Змееныш автора Soluss (Sowilu)    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфика
С самого детства Поттер не один. У него есть помощница. Маленькая и хитрая. Что же будет дальше? Фанф находится в процессе редактирования.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер, Новый персонаж, Северус Снейп
Приключения, Юмор, AU || джен || PG-13 || Размер: макси || Глав: 25 || Прочитано: 325948 || Отзывов: 300 || Подписано: 954
Предупреждения: ООС, AU
Начало: 19.06.10 || Обновление: 12.02.14
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Змееныш

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Отказ от прав: все принадлежит вы-сами-знаете-кому, я просто мимо пробегала)
Джен, ООС, АУ…

Глава 1. В которой все только начинается…

Сколько он себя помнил, змейка всегда была рядом с ним. Маленькая, тоненькая, серебряная змейка с зелеными, словно весенняя листва, глазами. Она говорила, что пришла к нему сразу после большой беды, чтобы помочь и защитить его. На все вопросы о беде и других вещах, что иногда проскакивали в рассказах змейки, она отвечала, что сначала он должен подрасти. И Гарри рос. Все равно иного выхода не было.

Дурслей он не любил. Честно говоря, была б его воля, он бы их бросил и сбежал куда-нибудь в лес со своей змейкой. Но серебряная наставница план немедленного побега раскритиковала в пух и прах, заявив, что прежде, чем бежать он должен уметь хоть что-то. Когда Гарри попросил его научить, змейка думала пару дней, а потом дала свой ответ: «Малыш, я могу научить тебя многому. Но! Во-первых, терпеть не могу ленивых. Во-вторых, хочу объяснить тебе одну вещь. Когда тебе будет 11 лет, ты узнаешь о себе всю правду и будешь уезжать от своих поганых родственничков на весь год, не считая лета. Тебе наверняка будет трудно, и могу тебе сказать точно – твоя жизнь будет распланирована и подчинена желаниям других, чуждых тебе людей. Может быть, они будут тебя любить, а может просто использовать. Кто знает? Поэтому сейчас я скажу тебе одно: пора становиться самостоятельным. Своим нынешним родственничкам ты нужен, как собаке пятая лапа, ты и сам это прекрасно понимаешь. Мое предложение такое: я учу тебя всему, что знаю сама. Помогу чем смогу и постараюсь помочь в остальном. Но впоследствии решения будешь принимать ты, а я оставляю за собой право давать советы. Гарри, я просто хочу, чтобы ты стал самостоятельным. И не находился под чьим-нибудь влиянием. И под моим тоже. И я знаю, что ты вырастешь очень хорошим человеком, ведь не зря же я тебя выбрала». Тогда Гарри было всего пять лет. После недолгих раздумий он согласился со своей змейкой.

Учеба началась с походки. Змейка третировала маленького мальчика, заставляя его не идти, а скользить бесшумно, словно тень, начинать шаг, ставя ногу на носок, а не пятку. Было трудно, но уже через полгода походка маленького неуверенного мальчика приобрела пластичность. Еще через пару месяцев змейка, наконец, удовлетворенно кивнула. Для Гарри этот день стал праздником.
Помимо этого, змейка научила подопечного воровать – только чтобы выжить. Конечно, это было не очень хорошо. Но Дурсли кормили плохо, Гарри часто просыпался от болей в животе. Почему-то воровать у Гарри получилось сразу. Ловко и незаметно. Было ощущение, что желаемая вещь, а в основном это были деньги, сама прыгает к нему в руки. Змейка удовлетворенно шипела, но всегда напоминала мальчику о том, что брать чужое без крайней на то необходимости лучше не стоит.
Следующим шагом обучения стали поведение, умение держать себя в руках, правильность речи, «маски» и притворство. Ими Гарри овладел достаточно быстро.

В течение трех лет маленькая змейка сделала из Гарри смелого, хитрого, свободолюбивого, жесткого, а иногда достаточно жестокого мальчишку.

Лет в шесть проявилась стихийная магия. Слава Нагу, богу-змею, которого почитала змейка, дома в этот момент не было никого. Редкий случай, когда Дурсли оставили его одного. Проявилась «стихийка» просто – выбранная книга сама прилетела Гарри в руки. И в этот же день мальчик узнал от своей серебряной наставницы о том, что он волшебник, что его родителей убили и еще многое о волшебном мире. С того же дня ко всему прочему добавились уроки магии. Змейка объяснила Гарри, что до приобретения волшебной палочки вся магия считается стихийной, неподвластной ребенку и никакого нарушения закона не происходит, но злоупотреблять этим не стоит.
Они тренировались почти каждый день, убегая после домашней работы на пустырь, отрабатывали движения кисти, пользуясь подобранными веточками. Змейка объясняла, как должна течь магия сквозь малыша, как направлять движение магического потока, как правильно делать пассы палочкой. Мальчик поражался тому, сколько знает его наставница и часто спрашивал, откуда все эти знания, но наставница либо не отвечала, либо хитро подмигивала малышу и продолжала урок магии. Когда движение было отработано до автоматизма, змейка разрешала проверить его действие, но случалось это не так часто, как хотелось бы Гарри. Малыш расстраивался, а змейка его успокаивала, говоря, что в школе он сможет колдовать столько, сколько захочет.

Параллельно с магическими уроками, змейка учила Гарри мыслезащите. Серебряная наставница сообщила малышу, что взрослые маги могут при желании читать мысли других. И Гарри очень захотел овладеть искусством защиты своих помыслов и умением читать мысли чужих людей. Тренировались они изредка на прохожих или, в основном, очень осторожно, на Дурслях. И вот тут Гарри удивил наставницу — защита собственных мыслей далась мальчишке сравнительно легко, стоило ему расслабиться и представить в уме каменную стену, и все попытки змейки проникнуть дальше преграды терпели неудачи.
С чтением же мыслей дело обстояло совсем плохо. Сколько мальчик не пытался, не смог ни разу услышать ничего даже отдаленно похожего на чужую мысль. Все люди были закрыты для маленького мага, зато змейку Гарри «слышал» прекрасно, и она была этим неимоверно довольна.
Тренировки на магглах ничего не давали – Гарри, сколько не старался, не мог уловить ни малейшей эмоции. И вскоре, змейка решила отложить это занятие, справедливо рассудив, что малышу хватит и того, что он может защитить свои помыслы и мысленно общаться с ней.

Было сложно, ведь Дурсли безжалостно нагружали его работой по дому, а змейка не хотела даже слышать про усталость. Но физические и умственные нагрузки пошли мальчишке на пользу. Уже к семи годам он стал стремительным, жилистым и сильным. Тогда же Дурсли отправили его в школу вместе с Дадли. Когда Гарри увидел, в каких обносках ему предстоит идти в первый класс, он почувствовал невероятную злость и лишь огромный усилием воли смог сдержать рвущуюся магию. В тот же день, дождавшись, когда Вернон уедет на работу, он подошел к Петунье и сказал:

- Тетя, вы думаете, что я должен пойти в эту школу в таких вещах?

- Чем ты недоволен, неблагодарный мальчишка? Мы тебя приютили, воспитали, кормили и одевали. Что тебе еще надо?

- Я недоволен тем, что от меня скрыли правду, тетя. - От тона мальчика Петунья дернулась и побледнела. - То, что я волшебник, то, что моих родителей убили, и никакой автокатастрофы не было. То, что я довольно известен в мире магов и нахожусь под их защитой.

На этих словах тетушке стало не по себе, а наглый мальчишка, сверкая из-под длиннющей челки зелеными глазищами, продолжал:

- Вам, тетя, должно быть стыдно за то, как вы все эти годы обращались с собственным племянником. Я вам не золушка.

- Ах, ты…- замах теткиной руки был остановлен возникшим в ладонях мальчишки небольшим шариком огня, Петунья испуганно ахнула и вжалась в стену.

- Итак, тетушка, давайте договоримся. Вы отныне кормите меня наравне с кузеном, снижаете объем работы по дому, чтобы я смог нормально учиться. - Огонек плавно перетек из ладони в ладонь, неотрывно следившая за маленьким пламенем, тетушка нервно сглотнула. - И сейчас соберетесь, и мы с вами сходим в магазин, купим мне нормальные вещи для школы. Деньги у меня есть, так что вам не придется тратиться.

Видя, что тетя хочет что-то возразить, Гарри добавил:

- Иначе я просто схожу один, но подумайте, что потом скажут ваши соседки. И еще, давайте все сделаем по-хорошему и я вам обещаю, что о моих, как вы говорите, «странностях» не узнает никто. Ни Дадли, ни дядя Вернон. И более того, я обещаю, что как только начну зарабатывать в… том мире, то сразу заплачу вам лично большую сумму денег за то, что вы… заботились обо мне все эти годы. А если не согласитесь, то я сейчас же сожгу ваш милый домик к чертовой матери. Надеюсь, мы друг друга поняли?

Тетушка молчала довольно долго, но Гарри терпеливо ждал. Наконец, с громким недовольным сопением тетя произнесла:

- Хорошо, собирайся, мы идем в магазин. Я поняла, что ты хочешь. И меня устраивает твое предложение. Но, если только кто-нибудь скажет мне про эти твои… штучки, то я выгоню тебя из этого дома навсегда.

- Договорились, тетя. У меня есть еще одна просьба. Пожалуйста, запретите Дадли ко мне подходить. Скажите, что я болен чем-то заразным или еще что-либо.

Тетка не ответила, лишь кивнула. С этого дня жизнь Гарри изменилась. Дурсли просто его игнорировали. И Гарри это устраивало. Ему даже выделили вторую спальню Дадли – видимо угроза поджога была воспринята всерьез.

В школе он не выделялся, имел твердое «хорошо» по всем предметам, но друзей так и не нашел. Впрочем, это его тоже не огорчало. После школы он обычно заходил в булочную или кафе, перекусывал, и потом часа на два уходил на пустырь – тренироваться. Разные трюки с магией получались все лучше и Арисса – змейка – была очень довольна.

Как-то Гарри спросил подругу, почему она не растет, на что получил ошеломляющий ответ:

- Гарри, я - волшебная змея, и могу измениться, как мне хочется. Но сейчас мне намного удобнее быть маленькой и незаметной, чтобы не привлекать лишнего внимания. Впрочем, если ты хочешь посмотреть на меня в истинном, если можно так сказать, размере, я могу тебя порадовать, - мальчишка просиял, - но нам надо уйти в лес.

В следующие выходные, Гарри, предупредив Петунью, ушел на весь день в ближайший лес. Арисса, как и обещала, на глазах у восторженного Гарри превратилась в пятиметровую красавицу-змею – серебряную с двумя зелеными полосками по бокам вдоль туловища. Гарри гладил свою наставницу и не мог ею налюбоваться. С тех пор они частенько убегали в этот лес, чтобы побыть вдвоем или поболтать с другими змеями, приползавшими к ним.


В зоопарке на день рождения кузена, Гарри тихонько отпросился у Петуньи погулять в одиночестве, договорившись встретить их у входа в назначенное время. И почти час проболтал с удавом в серпентарии.

Письмо из Хогвартса он получил за неделю до дня рождения. Показал Петунье, она в ответ лишь удрученно покачала головой. Странно, но Гарри чувствовал, что тетя стала относиться к нему чуть по-другому. Может все-таки признала, как родного племянника?

***
31 июля пришел профессор Снейп, о котором частенько рассказывала Арисса. Откуда она знает профессора, Гарри, сколько не пытался, не узнал. Арисса просто молчала на эту тему. Спокойно поздоровавшись с гостем, он провел того на кухню и предложил кофе.

- Мистер Поттер, поторопитесь, у меня еще куча дел.

В голосе профессора слышалась откровенная неприязнь, но Гарри, предупрежденный и наученный Ариссой, даже ухом не повел. Он спокойно прошел мимо застывшего посередине кухни профессора.

- Думаю, профессор, что вам поручили проводить меня в магический квартал, чтобы купить все необходимое к школе. Но я чувствую, что не очень вам нравлюсь. Если это так, то оставьте мне ключ от сейфа в банке «Гринготс» и идите по своим делам. Я сделаю все сам, - закончив говорить, Гарри принялся варить кофе.

- Мистер Поттер, не слишком ли много вы себе позволяете? – вкрадчиво поинтересовался профессор. У Гарри от такого тона мурашки по спине поползли, но он вспомнил все. Что говорила Арисса и, глубоко вздохнув, повернулся к Снейпу.

- Мистер Снейп, - очень похоже скопировав профессорский ядовитый тон, начал Гарри, - а позвольте тогда спросить, что я вам сделал, что вы с первой минуты так меня невзлюбили?

Северус прищурился, пристально разглядывая маленького Поттера. Дамблдор уверял, что мальчишка, скорее всего, находится «под прессом», и у родственничков играет роль домового эльфа. И профессор ожидал, что мелкий Поттер будет заглядывать ему в рот и ловить каждое его слово, боясь сделать вдох. И что? Оказывается, одиннадцатилетний Гарри Поттер вежлив, наблюдателен и… интересен. Снейп нехотя признал это. Он видел, что мальчишка совершенно не удивлен его появлению, и мало того, даже пытается быть взрослым рядом с ним.

- Это не ваше дело, мистер Поттер.

- Ошибаетесь, профессор, это наше с вами дело. Вы не успели войти в дом, а я уже почувствовал, что вы меня ненавидите. Я что-то неправильно сделал? Не упал на колени при вашем появлении, как, должно быть, принято в волшебном мире?

- Перестаньте хамить, Поттер, - Снейп сморщился, мальчишка начинал его злить.

- Профессор, а где вы увидели хамство? По-моему, я вежлив и только говорю то, что вижу. - Кофе в турке закипел и Гарри сосредоточил свое внимание на поднимающейся пенке.

А Снейп в это время рассматривал наглеца. Среднего роста, жилистый – именно этим мальчишка напоминал своего отца. Но длинные волосы? Джеймс ни за что в жизни не стал бы отращивать такую шевелюру. И еще одно, чего Снейп никак не ожидал: глаза мальчика были такого же цвета, как глаза его матери - Лили, его единственной и любимой подруги детства. Зато характер… Снейп был слегка удивлен. Предельно вежливый, язвительный и проницательный одиннадцатилетний Гарри Поттер. Вежливый и проницательный Поттер!? Сын ненавистного Джеймса Поттера характером был не похож ни на отца, ни на мать. Если бы не фамилия и уверенность, что между ним и Лили ничего и никогда не было, то Снейп мог допустить, что характером младший Поттер пошел с него самого...

Мысли профессора были прерваны появившейся в поле зрения белоснежной чашкой с дымящимся напитком внутри. Снейп нехотя попробовал предложенный кофе. К слову сказать, кофе оказался превосходным. Сам Гарри, сидя напротив, тоже наслаждался напитком.

- Итак, профессор, вы скажете мне почему так?

- Дело не в вас, - процедил Снейп сквозь зубы.

- Ага. Ясно. Дело в каком-то из моих родственников. Наверняка, в отце. Умершем, надо сказать. К женщине вряд ли бы было такое отношение. А вам не кажется, профессор, что переносить ненависть к отцу на сына не совсем корректно с вашей стороны и даже предвзято? Вы, судя по возрасту, учились с моим отцом, и не знаю, что там вы не поделили, но это только ваше дело. Да и мне, честно сказать, плевать. Только вот причем тут я? Родителей своих я не помню вообще. Не хотите общаться со мной, только потому, что у меня был такой отец? Немного по-детски, не думаете? Но Наг-хранитель, я вас не заставляю и настаивать точно не буду. Правда, вы меня совсем не знаете, хотя уже наверняка поняли, судя по вашему взгляду, что я - не он, - мальчишка сделал паузу, одним глотком допил кофе и поднялся. - Впрочем, мне все равно. Как хотите, так и относитесь. Это ваша проблема, ваши эмоции, вам с ними и жить. Я буду готов через пару минут, профессор.

Мальчишка плавной танцующей походкой скользнул к выходу, а Снейп судорожно дышал сквозь зубы от ярости. Этот наглец вычислил все совершенно верно, опираясь на оговорку и свои домыслы. И тут же скользнувшая мысль заставила Снейпа похолодеть: «Попадет в Слизерин! С таким характером, как пить дать!» К нему на факультет. Снейп мысленно застонал.

Хотя, признаться, младший Поттер выгодно отличался от своего придурочного папаши. Более того, этот мальчишка понравился Снейпу. Но признаваться в этом Снейп не стал даже себе.

***
Гарри бегом влетел к себе в комнату, и Арисса радостно и довольно рассмеялась:

- Ты умница. Профессор очень сильный маг. И если он не расскажет все Дамблдору... А мы попробуем все-таки убедить его в этом, а точнее просто подвести к такой мысли, то со временем найдем в лице мистера Снейпа очень хорошего потенциального союзника.

- Наг-хранитель, Арисса, это было так сложно! Он такой мрачный и язвительный! Не думал, что справлюсь.

- Ты – молодец, малыш. Теперь собирайся, нам предстоит много дел.

Гарри улыбнулся и кивнул. Странно, но даже при всей своей предвзятости, Снейп ему понравился. Тем более что, со слов Ариссы, Гарри знал о профессоре достаточно для того, чтобы составить об этом человеке свое мнение.

***
Северус уже час незаметно наблюдал за мальчишкой, запоминая и анализируя увиденное. Тот вел себя на удивление спокойно и уверенно, и делал все, что говорил ему профессор, без малейшего недовольства, хотя тон Снейпа оставлял желать лучшего. Попросту говоря, Поттер его почти игнорировал, и Снейпу это отчего-то не нравилось.

Поведение Поттера в банке удивило профессора. Когда тот вручил мальчишке ключ от сейфа, приказав ждать, Поттер тихо возразил:

- Профессор, я справлюсь сам, - и, не дожидаясь ответа, направился к старшему гоблину. Снейп последовал за мальчишкой – ему стало интересно, что будет делать маленький наглец. Поттер уверенно подошел к отдельному столу управляющего, вежливо поздоровался, предъявил ключ и сказал:

- Я хочу переговорить с ведущим моего счета.

Старший гоблин смерил наглеца презрительным взглядом, но тот даже не отреагировал на столь явное пренебрежение, и гоблин подчинился.

Цапхват – ведущий счета Поттера провел их в маленький зал, где выдал Поттеру все документы и отчеты по счетам. Мальчишка около получаса читал, хмурился, что-то прикидывал, потом спросил:

- Поскольку я являюсь последним представителем семейства Поттеров, а также, на основании закона о наследственности, Главой Рода, то хочу спросить, где фамильные драгоценности, родовой перстень, документы на родовое имение и остальную недвижимость?

Цапхват скривился, а Снейп едва мысленно не зааплодировал мелкому наглецу. Гоблин вышел, затем вернулся со вторым ключом, передал его Поттеру и попросил следовать за ним.

Снейп ненавидел гоблинские тележки, но Поттеру они понравились. Как-то раз Дурсли взяли его с собой в парк развлечений, где он отпросился побродить и заодно покатался на всех каруселях. Там же он впервые попробовал Русские горки. Так тележка гоблинов оказалась еще круче, и Гарри, обожавший скорость, улыбался, когда она пролетала резкие повороты, чуть не задевая стены, и скатывалась с отвесных горок. Гоблин презрительно косился на него, но мальчишка видел, что тот одобряет его улыбку.

Первый сейф, который они посетили, оказался родовым. Поттер мазнул своей кровью по стене, как подсказал ему гоблин, и вошел внутрь хранилища. Перстень он увидел сразу. Тот как будто призывал своего маленького хозяина, мерцая в полумраке хранилища. Тяжелое золотое кольцо с большим янтарным камнем свободно село на палец, но тут же уменьшилось и, по мысленному велению хозяина, стало невидимым для окружающих. Гарри мельком просмотрел документы на недвижимость, отобрал несколько и сунул за пазуху. Затем пробежался взглядом по стеклянным «витринам», где разместились немногочисленные семейные реликвии, и его внимание тут же привлекла небольшая цепочка со странного вида кулоном. Змейка, с которой Поттер общался мысленно, удивленно присвистнула, чуть выглянув из-за ворота рубашки мальчика.

«Бери, я потом расскажу, что это такое».

Гарри без промедлений натянул цепочку на шею, оглянулся, бросив последний взгляд на витрины, и направился к выходу.

Северус снова был удивлен. На бедного, прибитого сиротку, Гарри Поттер походил так же, как сам Снейп на Дамблдора.

Второе хранилище открылось просто ключом, и Гарри увидел горы золотых, серебряных и медных монет. По записям в бумагах он знал, что его состояние достаточно велико, поэтому невозмутимо нагреб денег в предоставленный гоблином безразмерный кошель и вернулся в тележку. Мальчик видел, что профессор задумчив, но разговаривать с мужчиной не собирался.

***
В магазине мадам Малкин Гарри, под руководством серебряной наставницы, долго выбирал себе качественные, дорогие мантии. На хорошую одежду краденных денег не хватало, поэтому Гарри одевался скромно. Но тут он решил не экономить ни на чем. У единственного наследника волшебного рода должно быть все самое лучшее. Крутясь перед зеркалом в черных брюках, зеленой, под цвет глаз, рубашке и новых ботинках из кожи питона, Гарри вдруг почувствовал, как потяжелел на груди кулон и тут же ощутил легкое, едва ли заметное, проникновение в мысли. В мгновение развернувшись к стоявшему неподалеку профессору, мальчик проговорил еле слышно:

- Не стоит, профессор.

Разозленный Снейп пристально рассматривал мальчишку несколько мгновений, затем отвернулся и вышел из магазина, а Гарри, усмехнувшись, сказал мадам Малкин, что останется в этой одежде и попросил ее упаковать и уменьшить остальное купленное. Пока хозяйка магазина занималась бельем, десятком пар обуви, рубашками, брюками, свитерами, мантиями и т.п., в магазин вошла очень красивая женщина, сопровождая мальчика, выглядевшего ровесником Поттеру. Выражение лица мальчика было презрительным, и Гарри, размышлявший над тем, стоит ли ему купить еще пару брюк или той дюжины, что сейчас упаковывает мадам, хватит, тут же нацепил на лицо маску невозмутимо-пренебрежительного спокойствия, и пошел к хозяйке, игнорируя заинтересованный взгляд маленького блондина.

Мадам Малкин поприветствовала вошедших: «Миссис Малфой, мистер Малфой» и, повернувшись к Гарри, сказала:

- Мистер Поттер, - Гарри, искоса наблюдавший за блондином, увидел, что тот резко повернулся в его сторону, но не подал виду, - возьмите ваши вещи. С вас триста пятьдесят галеонов.

Глаза блондина немного расширились, и Гарри понял, что купил действительно дорогие вещи. Он спокойно достал кошель, сверкнув при этом появившимся по его воле фамильным перстнем, рассчитался с хозяйкой и спросил:

- Мадам, не подскажете, где-нибудь недалеко есть кафе и гостиница?

- Да, мистер Поттер, конечно. Когда выйдете от меня, идите в сторону банка, справа увидите кафе Фортескью, а «Дырявый котел» - бар и гостиница - будет чуть дальше, по той же стороне.

- Благодарю вас, мадам Малкин, - Гарри учтиво, как и учила его Арисса, поклонился, заметив, как потеплел взгляд хозяйки магазина, и уже повернулся к выходу, когда услышал:

- Мистер Поттер, если бы вы не копались так долго, я бы уже имел удовольствие избавиться от вас.

- Профессор… - начал было Гарри, но тут его перебил блондин. Он быстро подошел к Снейпу и воскликнул:

- Профессор!

Гарри усмехнулся, его позабавила слишком очевидная попытка белобрысого обратить на себя внимание, Снейп скривился, видимо тоже это поняв, а из глубины магазина выплыла красивая мама блондина. Тонкая, изящная и хрупкая, как фарфоровая статуэтка. Гарри почему-то захотелось, чтобы его мама выглядела совсем не так, как эта, несомненно, красивая, но надменная и слишком холодная блондинка.

- Здравствуй, Северус.

- Добрый день, Нарцисса, Драко.

- Дела, Северус? – голос у дамы был тоже красивый, но Гарри услышал в нем надменность и ему это не понравилось.

- Сопровождаю мистера Поттера, - выражение лица Снейпа было таким, как будто профессор вляпался в нечто очень неприятное.

Блондинка заинтересовано посмотрела на Гарри, а тот, под удивленные взгляды остальных подошел к ней и, поцеловав ее руку, с полупоклоном сказал:

- Леди Малфой, позвольте представиться – Гарри Поттер. А это, как я понимаю, ваш сын, - он взглянул в сторону Драко, игнорируя слегка шокированный взгляд Нарциссы и нахуренный Снейпа.

- Да, мистер Поттер, знакомьтесь, это мой сын – Драко Малфой.

Гордо выпрямившись, блондин подошел к Гарри и надменно протянул руку. Помедлив мгновение, Гарри пожал ее. И тут же отпустив, сказал:

- К сожалению, у профессора неотложные дела, а мне еще столько необходимо приобрести. Прошу нас извинить, всего хорошего, - Поттер элегантно поклонился, вновь поцеловал Нарциссе ручку и, подхватив уменьшенный мадам Малкин сверток, направился к выходу. Снейп едва слышно пробормотал что-то непечатное, попрощался с Малфоями и вылетел из магазина. Поттер ждал его у входа:

- Я голоден, сэр. Не могли бы...

- Поттер, я вам не нянечка! - зарычал выведенный из себя Снейп, но в ответ увидел лишь невозмутимо вздернутую бровь. - Черт! Мерлин с вами, вон там кафе, идемте, только скорее.

- Спасибо, сэр, - вежливо-холодный тон, на мальчишку его фирменный шипящий тон не действовал, и Северуса это раздражало. Чертов Поттер! Чертов Дамблдор! Чертово все!

В кафе практически не было мест, но заказ принесли быстро. Снейп со скрытым интересом поглядывал, как Поттер изящно, словно настоящий аристократ, ест фруктовый салат.

«И где же мальчишка научился этому? Насколько я помню, да и Дамблдор говорил, что Петунья ненавидит все, что связано с магией». Ответов на множество вопросов у профессора не было.

По замыслу Великого Альбуса, как догадывался Снейп, должен был вырасти либо маленький волчонок, либо забитый недокормыш, охотно ведущийся на любое ласковое слово. А тут... «Не оберется Дамблдор проблем с ТАКИМ Поттером. А уж его декану как «повезет»...» - от таких мыслей Снейпу стало зябко.

«Гарри, ты молодец, - мысленно шипела в это время Арисса, - профессор злой как черт, но в то же время очень заинтересован, посмотрим, что дальше будет. Протащи-ка его к зверям, ведь тебе нужно выбрать себе животное. Птицу, к примеру».
«А ты?»
«Ты же не думаешь, что я буду носить тебе почту?» - от обиды ментальный голосок Ариссы аж зазвенел.
«Арисса, нет, конечно, что ты! Я просто забыл про почту».
«Тебе, конечно, самому выбирать, но я бы посоветовала купить сову. Летом с друзьями переписываться будешь».
«Ясно, Арисса. Я все понял».

- Профессор, - Гарри аккуратно допил чай, мысленно благодаря Ариссу за вбитые манеры и уроки актерского мастерства, и отставил чашку в сторону. - Спасибо, что согласились подождать меня.

- Поттер, хватит миндальничать!

Окончательно Снейп вышел из себя, когда они почти вышли на улицу — наглец Поттер две минуты поправлял ворот рубашки и длинные волосы — в отличие от непутевого папаши он носил длинную, почти до талии прическу, что, по правде сказать, очень ему шло. Черные, завязанные в хвост, с несколькими выбивающимися прядями, волосы придавали Поттеру налет аристократизма и делали его изящнее.
Поттер прихорашивался перед зеркалом, и это стало последней каплей — Снейп цапнул его за локоть и потащил из кафе, впрочем, отпустив сразу же на улице. Обернулся, чтобы наорать на малолетнего идиота, и осекся — зеленые глазищи пылали бешеной яростью, а с губ раздалось почти змеиное шипение:

- Вы слишком много себе позволяете, сэр! - последнее слово мальчишка выплюнул, словно ругательство. - Последнему, кто посмел меня так схватить, я вывихнул руку. Если вы так спешите, то можете идти по своим делам. Впрочем, я в любом случае отправляюсь дальше один. Учебники и остальную дребедень я смогу купить и без вас, - мелкий нахал развернулся и легко пошел прочь.

Снейп уже было достал палочку чтоб проклясть наглеца, но вовремя вспомнил, что Азкабан далеко не курорт, а за смерть или увечье всенародного героя ему абсолютно точно светит пожизненное, и мысленно прокляв всех и вся, догнал Поттера у входа в «Флориш и Блоттс». Лучше бы не догонял! Поттер скупил полмагазина книг. Кроме учебников, он, заявив профессору, что любит читать, попросил его подсказать, с чего лучше начать знакомство с зельеварением.

- Поттер! Откуда вы знаете, какой предмет я веду? - на лице мальчишки не дрогнул ни один мускул — Арисса постаралась на славу, обучая подопечного притворству, иначе профессор бы понял, что ему лгут.

- Профессор, - чуть усталый тон, - от вас пахнет травами и чем-то химическим. И пальцы у вас в пятнах и желтоватые. У учителя химии в нашей школе такое же. А совместить название «зельеварение» с «химией» догадался бы даже мой кузен.

Профессор не ответил, но впредь строго наказал себе следить за Поттером во все глаза. И лучше издалека.

Из магазина «Флориш и Блоттс» они вышли только через два часа. Когда хозяева узнали объем покупки, а затем и фамилию клиента, то в магазине начался небольшой переполох. Но Поттера это не смутило, и он вежливо распрощался с продавцами, пожав им на прощание руки.

Затем Поттер в течение получаса выбирал себе птицу — молчаливо ходил среди стеллажей с клетками и насестами. Арисса не проронила ни слова. Гарри уже было повернул к выходу, как мелькнувшее иссиня-черным пятно в углу привлекло его внимание. На самом дальнем насесте сидел большой ворон. Цвет его оперения — черный, словно сама темнота, и тягучий, с едва заметным глянцевым синеватым отливом, так заворожил Гарри, что он очнулся, когда ворон чуть повернул голову и вперился в мальчишку своим немигающим черным глазом-бусиной.

- Пойдешь со мной? - почему-то шепотом спросил Гарри и протянул руку.

Ворон мгновение смотрел на мальчишку, словно прикидывая что-то про себя, а затем, переступив лапами, мягко взлетел и приземлился на плечо Поттера. Мальчик охнул — ворон оказался очень тяжелым, но тут же гордо выпрямился, нацепил на лицо маску равнодушия, как учила Арисса, и пошел к прилавку. Ворон спокойно сидел на его плече.

Продавец, тихо разговаривавший о чем-то с хмурым Снейпом, удивленно взглянул на Поттера с вороном:

- Вы уверены в своем выборе? - как-то странно произнес он.

- Да, сэр. Сколько с меня?

- Он сам к вам пошел?

- Да, я протянул ему руку, но он взлетел на плечо.

- Хорошо, мистер Поттер. 25 галлеонов. Клетка в комплекте с Лоркхом.

- Лоркх? Мне нравится твое имя, - Гарри скосил глаза на ворона, затем кивнул продавцу, рассчитался, взял клетку и пошел к выходу.

Потом была покупка ингредиентов и приборов для зелий, причем Поттер купил все строго по списку, не беря ничего лишнего. Ворон по-прежнему сидел у него на плече, а вот клетку Снейп уменьшил по просьбе Поттера и тот сунул ее в карман, к другим вещам.

Терпение Снейпа снова кончилось, когда Поттер выбирал палочку. Он в который раз за день вышел из магазина, чтобы не заорать на мальчишку, хотя понимал, что злится скорее на себя, на Дамблдора и на всех остальных, а вот уж на Поттера в последнюю очередь. И то, только потому, что держащийся со всеми весело и открыто, чертов отпрыск Джеймса с ним был холоден и предельно вежлив. Северус осознавал, что сам в какой-то степени был в этом виноват. Тем более, стоило признать, что Гарри Поттер был очень интересен. И теперь Северус невесело раздумывал, стоит ли рассказывать директору о реальном Поттере или придержать свое мнение, отговорившись парой общих фраз, а затем посмотреть на выражение лица Дамблдора, когда он увидит настоящего Золотого мальчика. Снейп, разозлившись на себя за мысли о мальчишке, в который раз проклял сегодняшний день.

Гарри уже битый час выбирал палочку. Арисса, сидевшая у него в рукаве, шепнула:

- Это долгий процесс, так что терпи.

- Ясно, а можно иметь две палочки? Ты же знаешь, я хорошо управляюсь обеими руками, - шепнул в ответ Гарри, когда очень счастливый непонятно почему Олливандер чуть ли не вприпрыжку унесся вглубь магазина за очередной порцией.

В этот момент ворон, неслышно взмахнув крыльями, легко оттолкнулся от плеча Гарри, взлетел, исчез на пару мгновений в недрах магазина и вернулся с длинной тонкой пыльной коробкой, которую Поттер мигом сунул в карман, а ворон, как ни в чем не бывало, снова уместился на плече хозяина. Через секунду появился сияющий хозяин лавки.

«Не забудь позже переложить принесенное Лоркхом в другой карман, а то Снейп увидит и будет нам ой-ой, как нехорошо», - пронесся в мыслях шипящий голос Ариссы.

Гарри покивал, а следующая палочка оказалась его. Остролист и перо феникса. Не очень слушая восторженный шепот Олливандера о будущих великих делах, Гарри прислушивался к своей палочке. Ничего особенного, кроме тепла и простой радости он не почувствовал. Впрочем, он решил, что разберется с этим потом.

Снейп стоял у магазина. Кинув на профессора равнодушный взгляд, Гарри уже было повернулся к выходу из Косого переулка, но тут его взгляд упал на витрину магазина «Все для квиддича». И Гарри, словно завороженный, шагнул туда.
Снейп проследил направление взгляда мальчишки и мысленно застонал. Чертов Джеймс Поттер! И его чертов сын!

Метла звала и манила Гарри, как огонек светлячка. Даже ворон на плече встрепенулся, почувствовав нетерпение хозяина.

«Малыш, у вас будут уроки полетов, но первокурсникам запрещено иметь личные метлы!»
«Арисса, я же Золотой мальчик! Могу я выбить себе хоть какие-то привилегии?»
«Слизерин, Гарри, однозначно!»
«Может стоить убедить шляпу? Или пригрозить ей? Не хочется каждый день видеть таких, как Драко. Он слишком надменен».
«Кто бы говорил!»
«Я же притворяюсь, а он так живет и думает, что это правильно. Представляю, какой напыщенный его папаша!»
«Ну, в чем-то, ты определенно прав», - Арисса задумчиво наблюдала, как Поттер, не торгуясь, отвалил за новый Нимбус несколько горстей галлеонов и, договорившись, что метлу ему доставят в Хогвартс к пятому сентября, развернулся и вышел.
Снейп уже по традиции ждал его за дверью.

- Поттер, личные метлы первокурсникам иметь запрещено.

- Профессор, я предполагал это. Но вот скажите, смогли бы удержаться, если бы сейчас вам предложили ранее невиданный редкий компонент для зелий, о котором вы только слышали?

- И где же вы слышали про квиддич или полеты на метлах?

- В фильмах видел, - ответил мальчишка, пожав плечами, на что профессор скривился. - Ведьмы в маггловском кино летают на метлах. Оказалось, что это правда. Тем более, я люблю спорт. Расскажете про квиддич?

- Нет, - Снейпа перекосило.

- А про зелья? – наглец ухмыльнулся.

- Нет, Поттер, я провожу вас домой и все! – Сил терпеть наглеца больше не было, и Снейп в этот момент думал лишь о том, чтобы вернуться в свои подземелья и запереться подальше ото всех.

- Как скажете, профессор, - равнодушный голос напомнил Снейпу о том, что он только что проморгал возможность нормально поговорить с упрямцем. Но Снейпа оправдывало одно — он терпеть не мог квиддич.

- Поттер, - Снейп сделал глубокий вдох, но нахальный мальчишка тут же воспользовался паузой.

- Сэр, мы аппарируем?

Снейп понял, что у него возникло очень много вопросов к мальчишке. Откуда он столько знает? И про преподавание, и про квиддич — в отговорку про фильмы Снейп не поверил, и про аппарацию? И что это за Наг-хранитель? С какой стати мальчишка упоминает древнего бога змей? Чертов загадочный Поттер!

- Да, Поттер. Подойдите ко мне.

Мальчишка отпустил ворона, шепнув тому: «Ты знаешь, где я буду тебя ждать». Красивая птица тут же поднялась в воздух и, сверкнув черным глазом в сторону Снейпа, улетела прочь. Поттер подошел, Снейп положил руки на жилистые плечи и аппарировал.


   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2022 © hogwartsnet.ru