ней возится…
-Из-за двери показалась сначала корона из пены, а лишь потом сама голова подруги. Ранее голубые глаза сузились так, что было невозможно различить их цвет, а брови, казалось, сошлись навсегда.
-Да все это бред! Тебя на зельях вчера не было, у Поттера снова весь котел сгорел, и, как бы я не не любила Энн, я признаю, что в зельеварении она уступает лишь тебе и Снейпу. Вот Слагги и оставил их вместе после уроков ЗА НЕ ИМЕНИЕМ тебя, подруга! Да и вообще, с каких пор ты так обеспокоена кругом общения Поттера, м? - хитро сощурилась девчушка.
-Мэри, не заставляй меня произносить это вслух, мне и так тяжело, я не понимаю себя, я не понимаю его. Какая-то игра в «шаг вперед - два назад» и все это приправлено сплошным хаосом, который творится в мире.
Мэри молчала, и ее тишина была красноречивее любых слов. При всей ее напускной оптимистичности, я знала, что она переживает не меньше моего. Ее папа волшебник, а вот мама - магла. Каждое утро Макдональд трясущимися руками брала газету из лап школьной совы, в надежде не увидеть плохих новостей; и убедившись, что сегодня все хорошо, надевала свою улыбку, будто маску, которая, на самом деле, была ее огромной силой.
-Я верю, что все будет хорошо, и мы приложим к этому свою руку. Иначе никак, - подруга села рядом со мной. Мы делили этот выцветший пуф, слушая ровное потрескивание поленьев в камине.Я положила голову на ее плечо и мы продолжили наш безмолвный разговор, который скорее был похож на обмен силами. Мы верили, и эта вера растекалась по телу, будто Животворящий эликсир.
-Мы опоздаем на ужин, - тихо начала я.
-Вот бы можно было ужинать в своих комнатах, - мечтательно начала Мэри и я засмеялась.
Пока подруга одевалась, я решила что-то сделать с этим старым пуфиком. С трансфигурацией у меня, конечно, было не все так гладко, как хотелось бы, но попытка не пытка. Под смех Мэри я сначала наколдовала лишнюю ножку, потом странного вида рюши, но в итоге исправилась, и мы с подругой получили замечательный пуф цвета слоновой кости, который был значительно больше прежнего, и стоял на красивых кованых ножках. Спустившись в Большой Зал в приподнятом настроении, мы принялись уплетать такой любимый яблочный пудинг. Следом за нами пришли Мародеры в полном составе.
-Добрый вечер, дамы, - обворожительно улыбнувшись, начал Блэк, - не против, если мы составим вам компанию на ужин?
-Как будто вы когда-то спрашивали! - с улыбкой ответила Мэри, - Как себя Лэйкерс чувствует?
-Да нормально, я же в нее мячом попал, а не сектумсемпрой! - в искреннем непонимании разразился Сириус.
-Кстати, отличный удар, Блэк, - в сердцах выдала я, и сразу же получила в ответ четыре пары удивленных глаз.
-Эванс, а я многого о тебе не знал! - засмеялся Сириус, рядом хихикала Макдональд, и даже Ремус - и тот улыбался. С ответом меня опередила Макдональд.
-Вы многого не знаете о Лэйкерс, а не о Лили, вас парней так легко водить за нос, - с видом умудренного жизнью старца, выдала Макдональд, я лишь улыбнулась и поднялась следом за подругой.
-Макдональд, что это значит? - чуть громче, чем следовало крикнул Блэк.
Я встретилась взглядом с Поттером, который не меньше друга был заинтересован в ответе. Еще не взрослый, но уже не мальчишка. Взлохмаченный, в гриффиндорском свитере поверх рубашки, а в глазах такое тепло, что хотелось раствориться в ту же секунду.
- Подумай на досуге, Блэк, - хитрый возглас Мэри вырвал меня из своих мыслей, и я отвела взгляд, толкнув дверь Большого Зала.
- И что это было? - поинтересовалась я у подруги.
- Это, Лили, почти урок гербологии, - профессорским тоном начала Макдональд, - только что вы наблюдали, как я посадила зерно сомнения в головы глупых мальчишек. Какими бы «смекалистыми» Мародеры себя не считали, в отношении людей они не очень - то и разборчивы. По крайней мере, не все из них.
- Это просто юношеский максимализм, который обострился в силу войны, - парировала я, - вот они и делят всех и вся на черное и белое.
- Только это автоматически исключает допущение, что «на стороне добра» тоже могут таиться последние задницы. И, знаешь, ладно Лэйкерс, которая просто хочет заполучить богатенького Поттера с его Нимбусом-700. Это наименьшее из зол…
Я лишь кивнула в ответ. Потому что, на самом деле, Мэри была чертовски права.
- Хуже, - продолжила мысль подруга, - хуже, если он в будущем будет принимать все на веру и судить по себе. Далеко не все готовы бросаться под заклятия, далеко не все имеют хоть часть той храбрости и благородства…далеко не все гриффиндорцы - на самом деле могут называться гриффиндорцами, пора бы ребятам это понять.

Эта мысль засела в моей голове, не давая уснуть. Я долго вглядывалась в черноту ночи, размышляя о том, как часто мы заблуждаемся и судим по обертке. Или, что еще хуже, бездумно верим этой обертке. Так и вышло с Энни Лэйкерс, которая всегда всем улыбалась. Ее образ был настолько сладок, что было сложно усомниться в ее открытости. Так вышло и со мной. Я так долго строила между собой и Поттером стену из моего презрения, что он принял ее за чистую монету.

Утром, совсем не выспавшись, я сказала об этом Мэри, на что получила красноречивый взгляд. Лучше бы она что-то сказала.

Глава 5


«Дорогая Алиса,
Пишу ответ сразу же, как получила твое письмо! Как ты сейчас себя чувствуешь? Я невозможно злюсь на то, что не могу быть рядом, не могу тебе помочь… Ты меня очень напугала! Умоляю, пей каждый день по чайной ложке Укрепляющего бальзама и столовой ложке Настойки растопырника. Я прочитала об этом в книге «Пост-терапия темных проклятий и зелий» Вилфреда Олсена. Вместе они максимально быстро восстановят организм. На всякий случай напишу еще Фрэнку, чтобы ты точно не отлынивала от лечения! Возражения не принимаются!
У меня все стабильно, в свободное время пытаюсь постигать колдомедицину. Энн и Сьюзан продолжают плести интриги, надеюсь, не получу пару капель сока ядовитой тентакулы в утренний кофе. К слову, Мэри, которая сейчас стоит над моей головой, передает тебе привет и желает скорейшего выздоровления. Мы собирались к Эмми Вэнс, когда пришло твое письмо. Эммелина обещала нам помочь с трансфигурацией человека. То ли от вечного стресса, то ли от мыслей о Поттере *написано Макдональд* у нас не получается трансфигурировать даже брови.
Очень жаль, что не получится встретиться в Хогсмиде, но это все ерунда, главное - поправляйся! И береги себя…
С любовью, Лили Эванс»

День прошел под эгидой трансфигурации. Благодаря стараниям Вэнс у нас с Мэри таки получилось сделать задание для Макгонагалл: я изменила цвет глаз на карий, а волосы стали каштановыми и вьющимися, подруга же выбрала серые глаза и короткие пепельные волосы.
-С этим цветом волос, Мэри, ты выглядишь как Нарцисса Малфой в школьные годы, такая же холодная красота, - улыбаясь, сказала Вэнс.
-Спасибо тебе, Эмми, за помощь, с нас должок!
-Да будет вам, - улыбнулась подруга.
Напоследок, Эммелина, школьная староста, вручила мне объявление о намечающемся походе в Хогсмид, а я обещала добавить немного красок, и вывесить его в родной гостиной. Распрощавшись с Вэнс, мы зашли в библиотеку, где я дорисовала на объявлении красивого льва в уголке. Макдональд же заколдовала его так, что при каждом касании он издавал рев, напоминающий слово «Хогсмид». Решив, что это просто шедевр магического и живописного искусства, мы пошли в гостиную. До отбоя оставалось не так много времени, многие уже разошлись по своим комнатам. У камина сидели Джеймс, Сириус и Питер, рядом в кресле устроились Энни и Сьюзан. Все что-то живо обсуждали.
-Какие пташки! - заприметив нас, выдал Блэк.
Я одарила его презрительным взглядом, Блэк же ни разу не стушевался. Мэри пошла в спальню, я остановилась у доски объявлений.
-Прости, Эванс, не узнал, но тебе и вправду идет! Хорошая трансфигурация.
-Блэк, я начинаю переживать, ты уже дважды за последний месяц меня не узнал, сходил бы к мадам Помфри, может, с памятью что… а за трансфигурацию - спасибо, я мучалась целый день.
-Попросила бы меня, я бы помог, - я вздрогнула от неожиданности и резко развернулась. Сзади стоял Поттер и улыбался одними глазами. -Такой же лохматый как всегда. Мне захотелось улыбнуться в ответ, и я не стала себя в этом сдерживать.
-Не хочу обременять, - искренне отозвалась я.
-Мне совсем не в тягость.
-Ну, буду знать на будущее.
-Значит в субботу Хогсмид ?
-Знаешь, вам с Сириусом все-таки лучше сходить к мадам Помфри - у вас определенно проблемы со зрением, - не отрываясь от объявления, ответила я.
Он пропустил мое ехидство мимо ушей, продолжая улыбаться.
-Мне приятно, что ты печешься о нашем с Бродягой здоровье, - уже откровенно смеясь, заметил Поттер, поправляя очки.
-Ну я же хочу стать колдомедиком, так что практикуюсь!
-Рад слышать, - совсем серьезно сказал Джеймс.
Я бросила на парня недоуменный взгляд и он продолжил:
-Рад, что ты выбрала колдомедицину, а не Аврорат. Это…это очень опасно. Пожиратели не жалеют никого. Издевательства над Аврорами доставляют им особое наслаждение
-Но ты ведь наверняка пойдешь учиться в Аврорат… - я посмотрела ему прямо в глаза, не скрывая горечи. Затаенная грусть пронизывала каждое слово, порождая лишь боль.
-Пойду. Но теперь буду знать, что спасать меня будешь ты. Значит беспокоиться не о чем, - Поттер улыбнулся, но эта улыбка была такой вымученной, что стало лишь больнее.
-Зато теперь я начну беспокоиться… - я перешла почти на шепот.
-Лили Элизабет Эванс, я даю Вам слово быть осторожным, насколько это будет возможным.
Я лишь улыбнулась в ответ.
-Значит Хогсмид? - хитро сощурившись спросил парень.
-Поттер, купи новые очки! - наигранно раздражаясь ответила я.
-Эванс, Эванс, Эванс… с очками все в порядке, - тут он откровенно замялся, - я спрашиваю, какие у тебя планы на этот поход в Хогсмид?
-Хотела встретиться с Алисой, но не получится, так что стандартный план: магазин Писарро, Сладкое королевство и Три метлы, вот так вот! Ты меня извини, но я пойду к себе, уже поздно, да и Лэйкерс вот-вот прожжет в твоей спине дыру, - я засмеялась, - или в моей голове, что вероятнее…в общем спокойной ночи!
-Спокойной ночи, Лили…

——
-Мерлин, Лил, и ты ушла? - в праведном гневе сокрушалась Макдональд, когда утром мы собирались на трансфигурацию, жутко опаздывая.
-Давай сократим путь через третий этаж, ну и с едой придется подождать до обеда… и тогда мы успеваем как раз к началу урока, - подкручивая палочкой свою каштановую шевелюру, вслух размышляла я, абсолютно игнорируя вопрос Мэри.
-Лили Эванс! Я к тебе обращаюсь! Почему ты ушла? Он хотел пригласить тебя в Хогсмид! А ты просто ушла!
Не выдержав, я вспыхнула, изливая обиду в первую очередь на себя. Зачем я вообще позволила этим чувствам пускать корни в моем сердце?
-Мэри, я слышала, как Лэйкерс его приглашала! Я постоянно вижу их вместе! И Поттер, о святая невинность, кому-кому, Поттеру самоуверенности не занимать! Если бы он хотел меня пригласить - он бы пригласил! - в сердцах выдала я, - Я извинилась перед ним в начале года, я максимально пересмотрела свое отношение к своей жизни, я наконец-то перестала скрывать свои истинные чувства от себя самой, что важно! Я признаю это! Перед лицом страха, боли и опасности, жизненно необходимо доверять, ценить и любить! И я стараюсь, Мэри… но я не понимаю его, совсем…
Закончила свою тираду я в объятиях Мэри. За окном светило такое долгожданное октябрьское солнце, а лучи, преломляясь, весело играли на бордовом балдахине. Одинокая слеза скатилась по моей щеке.
-Лили, мне кажется, что он просто перед тобой пасует…не делай поспешных выводов, кажется влюбленный Поттер вовсе не храбрец, - на лице Мэри появились милые ямочки.

Глава Глава 6


Рабочая неделя тянулась несказанно долго, как это обычно бывает, когда чего-то сильно ждешь. Хогвартс наполнился почти физически ощутимым предвкушением предстоящего похода в Хогсмид: девочки шептались о выбранных нарядах и полученных приглашениях, парнишки были как никогда довольны собой, а среди третьекурсников витал такой сильный дух счастья, что можно было вообразить, будто в субботу намечался финал кубка мира по квиддичу. Всем нам нужен был глоток свежего воздуха и немного радости. И этот выходной был отличным способом получить и то, и другое.
Субботнее утро выдалось поистине волшебным, после месяца непрекращающегося дождя и тумана, лучи солнца стали какой-то неизвестной магией, дарившей счастье и радость всему живому. Сидя на нашем новом пуфе и попутно упражняясь в невербальных заклинаниях, я с улыбкой наблюдала, как Мэри собирается на свидание с Дирком Крессвелом.
Ты точно не обижаешься на меня? - шарф Макдональд сиюминутно соскользнул с ее шеи и очутился в моих руках, - Лили, прекрати притягивать все что плохо и хорошо лежит! Такое ощущение, что тут привидения!
Во-первых, я упражняюсь в невербальных заклятиях. Во-вторых, я бы обижалась, если бы ты не согласилась!
Если честно, он мне кажется немного занудным… - протянула Мэри
Парни, которые в свободное время занимаются гобледдуком не могут быть занудными! - в притворном изумлении воскликнула я и получила подушкой по голове, - Да брось, Мэри, Дирк - очень милый, к тому же умен и абсолютно без ума от тебя!
Макдональд нисколько не смутилась, лишь устремила еще более придирчивый взгляд на свое отражение в зеркале. Подруга выглядела великолепно, но не хватало одной детали:
Возьми мой берет, нужен яркий акцент, - я взяла свой любимый головной убор и нехитрым заклинанием заставила его принять алый цвет, - вот, держи…
Мерлин, Лили, спасибо, - подруга заключила меня в объятиях.

Пожелав Мэри «удачи», и плюхнувшись на кровать, я начала листать учебник по трансфигурации. Схемы сменяли картинки, а слова расплывались перед глазами. Оставшись наедине с собой, слезы покатились по моим щекам. Я снова и снова прокручивала слова Северуса. Чудовищное предательство… и от кого? От лучшего друга. Впрочем, я долго находила оправдание для Сева - закрывала глаза, а он молчал, когда стоило кричать. Война развела нас по разные стороны истин.

Стрелка на часах достигла полдня, и приложив поистине серьезные усилия, я заставила себя дойти до ванной комнаты и привести лицо в порядок, совсем не хотелось идти в Хогсмид с опухшими от слез глазами. Маска из дикой лаванды, которую мне привезла из Франции Эмми Вэнс определенно сотворила чудеса. Немного воспрянув духом, я с предельной долей заинтересованности, которая вообще была возможна после часовой истерики, выбирала, что надеть. Остановившись на любимой твидовой юбке и высоких черных сапогах, я быстро оделась, и схватив сумку, выбежала из школы.

Стояла невозможно приятная погода. Абсолютно сказочная осень, с непередаваемым запахом сухих листьев. По Верхней улице прогуливались ученики, заглядывали в витрины, кучками собирались на тротуарах. Я дошла до «Дэрвиша и Бэнгса». В витрине был вывешен большой плакат «Три вредноскопа по цене двух», его разглядывали несколько местных жителей. Благо вредноскопы меня не интересовали, поэтому, долго я там не задержалась. Настроение знатно улучшилось, когда я купила себе несколько красивых перьев в магазинчике «Писарро» и пару огромных плиток шоколада. Небо уже приняло розоватый оттенок, когда я вышла из «Сладкого Королевства». Близился вечер, и я, признаться, немного продрогла в своем легком пальто. Перед возвращением в школу, оставалось подкрепиться в Трех метлах.

В пабе было не протолкнуться, и мои мечты об отдыхе и тыквенном пироге таяли с каждой секундой. Я сделала заказ, заняв место у барной стойки, и окинула зал взглядом в поисках знакомых лиц. Я сразу же заметила Поттера, он шел в сторону бара, и я резко развернулась, в надежде избежать неловких разговоров. Я так сильно боялась увидеть с ним Лэйкерс, что невольно зажмурилась, как будто это помогло мне скрыться от мира. Хотелось поскорее оказаться в родной гостиной.
- Эванс, - только Сириус мог так протяжно и звонко произносить мое имя, - ты почему тут одна?
- Я интроверт, Блэк! - также звонко ответила я.
- Птичка на хвосте принесла, что Мэри с Крессвеллом пошла в Хогсмид.
- С Дирком, - поправила его я, на что Блэк презрительно сощурился, я не оставила эту мимику без ответа, - что-то имеешь против него?
- Не представляю даже, о чем они могут разговаривать. Крессвелл же такой душный, все у него по полочкам и по правилам, будто ему сто лет, - в искреннем непонимании разразился Блэк, - А Мэри - полная противоположность.
- Знаешь, магглы говорят, что противоположности притягиваются. И вообще Блэк, может, наедине он самый веселый человек в мире!
Прежде чем ответить Сириус позвал мадам Розмерту и заказал еще два пива, сам же сел рядом со мной.
- Угощайся, - Блэк пододвинул ко мне стакан, - просто я считаю, что Крессвелл не для Мэри вот и все.
- С каких пор ты стал экспертом по отношениям?
- Я не эксперт. Это мое мнение.
Я засмеялась, потому что как раз в этот момент Блэк отпил сливочного пива и из пенки образовались смешные усы.
- У тебя усы, Блэк, - не переставала смеяться я, - с таким цветом ты очень походишь на Малфоя!
- Хорошо, что хоть не на Нарциссу! - в ответ рассмеялся Блэк.
Именно в этот момент нас увидел Поттер. Мне показалось, что он был слегка раздражен.
- Сохатый, почему я выполняю твои обязанности?
Поттер лишь прищурился, и я поняла, что он злится.
- Я спасаю твою даму от скуки, пока ты где-то ходишь, - Блэк и бровью не повел, хотя, с уверенностью могу сказать, что ему тем более был понятен настрой Джеймса.
- И у тебя это прекрасно получается, - Поттер взъерошил волосы.
Немой диалог между этими двумя. Я себя чувствовала очень странно, будто иностранец в стране, где разговаривают на непонятном языке. Я прервала этот безмолвный диалог своей фразой:
- Меня никто не спасает, и вообще мне пора в замок...
- Брось, Лили, присоединяйся к нам, столик у окна, - проговорил Блэк, не сводя глаз с Поттера, который застыл как статуя - Лунатик хотел обсудить с тобой эссе по заклинаниям, - да и вместе веселее возвращаться в замок, верно, Джеймс?
Оставив эту тираду без ответа, Блэк зашептал:
- О, какие пташки! Кэтрин из Когтеврана, говорят, безумно в меня влюблена, - и Блэк, наглая морда, двинулся к выходу, где шумно разговаривала стайка представительниц синего факультета.

Глава 7


После того как Блэк «удачно» ретировался, я последовала за Поттером. Ремус встретил меня, как обычно, теплой улыбкой, при этом ничуть не удивившись, Питер немного смутился, и выдавил что-то похожее на «о».
-Привет, ребята! - искренне сказала я, давя в душе непонятное волнение. Казалось, что я врываюсь в их особый мир, поэтому тушевалась.
Джеймс пододвинул для меня стул, и сам уселся рядом.
Мы принялись обсуждать учебу, по большей мере в диалоге участвовали лишь мы с Люпином, посетовав на стиль преподавания профессора Пеннифэзэра, молодого мракоборца, который вел защиту от темных искусств. Обсудив семестровый тест по гербологии, ребята перешли к обсуждению турнирной таблицы по квиддичу. Джеймс, будучи капитаном, активно жестикулировал, рассказывая о том, как Слизерин грязно сыграл против Пуффендуя. Однако все это было «не то», чувствовалась напускная легкость, как будто мальчики специально заговаривали мне зубы будничными проблемами и историями. После очередной паузы я сама начала разговор о войне.
-Все говорили о том, что Минчум сторонник жесткой линии, и мы сразу же увидим прогресс в борьбе с Волан-де-Мортом, но мне кажется, что все становится лишь хуже с каждым днем…вчера в Пророке была заметка, в Девоне погибло четыре маггла, в небе была метка…
-Прогресс сложно заметить когда одна сторона придерживается принципа честности и морали, а другая безоглядно сыпет непростительными, - на последнем слове Поттер снял очки и потер глаза.
Простой, но такой говорящий жест. Все мы за этим столом молчали об одном - о боли и разрушении, о сломанных судьбах, и о том сколько придётся бороться ради заветного счастья.
-Применять непростительные, значит уподобляться им, - несмело ответила я.
-А не применять - идти на верную смерть, - немного жесте чем требовалось ответил на это Поттер, - вот наша дилемма, - уже мягче закончил он.
-К сожалению, Лили, - начал Люпин, - мы в какой-то мере сами заложники своей добродетели, своих принципов и морали. Эти подонки заслуживают смерти за все их свершения… тем не менее, Мракоборцы стараются их ловить и пожизненно держать в Азкабане. Надеюсь, скоро и мы сможем им в этом помочь
Усталость легла на юные плечи. Теперь пришла моя очередь помассировать виски. Последняя фраза Люпина врезалась в голову острой иглой. Каждый мой день начинался с переживаний: я боялась за своих близких, за маму и Тунью, за Алису и Фрэнка, за всех людей на этой чертовой планете. Я понимала, что Мародеры выберут путь Мракоборцев, и мой список увеличится еще на четыре имени.
-Мне стыдно это говорить, но я боюсь. Не за себя, нет…все это невыносимо, - я перевела взгляд со стола на ребят.
-Это здоровая реакция, Лили, но не стоит забывать о надежде, - Люпин улыбнулся одними глазами.
-Кажется и она на исходе…
За тяжелым разговором прошел не один час, и возвращались в школу мы уже впопыхах. Причем, приятная погода сменилась на туман с мелким дождем. На входе в Хогвартс я смачно чихнула, Поттер тотчас же сбросил с себя куртку и набросил мне на плечи. Пусть это и была доля секунды, но когда он коснулся моей руки, сердце ускорило ритм. И я снова вдалась в непонятные мысли о нем... Люпин и Петтигрю свернули направо, прямо на кухню к эльфам, чтобы раздобыть что-то вкусное, потому что на ужин мы, конечно же, опоздали. Мы остались ждать ребят в коридоре гербологии, до отбоя оставался еще час, была возможность наткнуться на преподавателей, поэтому мы остались на страже. Поуютнее закутавшись в куртку Джеймса, я стала отряхивать капельки с волос.
-Вся промокла… - я констатировала факт, обращаясь скорее к стене, чем к Джеймсу.
-Спешу напомнить, что ты волшебница, Лили, - он улыбнулся, и на щеках появились милые ямочки. Произнеся нехитрое заклинание, мы привели мои волосы в порядок, хотя и весьма условный
-Я и не знал, что ты такая кудрявая, - открыто забавлялся Поттер, - а сколько раз я слышал в свою сторону «Ты лохматый придурок, Поттер»??
- Фу, какой же ты злопамятный, - я лишь зло сощурилась, на что получила еще более широкую улыбку
Из-за того, что волосы сначала намокли, а потом были высушены чуть ли не маггловским феном, они и вправду представляли собой лохматую вьющуюся копну.
-Мне этого не хватало, - честно признался парень, - наши перепалки держали меня в тонусе, - и мы погрузились в воспоминания.
Перебивая и дополняя друг друга мы весело смеялись, вспоминая наши стычки. Джеймс обладал невероятной энергией, какой-то волшебной способностью нести людям радость. Рядом с ним я забывала обо всем, ощущая себя маленькой девочкой. Он был тем самым лучом света и той надеждой, которой мне дико не хватало.

Глава 8


Глава 8
«Дорогая Алиса,
Судьба смеется мне в лицо. Она издевательски насмехается…
Только-только зарубцевались шрамы от потери отца, только-только я посеяла в себе зерно надежды, только-только научилась верить в чудо, что все обязательно будет хорошо и добро победит, как жизнь дала мне горькую пощечину. Алиса, сегодня ночью погибла мама Мэри Макдональд. Пожиратели напали на их дом в Аймуте. Отец был на дежурстве. Завтра в 15:00 пройдет прощание.

Лили,
20.10.1976»

Ровно в двадцать два часа двадцать второго октября я ступила на мягкий ковер в кабинете профессора Макгонагалл. Именно она, пользуясь связями в министерстве, организовала для меня безопасный путь до Хогвартса через каминную сеть. После похорон я пробыла еще день у Мэри, оставить подругу одну я не могла.
- Добрый вечер, профессор, - тихо проговорила я, взглянув на Макгонагалл в плотном клетчатом халате. Она листала какой-то толстый фолиант, стоя у окна. Сразу же стало понятно, что это было чисто техническое действие, и мысли профессора были далеко от этого кабинета
-Мисс Эванс, здравствуйте, как добрались? - обеспокоена проговорила она.
-Все хорошо, мэм, еще раз спасибо Вам за помощь, - искренне отозвалась я.
-Не за что, ступайте отдыхать, дорогая, вы очень бледны, - снова этот обеспокоенный взгляд.
Я уже почти толкнула дверь, как голос Макгонагалл меня достиг.
-Мисс Эванс, чуть не забыла, я попросила мистера Люпина провести вас в Гриффиндорскую башню, он как раз сегодня дежурит. Не стоит ходить одной в столь поздний час.
-Спасибо, профессор, - я радушно улыбнулась декану. На душе стало тепло от ее заботы.
Закрыв за собою дверь, в конце коридора я сразу же увидела силуэт Люпина, прислонившегося к статуе белого рыцаря. Помещение почти не освещалось, а за окном барабанил сильный дождь, что вкупе представляло совсем не уютную обстановку. Хотелось поскорее оказаться в теплой гриффиндорской гостиной. Наверняка, многие уже разбрелись по своим комнатам, оставив бархатный диван пустовать. За этими мыслями я подошла к парню, и в свете одинокого факела я увидела, что это был Джеймс. Небрежно накинутая мантия поверх простой футболки и джинс, и такая теплая улыбка на губах, от которой защемило в сердце. Я не смогла сдержать слез, все напряжение и боль минувших дней вылилось наружу. Можно было снять маску, не быть сильной ради других, а просто дать волю чувствам. Выплеснуть все то, что тугим узлом сжималось в районе груди. Я рыдала как маленькая девочка, уткнувшись в плечо Джеймса. Не знаю, сколько прошло времени, минута или целая вечность, я как будто провалилась в другой мир; мир, который укрыл меня от всей боли и злости. Немного успокоившись, я просто взглянула в глаза Поттера. Немой вопрос - немой ответ. Он нежно заправил выбившуюся прядь, и утер дорожки слез, все также глядя мне в глаза:
-Я тебе обещаю, - он снова прижал меня к груди, его подбородок касался моей макушки, а я глупо смотрела куда-то вдаль, вслушиваясь в его голос, исследуя полутона и тембр: то было не объятие влюбленных, то был глоток жизни, его голос сбивался, - Лили, я уберегу тебя от этого, поверь мне, прошу…
Я снова взглянула ему в глаза, так цепко, будто утопающий, который ищет спасение на берегу. Слова были излишни, мне не хотелось ничего говорить, я просто была благодарна ему за то, что он есть здесь и сейчас, за эту силу, которую он мне дарил. Я снова уперлась головой ему в плечо, впервые за долгое время наслаждаясь спокойствием, пусть и минутным.
-Пойдем в гостиную, тебе надо отдохнуть, - он легонько приобнял меня за плечи, и протянул руку, в которую я без колебаний вложила свою.
Мы шли в башню, держась за руки, Джеймс что-то мне рассказывал о Филче и его кошке, а я невпопад негромко смеялась, с надрывом, как это бывает после долгого плача.
В гостиной почти никого не было, за столом у окна сидели два третьекурсника, устало склонившись над каким-то эссе, а в кресле у торшера девчушка с белыми косичками, кажется ее звали Шарлотта, читала толстый сборник «Грибы и травы магической Шотландии». Я сбросила с плеч промокшую мантию, и уселась напротив камина, протянув руки к огню, пока Джеймс поднялся в комнату с обещанием скоро вернуться. Языки пламени дарили тепло, и я, довольно быстро отогревшись, безучастно начала листать забытый кем-то учебник по прорицаниям. На шестом курсе я перестала учить этот предмет, который мне казался весьма бесполезным. На форзаце было написано «Энн Лэйкерс». Я прикрыла глаза, мне очень не хотелось возвращаться в спальню, где меня поджидали Энн и Сьюзан. После того, как Поттер отказал Лэйкерс в походе в Хогсмид, последняя нашла причину этого несчастья во мне, от этого жизнь в одной комнате с отвергнутой Энни слаще не стала. Из этих мыслей меня вырвал странный звук, я резко повернула голову в сторону лестниц, и увидела там Поттера, который левитировал маленький чайник и тарелку с тыквенным пирогом, на другой руке у парня висело полотенце. Он выглядел очень смешно и я прикрыла лицо руками, пряча улыбку.
-Мисс, - он наигранно отвесил поклон, будто эльф-домовик, и поставил на столик серебряный поднос, - прошу Вас отужинать в прекрасном ресторане «Башня Гриффиндор», авторская кухня, лучший сервис, скидки красивым дамам.
-Спасибо, - я от души улыбнулась.
-Я подумал, что ты будешь голодна, поэтому ограбил «Три метлы»!
-«Три метлы»…но как?
-Секрет Мародера.
Я принялась уплетать любимый пирог, потому что, на самом деле, ничего не ела целый день. При этом мой «официант» рассказывал мне удивительную историю, как мадам Размера, положила глаз на Сириуса, я только и успевала удивленно расширять глаза.
-Спасибо тебе, Джеймс, - протянула я, когда с ужином было покончено, и мы стояли на лестнице, ведущей в спальни.
-Пустяки, - отмахнулся юный ресторатор.
-Я не про пирог, - опустив глаза, начала я, - спасибо за все, - я снова обняла его, и робко, как ребенок, поцеловала в щеку.
Я увидела в его глазах огонь, он крепче сжал мои руки, но лишь улыбнулся, и в голове зазвучали слова Мэри «кажется влюбленный Поттер совсем не храбрец». Влюбленный. Да. Внутри зашевелились бабочки.

Глава 9


Проснувшись рано утром, я первым делом побрела в душ, зябко кутаясь в большой махровый халат. Камин под утро погас и северный ветер с косым дождем сделали свое дело, погрузив башенку в осеннюю промозглость. Мэри все еще не вернулась в школу. Энн и Сьюзан мирно посапывали, укутанные бордовым одеялом. Надо отдать должное, что последние немного притихли после моего возвращения в Хогвартс, а вчера вполне по-добрососедски поинтересовались не мешает ли мне их люмос (девочки готовились к контрольной по прорицаниям). Водрузив на голове что-то вроде тюрбана, я уселась на любимый молочный пуф перед зеркалом, чтобы с помощью эссенции от миссис Блеск убрать ужасного вида круги под глазами. Рука потянулась к отрывному календарю. Сегодня был канун Дня всех святых, а значит Хогвартс примет вид гигантской тыквы, а вечером школу ждет вкуснейший пир. Я невольно улыбнулась.
***

Библиотека с утра напоминала отдельное королевство: теплое, тихое место, где то и дело пролетают огромные фолианты, а в воздухе ощущается запах тысячелетия. Ученики еще не успели наводнить этот уголок спокойствия, нигде не слышался звук пера, шорох пергамента или тихое бурчание какой-то сложной формулы по трансфигурации, которая никак не хотела оседать в голове нерадивого студента. Управляла этим королевством молодая женщина - мисс Пинс, которая рьяно охраняла все это наследие. Не дай Бог, в библиотечной книге появится хоть пятнышко или хоть единая надорванная страничка, или кто-то из учеников принесёт в библиотеку еду… им придётся познакомиться с разъярённой мисс Пинс. Я любила заниматься с утра, когда все вокруг дышало уединением. Так и сегодня, немного лениво приведя себя в порядок, я побежала в библиотеку, чтобы написать эссе по защите от темных сил. Профессор Пеннифезэр задал свиток на тему «Как распознать инфернала?».

Спустя час работа была закончена, и я поспешила на завтрак, который был в самом разгаре. Повсюду парили тыковки и зажженные свечи, а столы ломились от тыквенных пирожков с патокой и ягодного пунша. Я села напротив парней, надо было переговорить с Ремусом насчет собрания старост.
Добое уто, - первым протянул Петтигрю.
Мерлин, Хвост, прожуй сначала, - уколол его Сириус, - привет, Эванс, чего так поздно, никак не могла оторваться от учебника? - съехидничал парень.
И тебе доброе утро, скорее от журнала, - кокетливым голосом начала я, - в новом номере «секретов Медеи» дают три совета, как привлечь молодого, богатого, чистокровного волшебника, - я выразительно посмотрела на Блэка и коснулась его руки, сохраняя серьезную мину. На последнем слове Питер закашлялся, Ремус округлил глаза, а Поттер лишь небрежно откинулся на спинку стула, смерив меня хитрым выжидающим взглядом.
Блэк конечно же не стушевался, и поддержал мой спектакль, за которым наблюдало уже несколько студенток с четвертого и пятого курсов. Пристально смотря мне в глаза, Блэк перехватил мою руку, и притянул к своим губам.
Тебе не нужны советы, моя дорогая, я уже сражен, - Блэк драматично опустил взгляд в пол, переплетя наши пальцы, младшекурсницы затаили дыхание, Сириус продолжил:
Но один молодой олень сразит меня раз и навсегда, если я еще хоть раз коснусь тебя, моя дорогая! Наша любовь запретна, лохматые очкарики нынче на страже , - на этой фразе все дружно засмеялись.
Бродяга, все верно, еще раз поцелуешь Лили и схлопочешь по своей аристократической роже, - совершенно беззлобно парировал Поттер.
Эх, с таким окружением поцелуев мне не видать, - безвинно захлопала ресницами я и все снова засмеялись.
На урок по ЗОТИ я шла в компании Мародеров, парни рассказывали мне какие-то совершенно глупые истории, а я верила и улыбалась. После того как я осталась без Макдональд, они как будто взяли меня под свое крыло, как-то так естественно, будто мы всю жизнь с ними дружили.
Усевшись с Люпином за первую парту, я начала записывать лекцию.

…Как и всякие порождения мрака, инферналы боятся света и тепла. Единственное оружие против них — огонь. Но так как нет ни одного заклинания, способного сделать умершую плоть непроницаемой для огня, инферналы обычно заколдованы волшебником так, чтобы они инстинктивно избегали огня, потому лучшее место для их обитания — водоём…

Спустя минут сорок, Джеймс легонько ткнул меня пером и передал маленькую записку. Я нахмурилась и развернула пергамент, корявым Поттеровским почерком было написано:

«Лили, ты идешь на ужин к Слизнорту?»

Профессор обожал устраивать званые вечера в так называемом клубе Слизней. Я никогда не любила эти встречи, которые по большей мере включали в себя собрание «породистых собачек», чьи родители пользовались влиянием в Министерстве или в бизнесе; по меньшей мере членства удостаивались за талант.

Перевернув скомканный пергамент, я нацарапала ответ:

«Даже не знаю, вечер в кругу напыщенных слизеринцев.…. А ты?»

Снова легкое касание спины, и я читаю ответ:

«Кто-то же должен испортить им настроение, так что да, иду. Тем более Слагги лично интересовался соизволю ли я посетить его ярмарку тщеславия»

Я улыбнулась и еще не успела написать ответ, как Поттер снова легонько коснулся спины, меня ждало еще одно сообщение:

«Пойдем вместе к Слизнорту?
P/S: Без тебя в этом змеюшнике не выживу! Спаси и не оставь!»


Сердце замерло и тут же прозвенел колокол, все начали собираться, по классу прокатился гул, я же на долю секунды заколебалась, надо было ответить Джеймсу, который буравил мою спину взглядом, я это физически ощущала. Я развернулась на сто восемьдесят градусов и сощурившись произнесла:
- Неужели бесстрашный Джеймс Поттер просит помощи?
- Верно, миледи, - ни разу не стушевавшись ответил Поттер
- Да, Поттер.
- Да - значит пойдешь?
- Да, значит спасу и не оставлю, - улыбка озарила мое лицо.



Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2022 © hogwartsnet.ru