Достойный противник автора Пайсано    закончен   
Убить школьника-неумеху – слишком мелко для Темного Лорда. И раз Хогвартс не справляется с воспитанием для Темного Лорда настоящего врага, то этим придется заняться на каникулах.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Северус Снейп, Гарри Поттер, Вольдеморт, Петуния Дурсли, Дадли Дурсли
AU, Юмор || джен || PG-13 || Размер: миди || Глав: 5 || Прочитано: 3085 || Отзывов: 0 || Подписано: 9
Предупреждения: AU
Начало: 28.12.22 || Обновление: 17.01.23

Достойный противник

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 


Лето подходило к концу, а это значило, что набор новых оскорблений и подколок, который приготовили друг для друга Гарри и Дадли, давно закончился и даже стал приедаться. Поэтому Гарри перешел на классику и попеременно дразнил Дадли «дадлипусечкой» и «танцующим бегемотом», стараясь при этом держаться от медленно бегающего Дадли на достаточном расстоянии.
- Иди-ка сюда, очкастый, - радушно приглашал Дадли. – Я тебе всеку.
- А ты побегай давай, Дадлипупсик, - отзывался Гарри.
- Педики твои волшебные за тобой побегают, - отвечал Дадли.
Про то, что Гарри по ночам зовет Седрика, Дадли не добавлял – месяц назад за такую шутку Дадли уже получил граблями, подбил в ответ Гарри глаз и к вечеру все же зашел спросить, не сдурел ли еще Гарри в своей ненормальной школе. Историю о погибшем приятеле Дадли выслушал с недоверием и посоветовал не выкрикивать по ночам мужское имя, чтобы соседи не подумали дурного, но Седрика больше не упоминал, только вот так вот, косвенно.
Гарри, конечно, нашел бы, как подколоть Дадли в ответ, но вдруг ему расхотелось и шутить, и идти, и даже жить, так тихо, пусто и темно сделалось вокруг. А потом Гарри узнал это чувство и схватился за палочку, пока немного отпустило и от близости дементоров не накатили кошмары. Гарри уже видел невдалеке их темные длинные фигуры, и особенно отчетливо одну, которая почему-то стояла к ним с Дадли спиной и словно дирижировала остальными.
- Хорошие удары кладет, аж искры летят, - неожиданно для Гарри прокомментировал Дадли, который был куда менее восприимчив к магии, да и не хотел показывать при нелюбимом кузене, что его ни с того, ни с сего бьет нервная дрожь. – Только тля буду, не вижу, кого он там лупит.
Зрение у Дадли было действительно поострее, чем у Гарри, и потому Гарри только теперь заметил, что стоящий перед дементорами действительно резко и отрывисто бьет им навстречу короткими неяркими заклятиями – а когда дементоры стали оседать и ускользать, встретив такой отпор, и на улице снова просветлело, Гарри с ужасом вспомнил, где он уже видел эту немного сутулую спину и голый, обтянутый кожей череп.
- Дадли, - спокойно и серьезно сказал Гарри, - беги домой. В дом никого не пускайте, даже если вам будет казаться, что вас зову я. Если это буду я – я сам влезу в свое окно. А других не пустит дом.
Гарри никогда не называл нелюбимого кузена по имени, и теперь это пригодилось – Дадли сразу понял, что Гарри говорит всерьез, и рванул к дому, срезав через соседский палисадник.
- Ты тоже уматывай давай, - крикнул фальцетом невидимый Дадли из-за живой изгороди, а Гарри выставил перед собой палочку и шагнул навстречу повернувшемуся к нему Вольдеморту.
Гарри, конечно, не рассчитывал на победу, но и сдаваться просто так не собирался – он ударил Вольдеморту навстречу Экспеллиармусом, словно надеясь на то же самое чудесное спасение, что и два месяца назад. Но Вольдеморт был уже ученый и сбил заклинание Гарри, выкинув навстречу красному лучу подобие летящего щита.
- Ерунда, - неожиданно для Гарри прокомментировал Вольдеморт. – Старайся лучше.
Следующим заклинанием, полетевшим в Вольдеморта, почему-то было заклинание икоты, от которого Темный Лорд просто уклонился, и заклинание обтекло его странную защиту.
- Чепуха, - услышал Гарри и неожиданно даже для самого себя послал навстречу Вольдеморту Патронуса. Серебристый олень наскочил на немного удивленного этим Темного Лорда, боднул рогами выросшую перед ним темную преграду, а Гарри воспользовался моментом и бросился бежать, когда ответное заклятие, разбившее призрачного оленя, толкнуло Гарри в спину и бросило его на газон.
- Как видишь, убить тебя не представляет ни труда, ни особой заслуги, - произнес над Гарри холодный строгий голос. – Я мог бы сжечь твою палочку – или тебя. Но это не будет ни ужасным делом, как могло бы быть убийство младенца на глазах его матери, ни тем более великим. Мы вступим с тобой в настоящий поединок, когда ты сделаешься этого достоин – и когда я узнаю, что мне помешало в предыдущий раз.
Гарри перевернулся на траве на спину, чтобы не лежать ничком, и от движения головная боль от присутствия Вольдеморта сделалась еще сильнее – и в ответ его невольной гримасе поморщился и Вольдеморт.
- Это довольно занимательно, - признал Вольдеморт, отступая на шаг. – Да и идея ослепить противника Патронусом была неплохой, хотя за ней ничего и не последовало. Можешь передать Дамблдору, что ты все-таки не совсем жертвенный агнец.
С этими словами Вольдеморт исчез, а Гарри поднялся на ноги, с трудом унимая дрожь, и пошел домой, пока старый Кирк, на чьем газоне Гарри лежал, не высунулся в окно и не поинтересовался, какого черта Гарри делает на чужом участке.
Дадли ждал Гарри у калитки и курил, пряча сигарету в кулак.
- Ты дурак, да? – спросил Гарри уже с каким-то приятельским участием: Дадли оказался похрабрее, чем Гарри предполагал. – Я же говорил тебе идти в дом и не высовываться.
- Да фигня, у бати ружье есть, - ответил Дадли с нарочитой небрежностью. – Что это за черт-то был?
- Тот, кто приказал убить Седрика, - откровенно ответил Гарри, ему даже уже не казалось странным, что он разговаривает с Дадли как с братом, а подумалось вдруг, что уж тетя Петунья должна была догадываться о том, чем рискует, оставив маленького Гарри у себя. – И почему-то не стал убивать меня.
- Ты напиши давай своим, - предложил Дадли. – Че вы там с письмами делаете, в каминную трубу пуляете? Пусть тебе пришлют какого другого чудика – ну вот как в кино говорят, «чтобы поймать маньяка, нужен другой маньяк».

Гарри не поспешил воспользоваться на редкость толковым советом, который дал ему Дадли, и пожалел об этом той же ночью, когда во сне на платформе 9 и 3/4 перед ним встал непонятно откуда взявшийся там мужчина в строгом маггловском костюме – у которого к ужасу Гарри выросла голова Вольдеморта.
- Твое подсознание рекомендует тебе вернуться за парту, - заметил Темный Лорд, взглядывая на стоящий рядом с платформой Хогвартс-экспресс. – Это очень уместный совет – я заглянул в твои мысли, и, вопреки мнению Дамблдора, мне причинила боль не содержащаяся там любовь, а в отсутствие в твоей голове каких-либо знаний о подобии треугольников и о том, что угол падения равен углу отражения. Попробуй на досуге запустить в зеркало легким заклинанием, хотя бы тем же заклинанием икоты, которую ты на меня пытался зачем-то наслать. Посмотришь, куда оно отскочит.
Гарри хотел проснуться и избавиться от кошмара, но это никак не удавалось, поэтому во сне он попытался бежать, и одетый по-маггловски Вольдеморт поймал его за руку, пребольно стиснув запястье. Гарри свободной рукой искал в карманах палочку, пытался вырваться и мало что запомнил из объяснений Темного Лорда, который к тому же как преподаватель оказался даже хуже Снейпа и тут же начал осыпать Гарри оскорблениями.
- Чему равен развернутый угол, остолоп? – ревел приснившийся Гарри лорд Вольдеморт. – Я бы угостил тебя Круциатусом, но только от этого не будет прока! Имбецил! Бестолочь! Право, тебя стоит убить, чтобы ты не мучился от жизни дураком – но гуманность мне не свойственна, так что я тебе еще покажу!
На этой фразе Гарри посчастливилось проснуться, и он так и не узнал, что ему собирался показать Темный Лорд – да он и не стремился это выяснить, а сразу же кинулся писать письмо Дамблдору, чтобы успеть отправить Хедвиг под покровом ночи.
- Развернутый угол равен ста восьмидесяти градусам, прямая это, - сообщил Гарри через стену разбуженный его ночными стонами Дадли. – Только заткнись, пожалуйста.

Гарри в кои-то веки откровенно и подробно описал Дамблдору свои проблемы, не став скрывать свой страх и не постеснявшись выглядеть в письме напуганным, и помощь прибыла к Гарри так быстро, что Гарри даже не успел получить ответное письмо, а уж тем более усесться у окна ждать присланного ему на помощь гостя – и гостя приняла тетя Петунья, подумав при звонке в дверь, что это Вернон слишком рано вернулся с работы.
- А, это ты, шпана, - сказала тетя Петунья, но голос ее был добрее, чем ее слова.
- Что за выражения, Петунья, - ответил на это Северус, дитя фабричных районов, который уже достаточно вырос, чтобы не обижаться на такое приветствие, и даже уже начал порой вспоминать пацанское прошлое с ностальгией. – С возрастом тебя начинает подводить память: ты не только изменила слова, но и перепутала наши обычные реплики.
- Заходи, не маячь в дверях, - пригласила тетя Петунья, которая была сегодня добрая. – Одно хорошо, что ты не явился в этой своей рясе – не хватало мне, чтобы соседи подумали, что у нас похороны, - и Петунья, закрывая дверь, постучала по косяку, чтобы не сглазить.
- Я как раз прибыл, чтобы предотвратить похороны, - заметил Снейп со своим обычным черным юморком, пугать и портить людям настроение ему нравилось. – Подай-ка мне твоего племянника.
- Да подавись, - ответила тетя Петунья, которую не стоило раздражать. – Гарри!!
Гарри вышел на лестницу, проворчав себе под нос пару ругательств, которые он почерпнул этим летом у Дадли, и чуть не попятился обратно в свою комнату, увидев нелюбимого профессора – удержало Гарри только врожденное любопытство, повелевавшее ему получше рассмотреть Снейпа в маггловской одежде и запомнить и широкополую шляпу, и выглядывающие из-под льняных белых брюк теннисные туфли, и просторную белую рубаху, которая так же не стесняла движений, как и мантия, но делала Снейпа похожим то ли на фехтовальщика, то ли на рок-музыканта.
- Рад видеть вас на Светлой стороне, профессор, - не удержал в себе эмоций Гарри, в котором все-таки были и смелость, и здоровое нахальство. – В смысле, белое вам идет.
- Я чуть менее рад вашему веселому настроению, из которого я заключаю, что заданное вам на лето вы и не трогали, - не остался в долгу Снейп.
- Ты что, Северус, действительно учитель этого оболтуса? – вмешалась тетя Петунья. – Слушай, забери его совсем!
- К сожалению, да, я учитель этого оболтуса, - согласился Снейп, и по его дружелюбному тону Гарри понял, что сейчас Снейп ввернет какое-нибудь завуалированное оскорбление. – Но в том, что он вырос бестолочью, прошу меня не винить. Я думаю, в этом виноваты те, кто его воспитал. Впрочем, я готов забрать его на несколько часов и поговорить с ним о магии на улице, чтобы не тревожить тебя такими темами.
- Ну уж дудки! – заявила тетя Петунья, которую последняя фраза Снейпа отвлекла от намерения накинуться на него за предпоследнюю. – Будут ходить по моей улице и бормотать какую-то белиберду, как два психа. Марш на кухню – и говорите потише.

Глава 2


Так Гарри оказался сидящим за кухонным столом напротив Снейпа, и в голове у него бродили невероятные мысли о том, что хорошо бы было какой-нибудь хитростью оставить Снейпа ужинать – слушать его словесный спарринг с тетей Петуньей было для Гарри истинным удовольствием. Это было воистину прекрасно, примерно как если бы стравить Крэбба с Гойлом и смотреть, как они бьют друг другу морды, а потом накидывают по шеям и подбежавшему Малфою...
- Я слышал, что вас угораздило установить мысленную связь с Темным Лордом, Поттер, - прервал Снейп слишком слизеринские мечты, бродившие у Гарри в голове. – Мне говорили, что этот ментальный контакт не приносит вам удовольствия, чего нельзя сказать по вашей счастливой улыбке. Если вас ваше текущее положение устраивает, я могу удалиться.
- Нет, сэр! – тут же опомнился Гарри. – Не устраивает, сэр!
- В таком случае у вас нет другого выхода, как учиться у меня окклюменции, то есть искусству защищать свое сознание от вторжения, - сухо сказал Снейп. – Как вы понимаете, мои методы создания ложных воспоминаний и сокрытия истинных прошли проверку именно тем, кто не дает вам спать – так что лучшего учителя, к моему глубокому сожалению, вам не найти.
- Я согласен, сэр, - решительно сказал Гарри, который только что убедился на примере Вольдеморта, что бывают учителя похуже Снейпа, как ни трудно в это поверить. – Что мне нужно делать?
- Для проникновения в чужие мысли достаточно поймать чужой взгляд, - пояснил Снейп. – Впрочем, Темный Лорд нашел какой-то еще способ – вряд ли вы вчера столкнулись с ним взглядом...
- Столкнулся, - встрял Гарри, и Снейп недоверчиво поморщился.
- Ладно, сам посмотрю, - отмахнулся Снейп и посмотрел Гарри в глаза, но ничего не произошло. – Послушайте, Поттер, снимите очки. Мне непривычно как-то – волшебники их не носят.
- Рита Скиттер носит очки, - решил поделиться ненужной информацией Гарри, но очки все-таки снял.
- Легилиментить Риту Скиттер – все равно что пить из унитаза, - с чувством сказал Снейп, и при виде близоруко щурящегося паренька напротив, чей взгляд без очков еще больше был похож на взгляд Лили Эванс, Снейп немного подобрел. – Слушайте меня, Поттер: ваша задача сейчас – думать какую-нибудь чепуху, в богатстве вашего выбора я не сомневаюсь. Но думать вы ее должны сосредоточенно, словно вы считаете ворон на моем уроке. Я же тем временем буду пытаться перевести ваши мысли на другой предмет, а вы своей сосредоточенностью не должны давать мне это сделать. Словно вы читаете книгу в шумной комнате и пытаетесь вопреки всему продолжать читать. Только когда ваши мысли вдруг начнут перескакивать на что-то другое, по случайной ассоциации – это буду я, так что не давайте мне вас увлечь. А если я совсем собью вас с мысли – ну попытайтесь возмутиться и выпихнуть меня вон, хотя куда вам. Подчеркиваю: выпихнуть меня из ваших мыслей, а не стол из кухни.
Первое знакомство с сознанием Гарри Снейп производил вкрадчиво, действуя скорее хитростью, чем натиском – ему все же хотелось примерно представлять, с чем он там столкнется, чтобы в дальнейшем обойтись без сюрпризов. И все-таки без сюрпризов не обошлось – знакомясь с воспоминаниями Гарри и его взглядом на по большей части известные Снейпу события, Снейп обнаружил, что превратно представлял себе мысли того, в чьей голове ему теперь придется проводить немалое время.
В отличие от молодых Джеймса и Сириуса, Гарри не был ни самовлюбленным, ни наглым – мысли свои он скрывать еще не умел, так что Снейпу приходилось в это поверить. Гарри скорее был наивным и беззлобным, как третий сын из волшебных сказок, и даже хитрость его была какая-то забавная, как у смекалистого солдата, варившего кашу из топора. Да и бесившая Снейпа лень Гарри выходила не следствием самоуверенности или душевной расхлябанности, а скорее появлялась случайно, когда чудной чумазый паренек заглядится на солнышко и на Божий мир.
Разумеется, и подростковой ерунды в сознании Гарри было предостаточно, и Снейп не преминул на часть указать, разорвав мысленный контакт.
- Вы собираетесь мне сопротивляться, Поттер, – или рассчитываете найти в моем лице бесплатного психоаналитика? – осведомился Снейп. – Могу дать краткий бесплатный анализ увиденного: ваше половое созревание идет нормально, и не диво, что у вас при взгляде на сверстниц разбегаются глаза. Можете составить себе списочек и крутить романы со всеми в порядке общей очереди – но избавьте меня впредь от созерцания всех этих мечтаний, не заставляйте рассказывать вам анекдот про онаниста и пляжный волейбол.
Гарри в ответ на эту неожиданную отповедь хрюкнул, прыснул и зашелся нервным смехом, словно мальчонка, в первый раз услышавший слово «онанист».
Снейп дал своему подопечному отсмеяться, что Гарри удалось не сразу: несколько раз он поднимал глаза на Снейпа, неожиданно расплывался в улыбке и снова принимался хохотать, а Снейп только кривил губы в ответ, что мало помогало Гарри успокоиться.
- Сеансы легилименции требуют и от легилимента, и от окклюмента большого нервного напряжения, - сообщил Снейп, когда Гарри наконец перестал держаться за живот и всхлипывать. – Я помог вам его снять, Поттер, и даже вытерпел зрелище вашей истерики. Пожалуйте снова на препарирование. И посопротивляйтесь, что ли, для приличия моему глубокому проникновению.
После такого напутствия Гарри действительно оказал неумелое сопротивление: выкинуть Снейпа из своего сознания он без палочки не мог, а сосредоточиться на воспоминании-заглушке не умел, но все же не давал Снейпу хозяйничать в своей голове, и их обоих болтало по воспоминаниям Гарри как утлую лодчонку в сильный шторм. А разрешился этот сеанс легилименции и вовсе неожиданно.
- Ну здрасте-пожалуйста! – возмущенно сказала тетя Петунья и встряхнула Гарри и Северуса за плечо. – Я думала, у них тут какой серьезный разговор, а они сидят в гляделки играют. Ну-ка, проваливайте отсюда оба!
- Очень гостеприимно, Петунья, - язвительно ответил Снейп. – Я постараюсь вернуть любезность и довольно громко прочитать на ходу твоему племяннику лекцию по чарам, на радость твоим соседям.
- Идите оба к Арабелле, там вам, чудикам, самое место, - отрезала Петунья. – Вернон скоро вернется домой, и ни тебя, Северус, ни другого волшебного отродья здесь быть не должно. Пусть он следующую неделю спит со мной, а не со своей винтовкой, как новобранец.
- Петунья, на доме магическая защита… - твердо и убедительно сказал Снейп в прихожей.
- Много с нее прока, - махнула рукой Петунья. – Вон, видишь Хонду у дома через дорогу? Ты можешь ее своим волшебством поднять в воздух?
- Могу, - кивнул Снейп.
- Ну вот и твои опиванцы тоже могут поднять вот так грузовик – и запустить его в наш дом. Что будет-то тогда, скажи мне?
Снейп в ответ на это промолчал, что-то прикидывая в уме, а Гарри уже во второй раз подумал о том, как Дурслям жилось с ним все это время, что они думали о магии и почему.
- Я даже могу поверить в волшебство и в то, что вот его, - тетя Петунья сердито указала на Гарри, - эта магическая защита убережет или даже выкинет куда в безопасное место. С нами-то что будет, Северус? – в голосе Петуньи прорезались истерические нотки. – С домом нашим что будет? Где мы будем жить – если вообще жить будем? Скройтесь с глаз моих, оба!

Быть вместе выставленными откуда-нибудь, даже из кабака в пьяном виде, - сближающий опыт, и Гарри, быстро шагающему рядом со Снейпом к дому Арабеллы Фигг, даже не показалось странной мысль попросить своего нелюбимого профессора о помощи.
- Вы можете что-нибудь для них сделать, сэр?
- Держу пари, Поттер, что это первый раз, когда вам пришлось задуматься о том, чем ради вас рискуют ваши опекуны, - сердито ответил Снейп, резко останавливаясь. – Остальные годы вашей не вполне сознательной жизни вы наверняка потратили на обиды на то, что вам на день рожденья досталось меньше подарков, чем их родному сыну.
- Но вы же тоже ни разу о них не задумались, - огрызнулся Гарри и тут же себя за это укорил.
- «Я же»? Другом ваших родителей был Люпин, а не «я же»! Теперь на свободе Блэк, да и наш директор Дамблдор мог бы всем этим заняться! Почему все время «я же», черт вас всех подери!
Гарри хватило ума ничего на это не ответить, и даже смотреть на Снейпа он избегал.
- Хорошо, Поттер, я посмотрю, что я смогу сделать для ваших родственников, - проворчал Снейп. – Не сегодня и, скорее всего, не на этой неделе. Идемте же!

Гарри нашел у Арабеллы Фигг не совсем тот прием, которого ожидал.
- Опять ты, - ворчливо сказала миссис Фигг, но смотрела она при этом не на Гарри, а на Снейпа. – Только уж думала, что от тебя избавилась.
- Мы пройдем, Арабелла, - твердо сказал Снейп, нажимая рукой на дверь, которую миссис Фигг держала полуоткрытой.
- Никаких зелий! – велела миссис Фигг, пропуская Снейпа. – У меня здесь не лаборатория.
- Напиши жалобу Дамблдору, - огрызнулся Снейп через плечо, а Гарри тем временем все еще стоял в дверях и ничего не понимал.
- Я сквиб, - пояснила миссис Фигг, - я чувствую магию и вижу то, что не видят магглы. Все эти годы я присматривала за тобой – а после того, что случилось в июне, Дамблдор стал присылать ко мне жильцов, чтобы и хороший маг был под рукой, я-то сама с настоящим волшебником не справлюсь. Но вот этого, - миссис Фигг раздраженно махнула вслед Снейпу, который взбирался по крутой лестнице на второй этаж, - на него я в следующий раз поставлю капкан! Чтобы не присылали мне его больше!
На втором этаже, куда так торопился попасть Снейп, было тихо, хотя Гарри мог бы и догадаться о чарах неслышимости.
- Проспал дементоров, скотина! – шипел Снейп, наступая на растрепанного Флетчера, которого он только что сдернул с дивана за шиворот, а теперь держал под прицелом волшебной палочки.
- Ты-то откуда знаешь, что они были, меченый? – нахально ответил Флетчер и неожиданно получил по правому уху, на несколько минут на него оглохнув.
- Ты у меня ковер жрать будешь, босота, - пообещал Снейп, припомнив молодость, и такая лексика сразу объяснила Флетчеру глубину его морального падения. – Парень колдовал, чтобы отбиться, у него теперь палочку отнимать хотят. А ему еще за вас за всех воевать – вы ведь верите в пророчества, когда они говорят, что вам делать ничего не надо, а Избранный справится сам. Так вот послушай маленькое пророчество от меня: еще раз проспишь на дежурстве – будешь неделю потом костями срать.
Разумеется, вниз Снейп спустился с видом немного надменным и отстраненным и первым делом услышал, что миссис Фигг согласна его потерпеть в своем доме еще некоторое время, но кормить его не будет за его вредный характер.
- Не беспокойтесь, миссис Фигг, - неожиданно сказал Гарри. – Я и котлеты ваши пожарю, и кашу доварю. Отдыхайте, пожалуйста.
- На Мундунгуса пожарь еще, - напомнила миссис Фигг. – Он у меня теперь квартирует – с утра он был совсем никакой, но к обеду поправился и сейчас голодный, небось.
- На него не стоило бы жарить, - заметил Снейп, проходя вслед за Гарри в кухню, потому что общество миссис Фигг ему временно нравилось еще меньше. – Отгонять дементоров должен был он, а не Темный Лорд – но Мундунгус, полагаю, в тот час валялся пьян.
- Здесь котлет много, профессор, - откликнулся Гарри из холодильника. – На нас с вами тоже хватит.
- Если вы желаете намекнуть, мистер Поттер, что я докатился до того, что преподаю вам окклюменцию за еду, то не надейтесь: вы останетесь у меня в долгу и после ужина.
- Есть еще коньяк, - предложил Гарри, шаря по шкафчикам в поисках соли и перца. - Когда миссис Фигг его хватится, нас с вами тут уже не будет.
- Кажется, я начинаю догадываться, куда два года назад у меня подевалась шкурка бумсленга, - ехидно сказал Снейп, надеясь Гарри этим унять, и частично своего добился, хотя в основном молчание Гарри объяснялось тем, что он занялся готовкой, а болтать за готовкой ему раньше не приходилось.

_______________________
Пользуясь случаем, автор поздравляет своих читателей с Новым годом и прочими наступающими праздниками и желает им быть в Новом году неунывающими и находчивыми, как Гарри и Снейп :))

Глава 3


Накормленный котлетами Снейп оказался даже добродушным, но на беду Гарри, весьма энергичным, и уроки окклюменции начались снова.
- Судя по ремарке про Светлую сторону, которой вы, Поттер, меня встретили, вы вместо повторения пройденного таскаетесь летом по маггловским кинотеатрам, - с обычной язвительностью говорил Снейп, но его усмешка больше не выглядела ни презрительно, ни угрожающе. – Поскольку объяснить вам действие ментального щита в терминах магии или, не приведи Мерлин, математики, не представляется возможным в силу вашей прискорбной необразованности, придется воспользоваться отсылками к голливудской продукции. Как адепту Светлой стороны, вам следует погасить свои эмоции, отсечь свои привязанности и спокойно созерцать сцену из вашего дурацкого квиддича, не обращая внимания на мои попытки отвлечь ваши мысли на что-то еще.
Снейп снова пошел на приступ сознания своего ученика, и сцена из квиддича предсказуемо не продержалась и нескольких минут, после чего Снейп ознакомился с уже привычными ему мечтами заехать в морду Малфою, прижать в кладовке для метел Чоу Чанг и добавить к этому Парвати Патил. Снейп нажал на сомнения и страхи, и мысли Гарри переметнулись к урокам зельеварения, встречам с дементорами и Вольдемортом, потом появилась картинка Рождественского бала, на котором тоненькая Гермиона в прекрасном платье подает руку высокому и крепкому Краму… и тут Снейпа выкинуло из мыслей Гарри волной гнева.
- Вы находите свое могущество в темных эмоциях, Поттер, - заметил Снейп, чтобы разрядить звенящее в воздухе напряжение. – Даже магглы скажут вам, что до добра это не доведет: оденут вас потом в железный макинтош и вставят в нос зловещую сопелку. А я, как положено учителю, еще до этого оборву вам руки и ноги за неумение сосредотачиваться и сдерживать себя.
Но Гарри, похоже, действительно вымотался за день, и вспышки нервного веселья, а потом расслабления не последовало.
- Не рассказывайте никому, сэр, - попросил Гарри, опустив голову.
- Болтливые легилименты долго не живут, а я уже немолод, - ответил Снейп словно отмахиваясь. – Можете считать это также наукой на будущее – если будущее, в котором вы освоите легилименцию, все же существует. Меня же пока волнует намного более близкое будущее: как и следовало ожидать, за один день вы не смогли научиться окклюменции настолько, чтобы противостоять Темному Лорду. Этой ночью он придет в ваши сны снова – и скажу честно, я не уверен, что им движет исключительно желание обогатить вас полезными знаниями. Ваша тетя с трудом меня терпит и вряд ли согласится переселять своего сына на диван, чтобы уступить мне на будущие ночи комнату, соседствующую с вашей. Арабелла будет более уступчивой, но, оставшись здесь, вы лишитесь магической защиты, которую дает вам дом ваших родственников.
- Темный Лорд умеет убеждать и даже располагать к себе, - продолжал Снейп, когда Гарри отрывисто кивнул, соглашаясь остаться у миссис Фигг под защитой Снейпа, а не магии крови. – Многие его сторонники пошли за ним не по принуждению и не от врожденных порочных склонностей. Сначала вам может показаться даже полезным его присутствие в ваших снах, как Джинни Уизли понравилась переписка с его дневником. Для нее это чуть не кончилось трагически, да и вам может не помочь магическая защита на вашем доме – что, если Темный Лорд овладеет вашим сознанием, и вы этот дом просто сожжете, двигаясь как сомнамбула?
Гарри мрачно молчал, уставившись в стол, и Снейпу начинала нравиться эта спокойная твердость: похоже, в трудную минуту парень был не такой дерганой бестолочью, как на его уроках – да благодаря этому спокойствию перед лицом опасности, пожалуй, он и оставался в живых.
- Давайте попробуем еще раз, - предложил Гарри, снимая очки.
- Ни я, ни Темный Лорд не научились своему искусству за один день, - возразил Снейп. – Вы же не думаете, что вы лучше других, Поттер? Сейчас вы устали, и прока не будет все равно. Ступайте спать.
- Если я ночью превращусь в зомби, вы уж гвоздите меня покрепче, чтобы я не дернулся.
- Насколько я понимаю маггловскую культуру, чтобы превратиться в зомби, вам нужно сначала умереть, - не удержался от юмора висельника Снейп. – Обещаю, что этой неприятности с вами не случится.

- Твои мысли, похоже, занимает совсем не учеба, - прозвучал холодный шипящий голос во сне Гарри, потому что явившийся в его сны Вольдеморт попал на этот раз на то самое квиддичное поле, которое Гарри весь день пытался использовать в качестве воспоминания-заглушки. – Впрочем, я не собираюсь давать тебе формальное образование. Хватит и нескольких трюков.
- Вот, например, Расширяющее заклятие, - продолжал Темный Лорд, совершая четкие и резко очерченные движения палочкой над небольшим мешочком, словно попавшим к нему в руки с витрины ювелирного магазина, и большой бладжер, повинуясь другому движению палочки, легко впорхнул в крохотный мешочек. – Не все знают, что его можно соединить с заклинанием невидимости, - палочка в бледных тонких пальцах совершила еще несколько движений над мешочком, и мешочек исчез, а потом из пустоты на глазах Гарри появился бладжер и снова исчез в пустоту.
Неожиданно Вольдеморт бросил Гарри невидимый мешочек, и Гарри поймал его, ощутив на ощупь очертания бладжера.
- А теперь ты даже перестанешь его чувствовать, и коснуться его смогу только я, - продолжал Темный Лорд, и от следующего замысловатого узора, выписанного палочкой в воздухе, невидимый бладжер словно испарился, а тонкие белые пальцы вынули из пустоты в руках Гарри бладжер и снова вернули его в пустоту.
- Советую найти хороший учебник по высшим чарам, желательно начала века, и попрактиковаться, - с ухмылкой предложил Темный Лорд. – Это заклинание весьма пригодится, когда сотрудники Министерства вскоре явятся к тебе, чтобы конфисковать твою палочку. Из школы тебя уже исключили за повторное использование магии на каникулах, а мне неинтересно вступать в поединок с тем, кто мало чем отличается от сквиба и вынужден рассчитывать только на презренное маггловское оружие.
Гарри не видел в своем сне себя, но Вольдеморт, очевидно, что-то в нем заметил и ухмыльнулся увиденному.
- Твои друзья не вступятся за тебя, Гарри, - прошелестел его голос. – Ведь ты совершил – Преступление! Так же как твой крестный, которого никто не вытащил из Азкабана, - но Темный Лорд оставит тебе твою палочку, потому что он даже врагов своих ценит больше, чем ваши святоши ценят друзей.
Мысли Гарри стали путаться, он силился вспомнить что-то о доме на Гриммо, в котором он еще никогда не бывал, думал о Сириусе, вспоминал его лицо, такое, каким оно стало после Азкабана – а потом вдруг рывком вернулся на квиддичное поле и снова оказался лицом к лицу с сердитым Темным Лордом.
- Ты у меня в гостях, - наконец заговорил Гарри, и эта фраза, сложившаяся из опыта вчерашних уроков, вдруг показала ему, что во сне и в мыслях магия – лишь иллюзия, а настоящую роль играет смелость и твердость воли. – Правила здесь устанавливаю я. Не злоупотребляй моим гостеприимством.
- Тебе следует быть повежливее со своим наставником.
- Ты не мой наставник! – крикнул Гарри, и в нем вспыхнул гнев, который усилием воли Гарри сумел собрать в луч, направленный на стоящую перед ним фигуру, и в свете этого луча Гарри увидел, что Вольдеморт трус.
- Между нами всегда будет кровь, - твердо произнес Гарри, глядя прямо в кроваво-красные глаза. – Либо ты умрешь, либо я – но даже и мертвый я дотянусь и вырву тебе горло.
Вольдеморт страшно закричал, в бешенстве, в страхе, бросаясь в Гарри заклятиями, которые во сне не могли ранить – и Гарри проснулся, тяжело дыша и слыша быстрый стук своего сердца.

Снейп появился в комнате Гарри буквально через минуту, освещая себе путь Люмосом, и Гарри удивился тому, что Снейп был одет точно так же, как и днем, хотя и не мог бы сказать, что именно он ожидал и что его бы не удивило – вид Снейпа в одних трусах? Или в старомодных кальсонах? Или в ночной рубашке? На этом месте Гарри начал разбирать нервный смех, а Снейп оседлал стул и направил светящуюся палочку Гарри в лицо, словно хотел его поразглядывать как необычное явление природы.
- Я предпочел бы посмотреть сам, как прошла ваша встреча с Темным Лордом, а не слушать ваш сбивчивый рассказ, - наконец сказал Снейп, убирая палочку. – Но вы сейчас не в том состоянии, чтобы сосредоточиться. Я подожду.
На Гарри действительно теперь накатывало беспокойство и даже страх, его всегда колотило уже после того, как все случилось, и он пока еще не осознавал это как ценную черту настоящего бойца. Снейп опустил палочку и погасил свет, и Гарри несколько минут собирался с духом, чтобы задать темноте вопрос.
- Меня исключили из школы, профессор? – наконец спросил Гарри.
- Нет, - ответил Снейп из темноты. – Директор предоставит вам возможность выступить в свою защиту перед Визенгамотом – ведь на этот раз у вас наконец была серьезная причина для того, чтобы нарушить правила?
- А если… если Визенгамот решит… не в мою пользу – у меня отнимут палочку?
- Вам понадобится палочка, чтобы войти в Министерство, - после некоторого молчания ответил Снейп. – Потом передадите ее мне или Дамблдору. У нас не отнимут.
- А могу я ее спрятать на себе – Расширяющее заклинание плюс чары невидимости и еще что-то, чтобы никто не мог нащупать, кроме меня?
- Интересно, откуда вы набрались таких идей, Поттер? – осведомился Снейп, снова зажигая свет на конце волшебной палочки и направляя ее в землю. – Раз уж я все равно из-за вас не сплю, а вы, похоже, уже пришли в себя, давайте-ка я посмотрю, что у вас произошло с Темным Лордом.
Гарри не стал сопротивляться взгляду Снейпа, чувствуя в себе новообретенную силу в любой момент разорвать контакт, и Снейп довольно скоро вернулся из его воспоминаний, покачивая головой и закатывая глаза.
- Вы совсем отмороженный, Поттер, - резюмировал Снейп свое впечатление от отповеди, которую Гарри выдал Вольдеморту. – На войне таких людей всегда не хватает, но в мирной жизни вам придется тяжело. Надеюсь, вы не думаете, что вы одержали победу и отвадили Темного Лорда навсегда?
- «Отавадили», - поделился Гарри неожиданным каламбуром, он снова мысленно пережил недавний поединок воль, и его трясло от адреналина.
- Темный Лорд просто перестанет действовать так прямолинейно, как он действовал до этого, - невозмутимо продолжал Снейп. – Мне даже любопытно, чем он ответит на вашу выходку – так что я пока посижу здесь. А вы ложитесь спать.
Огонек на конце волшебной палочки погас, и Гарри снова остался в полной темноте и даже попытался заснуть – но сон не шел к нему, и он лежал неподвижно, перебирая события предыдущего дня, пока в подкравшемся предрассветном сумраке не стала слегка видна белая фигура Снейпа.
- Профессор, а как понять, что ты кого-то любишь? – неожиданно для себя спросил Гарри.
- Вы никого не любите по-настоящему, Поттер, - немедленно и резко ответил Снейп. – В отличие от щенячьей подростковой влюбленности, любовь возникает далеко не сразу. Вы, конечно, этого не поймете… впрочем, вы ходите по воскресеньям в церковь? В моем детстве маггловские семьи еще соблюдали эту традицию. «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится…» Куда вам до этого, право слово.
«Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится», - продолжал апостол, это читали по средам в середине августа, и когда-то это было сокровищем в сердце сухонького паренька с длинными прямыми волосами, ждавшего осени, волшебного поезда и встречи с девушкой, которой он был не нужен. – «И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы».
- Надеюсь, вы понимаете, что мое предложение составить список симпатичных вам школьниц было шуткой, - немного брезгливо продолжил Снейп после долгой паузы. – Если вы не такой ловелас, какими были в вашем возрасте ваш отец и ваш крестный, - обратите внимание на ту, кого записать в такой амурный списочек вам было бы совестно. Впрочем, все равно… вы выросли магглом и магглом умрете, а маггловские семьи в наши дни и семьями называть зазорно. Люди, чьи основные интересы и цели находятся вне семьи, вступают во временные союзы, чтобы использовать друг друга для развлечения – раньше предложение поучаствовать в таком было бы воспринято как оскорбление, но в последние десятилетия с магглами явно случилось что-то нехорошее!
- Чем же маги настолько лучше? – с вызовом спросил Гарри, которому пришла в голову мысль, что Пожиратели бывшими не бывают: даже если им не по душе текущий лидер, взгляды на жизнь у них остаются те же.
- Маги не хуже и не лучше, - устало ответил Снейп, словно Гарри, как и на уроках, городил нелепицу, которую Снейпу уже надоело опровергать. – Например, ваши опекуны не самые приятные и добродушные люди, но у них крепкая семья – не только потому, что они похожи друг на друга, но и потому, что их соединяет общее дело: уберечь свою семью от несчастий, которые вы можете на них навлечь. Так в магическом мире и до сих пор заключают браки, соединяя людей ради чего-то, что больше их самих. В магическом мире есть семьи зельеваров, специалистов по чарам, портных, мастеров различных дел – и да, есть семьи Пожирателей и членов Ордена Феникса. Любовь не всегда возникает в этих семьях, но все же заглядывает туда чаще, чем к современным магглам – ну или хотя бы заменяется взаимным уважением и товариществом.
- Идемте завтракать, - с каким-то раздражением оборвал Снейп, и Гарри, еще не знавший Слагхорна и не слышавший его бесконечные комплименты талантам Лили Эванс в зельеварении, никак пока не мог догадаться, что именно Снейпа так раздосадовало. – Вы все равно не уснете, а я голоден. И если вы запорете утренний кофе, как вы обычно запарываете зелья, я с вас голову сниму!

__________________________
Пользуясь случаем, автор поздравляет коллегу Снейпа с Днем рождения и надеется, что тот уполз и не очень скучает по преподаванию :))

Глава 4


Хороший черный кофе по утрам равно благотворно действует и на темных, и на светлых магов: Снейп не доверил Гарри кофеварение и отправил его заниматься яйцами и беконом, и в результате оба хорошо позавтракали и каждый считал, что именно он сделал для этого самое главное. Вероятно, мелодраматические персонажи могли бы закончить такой завтрак задушевным разговором и горячим рукопожатием, но и Гарри, и Снейп были людьми, чьи поступки говорят за них лучше, чем слова.
В каминной трубе в гостиной заревело зеленое пламя, а Снейп уже был на ногах и с палочкой наизготовку.
- Отойдите к окну, Поттер, - приказал Снейп. – Если это не друзья, выпрыгивайте и как можно быстрее добирайтесь до своего дома. Я отобьюсь или отболтаюсь.
- Я пришлю помощь, сэр, - пообещал Гарри, в нужную минуту он вспомнил о зеркале, подаренном Сириусом, а о том, что Сириус вряд ли будет так уж рад выручать Снейпа, и не подумал.
- Здравствуйте, Арабелла! – прозвучал в гостиной голос Дамблдора. – Я прошу извинить меня за раннее вторжение...
- Какого числа вы приняли меня на работу, директор? Назовите только число, но не месяц и не год, – спросил Снейп через дверь и тут же сделал два шага в сторону.
- Двадцать восьмого, Северус, - откликнулся Дамблдор. – Я понимаю, «постоянная бдительность». Надеюсь, Гарри с тобой?
- Здравствуйте, директор, - в свою очередь сказал Гарри, выходя вслед за Снейпом в гостиную. – Как мои дела?
- Если ты имеешь в виду Министерство, то все идет очень неплохо, - сообщил Дамблдор. – Но мне интереснее то, что произошло между тобой и Риддлом – ведь он опять пытался проникнуть в твои сны этой ночью? Не сомневаюсь, что он обещал научить тебя массе полезных вещей – если он будет знать, что именно ты умеешь, он будет уверен в своей победе, а заодно потешит свое самолюбие красочным поединком.
- Мистер Поттер весьма убедительно пообещал мистеру Риддлу, что и без того убьет его с особой жестокостью, - с ехидцей сформулировал Снейп. – Думаю, что этим он нагнал на Темного Лорда такого страха, что тому скоро понадобятся уроки окклюменции.
- Вот как? – удивился Дамблдор. – Гарри, ты не возражаешь, если я посмотрю?
- Возражаю, - немного резко ответил Гарри, избегая встречаться с Дамблдором взглядом, потому что Гарри вдруг надоело, что его читают как открытую книгу.
- Извини, пожалуйста, - мягко сказал Дамблдор. – Конечно, между легилиментом и тем, кто пускает его в свой разум, должно существовать особое доверие. Когда ты вернешься в школу, я научу тебя заклинанию, что позволяет взять из мыслей только одно воспоминание, которое потом можно перенести в думосброс. Сейчас, конечно, тебе не стоит использовать магию, но я уверен, что к осени все успешно разрешится.
- Гарри, ответь мне только на один вопрос, - попросил Дамблдор. – Тебе действительно хотелось убить Вольдеморта?
- Он мой кровник, - мрачно ответил Гарри. – За родителей нужно отомстить.
- Это неожиданный ответ, - признал Дамблдор. – Видишь, Северус, я был прав, когда говорил, что связь между Гарри и Вольдемортом будет влиять на них обоих. Стоит рискнуть и посмотреть, к чему это приведет: мне почему-то кажется, что влияние Гарри в итоге окажется сильней.
- И после этого Темный Лорд начнет запарывать зелья, гоняться на метле за снитчем и слушать Пинк Флойд и Сепультуру, - с едкой усмешкой предсказал Снейп. – Конечно, за то, чтобы послушать, как Темный Лорд исполняет про кирпич в стене, можно отдать половину жизни, но лучше бы чьей-то еще.
- Вижу, тебе не нравится моя идея, - пожал плечами Дамблдор, - и ты поэтому опять говоришь что-то, что я не понимаю. Пожалуй, я оставлю вас и пойду поздороваюсь с Арабеллой, она, похоже, опять в саду.
- Хорошо, Поттер, проржитесь, - разрешил Снейп, когда Дамблдор ушел. – Может, потом у вас найдется для меня капля сострадания, и если вы не угостите меня более мелодичной музыкой, чем эти ваши косматые металлисты, то хотя бы перестанете вставлять заглушкой квиддичное поле.
- Ну, я что-нибудь тропическое могу, - предложил отсмеявшийся Гарри, бросая взгляд на оставленный Флетчером в гостиной журнал, на обложке которого был изображен пляж с пальмами и развязная брюнетка в одних стрингах.
- Побойтесь Бога, Поттер, - посетовал Снейп, который тоже давно заметил этот журнал и даже просмотрел в нем некоторые живописные страницы. – Вы что, собираетесь пугать Темного Лорда голой задницей?

То, что Гарри смог выбросить Вольдеморта из своего сна волной неожиданно поднявшегося гнева, ничуть не убедило Снейпа в том, что Гарри приобрел навыки окклюмента, и весь день, с перерывами на кофе, шоколад и мед, Снейп добивался от Гарри умения быстро и почти машинально закрывать свои мысли и блокировать прорывы, которые все еще случались, хотя реже и реже. Ближе к закату Снейп все же объявил отбой, чтобы Гарри отдохнул перед возможным ночным поединком, и успехи в обучении должны бы были подарить Гарри уверенность, но ему становилось все тревожнее и муторнее, вместе с сумерками подкрадывался непонятный страх и неясное беспокойство. А потом все вокруг затихло, голову Гарри пронзила знакомая боль, а дверь дома Арабеллы Фигг плавно отворилась.
- Нас накрыли, - сказал Снейп, попытавшись аппарировать вместе с Гарри и наткнувшись на антиаппарационный барьер. – Постарайтесь добежать до своего дома. Удачи.
Чтобы поймать Гарри в его родном районе, где он знал все закоулки и кусты, надо было высылать добрый десяток егерей, а Вольдеморт опять самонадеянно явился один. Гарри выскочил на тротуар всего за два дома до крыльца Дурслей и только тогда понял свою ошибку: конечно, ни пешком, ни даже на метле его бы никто теперь не догнал, но ведь Вольдеморт мог аппарировать.
Словно в ответ его мыслям в нескольких шагах перед ним на землю опустился черный смерч, и почти одновременно с Вольдемортом рядом с Гарри вырос Снейп, уже ушедший из-под барьера и теперь словно закрывающий Гарри собой.
- Я не вижу причин, Северус, по которым тебе должно быть удобнее обучать мальчишку, чем мне, - прошипел Вольдеморт. – Я заберу его с собой – и заодно научу его хорошим манерам…
Что-то сухо щелкнуло за спиной у Вольдеморта, словно удар плетки, из его скулы выплеснулась кровь, и Гарри потерял сознание от резкой боли.
Гарри уже приходилось падать с метлы и умирать от яда василиска; тогда сознание просто отключалось, когда существование тела становилось невыносимым, но теперь удар словно пришелся не в тело, а в душу – Гарри боролся с неотступной болью из последних сил, понимая, что он должен встать и хотя бы попытаться помочь Снейпу в почти безнадежном поединке. Наконец Гарри услышал свое хриплое дыхание, разомкнул немеющие губы и с трудом оперся на руки, чувствуя, как к нему возвращается зрение – и первым, что Гарри увидел перед собой, был приклад винтовки.
- Я же говорила, что его не могло задеть, - своим обычным чуть сварливым тоном сказала тетя Петунья.
- У тебя был только один выстрел, Петунья, - бесстрастно заметил Снейп. – Второй бы тебе сделать не дали.
- Повезло, - строго ответила Петунья. – Но, если Бог есть, мне не могло не повезти. За сестру я теперь рассчиталась.
Гарри все же смог подняться на ноги и увидел Вольдеморта, лежащего на асфальте ничком. Вокруг головы бывшего Темного Лорда расплывалось кровавое пятно, и Петунья обошла труп по газону, неся винтовку параллельно земле, как если бы она несла обычную палку.
- Сначала здесь появятся стиратели памяти из отдела, где работает Артур, - предсказал Снейп, словно бы ему было досконально известно, что должно происходить, когда из очередного Темного Лорда в очередной раз вышибают дух. – После них прибудут авроры и маггловская полиция. Давайте сядем на газон, положим руки на колени и притворимся ветошью, чтобы по нам ничем не попали.
- Вы бы подстелили что-нибудь, сэр, - подсказал Гарри, которому было больно видеть, как Снейп садится на свежескошенную траву в белых штанах.
- Я маг, Поттер, - напомнил Снейп. – Есть же Очистительное заклинание.
В этот момент на Привет-драйв действительно аппарировал молодой волшебник, который увидел труп Вольдеморта, изобразил лицом что-то сложное и тут же исчез.
- «Презренное маггловское оружие», - процитировал Гарри Темного Лорда. – Может, мне в школу снайперов перевестись?
- Не говорите своей тете о том, что Темный Лорд вернется, - велел Снейп. – Пусть она некоторое время поживет без того бремени, которое несла столько лет.
- А он вернется, сэр?
- Ну подумайте головой, Поттер, просто для разнообразия. В прошлый раз Темный Лорд не умер окончательно, хотя и лишился силы. То же самое случилось, когда его изгнали из тела Квиррела. Что на этот раз-то изменилось, что вы ожидаете от примерно тех же действий совсем другого результата?
- Я не знаю, почему он не умер в прошлые разы, - ответил подумав Гарри. – Поэтому не скажу, изменилось ли сейчас что-то или нет.
- Его дневник был хоркруксом, - пояснил Снейп в обмен на проявленную Гарри рассудительность. – Что это такое, вы, конечно, не знаете, но почитаете. Дневник вами уничтожен, но, вероятно, есть и еще хоркруксы. Так что записывайтесь на спортивное ориентирование, Поттер, до сентября время еще есть. И в общество кладоискателей записаться не забудьте.
Невдалеке уже выли полицейские сирены, но авроры успели первыми, а у Гарри как раз прошла голова и появились интересные идеи.
- Визенгамот меня оправдает, сэр, - уверенно сказал Гарри. – Министерство вроде как не верит, что Вольдеморт воскресал, но теперь-то у меня вон какой вещдок, - и Гарри кивнул в сторону трупа Вольдеморта, рядом с которым уже почернела кровавая лужа.
- Вы собираетесь предъявлять Визенгамоту труп Вольдеморта, Поттер? – поинтересовался Снейп.
- С аврорами надо договориться только, - кивнул Гарри. – А потом вы бы наложили Расширительное заклятье вон хотя бы на то ведро…
- Я говорил вам, что вы совсем отмороженный, Поттер? – покачал головой Снейп. – Ну вот вы еще и отбитый наглухо. Если вам нужна будет рекомендация в аврорат – я вам ее напишу, вас от обычных людей лучше держать подальше.

Глава Глава 5


Уже второй раз Вольдеморт был мертв, а Гарри был в общем-то и ни при чем, даже маггловские полицейские опросили его как свидетеля, пока авроры с хитрыми усмешками ожидали стирателей памяти не из пугливых. Но если первая гибель Вольдеморта провоцировала на множество возвышенных, трагических и трогательных интерпретаций, то вторая шокировала своей прозаичностью и была для волшебного мира даже несколько оскорбительна. В 1970ые война с Вольдемортом и его последователями тянулась годами, Вольдеморт считался непобедимым зловещим чародеем, и даже имя его боялись произносить, а окончание войны после гибели Вольдеморта стало великим праздником. В 1990ые маггловская тетушка вышла на крыльцо с винтовкой и пристрелила Вольдеморта в затылок, словно бешеную лису, забравшуюся в ее сад. Времена определенно становились проще и жестче, а правильный вывод о том, что с Эвансами нельзя связываться вообще никогда, сделали еще далеко не все.
Зато в Министерстве многие сделали правильные выводы о том, что Фадж завалил безопасность Тремудрого турнира и потом, пытаясь это скрыть, всех надул, отрицая возрождение Вольдеморта. Несколько запоздало в волшебном мире в моду вошли закон и порядок, Скримджер и Боунс клацнули закаленными в аппаратной борьбе челюстями, и Фадж попал под следствие, лучшим результатом которого был бы перевод из министров на глупую синекуру. Вслед за Фаджем и его люди полетели со своих постов, а Долорес Амбридж даже добежала до Хогвартса, где преподавала теперь СилЗла – только теоретически, но щедро расставляя «превосходно» за выученный параграф из учебника, чем снискала любовь студентов, нелюбовь Гермионы и равнодушие Гарри: Гарри выучивал параграф из учебника и читал на уроке библиотечные книги, отсев от Рона к Гермионе, чтобы не отвлекаться на десятое повторение сетований, что «Пушки Педдл» сливают сезон.
Прошедшие месяцы закалили характер Гарри и заставили его прежде времени повзрослеть, а вот Малфой как был мажором, так и остался.
- Офигенные ботиночки, Поттер, - поприветствовал Гарри Малфой, когда Гарри возвращался с квиддичной тренировки, пришедшейся на дождливый день. – Ты что, чистишь их только тогда, когда тетя тебе своей винтовкой пригрозит?
Гарри было неохота переругиваться с Малфоем, и он изобразил на своем лице пантомиму «не подходи, я психический», которая пару раз выручала его летом, когда он познакомился с наблатыканной компанией Дадли.
- Винтовка – это праздник, Авада не нужна! – рявкнул Гарри Малфою в лицо, придвинувшись вплотную. – Винтовка – это праздник, Авада не нужна!
Ошарашенный Малфой немного присел, попятился, наступил на собственную мантию и сел на пол.
- Рясу свою постирай теперь, а подрясником занюхай, - посоветовал Гарри и ушел.

Гарри намного чаще теперь засиживался в библиотеке, пока Рон пытался пробиться в квиддичную команду и тренировался с братьями почти каждый день. Гермиона сначала только удивлялась такому рвению, как и тому, что у Гарри, которого раньше ругала библиотекарша за громкие разговоры, теперь установились с мадам Пинс добрые и почтительные отношения. А потом Гермионе пришло в голову, что Гарри, наверно, одиноко, и она подсела к нему.
- Вот как это можно: весь вечер сидеть над книгами, а задание по чарам на завтра сделано только наполовину? – спросила Гермиона, окидывая взглядом лежащие перед Гарри книги и замечая пергамент со знакомыми ей фразами.
- Я читаю про другие чары, - ответил Гарри. – В домашку я главное написал, потом допишу.
Гермиона взяла пергамент, чтобы убедиться, что Гарри не забыл из «главного» половину, и столкнулась с его спокойным и твердым взглядом.
- Вольдеморт вернется, - просто сказал Гарри. – Может быть, через несколько лет, может, даже через десять. Нужно понять, что не дает ему умереть окончательно. И вообще быть готовым – Седрику я ничем помочь не смог.
- Хорошо, ты прав, - ответила Гермиона и отложила домашнее задание. – Будем искать вместе. Ты не должен заниматься этим один.
- Рон тоже прав, - без тени обиды сказал Гарри. – Он особо не вызывался ни биться с василиском, ни идти за философским камнем. Просто так получилось, что из-за меня он во все это впутался, а дальше – пацан стоять должен. Он хорошо себя вел тогда – а теперь, когда опасность миновала, играет себе в квиддич и попадет в команду, не в этот год, так на следующий. Вольдеморт может вернуться через много лет, у меня тогда другая компания уже будет. Может, Рону и не придется больше из-за меня рисковать головой. Вот если Вольдеморт решит посчитаться с моей тетушкой, то это уже будет моя проблема, от которой не уйдешь: семья, какая она ни есть, все же семья.
Гарри замолчал, потому что ему подумалось, что это звучит так, словно Гермиону он тоже гонит от себя, но она начала задавать ему свои обычные точные и острые вопросы о том, что он сейчас читает, и на некоторые Гарри, как всегда, ответить не смог, так что с непонятым им они разбирались уже вместе. А о том, что ответила ему Гермиона без слов, одной своей помощью, Гарри подумал уже после, когда решил организовать для них двоих практические занятия.
В качестве жертвы для разучиваемых заклятий Гарри сотворил какую-то страхолюдину, похожую на личинку ксеноморфа из Чужих, и они вдвоем неплохо страхолюдину разнесли, только в конце Гермиона немного поморщилась.
- Приятного мало, согласен, - признал Гарри. – Только чтобы поймать маньяка, нужен другой маньяк. Понимаешь, лейтенант Хаксли?
Подколка и сравнение с правильной и прогрессивной полицейской, которая постоянно объясняет своему напарнику, что надо быть хорошим, были ровно по адресу, но в героических сюжетах запоминается прежде всего финал, и Гермиона ответила на такое обращение лукавым взглядом искоса, а Гарри именно на это и надеялся.
Поэтому спустя неделю Снейп выловил обоих после отбоя в темном коридоре, и оба оказались в более растрепанном, чем обычно, виде.
- По баллу с каждого для начала, - прокомментировал Снейп, ловя взгляд Гарри, и Гермиона почувствовала рядом всплеск магии, а Снейп одобряюще кивнул. – Надо бы было побольше вычесть, но тогда в следующие разы негде будет размахнуться.
Гарри на такие намеки не обиделся, а Гермиона все-таки смутилась и подумала, что понимает, почему Гарри так Снейпа не любит.
- Следуйте за мной, - приказал Снейп и повел обоих вниз по лестнице.
- Профессор, вам не кажется, что для отработок сейчас немного поздновато? – сравнительно мирно спросил Гарри, а Гермиона дернула его за руку, чтобы не нарывался и не усугублял их положение, и выпускать его руку уже не стала.
- У нас с вами, дети, будет прекрасное теоретическое занятие, - неожиданно пропел Снейп женским голоском, потому что за обедом он сидел рядом с Амбридж, и его давно раздражали ее розовая кофточка, ее сюсюканье и ее ридикюль. – Раздам вам учебники, потом договоримся о времени, когда вы будете приходить ко мне на практические занятия. А то наедине вы, чего доброго, убьетесь – или натворите что-нибудь еще.
- Не убьемся, - пообещал Гарри, но Снейп ничего на это не ответил и вскоре привел Гарри и Гермиону в незнакомую им пустую комнату в подземельях вместо своего кабинета.
- Шестнадцатая глава здесь, - отрывисто говорил Снейп, раздавая старые книги. – Седьмая здесь. Десятая и одиннадцатая здесь – это на немецком, но в последнее время очень многие учебники не переиздают – примерно с тех пор, как в магический мир проникла викторианская сентиментальность и вместо невыучившихся взрослых в роде человеческом обнаружились какие-то дети, а потом еще и подростки.
- Я должна справиться с немецким, профессор, - пообещала Гермиона, тут же по своему обыкновению открывая выданный учебник на заданной главе, и тихо охнула, столкнувшись с весьма натуралистичным изображением действия боевых заклятий.
- А надо было выбирать юношу попроще, Грейнджер, - не упустил случая Снейп. – Я, конечно, понимаю, что выбор кого попроще противен женскому естеству. Так что могу предложить только зелье для сна без сновидений, если у вас начнут сдавать нервы.
- Спасибо, профессор, - сказал Гарри, который с лета помнил, что огрызаться в ответ на язвительность Снейпа – все равно что тушить костер бензином, пусть даже полыхать может и весело. – Мы можем подойти послезавтра вечером?
Снейп повернулся к Гарри, и снова Гермиона почувствовала столкновение их взглядов, словно рядом с ней звякнули шпаги примеривающихся друг к другу противников.
- Джон Спартан, Поттер, серьезно? – с усмешкой спросил Снейп, который добился небольшого успеха в этом коротком спарринге легилиментов. – Я вот с вами иногда чувствую себя Джоном Кимблом. С заданным вы разберетесь в лучшем случае за неделю. И смотрите, не погубите девушку своей самонадеянностью – впрочем, теперь я намного старше и не позволю вам этого сделать.



Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2024 © hogwartsnet.ru