И заря воспылает автора lightless (бета: Alter-ego)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика
Сколько нужно Кирков, чтобы вкрутить лампочку? А уничтожить Вселенную?.. Всего двое: один уничтожает, а второй пытается его остановить, но этим лишь усугубляет дело. А сколько нужно Споков, чтобы вкрутить лампочку? Ни одного - потому что от Спока вы ничего не дождетесь, кроме рассуждений о "светоче субъективной экзистенции". Лучше позовите Скотти с Маккоем, они, в отличие от Кирка и Спока, способны и лампочку вкрутить, и вселенную сберечь, что с успехом и доказывают раз за разом.
Сериалы: Стар Трек
Джеймс Т. Кирк, Мистер Спок, Доктор МакКой, Кристофер Пайк, Ухура
Angst, Приключения, Любовный роман || категория не указана || PG-13 || Размер: макси || Глав: 2 || Прочитано: 15013 || Отзывов: 4 || Подписано: 5
Предупреждения: нет
Начало: 14.03.11 || Обновление: 24.09.11
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

И заря воспылает

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


…И заря воспылает


Часть первая. «Змееныш цыпленком не станет».

Если друг оказался вдруг
И не друг, и не враг – а так,
Если сразу не разберёшь,
Плох он или хорош, -
Парня в горы тяни – рискни!
Не бросай одного его,
Пусть он в связке одной с тобой –
Там поймёшь, кто такой.



Глава 1.


Вообще, забавно - ты притворяешься тем героем из американского детектива про плохих парней, который вроде как верит, что всему виной прокисшее пиво - неужели автор всерьёз думает, что люди так себя ведут? Неужели люди всерьёз себя так ведут? Ты говоришь себе, что кишки у тебя скручивает из-за прокисшего пива - но вот незадача, ты же не пил. И эта штука у тебя внутри - это тоска, наверное. Или ещё чего-нибудь, вроде несбывшихся надежд. Слова - куча ненужного барахла, которую ты тащишь на своём горбе. Что дальше делать с этим бесценным знанием - непонятно. Жизнь надо давать с мануалом, а не с неизлечимыми генетическими заболеваниями. Окей???

Я помню женщину, которая была рядом – я хотел её не потому что любил, а потому что она была женщиной, и этого было достаточно. Мы целовались на заднем сидении моей тачки – вообще-то, тачки Франка, но тогда я в очередной раз сбежал из дома и окрестил эту груду железа своей передвижной резиденцией. Всё равно ведь рухлядь прогнившая – Франк даже не трудился надрать мне уши, когда я брал её без спросу. Наверное, втайне мечтал, чтоб в этот раз я свалился с утёса вместе с железным монстром.

Мне было шестнадцать – паршивый возраст, скажу я вам. Не так хреново, как в пятнадцать, но всё равно не сахар. Мне всегда было невдомёк, почему люди говорят о своей юности с такой нежностью. С памятью, что ли, проблемы? Лично я чертовски рад, что оттуда вырос. Никогда не видел счастливого подростка. Взрослых – да, детей – да, а вот прыщавые физиономии тинейджеров всегда угрюмы – если ребят не распирает пьяненький смех, конечно. Алкоголь, вернее, сложные пути его получения и восхитительное ощущение победы, когда заветная бутылка с жуткой бурдой наконец в твоим липких ладонях – вот это кайф. Кураж, который наступает после пары глотков – вот это музыка небес. Потом… Ну, потом имеет противное свойство наступать на пятки.

В девятнадцать я уже умел по пьяни не блевать, а в шестнадцать как-то не выходил у меня этот фокус. Поэтому перед свиданием с красивой девушкой я решил много не пить. Пару глотков для храбрости, не больше.

И не меньше тоже.

Алисон была послушненькой отличницей, родители талдычили ей про колледж лет с девяти: ты должны получить хорошее образование, Алисон, ты должна поступить в колледж, ты должна хорошо учиться, чтобы поступить в колледж, ты же не хочешь закончить как твоя мать, Алисон, - и всё в таком духе. Я уже упоминал, что Алисон «повезло» жить в доме с мачехой-занудой и отцом-трудоголиком? Мать Алисон спилась и ушла из семьи, а может, наоборот, я не очень-то вслушивался, её отец женился во второй раз – тоже не очень удачно, на скучной любительнице пилатеса и претендующих на интеллектуальность романов, да ещё и с сынком-олигофреном. Алисон мне жутко завидовала: во-первых, потому что мой отец был мёртв, а мать вечно на работе, и у них не было шанса отравить мне жизнь. А во-вторых, хоть у меня и был Франк, вполне себе трешевое воплощение «вселенского зла», меня это нисколько не беспокоило – я мог ему грубить, я мог шататься где захочется и не появляться дома неделями. Франк потом на меня орал, насчёт оценок и вообще, я орал на него, после чего шёл на кухню и жарил стейки, он приходил за пивом и опять говорил, что я неблагодарное чмо, я молча брал тарелку и уходил к себе, Франк съедал мою стряпню и бухался с пивом перед телеком – так и жили. Почему-то Алисон считала этот цирк приёмной Будды – ещё чуть-чуть, и наступит нирвана и просветление. А я, ублюдок эдакий, никак не желал видеть своего счастья.

Как мы оказались вместе в почти интимной обстановке? Да я сам не понял: возвращались с какой-то дурацкой вечеринки – я предложил её подвезти, она такая что-то про чудесную ночь, я – у меня ещё есть пиво и вискарь, она – давай своё пиво, я – тогда поехали к пляжу, что ли, там красиво, все дела, она – ну поехали. Тут я понял, что мне сегодня обломится и поскорее глотнул виски.

Мне с ней было хорошо. Она была мягкая и пахла ванильной помадой. Это было куда приятнее, чем в туалете с журналом. Она шевелилась подо мной и что-то стонала неожиданно низко, бархатным грудным голосом. Гладила меня всего, я пытался перехватить её руки, но она не давалась. Телесная радость. Она вела себя как бывалая шлюха – а может, просто хотела казаться увереннее, взрослее, но выходило грубовато. Я мог представить на её месте кого угодно, но глаза закрывать не хотелось. Моя кровь кипела, и этого было достаточно.

Потом мы курили, завернувшись в плед. Для Алисон это было как революция. Она опустила голову мне на плечо, как будто готовилась подставить её под лезвие гильотины. Я вдруг понял, что был у неё первым. И что уже завтра она будет рыдать в подушку, а лет через десять – винить меня в своей неудавшейся жизни.

Я опять её захотел и свалил на песок, подмяв под себя. Она пьяно захихикала и пожаловалась, что у неё там всё болит. Я посмотрел ей в глаза и сказал, что люблю её.

Она уложила меня и стало неумело сосать, через пару минут я схватил её за подбородок и притянул к себе, мы опять начали целоваться, пара резких движений рукой – и всё было кончено.

– Давай я отвезу тебя.

Она не ответила. Я потянул её к машине, пустые бутылки и плед остались на песке.

Когда мы остановились около её дома, она повернулась ко мне, и я вынудил себя сыто ухмыльнуться. Она попрощалась; я знал, что она не перезвонит. Что это была не революция, а слабое дёрганье прибитой к доске бабочки. Осталось только водрузить сверху стекло – и посмертный портрет готов. Я знал, что она поступит в колледж, выйдет замуж и родит нелюбимого ребёнка или даже двух. Может быть, ей хватит силёнок когда-нибудь надраться как следует и свалить – куда самой захочется. И сдохнуть где-нибудь в канаве.

Она поцеловала меня в последний раз, моя хорошо воспитанная девочка, и я провожал её глазами до двери. Ночь и вправду была чудесная. Я говорил себе, что этого достаточно.

*

Планета называлась Семнадцать Минут До Весны (никто её так не называл, конечно, все предпочитали говорить В-17), а город – Розовый Розарий (РоР). По иронии судьбы, именно это сладкое местечко стало притоном контрабандистов всех мастей, нелегалов, отщепенцев, беглых преступников, работорговцев и прочей грязи. Учитывая известную свободу нравов, шальные деньги и диковинные товары, В-17 превратилась в запретный плод и для зажравшихся туристов. Их не шмонали по тёмным углам, как можно было бы подумать, а, наоборот, опекали местные банды, которым в силу обстоятельств приходилось называться тур-фирмами. Бесконечный карнавал и адская бездна в одном флаконе, не удивительно, что я обожал это местечко, хоть и был тут всего однажды. Ну, дважды, - если брать в расчёт нынешнюю миссию.

За пару часов до выхода на орбиту планеты мне позвонил Спок – нет, не мой первый офицер, зачем бы ему звонить, когда мы видимся каждый день? – мне позвонил другой Спок, мистер-я-сейчас-рассыплюсь-от-старости-Спок.

- Привет, Старик, - сказал я, - чего надо?

- Сразу к делу, Джим? – чуть улыбнулся мой собеседник.

- А чего мелочиться? – я не любил этих коровьих разговоров: ммм, как дела, ммм, чем занимаешься, ммм, я тут спросить хотел, мммммммммм.

- Ты на В-17? – посерьёзнел Спок.

- Мы подлетаем к орбите. А что?

- С какой целью «Энтерпрайз» будет находиться на этой планете?

- Слушай, это вроде как конфиденциальная информация…

- Иными словами, ты не знаешь.

- Нет, - сдался я. – Мне нужно связаться с человеком, который предоставит мне необходимые сведенья. Очень таинственно и загадочно, правда?

- Джим?

- Спок?

- Будь настороже.

- Ты что-то знаешь? Колись.

Он ушёл от ответа:

- Как поживает твой первый помощник?

- Сам у него спросить не хочешь? – огрызнулся я.

- Вы поладили? – Старик не обратил внимания на мою нарочитую грубость.

- Нет. Всё такая же замороженная селёдка, угодившая в бочку с радиоактивным желе. Я вообще не понимаю, почему он пришёл ко мне. До этого он отклонил пять моих запросов, ты знал?

- Я встречался с ним. После нашего разговора он, вероятно, решил, что пятилетняя миссия «Энтерпрайза» под твоей командой стоит его времени, - мне кажется, или в его голосе слышатся нотки стариковского самодовольства?

- Что ты ему сказал?

- Что ваша дружба определит вас обоих, - торжественно ответил Спок.

- Эээ… супер, - неуверенно сказал я. - Он поэтому передумал, да?

Мы ещё немного потрепались о том, о сём, после чего сердечно распрощались. Я выключил комм и высказал чёрному экрану всё, что об этом думал:

- Из-за дружбы, значит? Из-за неверного призрака маловероятной дружбы?

Угу.

Я бы ещё чего-нибудь ввернул, красочное сравнение или убойную гиперболу, благо экран был нем и благорасположен выслушать все мои догадки, но не тут-то было: задорный голос Чехова сообщил, что мы снижаем скорость и через двадцать минут будем на орбите планеты. Все желающие могут спуститься вниз и провести пару часов, вкушая заслуженный отдых в компании местных ловцов снов.

- Капитан – мостику. Ловцов чего?

- Эээ… Ловцов снов, капитан.

- И что сие означает, мичман?

- Это была ирония, сэр, - смущённо признался Чехов.

- Да кто такие эти твои «ловцы снов», скажи толком! – приказал я.

- Это… вроде как… на Земле до начала эры освоения космоса они назывались бы «гейшами». Местная достопримечательность, в рекламных буклетах сказано, что они способны воплотить в реальность самые сладкие ваши сны. Сэр.

- Отставить проведение рекламных компаний сомнительного товара на моём корабле! – рявкнул я. – Мичман, перечитайте должностные инструкции, потом подробно объясните мне, почему не стоит поощрять экипаж на нарушение норм социальной этики и прочие действия, последствия которых лечить придётся доктору Маккою. А мне потом – выслушивать его нытьё.

- Да, сэр, - понурно согласился Чехов.

- Через пятнадцать минут буду, отбой.

Я стянул с себя золотую рубашку, ослепительно улыбнулся своему отражению в зеркале и решил, что надо будет заскочить к этим самым ловцам – есть тут у меня парочка фантазий… Впрочем, возможно, не стоит с этим спешить. Я же теперь капитан флагмана Звёздного Флота. Надо блюсти честь мундира, да? Хотя, гм, я же не в мундире.

- Компьютер, адрес ближайшей резиденции ловцов снов, живо!

*

- Смею поинтересоваться, куда вы направляетесь, Капитан?

Я сделал большие удивлённые глаза:

- Конечно, Спок!

Интересуйся, сколько влезет!

Вулканца на мякине не проведёшь, он не стал тратить время на выжидательное молчание и задал следующий вопрос:

- Куда вы направляетесь, капитан?

- Разумеется, в бордель, - бодро сообщил я. - Мы же на В-17, дружище! Такой шанс выпадает однажды… ну, хорошо, дважды в жизни. Составишь мне компанию?

В глазах Спока мелькнула тень тщательно скрываемого отвращения:

- Я воздержусь, капитан.

Он сам дал мне нож и обвёл цель жирной чертой, у меня просто не оставалось выбора:

- А Ухура не против?

- Прошу прощения?

- То-то она такая злобная всё время.

- Я не вполне понимаю, к чему вы обращаетесь.

- К воздержанию, конечно, а ты о чём подумал? Уверен, что партнёрша поддерживает твою инициативу? Эээ… Безынициативность? Чёрт, никогда не был силён в семантике.

Зато у меня здорово получается доводить людей. И инопланетян. На уровне пятого класса средней школы, но надо же с чего-то начинать!

Неискренне улыбнувшись нахохлившемуся Споку, я порысил в транспортаторную.

- Начальник, выбрось-ка меня на углу вот этой штуки.

(Что? Я входил в роль.)

Я дал парню PADD с адресом и фоткой поистине чудовищного строения, достойного отпрыска современной архитектуры, чтоб её.

- Есть, сэр. Ввожу координаты.

- Врубай, - милостиво кивнул я – и испарился.

Оказавшись на земле и вдохнув полной грудью запах горелых яблок, трёхдневного пота, горячих камней и засохших ромашек, я решил не глазеть по сторонам – потом как-нибудь нагляжусь! – и сразу нырнул в прохладные врата царства греха и порока. Приветливая гран-маман поднялась мне навстречу, но я широким жестом отказался от орионских рабынь и групповухи с козой:

- Я хочу Бри.

- Но…

- Мне рекомендовали Бри, - нажал я. – Она чудесная. Хочу только её.

У неё не было причин мне отказывать, и меня провели в полутёмный будуар, решённый в вишнёвом и лиловом цветах. На огромной кровати в обольстительной позе возлежала девушка с накладными клыками, изображая что-то среднее между вампиром и доминатрикс.

- Будешь мне рабом, - плеть ожгла моё бедро. Опаньки.

- Право повелевать ещё надо заслужить, - ухмыльнулся я, уворачиваясь от следующего удара. И от следующего. Оказавшись в опасной близости от кровати, я получил пяткой живот, но хоть плётку удалось вырвать из цепких лапок «повелительницы» и закинуть куда-то в угол. Утверждая своё господство, оную пятку я принялся щекотать. Поняв, что инициатива уплывает у неё из рук, Бри потянула меня на себя, и следующие полчаса прошли в сладком тумане предрассветного сновидения. Наконец, запыхавшиеся и потные, мы сдались в мягкий плен перин и подушек. Бри положила голову мне на плечо.

- Над всей Испанией безоблачное небо, - прошептал я метеорологический секрет в её бархатное ушко.

- На всём полуострове полная спокойствие, - не осталась в долгу мой информатор. – О, чёрт. Знаешь, можно было обойтись и без этого жаркого бессмысленного траха.

- Да обойтись вообще можно краюхой хлеба и глоточком воды, вот только я не вижу толп аскетов на улицах, - заметил я.

- Аскетов? Здесь? Не смеши меня.

- Вот-вот. Так что у тебя есть, детка? Или я должен говорить «Госпожа»?

- Они и впрямь дали тебе звание капитана? – хмыкнула Бри.

- Странно, правда?

- Нет… для психиатрической больницы это в порядке вещей. А если говорить о серьезном деле… Надеюсь, у тебя нет иллюзий по поводу своей офигительности.

- Если и были, то очень недолго, - ухмыльнулся я. – Ближе давай к своему серьезному делу. Мне сказали, что ты должна стать моим напарником. Над чем мы работаем?

- Ты на планете контрабандистов, маленький невольник. Догадайся с трёх раз.

- Значит, контрабанда… чего? Наркотиков? Оружия?

- Разумеется, станет Звёздный Флот заниматься наркотой, - фыркнула Бри. – Твои адмиралы имеют долю с каждой сделки, а часть выручки идёт на строительство детских домов. Правда, мило?

- Ладно, я понял. Так ты говорила…

- Оружие, - кивнула она.

- Какое оружие?

- А ты не знаешь?

- Отвечаешь вопросом на вопрос? Информатор из тебя как из тапочек ботфорты.

- Что?

Я вылез из кровати и начал натягивать штаны.

- Мне нужно больше.

- Я знаю, где произойдёт сделка.

- И где же?

- В баре «Трилистник» сегодня в полночь.

Я наставил на неё фазер.

- Серьёзно? Нет, серьёзно? Из тебя получилась хреновая шпионка. Худший сорт. Во-первых, через пять минут после первого пароля я должен был сказать «В Сантьяго идёт дождь», а я не сказал. И раз так, ты должна была прикончить меня на месте, а ты не прикончила. И второе, не стоило так полагаться на данные вашей разведки, оставлять мне оружие и давать возможность узнать место встречи контрабандистов и их клиентов. Теперь мне придётся ошеломить тебя и вызывать парней из службы безопасности, а это так утомительно…

Я нажал на курок – и ничего не произошло.

- Избавлю тебя от страданий, - сказала не-Бри, поднимаясь с постели. – Твой фазер подменили ещё на лестнице – не стоило так глазеть по сторонам. А с паролем действительно вышел прокол.

Внезапно стены будуара раздвинулись, и из получившегося проёма выскочила троица крепких парней.

- Я же сказала: избавься от иллюзий по поводу своей офигительности. Будешь и дальше вести себя, как главный мачо на нашей улице, и мамочка выплакает все глаза на твоих похоронах.

- Это вряд ли, - философски отозвался, поднимая руки, и любуясь торжествующей усмешкой Бри.

Я позволил быкам увести себя в тёмный зев тайного прохода – а что мне ещё оставалось?

*

Дела шли не совсем так, как я ожидал (совсем не так, как я ожидал? Ни один гениальный план не выдерживает столкновения со стервозной действительностью), но пока не пахли керосином – скорее сточными водами. Городская канализация? Меня вели по подземному проходу чёрт знает куда, и я на чем свет стоит клял свою скрытность: ни одна живая душа не знала, что я тут якшаюсь с контрабандистами, и у неё, живой души, следовательно не было шанса поспособствовать моему спасению… в смысле, разрешению моих мелких трудностей. Мелких трудностей, да. Или нет. С чего я вообще взял, что это контрабандисты, - и с кем я, собственно, тогда якшаюсь?

- Ребята, загадочное молчание не придаёт вам шарма. Куда мы идём?

Когда они не ответили, я не особенно удивился.

- Если вы откроете мне место нашего назначения, я дам вам денег. Много.

Очередная попытка коммуникации сделала меня счастливым обладателем синяка под глазом.

- Ладно, ладно, - пробормотал я, кряхтя поднимаясь на ноги и отплёвываясь чем-то мокрым. Надеюсь, просто водой. И чистой, желательно. – Слушайте, я понимаю, что вы не расположены к беседе… - Не успев договорить, я полетел кубарем. Подножка? Серьёзно???

- Насилие – не ответ, - выдал я фразу, которую нам постоянно повторяла наша учительница, когда мы лупили друг друга в школе, - и это вместо того, чтобы окатить драчунов водой или я не знаю, ещё чего-нибудь действенного, что охладило бы юный пыл. Впрочем, не стоит сейчас про воду.

Один из парней, тот, что помоложе, схватил меня за грудки, водрузил на ноги, после чего широко распахнул свой рот и чуть ли не засунул туда фонарик. У него не было языка. У меня сразу тоже как-то пропал дар речи.

Ненадолго.

- Окей, вы знаете азбуку Морзе?

Очередную затрещину я посчитал за отрицательный ответ.

*

Решив, что вот прямо сейчас исправить ситуацию и всех победить не удастся, я бодро принялся анализировать известные мне факты. Во-первых, командование Звёздного Флота направило меня на В-17 встречаться с загадочным информатором и отказалось давать дальнейшие комментарии, что выглядело чертовски странно даже для такого зелёного новичка, как я. Во-вторых, искомый информатор, скорее всего, мёртв, а подставное лицо само не очень в курсе, что происходит. Мне сообщили про какое-то таинственное оружие, которое будет продано вот прямо сегодня и, наверное, тому, кого Федерация предпочтёт видеть не с опасным оружием в руках, а в гробу и в белых тапочках. Третье, не-Бри. Она, скорее всего, не является ни продавцом, ни покупателем оружия – иначе бы не стала затевать весь этот цирк, просто убрала бы информатора по-тихому (галочка) и убралась бы сама (крестик). То есть, это какая-то третья сторона, заинтересованная в приобретении оружия… или в чём-то ещё? И четвёртое, удобно, что я ничего не знаю – значит, и разболтать ничего не смогу… Чертовски удобно, да.

Ах, и ещё, конечно, пятое: Спок. Единый в двух лицах? Двуличный в одном лице? Надо понять, какого чёрта Сердитый-Малыш-Спок забыл на моём корабле после пяти (!!! Нет, я не забыл.) отказов – и едва ли Старику удастся убедить меня в чистоте его (их?) намерений, прикрываясь красивыми обещаниями эпической дружбы. Староват я для сказок-то…

Теперь выводы. Ну, тут всё просто – ушами не хлопать, действовать по ситуации, остаться в живых. Всё как обычно.

Пока я вырабатывал план действий, мы куда-то притопали. В какой-то подвал. Нет… В винный погреб?

Один из охранников показал мне знаками, мол, молчи и слушай. И красноречиво провёл ребром ладони по горлу. Я вытаращил глаза и яростно замотал головой: кто, я? Да я ангел во плоти, не надо меня убивать, спасибо за внимание.

Парень подпихнул меня к щели, и я заглянул внутрь… Опаньки.

В стилизованном под обычный земной бар помещении было шумно и хлопотно – до того, как туда вошли клингоны, вооружённые как… ну, клингоны. Отвязные головорезы, которые таскали на спине по торпедной установке и могли запросто ею воспользоваться: неудивительно, что разнородная публика сразу же вспомнила, что не сняла с плиты молоко, не выключила утюг и прочие милые оправдания для быстрого тактического отступления.

В баре остался только один человек, чьё лицо было скрыто капюшоном.

- Нам нужна красная материя, - сказал ему клингон.

- Она исчезла вместе с «Нарада», - был ответ.

- Чёрта с два! Человек вынес образец с собой! Не думайте, что мы ничего не знаем.

Да? Дааа?

- А вы уверены, что вы знаете всё? Джеймс Кирк передал его командованию Звёздного Флота, которое, в свою очередь, отдало образец вулканским учёным.

- У которых он был украден! Я не знаю, кто вы и как это провернули, мне просто нужен этот образец! – продолжил бушевать клингон.

- Как вы на меня вышли?

- Я выиграл в конкурсе.

Конкурсе?

- Это правда. К слову, вам известно выражение «Пиррова победа»?

Я почуял неладное, клингон – тоже.

- Взять его!

Неизвестный был не согласен и полез в драку. Лихо у него выходило раскидывать клингонов по углам, но пятеро на одного – даже на одного вулканца – многовато будет. Как я понял, что это вулканец? С него содрали капюшон, и признаки были на лицо: заострённые уши, зеленоватая кожа, эти человеческие глаза… Спок.

- Мы должны ему помочь, - безапелляционно заявил я своим охранникам. – А потом я сам его убью!

Как ни странно, они послушались и побежали рвать и крушить. Это было неожиданно приятным развитием событий.

Эх, раззудись, плечо, размахнись, рука… Я вспомнил свою бурную молодость, растраченную на барные ссоры и секс с незнакомками, и решил, что менять ничего не хочу, наоборот – хорошенько пронастольгировать это дело – вот что мне надо! Секс с незнакомкой у меня сегодня уже был, теперь самое время для добротного мочилова…

С помощью трёх угрюмых молчунов и под моим чутким руководством, Спок уложил клингонов штабелями.

- Их нельзя здесь оставлять.

- Конечно, мистер Спок, но тащить их через полгорода мне тоже не улыбается… - пробормотал я. – Так, стоп. У меня есть план транспортировки клингонов. Дорогой ты, - я ткнул пальцем в того молодого парня, который совсем недавно так здорово со мной пообщался, - тот туннель, по которому мы сюда добрались, в нём ведь разветвлений нет? Туда-обратно, от бара до будуара, и никаких тебе лабиринтов с кровожадными минотаврами, правда? – дождавшись утвердительно мычания, я принялся раздавать указания: - Так, перенесите клингонов в погреб, живо. После этого нужно запаять снаружи дверь и завалить её чем-нибудь очень тяжёлым, чтобы любое желание её открыть сошло на нет через пять минут бесплодных усилий – и со стороны клингонов, и со стороны каких-нибудь любопытных зевак – вообще с любой стороны! Когда клингоны очухаются и немного побушуют, то обнаружат, что идти можно только по туннелю, прямо в лапки гостеприимной Бри. Не-Бри. Вашей суровой предводительницы, короче. Вопросы? Нет? Как приятно иметь дело с такими молчаливыми ребятами, вот все бы так…

Рано я радовался: тот немой, что постарше, вдруг зачем-то начал размахивать руками, отчаянно глядя на Спока. Я тоже на него посмотрел: Спок как Спок, ничего особенного.

- Капитан, он интересуется, что произойдёт в случае, если клингоны решат остаться и залить горе вином, которое хранится в подвале, - с каменной миной перевёл жестикуляцию парня объект моих исследований.

- Тогда они дойдут небыстро! - рявкнул я. – В любом случае, они нейтрализованы, если что, потом их заберём. Вы знаете язык жестов, мистер Спок?

- Да, капитан.

- Отлично, тогда будете нашим толмачом. И, раз уж вы взяли на себя сию почётную обязанность, растолкуйте-ка мне тоже: какого чёрта вы проворачиваете тёмные делишки с красной материей за спиной своего любимого капитана, а? – я старался смотреть на ситуацию с юмором, но. Но – чёрт возьми, если бы здесь была речка, я бы с радостью бросил туда этого конспиратора.

Очень холодная речка, с почти ледяными подводными течениями…

А ещё лучше – Стикс, семь бед, один ответ.

- Я всё могу объяснить, капитан. Однако, позвольте мне это сделать в другом месте, здесь слишком… шумно.

Вокруг нас вовсю кипела бурная деятельность: мои ребята таскали клингонов, столы и стулья, не очень аккуратно, кстати, - клингоны проснутся с совершенно новым набором синяков в самых неожиданных местах.

- «Я всё могу объяснить, капитан», - передразнил я. – Так-то лучше – прямо музыка в моих ушах. Ну что же, хорошо… Эй, парни, вы закончили? Тогда отваливаем: у меня тут ещё рандеву с вашей прекрасной начальницей, и надо бы поспешить, пока она не эмигрировала в другой сектор галактики… Да и клингонов кроме нас никто не перехватит, такие вот мы незаменимые… И слава всем богам Олимпа, никаких больше отвратительных канализаций на моём пути, пойдём, как цивилизованные люди…

Я слегка преувеличивал: наша разношерстная компания, большая часть которой вполне ощутимо воняла сточными водами, на цивилизованных туристов, совершающих вечерний моцион, никак не смахивала.

- Так, - сказал я, - кто-нибудь помнит адрес, по которому находится резиденция ловцов снов? И, если уж на то пошло, кто-нибудь знает, где, собственно говоря, находимся мы?

- Сюда, капитан, - сумрачно произнёс Спок и устремился вниз по улице. Если бы я не знал его чуточку лучше, то решил бы, что где-то там, в глубинах споковой души, ведётся трагический монолог в лучших традициях Шекспира, монолог, обращённый к небу и начинающийся словами: и на кой ты послало мне этого идиота в качестве командира, а?

Я ухмыльнулся, спокова ощутимо спина напряглась под моим пристальным взглядом. Нет, со взаимопониманием у нас всё точно на уровне, а вот желание придушить друг друга теперь стало взаимным и прямо-таки мучительно страстным.

*

В борделе нас уже ждали: гран-маман на входе приветливо сообщила, что «Бри» вся прямо-таки извелась от нетерпения, и лучше бы нам с нею увидеться – немедленно! Желание дамы, особенно дамы с фазером (с моим фазером, кстати – вот ушлая леди!), для меня закон, и я счёл за лучшее подчиниться.

- Наконец-то, Джеймс!

- И тебе салют, - хмуро сказал я. – Теперь будь добра объясни мне, что тут, в конце концов, происходит?!

- Ты присутствовал при сделке?

- Про сделку мне объяснит другой парень, - я выразительно посмотрел на Спока, после чего вновь обратил своё внимание на девушку. – А ты… Как тебя зовут-то?

- Джена. Я сестра Бри. Была. Мы боремся… Боролись за общее дело.

- Общее дело?

Джена затараторила:

- Бри действительно подрабатывала на Звёздный Флот, потому что ваше начальство кормило её обещаниями, что скоро всё изменится. Пустыми, смею заметить, обещаниями: ничего не менялось. На нашей планете по-прежнему правит преступный синдикат, а местные жители играют роль обслуживающего персонала, аниматоров и проституток – почти рабов… Знаешь, нам это не нравится!

- Представляю, - сдержанно кивнул я. – Продолжай.

- Бри с шестнадцати лет здесь. В постели языки развязываются, а пара капель «нонсенса» в вино только помогает делу. – Запрещённый наркотик, как же, знаю, старая добрая земная разработка, которая действует на большинство гуманоидов. – От клиентов она узнавала нужную информацию и сливала её вам. Какие-то крохи, но даже они имели значение. Что-то про экономические преступления. Её постоянный клиент Дуглас – помощник сенатора. И есть ещё один, журналист.

- Как она умерла?

- В последний раз она была с одним парнем, настоящим болтуном. Он под кайфом постоянно твердил про выигранный грант на какое-то оружие, про то, как им повезло, про встречу, которая состоится тогда-то и тогда-то… Когда он ушёл, Бри связалась с Флотом, но ничего конкретного не сказала – следует соблюдать осторожность даже на закрытых линиях передачи, такие правила. Потом… Мы должны были встретиться в кафе, но я опоздала. Когда я пришла, она уже сидела там и показывала знаками, чтобы я к ней не приближалась. Свой собственный язык знаков мы придумали ещё в детстве, и он часто выручал нас на контрольных, и позже, с парнями, с родителями… Короче говоря, я села за столик в углу, и Бри показала мне: «Я люблю тебя. Прости». Выглядело это так, как будто она просто причёсывается пальцами или ещё что-то с волосами делает для красоты. Она спокойно выпила то, что было у неё в чашке. Уже потом я поняла, что в её кофе добавили яд, что за нами наблюдали, что она обеспечила всем нам идеальное прикрытие… Она упала, я к ней не подошла. Я… - она глубоко, со всхлипом, вздохнула. - Я поехала сразу домой и сутки просидела на кровати, обернувшись простынёй и глядя на дверь. Утром следующего дня на мой комм пришло сообщение, оно начиналось словами: «Если ты читаешь это, значит, я умерла». Она спешила и не успела сказать всё, её прервали как раз тогда, когда она рассказывала про пароль. Бри только сказала, что за ней следят, и прервала сообщение.

- Как она поняла, что напиток отравлен?

- У неё было кольцо – фамильная драгоценность. Сделано лет сто назад бетазоидами. Опустишь его в чашку с чем-то ядовитым – краснеет.

- Что ещё она говорила?

- Немного. Я уже рассказала всё, что знала: про оружие, про встречу… Мне нужно было выяснить, какую роль в её смерти играет Звёздный Флот. Я решила притвориться Бри, Мадам мне в этом помогла.

Какую роль во всём этом играет Звёздный Флот? Джена наверняка решила, что передача привлекла ненужное внимание, и некое заинтересованное лицо предпочло убрать нежелательного свидетеля. Они не могли знать, что Бри имела в виду именно продажу оружия, и риск был слишком велик. И это означает… что-то очень нехорошее. Очень.

- Та сутенёрша? – продолжил расспрашивать я.

- Мадам. Не суди её, она делает что может и как может, - категорично сказала Джена.

- А это кто? – я кивнул на трёх парней.

- Мои братья, они работают на Синдикат. Там простое правило: не болтай. И нарушить его ещё никому не удавалось.

Чёткие ребята, чего уж тут скажешь.

- Почему ты мне раньше всего это не сказала, с самого начала? Почему эти твои братья меня по дороге чуть не утопили, а?

Я не жалуюсь, нет. Просто помои невкусные.

- У нас не было времени, ты пришёл позже, чем мы ожидали. Мои братья должны были доставить тебя к месту встречи – любой ценой и как можно быстрее. А потом – подчиняться твоим приказам.

- Чудненько! – решил я. – Мистер Спок, ваша очередь. Что вы делали на этой сходке?

- Проводил психологическое исследование, капитан.

- Начните сначала, мистер Спок, и ничего не упустите, - мрачно посоветовал я.

- Да, сэр. Всё началось с того момента, когда вам в руки попал опытный образец красной материи.

- Та хорошо запаянная маленькая коробочка? Да, я вырвал её из мёртвых рук одного парня в форме учёного.

- Вы передали её адмиралу Пайку, от которого она попала к командованию Звёздного Флота.

- Мне всё это известно, Спок…

- Общим голосованием было принято решение передать образец вулканским учёным как наиболее компетентным во всей Федерации.

- Отставить дифирамбы, ближе к делу.

- Полагаю, были несогласные.

- Среди вулканских учёных?

- Среди адмиралов Звёздного Флота.

- Значит, вы солидарны с Дженой и тоже считаете, что в наши стройные ряды затесался противный вонючий предатель?

- Факты не исключают такую возможность, капитан.

- Дальше, мистер Спок.

- Материя оказалась у вулканских учёных, но во время переброса оставшихся ресурсов на Возрождённый Вулкан, она исчезла.

- Исчезла?

- Исчезла.

- Что, вот так взяла и пропала, когда с неё глаз не сводили?

- Именно.

- Фигня, - фыркнул я. - Вулканцы в этом тоже замешаны, это ж очевидно.

- Я согласен, что вероятность такого развития события является… значительной. Звёздный Флот не уведомили о пропаже образца. Единственное, что они знают, - при транспортировке была потеряна некая ценная вещь.

- Ух ты.

- Круг вулканцев, осведомлённых об этой… прискорбной ситуации, также ограничен. В него входят мой отец, мой двойник и… ещё несколько наших учёных. До того, как материя пропала, Вулканский Совет совместно со Звёздным Флотом разработал план операции, целью которой было упредить действия противника. После известных событий, связанных с «Нарада», Федерация оказалась в крайне уязвимом положении, чем не могли не воспользоваться наши враги. Было решено провести конкурс – от лица третьих лиц, разумеется, - в котором разыгрывалась бы между желающими красная материя, оружие, способное уничтожить целые планеты – бесследно. Участникам было сообщено, что некие воры похитили материю у вулканцев и теперь намереваются продать тому, кто предложит большую цену. В конкурсе приняли участие клингонские и ромуланские лидеры, представители преступных организаций, орионцы – все, кто имеет хоть сколько-нибудь значимые амбиции. Они все выиграли.

- Что?

- Всем принимавшим участие в конкурсе, или, вернее, в аукционе было сообщено, что они одержали победу. Мест якобы обмена красной материи на деньги несколько, и все они располагаются на разных планетах. Сейчас во всей Федерации происходит операции по ликвидации верхушки враждебных нам партий. Лидеров.

Лидеров?

- Это было одним из условий конкурса: за такое серьёзное оружие соперничать могли только лучшие из лучших.

- Лихо. То есть ты хочешь сказать, что сейчас в погребе того бара сидят…

- Наследный клингонский принц с товарищами, да. Он неоднократно заявлял, что его отец слишком стар, чтобы править достойно. Целеустремлённый молодой человек, но, увы, глуповат. Именно такие были нашей целью. Теперь он заложник Федерации, и скоро начнутся переговоры с Империей клингонов по условиям обмена наследника на нескольких наших пленных резидентов.

- А разве они не могут возмутиться и заявить, что мы нечестным путём захватили их принца?

- Тем самым признавшись, что официальное лицо нарушило одно из условий мирного договора с Федерацией? Капитан, они на это не пойдут. По условиям того же мирного договора, на них будут вынуждены напасть все наши так называемые «союзники», даже ромуланцы.

- А если ромуланцы благополучно забьют на это дело?

- Начнётся война, которая сейчас никому не нужна. Они не решатся. Федерация просто укрепляет свои позиции, и все это понимают.

- То есть, у нас всё круто. За исключением того, что красная материя ДЕЙСТВИТЕЛЬНО похищена неизвестно кем, и этот неизвестно кто может в любой момент взорвать любую приглянувшуюся ему планету, - с издёвкой резюмировал я.

- В общем и целом, это адекватная оценка событий, - Спок всё ещё разыгрывал из себя стоика и на провокации упорно не вёлся.

Впрочем, я не особенно старался…

- Окей. Последний вопрос. Почему я узнаю об этом только СЕЙЧАС?

- Это закрытая информация, капитан, у вас нет нужного уровня допуска. Я рассказываю вам подробности операции лишь потому, что вы оказались в центре событий, и ваше незнание вкупе с вашим упорством могли бы принести куда больше вреда, нежели ваша осведомлённость.

- Ладно, ещё кое-что. Почему ты принял своё назначение? Только чтобы присутствовать при захвате клингонов на В-17?

- Вы сказали, что предыдущий вопрос был последним…

- Я соврал. Ты-то знаешь, как это бывает. Так да или нет?

- Да.

- А все эти россказни посла Спока о великой дружбе – я должен был на них повестись и не задавать вопросов?

- Да.

Всё-таки он зелёный урод, правда? Ничего личного, просто голые факты.

- «Энтерпрайз» сюда послали потому, что мы были самым близким кораблём к данному сектору.

Это не было вопросом, но Спок сказал своё «да» и в третий раз. Я решил расставить все точки над i.

- Тем не менее, с тайным умыслом или нет, ты мой первый офицер и подчиняешься МНЕ. Советую об этом помнить.

- И каковы ваши приказы, капитан? – с едва скрываемым высокомерием в голосе поинтересовался зеленоухий нахал.

- Вызывай команду безопасности и буксируй клингонов на «Энтерпрайз». Потом доложишь. Если будут проблемы – не предпринимай самостоятельных решений, сначала свяжись со мной.

Я повернулся к Джене, внимательно нас слушавшей.

- Мы найдём его, я обещаю. Найдём того человека, который отдал приказ отравить Бри, и накажем. Очень накажем.

- Я хочу, чтобы он умер, - прошептала она.

- Всегда можно организовать несчастный случай в тюрьме, - кивнул я.

- Бри боролась за независимость. Всё, чего она хотела, - счастья и свободы. Разве это так много? Разве за них нужно умирать? Убивать? Миллионы людей не знают о наших проблемах, никогда не узнают…

- Миллионы людей – ленивые увальни и болваны, которые вообще не знают, что такое счастье и свобода. И никогда не узнают. А Бри была и свободна, и счастлива, как и все, кто смело идёт вперёд, несмотря на предубеждения и страх.

Могу поспорить, что и того, и другого в её жизни было полно.

- Она была проституткой. Она умерла проституткой! – сердито сказала Джена.

Ну вот – что и требовалось доказать.

- Она умерла свободным человеком. Имеет значение только то, что у тебя внутри, раб и скот ты внутри или человек, - жёстко сказал я.

Мои слова отдавали трибунным пафосом, но других, лучших слов я не знал.

- Она умерла из-за вашей проклятой Федерации, которая ничего не дала ей взамен, ничего!

- Самый первый урок, который преподают будущим капитанам: ты не можешь спасти всех, - я повернулся и пошёл к двери. – А самый второй урок: ты всегда должен пытаться. Какого чёрта вы там застряли, коммандер, я что, так невнятно говорю, что вы не расслышали приказа?

Спока как сорвало с места.

Не оборачиваясь, я прошептал:

- Я попытаюсь.

Драматизм момента прервала компания вдрызг пьяных клингонов, решивших ворваться в комнату именно сейчас. Я схватился за комм:

- Спок, ко мне. Клингоны здесь. Они, эээ… поют срамные частушки?

Нет, серьёзно?..

Вулканец не успел далеко убежать, зато команду безопасности уже вызвал, и клингонов быстренько подняли на «Энтерпрайз». Я и Спок отправились следом, но перед этим я заглянул к Мадам за фазером. За пропажу табельного оружия мне… ничего не будет, но осадочек останется.

*

- …Значит, вы прикрывали мистера Спока в том баре?

- Да, сэр.

За исключением того, что Спок забыл мне сообщить, что его вообще нужно было прикрывать, и в баре я оказался по воле случая.

- А наш информатор?

- Мертва. Была мертва ещё до того, как мы вышли на орбиту.

- Понятно. Возвращайтесь на базу. Отбой.

Изображение адмирала Арчера исчезло с экрана.

Я повернулся к Споку:

- Прикрывал, значит?

- Перед тем, как вы транспортировались на планету, я собирался обсудить с вами этот вопрос, - скрепя сердце признал Спок, - но услышав место вашего предполагаемого назначения…

- То есть, когда я сказал, что иду в бордель, вы подумали, что я иду… в бордель? – удивился я.

В самую же душу плюнул!

- Я знал о вашей встрече с информатором. Я не знал, какой именно информацией располагает информатор. Бри специализировалась исключительно на экономических преступлениях. Тот факт, что она узнала об оружии, всего лишь… совпадение. Ваша встреча с ней изначально была удобным поводом, не более. У меня был приказ ввести вас в курс дела и, в случае необходимости, воспользоваться вашей помощью.

Но ты побрезговал. Мило.

- Я должен был вам сказать, - признал я. – Однако вы взяли на себя ненужный риск, отправившись в одиночку.

- Я… соглашаюсь.

- Мы должны больше доверять друг другу, - сказал я, не глядя на него.

- Вы правы, - уверенно кивнул Спок.

Мы были такими хорошими маленькими ответственными старшими офицерами – разговоры по душам, взаимные расшаркивания и всё такое. Оставалось только достать карандаши и запечатлеть этот восхитительный момент сопричастности, не жалея ярко-розового цвета.

…Или нет. По правде сказать, это всё игра ради игры. Я скорее позволю фанатику-экстремисту выпустить мне кишки авторучкой и разложить звездой Давида, чем стану доверять этому ублюдку.

   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2024 © hogwartsnet.ru