Lannan Shee (бета: ~AIR~)    в работе   Оценка фанфика    SMS рейтинг 10 (голосов: 61)

    С помощью Гермионы, Гарри, близнецов Уизли и их неугомонной девушки Сириусу Блэку предстоит заново открыть для себя все радости жизни, вернуться в Хогвартс, восстановить свое доброе имя и наконец обрести настоящую семью. Впрочем, и это далеко не предел... Сайд-стори к фанфику находится здесь: http://www.hogwartsnet.ru/fanf/ffshowfic.php?fid=36931&l=
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Сириус Блэк, Гермиона Грейнджер, Фред Уизли, Джордж Уизли, Джейн Льюис, Гарри Поттер, Ричи Вагнер
    Любовный роман /Юмор /AU || гет || PG-13
    Размер: макси || Глав: 68
    Прочитано: 390676 || Отзывов: 837 || Подписано: 524
    Предупреждения: AU, Ченгет
    Начало: 22.03.09 || Последнее обновление: 12.01.19

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Умей прощать, или Смех в лицо предрассудкам

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
1. Великолепная пятерка и герой


http://vkontakte.ru/club15136735 - группа фанфика вконтакте

Ночь выдалась тихой и спокойной, но слишком жаркой даже для середины июля. Желание прохлады отодвигало на задний план все остальные, так что сон не шел. Гарри с Роном ворочались уже около часа, и такая проблема, похоже, возникла не только у них: доносившиеся с верхнего этажа голоса близнецов и их подруги стихли лишь несколько минут назад. Впрочем, зная эту неугомонную троицу, нельзя было с уверенностью утверждать, что они угомонились – скорее, трансгрессировали куда-нибудь подальше отсюда.
– …невозможно! – простонал Рон и, рывком отбросив одеяло, сел в постели. – Эта жара нас всех доконает, – он подошел к распахнутому настежь окну и высунулся в него почти по пояс.
Гарри в ответ лишь послал ему сочувственную улыбку. По сравнению с событиями финала Турнира и опасностью, которая после возрождения Волдеморта нависла над всеми без исключения, капризы природы выглядели ничтожно. Впрочем, именно произошедшее в июне послужило поводом для того, что Гарри по распоряжению Дамблдора перебрался в Нору, пробыв у Дурслей всего неделю и даже не успев от них устать. Возвращение к Уизли было ознаменовано еще одним приятным сюрпризом: вместе с Гарри туда отправился его крестный. Дамблдор до последнего момента был против того, чтобы Сириус покидал свой дом на площади Гриммо, но в итоге уступил, взяв с него клятву никуда не высовываться. Блэку, впрочем, было довольно и этого: возможности снова быть в кругу людей он радовался, как мальчишка.
– Смотри-ка, Гарри, – окликнул друга Рон, – я же говорил! Вон, обнимаются!
– Что?
– Фред с Джорджем опять вытащили Джейн… Хотя нет, погоди... Мне кажется, это не они.
– А кто же? – хмыкнул Гарри, даже не пошевелившись. По его мнению, иных вариантов попросту не существовало. Кому еще придет в голову отправиться ночью на прогулку? Только авантюристам-близнецам и их не менее охочей до приключений избраннице.
– Не знаю, – Рон безуспешно вглядывался в темноту, – вроде парочка…
– Либо Джейн с Фредом, либо она же с Джорджем, – предположил Гарри, закидывая руки за голову и лениво потягиваясь.
– Не, вряд ли они, – уверенно покачал головой его лучший друг. – Будь это хоть один из моих братьев, шуму было бы гораздо больше, уж можешь мне поверить.
Реакции не последовало, и Рон замолчал, поняв, что убеждать бесполезно. Однако неизвестная парочка никак не желала выходить у него из головы…


***

Стараясь ступать бесшумно, Гермиона медленно спустилась по лестнице. Кажется, сегодня фортуна была на ее стороне: старые ступеньки не скрипнули ни разу, и даже первый этаж удалось миновать без происшествий – а ведь споткнуться обо что-нибудь в темноте было бы легче легкого. Пользоваться Люмосом она не решилась: это могло бы привлечь внимание и разбудить кого-нибудь из семьи Уизли. А к расспросам Гермиона еще не была готова. Секрет ее был известен лишь – кто бы мог подумать! – близнецам и Джейн, да и то только потому, что они сами докопались до истины. Впрочем, это было даже к лучшему: когда эмоции бьют через край, так и хочется с кем-нибудь поделиться. Доверительных разговоров с Фредом или Джорджем Гермиона представить себе не могла, так что оставалась Джейни. Конечно, слушать у нее получалось гораздо хуже, чем рассказывать самой, но тайны она хранить умела.
Кстати, тайны-то их и сблизили. Именно Джейн стала невольной свидетельницей того, как Виктор Крам пригласил лучшую ученицу Хогвартса на Святочный бал. Самой Гермионе и в голову бы не пришло откровенничать об этом с едва знакомым человеком, но так уж вышло, что Джейни увидела все своими глазами. Это и стало темой первого задушевного разговора девушек, а уже через несколько дней Гермиона поняла, что обзавелась если не подругой, то приятельницей уж точно. И теперь, когда Джейн, будучи подругой близнецов Уизли (обоих сразу, вот ведь ненормальная!), тоже гостила в Норе, это заметно облегчало ситуацию.
Оказавшись снаружи, Гермиона метнулась к сараю, завернула за угол и тотчас врезалась в того, кто уже ждал ее на условленном месте.
– Я думал, ты не придешь, – проговорил Сириус Блэк, стараясь ничем не выдать своего волнения.
– А я не понимаю, зачем ты это затеял, – как рассерженная кошка, прошипела Гермиона. – Зачем на улицу?.. Все же спят, и…
– Вот поэтому и на улицу, – перебил Сириус. – К тому же, здесь нас не увидят.
Гермиона поморщилась. Кажется, вновь обретенная – пусть и относительная – свобода ударила Блэку в голову, и он, памятуя о славной мародерской юности, решил вернуть себе хотя бы ее частичку. Не стоило поощрять его в этом, не стоило вообще приходить сюда – да и одной являться к нему в пещеру тогда, весной, тоже не стоило. А уж про отвечать на поцелуй и говорить не следует…
Не дождавшись возражений, Сириус мягко привлек ее к себе и зарылся лицом в пушистые волосы. Напористость в его действиях отсутствовала напрочь, точно он не был уверен, что Гермиона не оттолкнет его, не развернется и не убежит обратно в дом. А она, замерев в его руках (и ведь уже не в первый раз, а все равно непривычно), прикрыла глаза и нерешительно сжала его худые плечи. Гарри с Роном глазам своим не поверили бы, увидев, как Гермиона Грэйнджер обнимается с мужчиной в два с лишним раза старше себя самой, да не с кем-то там – с Сириусом Блэком, крестным отцом Гарри, и… И пусть.
Пусть это неправильно, зато так хорошо, так уютно в его объятиях…

***

Гарри уже давным-давно спал, а Рон, которому никак не давало покоя увиденное, вновь и вновь подходил к окну, но во дворе уже никого не было. Он уже почти отчаялся, когда вдруг различил в теперь уже абсолютной тишине едва слышные шаги по лестнице: те, кого он видел во дворе, возвращались. Выхватив из раскрытого чемодана Гарри мантию-невидимку и набросив ее на плечи, Рон на цыпочках вышел из комнаты, бесшумно спустился на несколько ступеней и остолбенел: снизу появилась Гермиона и почти сразу же исчезла в коридоре третьего этажа. Проводив ее изумленным взглядом, младший Уизли невольно тряхнул головой, отгоняя наваждение. Не могло же ему померещиться? Гермиона… Подумать только, Гермиона… Хотя, быть может, это всего лишь совпадение? Тем более что она была одна…
Спохватившись, он вновь прислушался: хотелось убедиться в нереальности своих предположений. Но через некоторое время в темноте мелькнула лохматая черная тень.
Скажи ему об этом кто-то другой, Рон ни за что бы не поверил и даже посоветовал бы ему сходить к целителям. Гермиона и Сириус… Невероятно, немыслимо и оттого еще более мерзко… Неужели у нее и впрямь что-то есть с ним? Что их вообще может связывать? Разве мог Блэк ее привлечь? Он же старый и… Да это просто бред! Это невозможно!
Вернувшись к себе, Рон с большим трудом поборол искушение растолкать Гарри и вывалить ему все как на духу. Он не поверит, конечно же, и правильно сделает. Уизли и сам бы с удовольствием себе не поверил. С одной стороны, факты налицо, но с другой… А вдруг действительно совпадение?
Терзаемый предположениями одно хуже другого, он поклялся себе все выяснить.

***

Едва открыв глаза, Рон первым делом подумал о Гермионе и сразу помрачнел. А как бы хотелось, чтобы это оказалось бредовым ночным кошмаром, над которым можно будет потом вдоволь посмеяться, – ну, вроде танцующих пауков.
Гарри уже не было, и Рон поднял взгляд на часы. Что ж, Гермиона наверняка проснулась, так что стоит все прояснить, не откладывая. Вот сейчас он пойдет к ней и спросит напрямую, а она наверняка укорит его в неразумности и даст всему этому какое-нибудь разумное объяснение…
«Так все и будет», – убеждал он самого себя, уже замирая напротив двери спальни Гермионы и Джинни.
– Ну и чего он хотел? – резкий голос Джейн, донесшийся из комнаты, заставил вздрогнуть от неожиданности.
– Да ничего, – ответила Гермиона после недолгой паузы. – Соскучился.
Затаив дыхание, Рон прислушался. Кажется, девушки как раз затронули интересующую его тему.
– Надо же, – Джейн фыркнула и, судя по скрипу, заерзала на кровати. – И что, гуляли? Мы-то вот тут на днях собирались купаться…
– Да какое там гуляли, – Гермиона перебила чересчур словоохотливую собеседницу, – так, прошлись полчаса и вернулись.
– Вечно из тебя все вытягивать приходится! – капризно протянула подруга близнецов. – Ну а шли-то хотя бы за руку?
Рон не стал слушать дальше: все и так было ясно. То, что он готов был сравнить с ночным кошмаром, на глазах обретало реальные очертания. Гермиона, их умница Гермиона и вправду встречалась ночью с Сириусом Блэком и гуляла с ним под луной – прямо здесь, в Норе! Это никак не желало укладываться в голове.
Не иначе как мир сошел с ума.

***


Вплоть до конца дня Рон не сказал Гермионе ни слова и вообще старался ее не замечать. По правде говоря, он теперь и не знал, как с ней себя вести. Чтобы понять это, требовалось сначала уложить в голове шокирующую новость, что тоже было не так просто.
Его странное поведение не укрылось от друзей; но если Гарри, так ничего и не допытавшись ни у одной из сторон, отмахнулся и пустил дело на самотек, то Гермиона во что бы то ни стало желала узнать, за что попала в немилость. Хороший шанс представился, когда все остальные ушли играть в квиддич, – и она, не желая его упускать, отправилась к игнорирующему ее другу и прямо с порога поинтересовалась:
– Рон, что происходит?
Тот ждал именно этого вопроса.
– Это я у тебя хочу спросить! – выкрикнул он, бросаясь ей навстречу. – Не я ведь шляюсь по ночам черт знает с кем!
Гермиона ощутила, как внутри у нее что-то оборвалось. Вот и все… Доигрались. А ведь она как чувствовала, что не стоит соглашаться на эту встречу – но разве могла не прийти, зная, что Сириус ждет ее…
Очевидно, все эмоции отразились у нее на лице, так что возражать уже было бессмысленно: Рон понял все без слов.
– В раж, значит, вошла, – прокомментировал он. – Сначала Крам, теперь Блэк – по восходящей. А кто следующий?
– Рон! – Гермиона задохнулась от возмущения. – Не смей так говорить! Я…
– Ты такая же, как все девчонки, – в один шаг преодолев расстояние между ними, он схватил ее за плечи и прижал к стене. – Вот только Крам – знаменитость, а в этом-то ты что нашла? Жалко его стало, да?
– Отпусти меня, мне больно!
В ответ Рон лишь притянул девушку к себе.
– Ему, поди, еще и не то позволяла, – с вызовом прошептал он и неожиданно накрыл ее губы своими. Поцелуй не продлился и нескольких секунд: Гермиона с силой толкнула друга в грудь.
– С ума сошел?
– А что, я хуже их, да? Хуже Блэка? – не обращая внимания на сопротивление, Рон снова схватил ее, на этот раз так, что ее руки оказались плотно прижаты к телу, и предпринял новую попытку поцеловать.
– Не надо, прекрати, пожалуйста, хватит, – Гермиона продолжала вырываться, в голосе ее уже звучали слезы. – Отпусти меня!
Рон не слышал ни шагов, ни вообще каких-то посторонних звуков, так что появление в дверном проеме Сириуса стало для него сюрпризом, причем далеко не самым приятным. Зато Гермиона, воспользовавшись его замешательством, наконец сумела высвободиться и бросилась к своему спасителю, на лице у которого читалось явное желание открутить ее обидчику голову.
– Что ты ей сделал? – прорычал Блэк, и Рон невольно попятился: таким злым он видел Сириуса только в Визжащей хижине, когда тот говорил с Петтигрю. – Да я тебя сейчас…
– Не надо, Сириус, – отчаянно зашептала Гермиона, – успокойся, пойдем отсюда…
Если бы взглядом можно было убивать, Рон уже непременно валялся бы на полу бездыханным – столько ярости и презрения было в глазах Блэка. Пожалуй, остановило его только вмешательство Гермионы: находясь в таком состоянии, Сириус и не вспомнил бы, что Рон намного младше него и силы неравны. Очевидно, понимала это и сама девушка, поспешившая увести своего защитника, напоследок бросившего через плечо:
– Чтобы на пушечный выстрел не подходил к ней, ясно?
Подоспевшим Гарри, Джинни и неразлучной троице оставалось лишь непонимающе переглядываться. Близнецы, однако, смотрели на младшего брата так, будто догадывались, что здесь только что произошло. И Рон уже сейчас готов был от стыда провалиться сквозь землю. Что же он натворил…
О том, что будет дальше, он думал с содроганием. Не было сомнений, что друзья не оставят его в покое, пока не добьются объяснений. Гермиона хранила молчание, но гораздо больше следовало опасаться Сириуса, от которого Рон и вовсе не знал, чего ждать.
Однако на следующее утро разгорелся новый скандал, который если не затмил предыдущий, то заставил его заметно поблекнуть. До сих пор миссис Уизли была абсолютно уверена, что с Джейн встречается Фред; иначе, по ее мнению, и быть не могло, ведь она буквально на днях видела, как они целовались на крыльце. И каково же было ее удивление, когда она обнаружила в постели гостьи обоих близнецов! Быть может, все бы обошлось, если бы пойманные с поличным вели себя менее дерзко…
– Вы что, с ума посходили? Чем вы здесь занимались?
– Не думаю, что тебе нужно знать подробности, мамочка, – без тени смущения заявил Фред, в то время как Джейн, залившись краской, одергивала на себе чужую футболку.
– Я не потерплю такого в собственном доме! – в запале выкрикнула миссис Уизли. – Знаете что, милочка, собирайте вещи и отправляйтесь-ка домой.
– Нет, ма, – мгновенно среагировал Джордж, ободряюще сжимая ладонь Джейн, – она никуда не пойдет.
– Нет, пойдет!
Перепалка плавно переросла в грандиозный скандал, и в конце концов Джейни, не выдержав натиска, кинулась собирать вещи. Но и Фред с Джорджем не собирались уступать: они в один голос заявили, что без Джейн и сами ни на минуту здесь не останутся. На шум сбежались все остальные, и если Гарри, Гермиона и Джинни поочередно призывали всех успокоиться, то Сириус вступился за ребят, заметив, что они, мол, уже сами могут принимать решения. Разошедшаяся Молли поспешила осадить и его. Блэк же никогда не лез за словом в карман, поэтому вскоре фраза «Счастливо оставаться» прозвучала снова.
Гермиона и Гарри, не сговариваясь, последовали за Сириусом, надеясь его переубедить, но тот был непреклонен:
– Мало мне указаний Дамблдора, так теперь еще и она! – а потом и вовсе предложил пойти с ним, сообщив, что троица так и поступит. Гарри скрепя сердце отказался: отвернуться сейчас от миссис Уизли было бы сродни предательству; а вот Гермиона неожиданно приняла приглашение.
Сказать, что Гарри, услышав это, изумился, означало бы не сказать ничего. Согласие подруги давало ему основание по-другому взглянуть и на ее вчерашнюю ссору с Роном, о которой так и не удалось ничего выяснить; и на загадочную улыбку Сириуса… А еще – невольно вспомнились загадочные отлучки Гермионы из Хогвартса, которые она объясняла тем, что хочет позаниматься в одиночестве. Однако с Карты Мародеров она в такие моменты исчезала – это Гарри выяснил случайно и, сам не зная почему, сохранил в тайне.
Уже на выходе он зачем-то обернулся, да так и замер, затаив дыхание: рука его крестного лежала у Гермионы на талии…

***

Свой дом Сириус ненавидел с самого детства: ни одно из приятных воспоминаний у него не было связано с этим местом. Собственно, поэтому, когда перед ним замаячила перспектива провести все лето именно там, Блэк приложил все усилия, чтобы вырваться в Нору, к крестнику… и Гермионе. Впрочем, теперь все эти старания оказались напрасными. Терпеть нравоучения и упреки Молли он не собирался, а выдвигать условия на правах гостя не имел права. При таком раскладе не оставалось ничего, кроме как вернуться туда, откуда он так хотел сбежать… Ирония судьбы, не иначе. Но, по крайней мере, на этот раз он будет здесь не один. Жаль, конечно, что пришлось опять расстаться с Гарри; зато Гермиона наконец-то рядом…
То, что на его голову свалились еще и близнецы с Джейн, Блэка только радовало: приглашая троицу к себе, он руководствовался не только тем, что был многим им обязан. Сытый одиночеством по горло, Сириус страшно истосковался по большим компаниям, а в той, что подобралась сейчас, заскучать было бы весьма и весьма проблематично. Глядя на Фреда с Джорджем, Сириус вспоминал Джеймса и мародерскую юность. Сколько же было надежд, сколько планов, и кто бы мог подумать, что все обернется вот так…
– Все нормально? – осторожно поинтересовалась Гермиона, касаясь его ладони. В ее взгляде читалось искреннее беспокойство, и Сириус ощутил прилив нежности.
– Нормально, – едва заметно кивнул он, стискивая ее руку.
Милая, добрая Гермиона… Такая чистая, такая светлая девочка, сумевшая хотя бы отчасти возродить его к жизни, ставшая спасительным огоньком в непроглядной темноте… Стоило лишь подумать, как обошелся с ней Рон, как внутри вновь поднималась волна ярости, настолько мощная, что самому становилось не по себе. Прежде Блэк еще не испытывал подобного ни к одной женщине, хотя познал их немало. И оттого еще более странно было осознавать, что самые глубокие чувства в нем удалось пробудить девочке-отличнице...
– Сидите? – завопила заглянувшая на кухню Джейн. – Странные какие-то… Вы бы хоть поцеловались, что ли…
Гермиона подавила смешок и смущенно опустила глаза. Сириус же, расценив это как согласие, потянулся к ней и коснулся губами теплых губ, предоставляя Джейн зрелище, которого она желала…

***

Ожидания Сириуса полностью оправдались: с того момента, как они впятером прибыли на Гриммо, скука не завладела им ни разу. В первую очередь за это следовало благодарить близнецов и Джейн, которые, решив не терять времени даром, занялись исследованием дома. Сириус не успевал запретить им соваться в ту или иную комнату, как они уже выскакивали оттуда, пыльные и чихающие. Последней находкой троицы стал боггарт, обнаруженный в ящике письменного стола и при виде Джейн обратившийся устрашающего вида старухой.
Как раз с подачи вездесущих гостей Блэк и загорелся идеей преобразить ненавистный дом до неузнаваемости и в первую очередь избавиться от рухляди, высокопарно зовущейся семейными реликвиями. Таковой здесь было столько, что для нее не хватало даже чердака, и значительную часть ненужных вещей пришлось попросту сжечь.
Семейная сова Уизли прилетела уже на второй день после скандала, но в Нору близнецы так и не вернулись: очевидно, Молли до сих пор не желала принимать у себя Джейн. Блэк не вдавался в подробности и предпочитал не задумываться о перспективе вновь остаться одному в пустом доме. Он просто наслаждался приятным времяпровождением, которого так долго был лишен, и возможностью быть с Гермионой, не опасаясь, что их кто-нибудь увидит. Конечно, не так-то просто было засыпать в одиночку, зная, что она поблизости, всего лишь через две комнаты, но Сириус справлялся. Когда-нибудь – хотелось бы надеяться – Гермиона будет принадлежать ему полностью, а пока она просто находилась рядом, и этого было достаточно.

***

– Сириус, к тебе сова прилетела! – донесся с нижнего этажа голос Фреда. – От Гарри!
Пинком захлопнув дверцу старинного шкафа, содержимому которого предстояло с минуты на минуту отправиться на свалку, Блэк поспешил спуститься. Букля сидела на обеденном столе и с готовностью протянула лапу. Сунув сове печенье, Сириус разорвал конверт и погрузился в чтение, краем глаза заметив, что троица выжидающе замерла в нескольких шагах от него.
Помимо дежурных фраз и вопросов, письмо содержало приглашение на торжество по случаю Дня Рождения отправителя:
« … я знаю, тебе не хотелось бы появляться в Норе, но миссис Уизли уже начала все приготовления, и у меня вроде как не было выбора… В общем, я очень надеюсь вас всех видеть».
– Конечно, мы там будем! – уверенно заявила Гермиона, но тут же осеклась, подняв глаза на Сириуса: – То есть… Я думаю, это не так уж рискованно, и Дамблдор разрешит, в виде исключения…
– Мне плевать, разрешит он или нет, меня не может не быть на празднике собственного крестника! – отрезал Блэк и повернулся к близнецам и Джейн, увлеченно спорящим о том, стоит ли девушке присоединяться к остальным. – Эй, а вы что решили?
– Мы решили, что маме придется принять наш выбор, хочет она того или нет, – отозвался Джордж, собственнически обнимая Джейни за талию.
– И то правда, – одобрил Сириус и, призвав заклинанием перо, начал писать ответ.

***

Гостей миссис Уизли приняла радушно: наверное, она и сама поняла, что перегнула палку. Встретив столь теплый прием, и Джейн, и Сириус сделали вид, что никакого конфликта и не случалось, за что все присутствующие (а в особенности – хозяйка) были признательны им до глубины души. Сам по себе праздничный ужин прошел в уютной, почти что семейной обстановке, и даже Джейн, поначалу сидевшая как на иголках, под конец совсем расслабилась. Блэк только головой качал, отмечая, что руки близнецов то и дело оказываются у нее то на коленях, то на талии. Вот ведь действительно неугомонная троица… Неужели думают, что их ухищрений никто не видит? Сириус готов был поклясться, что от зоркой Молли эти «случайные» прикосновения уж точно не укрылись. Сам же он наблюдал в основном за Роном, с незавидной частотой бросающим в сторону Гермионы тоскливые взгляды. Теперь, когда им уже не владели эмоции, Блэку было даже жаль мальчишку: понятно же, запутался, вот и натворил дел. В любом случае, его ошибка не из тех, что относятся к непоправимым. Всего-то и надо, что извиниться…
– Я сейчас, – Гермиона, словно прочитав мысли Сириуса, поднялась из-за стола. Снисходительно улыбаясь, Блэк проводил глазами сначала ее, а затем и Рона, вышедшего следом.
Вернулись они уже вместе, к огромному облегчению Гарри, которого размолвка лучших друзей чрезвычайно тяготила.
– Фред, Джордж, помогите мне с десертами, – позвала с кухни миссис Уизли, и все сидящие за столом тут же затихли: было совершенно ясно, что это лишь предлог. Изменившаяся в лице Джейн неохотно выпустила ладони близнецов и, разом почувствовав себя неуютно, обернулась к Гермионе и Сириусу в поисках поддержки. Блэк чуть заметно подмигнул ей, а подруга послала ободряющую улыбку. К счастью, разговор матери с сыновьями длился не слишком долго, иначе Джейни от волнения сгрызла бы все ногти, над которыми трудилась целое утро.
– Да успокойся ты, все нормально, – поспешил унять ее Фред, едва заняв свое место.
– Выглядишь так, будто заочно нас похоронила, – хохотнул Джордж, приобнимая Джейн за плечи.
– А что она сказала? Куда мы теперь? Или вы остаетесь?..
Вместо ответа Фред выжидающе воззрился на Сириуса. Джордж и Джейн, поняв, к чему он клонит, последовали его примеру.
– Почему-то я не удивлен, – хмыкнул Блэк, барабаня пальцами по столешнице. – Что, не убедили?
– Не в этом дело, – пояснил один из близнецов, – с мамой мы все уладили. Просто тебе же еще надо с ремонтом помочь и все такое…
Сириус почувствовал, как губы сами собой расползаются в улыбку. Знали бы эти трое, как ему самому не хотелось с ними расставаться… Тем более что в доме слишком много места для двоих, он просто предназначен для больших семей – ну, или, на крайний случай, компаний.
– Всегда пожалуйста.
– А еще одна комната у тебя найдется? – раздался из-за спины знакомый голос, и Блэк не поверил своим ушам.
– Само собой, но… Гарри, ты что, договорился с Дамблдором?
Крестник радостно кивнул, а Сириус подавил желание прямо здесь и сейчас заключить его в объятия. Кажется, остаток этого лета пройдет на ура, и об одиночестве можно будет забыть еще на целый месяц.
А о большем Блэк и не мечтал.

>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru