Holgerd Pacer    в работе

    1975 год. После грандиозного политического поражения Тома Риддла, более известного как Волдеморт, министром стал Гарольд Минчум. У чистокровных горит под ногами земля. Таинственное убийство главы британского отделения "Гринготтса" поставило волшебников на грань войны с гоблинами. Магическое сообщество расколото, и единственные, кто еще в силах отдалить наступление темных времен - это невыразимцы, сотрудники самого таинственного и засекреченного отдела Министерства магии.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Кори Фелоуз, Чарльз Грэнтем, Вольдеморт, Рабастан Лестрейндж, Родольфус Лестрейндж
    Общий /Приключения / || джен || G
    Размер: макси || Глав: 8
    Прочитано: 898 || Отзывов: 1 || Подписано: 2
    Начало: 13.07.20 || Последнее обновление: 24.09.20

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

>>

Отдел Тайн... И эти все сказано.

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Часть I




Глава I
В этот вечер погода в Лондоне совсем испортилась, дождь лил как из ведра. Промокшие люди спешили как можно скорее попасть домой. И, конечно, ни сам город, ни его жители не подозревали о существовании другого мира. Мира волшебства и магии. Мира со своими законами и своим понятием о чести.
Глубоко под землёй, надёжно скрытое от глаз лондонцев, находилось Министерство магии Соединённого Королевства. Сейчас его атриум был пуст: работа огромного учреждения на сегодня была завершена, и только один отдел, как обычно, не считался с общим расписанием.
Отдел тайн был самым интригующим подразделением в Министерстве магии и из года в год обрастал новыми легендами. О его сотрудниках — невыразимцах — мало кому было известно что-то конкретное. Никто извне не знал ни их полномочий, ни круга обязанностей, ни с какими такими тайнами они соприкасались по службе — вообще ничего. Их занятия были настолько засекречены, что запрещалось даже говорить о них. Выглядели же невыразимцы... Впрочем, и тут точного описания дать не мог никто.
Глава Отдела тайн Чарльз Грэнтем в этот поздний час все еще сидел за своим столом, ломая голову над очередными документами. Мысли мистера Грэнтема были прерваны стуком. Миг спустя дверь кабинета распахнулась и перед его глазами предстала фигура, закутанная в мантию. Подняв глаза от бумаг и приглядевшись, Грэнтем спросил:
— Чем порадуете, Кори? Какие новости?
Посетитель откинул капюшон тёмно-синей мантии. Рука плавно скользнула в карман, извлекая волшебную палочку. Когда спали маскирующие чары, стало видно, что новоприбывший — женщина. Она окинула кабинет начальника острым, внимательным взглядом.
— Вы были правы, мистер Грэнтем, спокойные времена для нас закончились, — ответила посетительница, продолжая осматривать кабинет и не выпуская из руки палочки. — Наши агенты встревожены. На юго-западе страны произошёл резкий скачок магической энергии. С чем это связано, только предстоит выяснять. И еще… Один из моих людей докладывает, что в наших рядах завелась крыса. Имя пока неизвестно. Над этим вопросом я работаю и непременно докопаюсь до правды, но… как знать, сколько информации к тому моменту будет передано на сторону? И сколько передано уже сейчас? Скольких из наших успели перевербовать?
* * *
Хотя принесенные Кори Феллоуз вести откровенно встревожили Грэнтема, уверенность и решительность молодой сотрудницы на мгновение заставили его залюбоваться ею. Все-таки нюх на таланты у него был всегда, этого не отнять. Многие ли руководителей отделов Министерства оценили бы способности девушки по одной только составленной ею служебной справке, случайно попавшей к ним на стол? Особенно девушки… как бы помягче сказать… магглорожденной? Впрочем, им же хуже. Гораздо позже, уже во время импровизированного собеседования, он узнал, что Кори имела по итогам обучения в школе чародейства и волшебства Хогвартс высшие баллы по трансфигурации, чарам и древним рунам, а ее уровень владения магией мог удивить даже опытного волшебника. Но на другой чаше весов было происхождение, и в 1968 году талантливой практикантке нашлось в Министерстве лишь весьма скромное место в отделе магического транспорта и работа над поручениями, с которыми справился бы и сквиб.
Грэнтем вспомнил, как перехватил ее в коридоре вечером, когда девушка собралась уходить с работы. Как она в замешательстве посмотрела на него, точно не могла вспомнить, знакомы ли они, но все же не стала противиться,
когда он взял ее под руку и повел к лифту. На этаже Отдела, куда вход обычным сотрудникам был строго заказан, Кори откровенно растерялась, но помимо тревоги и недоумения в ее глазах было и любопытство, которое Грэнтем оценил.
— Значит, вы...
— Мое имя — Чарльз Грэнтем, мисс Фэллоуз, — сказал он, вводя ее в кабинет и знаком предлагая сесть. — Опережая ваш вопрос, отвечу. Да, я начальник Отдела тайн. Полагаю, вы что-нибудь о нас да слышали.
Судя по лицу Кори, его почти-шутка не попала в цель. По-видимому, девушка лихорадочно соображала, для чего ее сюда привели, ей явно хотелось что-то спросить, но предположения были одно безумнее другого, и она никак не могла сформулировать вопрос. Кое-как взяв себя в руки и заправив выбившуюся прядь за ухо, она, наконец, произнесла:
— Я слышала слишком много всего, чтобы понять, какие из слухов правдивы хотя бы наполовину. Но что вы хотите от меня, мистер Грэнтем? Я всего лишь мелкий клерк, — в ее голосе невольно прозвучала горечь, — и вряд ли могу заинтересовать человека вашего положения. Меня и мое-то начальство не слишком часто замечает.
— И вы, конечно, уже догадались, почему?
— О, мне достаточно ясно дали это понять. Жаль только, — Кори опустила голову, — что это не сделали прямо в Хогвартсе. У меня, знаете ли, после выпуска были некоторые иллюзии. Так зачем я вам?
— Я хотел бы предложить вам работать под моим руководством.
— Мне? — недоверчиво переспросила Кори. — Магглорожденной?
— Именно. Уже больше двадцати лет я набираю в свой штат магглорожденных магов и волшебниц. Раскрывая их таланты и навыки, я понял, что именно за вами наше будущее. Чистокровные семьи погрязли в жадности, коррупции и близкородственных связях. Те, кто хоть как-то соблюдал законы магии, либо покинули Британию, либо исчезли с лица земли. Магия меняется, и я чувствую, что в один прекрасный день с каждого из нас спросят по полной. В вас я вижу прекрасный потенциал, который можно развить, если приложить усилия.
— Но, — робко, точно еще не решаясь поверить в свою удачу, проговорила Кори, — если вы нанимаете магглорожденных, если даете нам настоящую работу… как вышло, что никто об этом не знает?
— Ну, — улыбнулся Грэнтем, — не зря же мы Отдел тайн.
Разумеется, Кори согласилась. И превзошла все его ожидания. Поэтому сейчас, когда якобы случайные смерти агентов начали складываться в какую-то тревожную картину, Грэнтем поручил расследование именно ей. И ни на миг не усомнился, что она добьется успеха.
* * *
— Дальше? — вынырнув из своих воспоминаний, спросил Грэнтем, видя, что Кори замолчала.
— Я бы предпочла не произносить этого вслух, — твердо ответила агент.
Грэнтем, помедлив, кивнул, и в в следующий миг оказался во власти видений: приоткрыв щиты своего разума, Кори позволила ему увидеть то, что ей удалось разузнать. Обнаружившаяся информация повергла его в ярость. Прежде Грэнтем предполагал, что Кори в своей старательности немного сгущает краски, но теперь… Одним движением Грэнтем призвал с рабочего стола волшебную палочку, а ещё через секунду в полутемных коридорах Отдела прозвучал его усиленный заклинанием голос:
— Внимание всем агентам Отдела тайн! Общий сбор через пятнадцать минут.
* * *
Чарльз Грэнтем уверенно распахнул двери конференц-зала и под встревоженными взглядами коллег прошел к центру помещения. Яркий солнечный свет, несмотря на вечернее время лившийся из зачарованных псевдоокон, бил ему прямо в глаза, отчего грубоватые черты бледного лица обозначались ещё резче, а темные с сильной проседью волосы казались серебряными. Сунув руки в глубокие карманы мантии, он внимательно наблюдал за людьми, заполняющими комнату. Собрались еще не все: из коридора доносился звук шагов и хлопки трансгрессии. Но вот дверь хлопнула последний раз, и секретарь передал ему список тех, кто по тем или иным причинам отсутствовал. Ещё раз обведя взглядом зал (и мысленно прокляв переборщившую с яркостью освещения хозяйственную службу), Грэнтем решил, что можно начинать.
— Прошу вашего внимания! — его голос был твёрд. — Итак, двадцать второе октября тысяча девятьсот семьдесят пятого года, девятнадцать сорок пять по Гринвичу, и экстренное собрание Отдела тайн объявлено открытым, — Грэнтем кивнул секретарю и продолжил: — Вижу, многие из вас обеспокоены моим вызовом и его срочностью. И у вас действительно есть повод беспокоиться. Настолько серьезный, что… Я никогда не скрывал, что горжусь своей работой в самом лучшем отделе Министерства, и даже представить не мог, что однажды буду сожалеть о том, что когда-то пришёл сюда. Но сегодня все изменилось. Не буду ходить вокруг да около: сегодня мне стало доподлинно известно, что у нас завелся крот.
В зале послышались недоуменные шепотки, агенты переглядывались друг с другом, и Грэнтем улавливал в этих молчаливых диалогах не столько обеспокоенность прозвучавшей новостью, сколько недоверие. Что ж, это было предсказуемо. Он и сам не поверил Кори, пока не увидел ее воспоминаний.
Гул голосов стал громче.
— Как такое вообще возможно? — выкрикнул из толпы Боуд.
— Сама мысль о том, чтобы передать секретную информацию, уничтожила бы шпиона, это все знают, — поддержала его Джудит Вилсон. — Клятву о неразглашении невозможно обойти!
— Вы… уверены, сэр? — задал вопрос заместитель Грэнтема Лиам Филипс. — В прошлый раз, когда нашего агента пытались перевербовать, клятва уничтожила его даже раньше, чем мы узнали о его существовании.
Чарльз Грэнтем коротко кивнул. Он и сам прекрасно знал об этом, но полученная от Феллоуз информация не оставляла места для двойных толкований. Присутствующие снова загомонили. Своему руководителю они привыкли доверять, и теперь сомнения постепенно уступили место страху. Крот, причем неразоблаченный, в самом секретном подразделении Министерства, сбой в казавшейся незыблемой системе безопасности… невыразимцы отлично понимали, чем это может грозить.
— Держу пари, это кто-то из грязнокровок, — подал голос Август Руквуд.
Из толпы послышались гневные крики, секретарю пришлось призвать всех к порядку.
— О, конечно! — фыркнул щеголеватый молодой агент, с нетипичным для невыразимца весело-беззаботным выражением лица. В отделе он работал недавно, но Грэнтем смог вспомнить его имя: Итан Уайт. — Послушать вас, мистер Руквуд, так в любой проблеме Министерства замешаны маглорожденные.
Руквуд улыбнулся одними губами:
— А вы, мистер Уайт, я так понимаю, их ярый защитник? Что ж, в отличие от вас, я своих взглядов не меняю. Тем более, что это в конце концов логично! На ком еще магия клятвы может дать сбой, как на ненастоящих магах?
Уайт хотел что-то возразить, но лишь пожал плечами, ему не хотелось продолжать этот бессмысленный спор в присутствии коллег. Руквуд же, не обращая внимание на возмущение части коллег, демонстративно отошёл в угол, наколдовал себе стул, и сел, закинув ногу на ногу: он сказал то, что хотел, и, судя по ухмылке, был полностью уверен, что, несмотря на громкие протесты, у его точки зрения в отделе найдется немало тайных сторонников. Обвинить во всём маглорожденных было самым простым и естественным объяснением. Тем более, что действенность клятвы на них и впрямь специально никогда не проверяли.
— Правда в том, — сказал, обрывая готовый разгореться конфликт, Чарльз Грэнтем, — что мы знаем слишком мало, чтобы строить догадки. Я надеюсь исправить это в самом скором времени, но пока этого не случилось, мы должны не ссориться друг с другом, а попытаться минимизировать ущерб. Последствия предательства известны: многие секреты и имена переданы врагу, и как это скажется на самом Отделе тайн, нам лишь предстоит узнать. Я призываю каждого из вас сконцентрировать внимание на безопасности. Максимально ограничить свое общение с посторонними, быть во всеоружии. Отныне все значимые вопросы обсуждаются только узким кругом агентов, которые непосредственно связаны с их изучением, результаты докладывать — непосредственно мне. Никаких “приглашенных экспертов”, никаких межведомственных записок, никаких обсуждений с коллегами за ланчем. Нашему отделу не привыкать к секретности, но отныне необходимо по меньшей мере удвоить ее. Есть вопросы?
Вопросы, конечно же, были, и когда совещание закончилось, время уже двигалось к полуночи. Вернувшись в кабинет, где его ждал персональный портал, Грэнтем обнаружил, что его ожидает один из агентов, которому было поручено исследовать упомянутую Кори магическую аномалию.
— Вы что-то хотели, мистер Грин? — спросил Грэнтем, впуская посетителя в кабинет и ставя охранные чары.
— Вы же сами сказали, что теперь докладывать нужно лично вам, — с немного нервной улыбкой ответил Джон Грин. — До вашего нового распоряжения об экспертах я успел побеседовать с мистером Саламандром, сэр. Это не просто магический выброс. Оказывается, исследователи зафиксировали в тех местах еще и резкий прирост популяций волшебных животных. Как вы думаете, это связано с нашей проблемой?
— Если бы я знал, — покачал головой Чарльз Грэнтем. Мысленно он снова вернулся к разговору с Фелоуз. Тайны множились.

>>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru