На круги своя автора Госпожа Плюшкина    в работе
Поттеры ждут прибавления в семействе, но радость от предстоящего события омрачается пророчеством, которое несет в себе смерть ребенка. Чтобы спасти дитя, молодые родители отрекаются от дочки, отдавая девочку в другую семью. Но в глубине души они знают, по своему горькому опыту, что от рока не уйти, как хорошо ни прятаться.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Лили Поттер-младшая, Скорпиус Малфой, Альбус Северус Поттер
Драма, Приключения, Любовный роман || джен || PG-13 || Размер: макси || Глав: 18 || Прочитано: 22588 || Отзывов: 4 || Подписано: 30
Предупреждения: ООС, AU
Начало: 22.03.16 || Обновление: 13.10.21
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

На круги своя

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава Regina Spektor – No Surprises


В последнее время у Джинни Поттер было крайне слезливое настроение. Женщина могла расплакаться от любого пустяка, превращая череду незначительных событий в трагедии вселенского масштаба. Это могли быть невинные шалости малыша Джеймса, трогательный роман или просто грустная песня. Для того, чтобы перейти в режим рыданий не требовалось особых предпосылок. Рациональная подруга Гермиона списывала все на характерные для беременности скачки гормонов и перепады в настроении, и миссис Поттер соглашалась с ней, но интуитивно понимала, что дело в чем-то другом.
- Что нового на работе? – женщина задала будничный вопрос мужу, умиляясь тому, с какой неуклюжестью Гарри пытается накормить из ложечки неугомонного Альбуса. Сын крутился, как юла, раскидывая по кухне не угодившее вкусовым предпочтениям кабачковое пюре. Джеймс демонстративно фукал, с нескрываемым презрением глядя на проделки младшего брата.
- Смешной вопрос. Сегодня произошло прям событие века – мы задержали одного нечистоплотного гоблина, который подделывал деньги и обокрал Гринготтс на пару сотен галлеонов.
- Это было очень опасно? – обеспокоено спросила Джинни.
- Милая, ты издеваешься? – Гарри вытер со лба остатки пюре, смеясь. – Это задание настолько НЕ опасное, что мне даже немного стыдно. Аврорат скоро будет перевоспитывать школьников с плохим поведением. В последние годы у нас в стране все настолько спокойно и хорошо, что меня, скорее всего сократят, и нам придется голодать.
- Гарри Джеймс Поттер, не играй с моими чувствами! – на глаза рыжеволосой красотки накатились слезы.
- Милая, ну что ты, - мужчина оставил попытки накормить младшего сына и запачканными руками обнял супругу. – Снова будем плакать?
- Я буду, а ты как хочешь, - Джинни всхлипывала, прислонившись к груди мужа. – Мне почему-то так страшно, Гарри. Предчувствие, будто произойдет что-то плохое, и я не могу от него отделаться. Я так переживаю, ведь твоя работа очень небезопасна.
- Детка, твой муж уже очень много лет не солдат, а клерк. На должности заместителя я работаю с бумажками, а не с преступниками. Тебе не за что волноваться. Это просто беременное настроение.
- Но в прошлые два раза такого не было! – рыжая заплаканными глазами смотрела на мальчиков. Джим с серьезным лицом учил брата правильно держать детскую ложечку. – Я была в блаженной эйфории суммарно восемнадцать месяцев.
- Может, на этот раз все по-другому, потому что у тебя внутри девочка? – Поттер улыбнулся и положил на руку на незначительно выпирающий живот. – Боюсь, нас ждет очень капризная малышка.
- Не знаю, Гарри, - Джинни последний раз всхлипнула, вытирая слезы. – Но мне и правда очень тревожно. Пожалуйста, будь осторожным, хорошо?
- Клянусь! – мужчина со шрамом скрестил пальцы на обеих руках.
Дни домохозяйки текли однообразно: дети, родственники, дом. Иногда, чтобы не сойти с ума, Джинни, оставив детей на попечительство матери, ходила на квиддичные матчи, поддерживая девчонок из бывшей команды. Пробовала писать что-то для колонки в газету: обзоры на матчи, исторические очерки. Бывали моменты, когда беспредметная тревожность с ног до головы окутывала ее тело, и женщина, прихватив малышей, сбегала в вечно суетливую Нору, только бы хоть на время скрыться от наваждения.
- Я так больше не могу, Гарри, - Джинни калачиком свернулась на диване, пялясь на огонь в камине заплаканными глазами. – У меня крыша едет. Я и спать перестала.
- Я обратил внимание. Считаю, что визит в Мунго оттягивать уже дальше некуда. Мы пойдем завтра же, и я тебе обещаю, уже завтра мы решим эту проблему.
- Но мне… мне так страшно. Я чувствую, что что-то произойдет. И я не хочу никуда идти. Завтра некому посидеть с мальчиками.
- Эта отговорка не принимается. Кто-то из Уизли согласится, и мы пойдем в Мунго. А теперь пожалуйста, пошли поужинаем, почитаем сказки, поиграем в игры, а потом уложим этих кошмарных младенцев спать и уснем сами. Ну же, любимая, вставай.
- Я не хочу.
- Тебе придется, - Гарри лукаво глянул на жену, бросился к ней и принялся щекотать стопы, отчего Джинни засмеялась и принялась отбиваться.
- Это нечестно, Поттер, как же это нечестно!
Консультация у целителя прошла сносно, доктор Крессвел развеял опасения молодых родителей: ребенок внутри живота миссис Поттер был здоровым, крепким, развивался согласно сроку и даже генерировал свою первую внутриутробную магию. Такая малышка не могла родится с отклонениями, или же сквибом. Жизни дочки Поттеров ничего не угрожало, Джинни немного успокоилась, и супруги решили отпраздновать успех в одном из кафе Лондона.
Погода была характерной для ноября: мерзко, сыро, темно уже днем, и первый снег решил выпасть именно в этот день. Женщина корила себя за выбор слишком холодного для такого времени года осененного пальто и скользких ботинок. Джинни крепко держалась за руку мужа, чтобы не распластаться на промерзшей мостовой. Слыша постукивание зубов, Гарри решил затащить жену в первый попавшийся кабак, которым оказался паб Ханны Аббот.
- Мерлин, Гарри, Джинни, вот кого уж я не ожидала тут увидеть! – бывшая однокурсница мальчика-который-выжил кинулась на окоченевшую женщину с объятиями. – Грегори, два тыквенных супа за счет заведения!
- Как же приятно быть знаменитым, - темноволосый мужчина так же обнял Аббот. – Невилл конечно хвастался, что котел процветает, но чтобы настолько.
- Да, пришлось повозиться с интерьером и затхлым воздухом.
- Ханна, тут так круто! – миссис Поттер как завороженная смотрела на огромную картину, красующуюся на одной из стен. С полотна на нее смотрел «Отряд Дамблдора», каким он был на ее четвертом курсе. – Хотя видеть то, как Чжоу липнет к Гарри, немного противно.
- Сказала девушка, в которую был влюблен мой парень, - Ханна засмеялась, проводя друзей к пустому столику. – Откуда вы такие уставшие? Из Мунго?
- У меня что, на лице написано, что я чем-то болею? – немного раздраженно ответила Джинни.
- Эй, подруга, поубавь обороты. Откуда ты еще можешь возвращаться в полдень с таким животом?
- Я что, толстая? – в ответ на реплику подруги, хозяйка паба закатила глаза.
- Жаль, что тебе нельзя налить огневиски. Долгое воздержание от алкоголя, и от кое-чего еще, несказанно портит людей, - теперь закатывать глаза пришлось Джиневре.
Закончив поедать суп, бывшая Уизли все же согрелась и собиралась заказать десерт, когда увидела еще одно знакомое лицо.
- Черт, Гарри, закройся меню и не поворачивайся, - но было уже поздно. Муж развернулся и увидел одну из преподавательниц Хогвартса.
- Это Трелони? – мужчина прищурился, будто сомневаясь в увиденном. – Она вообще ни на день не постарела.
- Давай, пялься дальше. Ну вот, доигрался! – Джини пнула мужа под столом. – Она идет к нам!Мордред и Моргана, Сивилле ты сам будешь объяснять, почему я так плохо выгляжу!
Прорицательница не заставила себя ждать, и уже со всех ног бежала вприпрыжку к чете Поттеров.
- Гарри, Джули, ТАКАЯ неожиданность! – рыжеволосая прыснула смехом, прикрывая рот рукой.
- Мисс Трелони! – мальчик-со-шрамом изобразил щенячью радость, улыбаясь во весь рот и приветственно махая ладонью. Его жена уже не могла сдержать смех. – Видеть Вас сегодня ТАКАЯ радость! Как дела, как жизнь, как Хогвартс?
- О моих делах рассказывать нечего, а вот Джули есть чем похвастаться! – Сивилла бестактно протянула руки к лицу миссис Поттер. Это случилось так быстро, что Джиневра даже не успела отстраниться. – Какие пухлые щечки! Какая пухлая Джули! Вам так повезло! – прорицательница принялась шарить по сумке, бормоча что-то про невероятную удачу.
- А что вы делаете среди рабочего дня в Лондоне? Разве Вы не должны быть на занятиях?
- Что? - Трелони отвлеклась от поисков. Из-за толстых линз ее очков глаза казались еще больше, чем были на самом деле, а женщина и без того их постоянно выпучивала. – Занятия? – преподавательница странно дернула головой в сторону. – А, да-а-а, занятия! Ой, Гарри, дети с каждым годом все более несносные. Я еле доживаю до пятницы. У меня на этой неделе был срыв, мерзкие мальчишки-хаффлпафцы, дракл задери их тощие задницы, и Помфри дала мне выходной, чтобы я как следует расслабилась и нашла покой в чертогах разума… Хотите погадаю?
- НЕТ! – дуэтом выкрикнули Поттеры. Гарри оставил несколько монет (с учетом щедрых чаевых) на столе, даже не дожидаясь счета, лишь бы поскорее отсюда убраться. Чудачка наконец нашла, что искала, и пока национальный герой Поттер доставал портмоне, уже натирала пестрой шелковой тряпкой знакомый еще со времен его юности шар.
- Заглянем во всевидящее око.
- Мисс Трелони, не стоит, не тратьте на нас энергию, - начала было Джинни, но провидица лишь счастливо улыбнулась, обнажая кривые зубы с остатками зелени между ними.
- Джули, что Вы, для меня это честь! Итак… что я тут вижу...
Гарри не собирался терпеть этот спектакль. Увидев замешкавшихся клиентов, кто-то из персонала уже нес их пальто, когда все освещение в комнате погасло, Трелони выгнулась, будто ее шарахнули молнией, одна из линз в очках с треском лопнула.
- Каждый третий, рожденный в семье, обречен на смерть от рук любимых, от родной земли, мучительную и долгую. На смерть от предательства, на смерть от пророчества. Белый лихой лед звезд поглотит огненную глину растений. Никому не подвластно изменить ход судьбы. Никому. Не. Подвластно. Измени-и-ить. Хо-о-од. Судьбы-ы-ы-ы!
Джинни не моргала, даже когда свет снова заполнил «Дырявый котел», даже когда Сивилла истерички засмеялась, радуясь новому пророчеству, даже когда Гарри тряс ее за плечи, пытаясь поднять со стула. Женщина мертвой хваткой вцепилась в живот, не желая разнимать рук.
- Ну надо же, я уже целых два года не делала таких мощных пророчеств! – Трелони от счастья подпрыгнула, прихлопывая в ладоши. – Я даже отключилась! – провидица с удивлением смотрела на побледневшую миссис Поттер. – Что? Что-то случилось?
- Силенцио! – Гарри направил палочку на ведьму. Ему хотелось использовать отнюдь не это заклинание. Гораздо уместнее было бы швырнуть в нее АвадаКедаврой. – Ханна, будь добра, проведи нас к камину. У нас нет времени на транспорт.
Дом больше не внушал Джинни чувства безопасности и спокойствия. Женщина безмолвно сидела перед огнем, глядя как искорки из горящих поленьев облизывают бурые плиты камина. Пламя из оранжевого стало зеленым, и на встречу рыжей колдунье шагнула Гермиона Уизли-Грейнджер, а за ней появился Рон.
Одной лишь неуравновешенной беременной заместительницей руководителя Отдела магического правопорядка дело не обошлось: из камина одним за другим вышагивали все Уизли, включая даже далекого от семейных проблем и ценностей в принципе Чарли, который своими мощными руками драконовода мог придушить любого, кто посягал на счастье и благополучие его сестры.
- Давайте разбираться по порядку, - Гермиона чертила в воздухе какие-то формулы. – Каждый третий, рожденный в семье. В семье. Ну, тут по большому счету все понятно. Это Ваш третий ребенок. Смерть от рук любимых, от родной земли. Это может быть Годрикова Впадина.
- Или Великобритания в целом, - подсказал Рон. – А любимые – не обязательно супруги.
- Спасибо, любимый, - женщина с нежностью глянула на мужа. – Смерть от предательства – предельно ясно. Смерть от пророчества. Интересная формулировка. Что бы она значила?
- Может, само пророчество и есть смерть? – спросил Билл. – Может, если не брать его во внимание, оно не исполнится?
- Вполне оправданная теория, - вмешался Джордж. – Подумай сам, Гарри, какова вероятность того, что Воландеморта убил бы именно ты, если бы Реддл не купился на пророчество и не начал тебя выслеживать?
- Возможно, нулевая, - откликнулся Гарри. – Что на счет льда, растений? У меня нет никаких идей.
- Я думала назвать девочку, - впервые за вечер подала голос Джинни, – в честь твоей мамы. Лили. Возможно, под огненной глиной растений имеется в виду наша Лили.
- Если вы поменяете имя, пророчество обнулиться? – Джордж с опасением смотрел на сестру.
- А злой лед? Лед звезд? Астероид какой-то или что? – не унимался мальчик-который-выжил. – Господи, Трелони, кто ее вообще просил!
- Спокойно, Гарри. По крайней мере мы можем придумать какой-то план. Предупреждены – значит, вооружены.
- А часть, что никто не изменит ход судьбы, тебя не пугает?
- Она сказала «никому не подвластно». Это все же разные вещи.
Уизли и Поттеры переглядывались друг с другом, позволяя тишине и неопределенности зависнуть в воздухе. На втором этаже дома в Годриковой впадине плакал малыш Ал.
Гарри винил себя. Оставаться дома он не мог, и от нечего делать побрел на работу, сославшись на отработку отгула. Поттер не мог оставаться дома, где все плакали. Казалось, в Джинни уже не должно было остаться слез, но она не прекращала всхлипывать, и сердце ее мужа не могло этого выдержать.
Мужчина со шрамом с помощью палочки перебирал ветхие фолианты в разделе министерской библиотеки, посвященной пророчествам. Судя по всему, уже был поздний вечер. Прозрачная голубая выдра вынырнула из-за стеллажа, обращаясь к магу голосом Гермионы:
«Через полчаса у тебя дома. Мы, Джордж, Билл, Флер. Я кое-что придумала».
Вернувшись домой, Гарри обратил внимание, что Джинни хлопочет на кухне, слезы высохли, они что-то активно обсуждали с подругой. Выходит, у Мони нашлись слова, которых не нашлось у него.
- Итак, помните, на уроках прорицания, когда Трелони учила нас теории, она рассказывала, что пророчество запускается по цепной реакции: от одной части предсказания к другой?
- Нет, - хором ответили все, за исключением Билла. Шатенка разочаровано взглянула на каждого, кто находился в комнате.
- Билл, ну хотя бы ты помнишь.
- Гермиона, опомнись, я никогда не был дураком, который из всех факультативов выбрал бы пророчества, - хмыкнул здоровяк. Рон с Джорджем синхронно прыснули от смеха.
- Рон! – укоризненно зыркнула на супруга волшебница. – Неважно, теперь вы в курсе. Давайте вернемся к пророчеству, - Уизли снова принялась рисовать в воздухе какие-то схемы. – Первая часть – каждый третий, кто родится в семье. Имеется в виду малышка, которая родится у Поттеров.
- Это мы поняли еще в прошлый раз, - устало заключил Поттер.
- Гарри, если не можешь ничего предложить, не перебивай, - Гермиону эта ситуация начинала выводить из себя. – Итак! Дальше у нас смерть от рук любимых и от рук родной земли. Предположим, родная земля – это родина, это вся Англия. И если мы хотим разорвать эту цепочку, мы должны, - шатенка принялась зажимать пальцы, - «А» и сразу «В» – Лили должна родиться в другой семье, и эта семья должна проживать за пределами Великобритании. «Б» – Лили нельзя быть с теми, кого она любит, и кто любит ее. Поскольку мы не знаем, тут речь о любимых в контексте партнера, или в контексте любого человека, которого она любит, ее должны оградить от любви. Вам нельзя ее любить, ее мужу – нельзя ее любить. Она не должна любить своего мужа.
- Просто отличная жизнь, - констатировала Джиневра. – Прожить жизнь в поисках причины, почему же тебя никто не любит. И то, такое счастье ждет Лили только в том случае, если мы придумаем, как родить дочку в другой семье. Это вообще возможно?
- Теоритически. И практически.
- Гермиона, откуда ты все это знаешь? – с восхищением просил Джордж.
- Плод можно подсадить уже беременной женщине, с аналогичным сроком, даже не связанной с настоящей матерью ребенка кровными узами. В литературе даже описано несколько таких случаев, успешно проделанных в двадцатом столетии.
- Кто в здравом уме пойдет на такое? Это какое-то средневековое варварство. Кража младенцев.
- Не утрируй, Джордж. Если мать смертельно больна, это хороший способ спасти жизнь ребенку. Некоторые семьи не могут завести ребенка нужного им пола. Например, Треверсы, чистокровные, прибегают к этому методу уже более двух веков. Небезызвестные Мраксы наложили на них проклятие, и у Треверсов рождались только девочки, а для священных чистокровных семей не иметь наследника мужского пола – это смерть фамилии. Несколько поколений успешно были рождены через прищепления.
- Что не помешало им стать Пожирателями смерти, - хмыкнул Билл.
- Существуют определенные нюансы, все зависит от срока плода, которого прищепляют. В данном случае, это будет стопроцентно ваша дочь, генетика матери, к которой Лили подсадят, генетика ребенка-соседа, никак не повлияют на малышку и ее магию.
- Да, это все хорошо, но… Кто на такое согласится? Конечно, мы бы не пожалели на это никаких денег, но как найти кого-то надежного, за пределами Англии, с таким же сроком, как и у меня? Это задача даже нереальнее, чем… пересадить ребенка в другое тело.
- Джинни, - Флер, положив сжатые до синевы кисти на колени, с сожалением смотрела на золовку. – Моя Габриэль ждет ребенка, своего первенца. У вас различие в несколько недель, она вот-вот должна родить. До появления на свет их мальчика осталось меньше месяца.
- Поздравляю ее, - автоматически выдала миссис Поттер. – Ой… Я… Каковы шансы, что она согласится?
- Она... она уже согласна.
- Как… когда вы успели?
- Сегодня. Мони вкратце сказала, что нам нужна глубоко беременная женщина, чтобы прищепить ей твою малышку. Я сразу подумала о Габи. Перси организовал портал, и мы с Биллом быстро успели в Кань-сюр-Мер и обратно сюда.
- Габриэль так быстро дала согласие? – удивился Поттер. – А как же ее муж?
- Ты спас ей жизнь на Турнире, Гарри. Она бы не смогла отказать. Ноэль – ее муж – ни минуты не сомневался.
- Мы ведь даже их не знаем, - пыталась сопротивляться Джинни.
- Лепажи очень уважаемая семья, потомственные магические дипломаты из Содружества. Деньги, положение в обществе…
- Флер, это ведь не самое главное!
- Да, Джинни, ты права, - возразила Гермиона, - самое главное, что на данный момент это единственная попытка спасти твою дочку.
- И что будет дальше? После рождения Лили мы останемся жить во Франции?
- Джинни, - миссис Рон Уизли пыталась говорить максимально мягким голосом, - только Лили останется жить во Франции.
Вскоре после этого, одним непримечательным осенним днем Поттеры и Лепажи встретились в Норе, чтобы обсудить все условия. И если первые держались отстраненно, и выглядели расстроенными, то французы внушали спокойствие и имели весьма радостный вид, будто занимались подобным всю жизнь. Гарри, который лишь раз видел мужа всегда маленькой для него Габриэль, пытался внимательно рассмотреть будущего отца своей дочери.
Месье Лепаж был среднего роста, чуть выше самого Гарри, с вьющимися длинноватыми каштановыми волосами, немного астеничный, смуглокожий, с синими, как бездонное небо, глазами, складкой над бровями, которая характеризовала его как думающего человека. Его тонкие губы редко расплывались в улыбке, и взгляд не выражал ровным счетом никаких эмоций, как и вся манера держаться. Поттер знал, что Габи вышла замуж по большой любви, и не мог понять, как кудрявая блондинка, казавшаяся через чур живой для всех его знакомых, могла безоглядно влюбиться в такого истукана, очевидно, не богатого на эмоции. Вот и сейчас мадам Лепаж что-то обсуждала с его женой, активно жестикулируя, а Ноэль смотрел пустым взглядом куда-то вдаль.
«И этому мужчине я хочу доверить свою дочь?»
«И эта эксцентричная истеричка станет матерью моей девочки?»
«Да»
«Да»
Поттеры знали, что это их единственный выход, и единственный шанс на жизнь для их маленькой дочки.
Дальше были переговоры, обсуждения, решения, много слез и утешений, в результате которых седьмого декабря в Ракушке Габи родила двойню: маленького синеглазого Гастона и кареглазую Лили.
- Мы не навсегда прощаемся с тобой, малышка, - Джинни держала розовый сверток на руках, не сдерживая слез. Солнце, на удивление, разыгравшееся в морозный день, пробиралось в стекленую спальню через слои светло-бежевых занавесок, заставляя рюши и оборки на девчачьем конвертике переливаться и блестеть. Девочка казалась такой крошечной, такой уязвимой, и, пока в соседней комнате уже подавал свой писклявый голосок Гастон, их дочка, с рыжим пушком на голове, мирно посапывала, втягивая крошечным носом воздух. – Мы всегда будем беречь тебя, всегда будем помнить о тебе, всегда будем в твоем сердце. Мама любит тебя, и папа любит тебя.
- Наша маленькая девочка, - Гарри, склонившись над женой и дочерью, с умилением смотрел на розовощекий комочек, - наше сокровище. Когда-нибудь, возможно, ты узнаешь правду, и дальше сама решишь, любить нас или ненавидеть, а пока расти, Лили Луна, и живи в любви и безопасности. Мама любит тебя, а папа еще больше, больше своей жизни. Жаль, что ты не узнаешь, насколько велика моя любовь, - Поттер поцеловал девочку в ее крошечный лоб.
И, словно в ответ на слова отца, малышка проснулась и расплакалась
   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru