Потерян и не найден автора Круги-на-Воде    в работе
1976 год. Разгорается первая война с Волдемортом. Северус Снейп, безоглядно влюбленный в Лили Эванс и в темные искусства, не хочет жертвовать ничем. Лили пытается разобраться в своих чувствах к Джеймсу Поттеру. Джеймс верен друзьям, мечтам и цели. Канон уважается и старательно соблюдается автором до самого 1981 года.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Северус Снейп, Лили Эванс, Джеймс Поттер, Сириус Блэк
Общий, Приключения, Любовный роман || гет || G || Размер: макси || Глав: 2 || Прочитано: 252 || Отзывов: 0 || Подписано: 1
Предупреждения: нет
Начало: 03.11.20 || Обновление: 03.11.20
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Потерян и не найден

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Злополучный СОВ


У закрытой дверцы я блуждаю ночь и день,
Но ключ от этого сердца потерян и не найден.
У закрытой дверцы, у высоких белых стен,
Но ключ от этого сердца потерян и не найден.
В.Меладзе «Потерян и не найден»

Темноволосый подросток сидел за партой, установленной в Большом зале школы чародейства и волшебства Хогвартс. Шел экзамен по защите от темных искусств уровня СОВ. Вокруг располагалось множество таких же парт, и за каждой сидели мальчишки и девчонки, быстро пишущие что-то на своих пергаментах, напряженно размышляющие или задумчиво покусывающие кончик пера. Но у темноволосого парня явно не было никаких проблем с написанием этой работы: он быстро строчил на пергаменте, низко склонившись к столу, и его длинные сальные волосы закрывали написанное. После окончания экзамена он вышел, не оглядываясь: его внимание по-прежнему было приковано к экзаменационному билету и своим черновикам. Он продолжал изучать листы пергамента, двигаясь к выходу из зала, при этом совершенно не глядя, куда идет. Толпа вынесла его во двор Хогвартса, где он, на секунду подняв глаза, подошел к раскидистому кустарнику и сел в его тени. День стоял солнечный и теплый, многие ученики вышли подышать свежим воздухом. Возле озера сидели девочки, весело болтая и смеясь, но парень не замечал даже их. Дочитав, наконец, свой билет, он встал, спрятал свои листки в сумку и уже шагал по лужайке, когда перед ним появились двое, тоже черноволосые, но их шевелюры были гораздо более ухоженными. Один, с взлохмаченными волосами, громко спросил:
— Как дела, Нюниус?
Тот, кого назвали Нюниусом, среагировал мгновенно: отбросив сумку, он уже почти достал волшебную палочку, но немедленно был обезоружен лохматым парнем. Второй отрывисто рассмеялся:
— Браво, Джеймс! Импедимента!
Парень, бросившийся было за своим оружием, упал.
— Сириус, отлично, — одобрил Джеймс, оглянувшись на девушек, сидевших возле самой кромки воды.
Гуляющие стали оборачиваться в их сторону. Некоторые ученики, сидевшие неподалеку, поднимались на ноги и подходили ближе. Встал и приятель Джеймса и Сириуса — невысокий Питер Петтигрю по прозвищу Хвост — и подошел к друзьям, чтобы лучше видеть происходящее.
Сириус и Джеймс с палочками наготове приблизились к своей жертве. Тот лежал на траве, тяжело дыша и мучительно краснея. Он тоже увидел девочек у озера...
— Как прошел экзамен, Нюнчик? — спросил Джеймс, глядя сверху вниз на «собеседника», лежащего у его ног.
— Я смотрел на него — он возил носом по пергаменту, — злорадно сказал Сириус. — Наверное, у него вся работа в жирных пятнах, так что ни слова не разберешь!
Кое-кто из зрителей засмеялся, Хвост пронзительно захихикал. Нюниус пытался встать, но заклятие еще действовало, и он корчился, будто связанный невидимыми веревками. На лице появилась гримаса ненависти:
— Вы у меня дождетесь! — выпалил он. — Дождетесь!
— Дождемся чего? — хладнокровно сказал Сириус. — Что ты хочешь сделать, Нюнчик, — вытереть о нас свой сопливый нос?
Тот, безоружный, сдерживаемый чарами помех, от души выругался.
— Ну и грязный же у тебя язык! Экскуро! — под всеобщее веселье продолжал Джеймс упиваться своей властью.
Изо рта Нюниуса полезла розовая мыльная пена, она покрыла его губы, он задыхался в ней... Школьники, окружившие эту компанию, реагировали по-разному: кто-то хихикал, кто-то смотрел с неодобрением, но никто не вмешивался. Никто, кроме…
— Оставьте его в покое! — раздался голос одной из девочек, сидевших у озера.
Последующий диалог не остался в памяти Нюниуса. Он был сосредоточен на том, чтобы преодолеть чары помех и добраться до палочки. Само то, что за него заступается девчонка, был ужасен. Он изо всех сил старался не думать, что всегда сам мечтал заступаться за нее. Воспользовавшись тем, что его враги отвлеклись, он вскочил с волшебной палочкой в руках, применив режущее заклинание. Расплата пришла немедленно: вспышка — и он уже висел вверх тормашками, а Джеймс, запачканный кровью, хохотал, глядя, как мантия свалилась на голову его жертве, обнажив застиранные подштанники. Многие в маленькой толпе разразились ликующими криками; Сириус и Хвост чуть не захлебнулись от хохота.
— Опусти его! — закричала девушка.
— Пожалуйста, — сказал Джеймс и взмахнул палочкой.
Нюниус шлепнулся на землю, точно груда тряпья. Выпутавшись из подола мантии, он быстро вскочил на ноги с палочкой наготове, но Сириус сказал: «Петрификус тоталус!» — и тот снова упал плашмя, как доска. Больше всего он сейчас хотел исчезнуть отсюда. Он слышал, как за него вновь вступилась рыжеволосая девушка, и проклял все на свете. По требованию девочки Джеймс расколдовал Нюниуса, но не преминул заметить:
— Тебе повезло, что Эванс оказалась поблизости, Нюнчик…
— Мне не нужна помощь от паршивых грязнокровок! — выпалил тот, не успев подумать, что говорит.
Девочка вздрогнула как от удара, но спокойно ответила:
— Прекрасно. В следующий раз я не стану вмешиваться. Кстати, на твоем месте я бы постирала подштанники, Нюниус.
После короткой перепалки Джеймса и вступившейся за Нюниуса девушки, Джеймс вновь повернулся к своей жертве, которую до этого держал на прицеле волшебной палочки Сириус:
— Кто хочет посмотреть, как я сниму с Нюнчика подштанники? — с какой-то веселой обидой сказал он, вновь перевернув его вниз головой.
Висящий вверх ногами между небом и землей, Нюниус едва не плакал от унижения. Его спас звонок колокола, возвещающий о скором начале устного экзамена по защите от темных искусств. Мучители небрежно бросили его на землю и вернулись к своим друзьям. Подобрав сумки, они ушли в замок, весело переговариваясь, а Нюниус, вытирая злые слезы, отправился на поиски своей волшебной палочки. К нему постепенно приходило понимание произошедшего. Поднимая с земли свою палочку, парень мечтал наложить на себя Обливиэйт.
Наскоро очистив заклинанием одежду от грязи и мыла, он поплелся в замок. Остановившись в вестибюле среди других учеников, ожидающих своей очереди сдавать экзамен, он погрузился в свои невеселые мысли. Они были даже не о том, что его имя вовсе не Нюниус, а Северус Снейп, и не о том, что на протяжении пяти лет он подвергался унижениям и издевательствам со стороны своих однокурсников-гриффиндорцев — Джеймса Поттера и Сириуса Блэка. Все его думы вертелись вокруг рыжеволосой девочки, вступившейся за него.
Лили Эванс. Он был знаком с ней с детства и очень дорожил этими отношениями, но последний год между ними пробежала черная кошка. Они постоянно спорили, Лили была недовольна его увлечениями и друзьями, возмущалась, что он общается с людьми, которые однажды напали на ее подругу; его раздражало, что возле нее вертится Поттер. Северус мечтал о ситуации, когда он понадобится девушке, она будет нуждаться в его помощи и поддержке, а вместо этого... Вместо этого она увидела, как над ним издевались однокашники, и вынуждена была сама защищать его. От гнева, унижения и обиды он назвал ее этим мерзким словом... Северус в ярости стукнул кулаком по каменной стене. Простит ли она его теперь?
— Петтигрю, Питер! Поттер, Джеймс! Пруэтт, Фабиан! Пруэтт, Гидеон! — послышался голос старенькой профессорши из комиссии магов.
Снейп мрачно смотрел, как двое самых ненавистных ему людей заходят в Большой зал. К своей немалой досаде, он был уверен, что Поттер справится на «Превосходно». У него и Блэка никогда не было проблем с учебой, хотя они в жизни не сидели за книгами, а домашнее задание списывали у Люпина — еще одного своего дружка. Северус, отдавая должное их таланту, никогда не понимал всеобщей любви к этим двум смутьянам. Оба красавцы, баловни судьбы, выросшие в благополучных обеспеченных семьях, оба ходили по школе с видом «Хогвартсу-повезло-что-мы-учимся-здесь» и презирали остальных. Снейп был не единственным, кому доставалось от них, но над ним измывались особо часто и жестоко. В последнее время причиной были его тесные отношения с Лили, каких сам Поттер добивался уже не первый год. Что ж, похоже, он достиг цели: вряд ли после того, что случилось сегодня, Лили хоть раз посмотрит в его сторону. Северус видел ее среди гриффиндорцев — она уже сдала экзамен и, судя по лицу, вполне успешно, но сразу же убежала из холла. Северус закусил губу. Он подумает об этом позже, а сейчас надо сконцентрироваться для экзамена.
— Снейп, Северус! Соммерсет, Дана! Стеббинс, Уилл! Стюарт, Уэйт!
Северус, тяжело вздохнув, вошел в большой зал. Он был полон решимости сдать экзамен на высшую оценку, несмотря на раздрай в душе. Он не позволит Поттеру и Блэку настолько вывести его из состояния равновесия. Только не сегодня, только не на экзамене по его любимому предмету.
Но и защита от темных искусств была теперь не в радость. Конечно, Снейп без труда отразил летевшие в него заклинания профессора Тофти, наглядно продемонстрировал, как нужно справляться с ползучими водяными. К счастью, ему не пришлось сражаться с боггартом — Северус опасался, что не сможет быстро совладать со своим страхом, и Лили Эванс вновь бросит на него презрительный взгляд.
Справившись с заданиями, Снейп вышел из зала и побрел в сторону подземелий, по-прежнему погруженный в невеселые раздумья.
Его ненависть к Блэку обострилась месяц назад, когда тот посоветовал ему пробраться под Гремучую Иву и даже рассказал, как это сделать. Северус, уже давно пытавшийся разгадать, куда уходит вся их компания каждое полнолуние, воспользовался советом врага. В тоннеле под Ивой он услышал страшное рычание и заметил волка, направляющегося в его сторону. Было ясно, что он не сможет быстро выбраться сквозь корни Гремучей Ивы. Гибель казалась неминуемой. Не успел Снейп как следует испугаться, как был вытащен наружу кем-то, при ближайшем рассмотрении оказавшимся Джеймсом Поттером. Тот чуть ли не за волосы выволок Северуса в безопасное место, а потом упал без сил, тяжело дыша.
— Убью... Сириуса... — прерывисто говорил он. — Даже ты, Нюнчик, такой смерти не заслуживаешь...
Возможно, после этого их отношения могли бы улучшиться, но образ Лили Эванс всегда стоял между ними, заставляя при каждой встрече хвататься за палочки. Поттер убил зачатки благодарности Северуса на следующий же день, завопив за завтраком «Нюниус!» и взмахом палочки перевернув на него кувшин с тыквенным соком. Блэк же в это время сидел рядом и мерзко хихикал над человеком, в чьей смерти он мог быть повинен. Масла в огонь добавило то, что Блэк избежал всякого наказания, хотя за покушение на жизнь однокашника должен был быть как минимум исключен из школы. На фоне этого не радовало даже то, что Снейп оказался прав на счет Люпина — тот действительно оборотень. Северус попытался рассказать об этом Лили, но она не захотела слушать, более того, упомянула насчет того, что Северус теперь обязан жизнью Поттеру. Снейп едва не зарычал громче пресловутого оборотня, когда это услышал. У него было такое чувство, что они с Лили говорят на разных языках.
Поглощенный воспоминаниями, Северус сам не заметил, как оказался в общей гостиной Слизерина. Его однокурсники сидели у камина и обсуждали праздник в честь окончания экзаменов. Эйвери обещал достать бутылку огневиски, Мальсибер клялся выбраться в Хогсмид за ящиком сливочного пива. В углу гостиной сидели в креслах старшекурсники. Один из них рассказывал товарищам о том, как едва не проклял какую-то пуффендуйку:
— МакГонагалл поймала меня, когда я уже начал произносить заклятие. Она не услышала, что я хотел сделать, и решила, что я просто пугаю эту малявку. Вы не поверите, что она заставила меня сделать в качестве наказания!
— Что же? — послышались заинтересованные голоса.
— Извиниться! Вы представляете, как я, Рабастан Лестрейндж, говорю «Извини» пуффендуйской грязнокровке с третьего курса?
Ответом был хохот. Северус, которого передернуло при слове «грязнокровка», снова задумался. Мысль о том, чтобы попросить у Лили прощения, не покидала его с того самого момента, как он осознал, что натворил. Но как это сделать, она ведь теперь даже не взглянет на него? Неужели кричать ей извинения на виду у всех? Снейп вспомнил презрительный взгляд Лили и понял: чтобы избежать этого, он будет стоять перед ней на коленях и вымаливать прощение, пусть хоть вся школа соберется посмотреть на него. Пусть гогочут Поттер и его шайка. Лишь бы Лили его простила.
Остаток дня прошел в попытках разыскать подругу детства. Ее не было ни во внутреннем дворе, ни возле озера, ни на ужине в большом зале. «Возможно, она так расстроена из-за моих слов, что не хочет выходить из комнаты?» — подумал Северус, направляясь к Гриффиндорской башне. Поднявшись, он обнаружил, что стоит перед портретом толстухи в розовом платье.
— Пароль? — строго спросила она.
— Я не знаю пароля, — пробормотал Снейп. — Но я и не хочу заходить. Я бы только хотел поговорить с одним человеком...
— Без пароля входа нет, — отозвалась дама на портрете.
Северус вздохнул. Что ж, попытка не пытка.
— А вы не могли бы позвать одну девушку? — с несвойственной ему вежливостью спросил он у нарисованной женщины.
— Нет, — отрезала та и отвернулась.
Вздохнув еще раз, Северус отошел в сторону. Остается только ждать, пока Лили войдет в гостиную или выйдет из нее. Забившись в угол и вытащив волшебную палочку, Снейп сел на пол. Мимо проходили гриффиндорцы, возвращающиеся с ужина или прогулки. Большинство проходило мимо, не замечая у своей гостиной слизеринца, некоторые одаривали его взглядами, полными отвращения. Вскоре Снейп услышал знакомые голоса и вскочил, сжимая в руке палочку.
— Вот что со мной не так? — громко спрашивал Джеймс Поттер. — Я красив, умен, богат, лучший игрок в квиддич в этой школе! Да и вообще я лучше остальных!
— Возможно, не стоит нападать на Снейпа при ней? — предположил Люпин. — Он все-таки ее друг еще с дошкольных времен.
— Но вряд ли теперь он им останется, — послышался злорадный голос Блэка. — Удачно он сегодня на ней сорвался. Удачно для Сохатого, я хочу сказать. А насчет друга — не смеши меня, Лунатик. Никак не по-дружески он на нее смотрит.
До затаившегося Северуса донеслось угодливое хихиканье коротышки Петтигрю. Вся четверка друзей уже прошла мимо Снейпа и стояла в пол оборота к нему. Северус молил Мерлина о том, чтобы они не заметили его — ему не нужна была очередная стычка, из которой, учитывая соотношение сил, он вряд ли выйдет победителем. Это даже не считая того, что они находятся в Гриффиндорской башне.
Мерлин молитвы не услышал.
— А это что у нас? Нюниус... — рот Блэка растянулся в ухмылке.
— Нюнчик? — изумленно переспросил Поттер, поворачиваясь в ту же сторону, что и его друг. — Что ты здесь забыл?
— Не вас, это точно, — огрызнулся Снейп, оценивая обстановку. Петтигрю и Люпин как всегда не будут вмешиваться, а у Поттера и Блэка нет в руках волшебных палочек.
— Тебе жить стало скучно? — небрежно поинтересовался Поттер, подходя ближе. — Можем повеселить.
— Пойдемте в гостиную, — неуверенно предложил Люпин.
— Послушайся друга, Поттер, иди отсюда.
— Он-то пойдет, но тебе от этого не лучше, — хмыкнул Блэк. — Он будет рядом с Эванс, а ты останешься здесь один, слизеринский неудачник.
Кровь бросилась в лицо Снейпу. Он хотел броситься на недругов, но те уже с последними издевательскими смешками негромко сказали пароль и исчезли за портретом. Сгорбившись, Северус вернулся в свой наблюдательный пункт. Скажут ли Мародеры (как они себя называют), кто топчется у них перед гостиной? Узнает ли об этом Лили? Если да, то выйдет ли к нему? Минуты текли одна за другой, прошло уже несколько часов, как он сидит здесь, а Лили так и нет. Что ж, если придется, он просидит здесь до утра и даже дольше. Она не сможет не выйти из гостиной завтра. Он услышал шаги на лестнице и повернулся с надеждой, что идет Лили. Но это оказалась ее подружка, Мэри Макдональд, та самая, из-за нападения на которую Лили невзлюбила Мальсибера.
— Снейп? — удивленно спросила она, увидев посетителя Гриффиндорской башни.
— Да. Ты можешь позвать Лили?
— Зачем? — настороженно поинтересовалась Мэри.
— Мне надо с ней поговорить. Очень надо.
— Не думаю, что она этого хочет.
— Тогда ей придется просидеть в башне до конца жизни. Я не уйду отсюда, пока не поговорю с ней.
Мэри неприязненно посмотрела на него.
— Я скажу Лили, что ты здесь, — наконец, произнесла она.
Мэри скрылась в портретном проеме. Северус с надеждой смотрел ей вслед. Через несколько долгих минут проем вновь открылся, и вышла Лили в халате.
— Лили! — кинулся к ней Северус, но был остановлен строгим взглядом девушки. — Прости меня!
— Нет.
— Мне так жаль!
— Отвяжись.
— Прости!
— Можешь не трудиться, — Лили обхватила себя руками. Замерзла? Или пытается защититься? — Я пришла лишь потому, что Мэри сказала мне, будто ты грозишься проторчать здесь до утра.
— Да, я так и собирался. Лили, я не хотел называть тебя грязнокровкой, это просто...
— Вырвалось? — безжалостно закончила девушка.
Снейп судорожно вздохнул.
— Северус, я слишком долго придумывала для тебя оправдания. Никто из моих друзей не понимает, почему я общаюсь с тобой. Все твои дружки — Пожиратели Смерти. Видишь, ты ведь даже не отрицаешь этого! Ты даже не отрицаешь, что сам собираешься стать таким же. Вы все не можете дождаться, когда же наконец-то присоединитесь к Сам-Знаешь-Кому!
Северус пропустил ее упреки мимо ушей.
— Лили, умоляю, прости меня. Я не хотел...
— Я больше не могу закрывать глаза. Ты выбрал свою дорогу, я — свою.
— Нет… послушай, я не хотел…
— Обзывать меня грязнокровкой? Но ведь всех, кто родом из таких семей, ты именно так и зовёшь, Северус. Почему же я должна быть исключением? — Лили повернулась спиной к бывшему другу.
Северус бессильно смотрел ей вслед. Ему хотелось плакать.
Когда вход в гриффиндорскую гостиную закрылся, Северус медленно развернулся и побрел вниз. Известно, что Мерлин благоволит к пьяным и влюбленным — возможно, поэтому Северус никого не встретил до самых подземелий. В спальне он задернул полог и долго смотрел в темноту.
Оставшуюся до каникул неделю Северус старался не выходить из спальни. Многие были свидетелями случая у озера, и теперь три четверти школы при виде Северуса принимались хихикать. Слизеринцы, конечно, не смеялись, но презрительно поглядывали в его сторону: они все ненавидели Поттера и теперь не могли понять, как Снейп, знаменитый даже среди старшекурсников своим знанием заклятий, допустил такое.
Некое подобие поддержки и даже обещание помочь отомстить Северус получил от однокурсников, но после фразы Ивэна Розье «Жаль, что так вышло… Но ты молодец, наконец-то поставил грязнокровку на место!» Северус спрятался и от них.
Пятый курс Северус заканчивал, будучи одиноким как никогда.
   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.





Top.Mail.Ru