Лучший подарок на Рождество автора isra-kira    закончен   
Северус Снейп скорбит о смерти Лили Поттер и мечтает умереть.
Однако неожиданное происшествие в корне меняет всю его жизнь.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Северус Снейп, Гарри Поттер
Драма || джен || G || Размер: миди || Глав: 5 || Прочитано: 2347 || Отзывов: 1 || Подписано: 5
Предупреждения: ООС, AU
Начало: 22.03.22 || Обновление: 25.03.22
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
  <<      >>  

Лучший подарок на Рождество

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава Глава 3


Утро выдалось ясное, но морозное. Спустившись в гостиную, Северус, стуча зубами от холода и усталости, разжег камин и, пока в комнате еще не стало относительно тепло, наложил Согревающие чары. В эту ночь они с Гарри спали очень беспокойно. Малышу, вероятно, передавалось состояние уныния и тревоги, в котором пребывал Северус после ухода Дамблдора. Гарри постоянно ворочался во сне. Раз или два Поттер проснулся с громким плачем, но, убедившись, что Снейп никуда не делся, снова задремал. Впрочем, в шесть утра он уже сидел на кровати, давая Северусу понять, что день начался. Разделавшись с привычной рутиной, состоявшей из умывания и кормления, Снейп наконец решил заняться мешком с дарами от Молли Уизли. Он плохо знал эту многодетную семью чистокровных волшебников, в кругах, близких к Темному Лорду, презрительно именуемую «Предателями крови». Кажется, родные братья Молли — Гидеон и Фабиан — были членами Ордена Феникса и погибли в ожесточенной схватке с пятью Пожирателями смерти. По крайней мере, Антонин Долохов одно время хвастался, что лично прикончил Фабиана. Разбирая подарки, Снейп удивлялся предусмотрительности миссис Уизли. Пожалуй, в посылке имелось абсолютно все, что могло на первых порах понадобиться маленькому ребенку. Три костюмчика, два теплых свитера явно ручной вязки, шапочка, шарф и варежки, не новое, но еще вполне годное для носки пальтишко и пара крохотных ботиночек. Запустив руку поглубже (похоже, мешок обработали заклинанием Незримого расширения), Снейп вытащил лоскутное одеяльце, а за ним — миску и кружку, украшенные веселенькими мишками. Не забыла Молли и про игрушки. Кроме плюшевого дракона, уменьшенной заклинанием лошадки-качалки с ободранным хвостом и набора деревянных кубиков, Северус извлек из мешка и несколько книжек с живыми картинками. Если Дамблдор не соврал, говоря о бедственном положении семьи Уизли, это был и впрямь щедрый подарок.

— Думаю, теперь мы сможем пойти прогуляться, — сказал Северус, откладывая в сторону пальто, шапочку и ботинки. Впрочем, выяснилось, что оторвать Гарри от игрушек, а особенно от книжек, оказалось поистине невыполнимой задачей. Поттер вцепился обеими ручками в яркую обложку и всем своим обликом демонстрировал: я занят, ни о какой прогулке сейчас не может быть и речи!

— Ладно, поиграй немного, — милостиво согласился Снейп, расположившись на диване и наслаждаясь внезапно свалившейся на него свободой. В камине весело потрескивал огонь, распространяя по комнате приятное тепло... Гарри по-прежнему молча сосредоточенно рассматривал очередную движущуюся картинку... У Северуса слипались глаза... Он так не выспался и устал...

...Снейпа разбудили грохот и громкий детский рев. От неожиданности он вскочил с дивана так стремительно, что запутался в пледе и едва не сверзился на пол. Гарри лежал возле свороченной на сторону лошадки-качалки и горько плакал. На его лбу, рядом со шрамом в виде молнии, набухала здоровенная шишка.

— Мерлин, ну и неуклюжий же ты! — в сердцах произнес Северус.

Малыш неловко поднялся и обхватил ноги Снейпа, явно просясь на руки и требуя утешения. Излишне говорить, что через пару секунд он получил и то и другое.

— Я тебя так разбалую, — приговаривал Снейп, умывая заплаканную мордашку. — Какой мужчина из тебя вырастет, а? Спишь со мной в одной постели, с рук не слезаешь... Ну давай, закругляйся реветь, горе мое! Лучше скажи мне, на что мы с тобой жить будем, а? Принимать подачки от «доброго дедушки Альбуса» я больше не намерен. Так что думай, Поттер, думай! Иначе деньги скоро кончатся, и нам придется голодать. Собственно, я привык, а вот тебе это вряд ли понравится. Разве что... — Северус резко остановился посреди комнаты. — Можно попробовать послать Патронуса Малпепперу. Помнится, он неоднократно заказывал мне зелья и всегда оставался доволен результатом. Желательно, конечно, было бы отправиться к нему лично, но тебе ведь пока нельзя аппарировать... Впрочем, если только один раз... Ты же меня простишь, а, Поттер?

Северус начал судорожно одевать мальчика. Пальто и ботинки потребовалось все же немного уменьшить, а вот шапочка пришлась Гарри впору. Правда, ребенок не слишком жаждал ее носить. Он крутил головой и все время норовил сорвать шапку и бросить ее на пол.

— Приклею заклинанием Вечного приклеивания, — пригрозил ему Снейп, после того как в четвертый раз поднял головной убор с пола. Малыш как будто понял его и прекратил попытки отстоять свое право выйти на улицу в том виде, в каком ему вздумается.


* * *




Перемещаться в подпространстве Гарри не понравилось категорически. Северус весьма предусмотрительно выбрал для конечной точки аппарации глухую подворотню неподалеку от аптеки и там с четверть часа успокаивал орущего ребенка. Хорошо, что он мастерски владел Заглушающими чарами, не то сюда сбежался бы весь Аврорат в полном составе, решив, что мерзкий Пожиратель смерти режет на куски сына члена Ордена Феникса. Лишь двадцать минут спустя Снейп, держа на руках икавшего от долгого плача Гарри, толкнул знакомую дверь.

Мистер Малпеппер, по своему обыкновению, стоял за прилавком сам. Покупателей в этот ноябрьский день у него было раз-два и обчелся. Он уже собирался закрыть аптеку, чтобы подняться на второй этаж и перекусить, когда звон дверного колокольчика возвестил о новом посетителе. Точнее, посетителях. Причем самых неожиданных, каких только мог себе вообразить почтенный лавочник. Молодого талантливого зельевара, связавшегося с дурной компанией, он знал вот уже несколько лет. Вначале тот просто покупал у Малпеппера ингредиенты для редких и экспериментальных зелий. Затем, заинтересовавшись несомненно одаренным юношей, аптекарь на пробу позволил ему изготовить пару снадобий. Результаты оказались прямо-таки превосходными. Мистер Малпеппер выручил за зелья никому неизвестного вчерашнего студента целую кучу галлеонов. Разумеется, Снейпу он заплатил всего-навсего треть, но впредь иногда снабжал его заказами. Впрочем, после исчезновения Темного Лорда ходили сплетни, что его «придворный зельевар» очутился в Азкабане, так какого же лысого дракла он появился сейчас на пороге аптеки, да еще и с малышом на руках?

— Добрый день, мистер Малпеппер, — вежливо поздоровался Снейп. — Вижу, вы удивлены моим визитом.

— Да, признаться, до меня дошли весьма удручающие слухи в отношении вас, Северус. Я рад, что они оказались ложными. Чем обязан?

— Мне нужна работа.

— Вы имеете в виду — здесь? В лавке?

— Нет. Я хотел бы получать от вас заказы на зелья.

— Клиенты — народ капризный. Они не признают задержек, а у вас, как я посмотрю, маленький ребенок. Вы убеждены, что справитесь и не подведете меня?

— Мальчик не помешает мне работать. В моем доме есть прекрасно оборудованная лаборатория. Уверяю вас, все заказы будут выполняться в срок, — как можно более убедительным тоном сказал Снейп.

Малпеппер все еще сомневался. Северус буквально слышал его мысли. С одной стороны, аптекарь жаждал заключить договор с талантливым зельеваром, а с другой, жаль было расставаться с прибылью, вырученной от продажи снадобий.

— Шестьдесят процентов от дохода останутся у вас, — сделал ход конем Снейп.

— Семьдесят. И это — мое последнее слово.

— Согласен.

Из аптеки Снейп вышел почти счастливым. Разумеется, старый пройдоха попросту ограбил его, воспользовавшись безвыходным положением. Но, главное, в кармане мантии Снейпа лежал пергамент с тремя заказами и уменьшенный заклинанием пакет с необходимыми ингредиентами, купленный на оставленные Дамблдором деньги, и теперь он мог не волноваться, на что будет кормить Гарри. На радостях Северус даже заглянул в кафе Фортескью и заказал себе шарик сливочного мороженого, облитый горячей карамелью. Поттер тоже заинтересовался содержимым хрустальной вазочки, и Северус, подождав, пока лакомство слегка подтает, угостил им малыша.

— Вот посмотришь, все образуется, — повторял он, наблюдая, как Поттер с удовольствием облизывает ложечку.

Перед тем как вернуться в Коукворт, воспользовавшись камином в баре «Дырявый котел», Северус сделал еще одно приобретение. Так как заказы следовало отправлять совиной почтой, он купил у Илопса молодую сипуху. При виде птицы Гарри сперва немного испугался и прижался к плечу Снейпа, точно искал у него защиты. Впрочем, скоро сова перестала вызывать у мальчика страх, и он принялся с любопытством рассматривать ее.

Снейп представил, как выглядит сейчас со стороны: с ребенком в одной руке и клеткой с сипухой в другой, и едва не расхохотался.

— Тебе не кажется, что наше семейство пополняется слишком быстро? — спросил он у Гарри, перед тем как толкнуть тяжелую дверь бара.

Поттер вполне предсказуемо не ответил.


* * *




Довольно скоро Северус осознал: работать ему удастся исключительно в ночное время. Днем он ни на шаг не отходил от Гарри, а за те жалкие несколько часов, когда мальчик засыпал после обеда, Снейп успевал лишь приготовить основу для будущих зелий. Можно было, конечно, брать ребенка в лабораторию, но Северус посчитал это опасной затеей: малыш мог отравиться ядовитыми парами или, не дай Мерлин, перевернуть на себя кипящий котел. Так что спал Снейп теперь по три-четыре часа в сутки и порой, разглядывая в зеркале свою осунувшуюся, еще больше побледневшую физиономию, с темными кругами под глазами, горько усмехался:

— Настоящий вампир! И как только Поттер тебя не боится?

Впрочем, Гарри подобные изменения во внешности Северуса явно не интересовали. Он жил в доме Снейпа уже около месяца, и его присутствие, несмотря на хроническую усталость, делало существование Северуса почти сносным. Он все еще страшно тосковал по Лили, беспрестанно винил себя в ее смерти, и забота о Гарри стала для него чем-то вроде искупления.


* * *




За неделю до Рождества, когда все заказы были не только отправлены Малпепперу, но и оплачены согласно кабальному, унизительному для Снейпа договору, Северус решил все-таки привести в порядок свое совершенно запущенное жилище. Он заказал по совиной почте новые самоклеящиеся обои для их с Поттером спальни, краску и кисти, а также «Универсальный волшебный пятновыводитель миссис Чистикс». Когда покупки прибыли, он повязал фартук, которым обычно пользовался в лаборатории, и на целый день переквалифицировался из зельевара в ремонтника. К вечеру от усталости у Снейпа дрожала буквально каждая клеточка, зато результат был налицо: потолки в кухне и спальне сияли ослепительной белизной, обои в комнате больше не свисали неопрятными клочьями, а в отмытой до блеска старомодной медной ванне можно было наконец-то плескаться сколько душе угодно. И первым это проделал, разумеется, Гарри, которого Снейп до сих пор споласкивал под душем.

Глядя на облака разноцветной пены, мальчик пришел в неописуемый восторг. Он ловил ручками огромные мыльные пузыри, наколдованные для него Северусом, и улыбался. Снейпу казалось: еще минута — и Гарри обязательно что-нибудь скажет, но ребенок по-прежнему молчал.

— После Рождества непременно покажу тебя лучшим целителям из Мунго, — пообещал Северус, заворачивая Гарри в пушистое полотенце. — Я не позволю тебе остаться немым на всю жизнь.


* * *




Двадцать четвертого декабря Снейп планировал прогуляться с Гарри в ближайший маггловский супермаркет, чтобы купить небольшую искусственную елку и игрушки, но его замыслам не суждено было осуществиться. Среди ночи Северуса разбудило жалобное хныканье. Вытащив из-под подушки волшебную палочку, он зажег стоявшую на прикроватной тумбочке свечу. Гарри не спал. Он сидел на постели, теребя в ручках свое лоскутное одеяло, и тяжело дышал. С первого взгляда на него стало ясно — мальчик заболел. Снейп растерялся. Разумеется, он великолепно разбирался в лекарственных зельях, но проводить диагностику, да еще такому маленькому ребенку, ему никогда не доводилось. Северус схватил дрожавшего в ознобе Гарри на руки и заметался с ним по комнате. У него мелькнула мысль послать Патронуса Дамблдору, но он тут же отмел ее как абсолютно абсурдную. При всей своей великой мудрости Альбус не был целителем, а Гарри совершенно определенно требовался врач. Причем немедленно.

— Знаю, что ты не любишь аппарацию, но иного выхода у нас нет, — сказал он, укутывая Поттера в одеяло. — В Мунго камины не предусмотрены.

Через минуту, пройдя сквозь витрину заброшенного магазина «Чист и Лозоход лимитед», он уже стоял в ярко освещенном холле магической больницы. Здесь царила праздничная атмосфера приближавшегося Рождества. Люстры были украшены блестящей мишурой и разноцветными шарами, по стенам висели венки из омелы и остролиста. На огромной ели, установленной посреди холла, горели десятки волшебных свечей. При виде этой красоты Гарри даже отлепил голову от плеча Снейпа и уставился на елку совсем больными заплаканными глазами.

— Мисс, помогите нам, пожалуйста, — обратился Северус к девушке, восседавшей под табличкой «Привет-ведьма», — моему... — он на секунду замялся, — сыну очень плохо. У него сильный жар.

— Третий этаж. Волшебные вирусы, — равнодушно проронила девица.

— Но у него нет никакого вируса! У него просто температура! Я не пойду с ребенком в отделение, где находятся заразные больные, — запротестовал Снейп. — Прошу вас, вызовите целителя сюда. Пусть моего сына только осмотрят!

Девица мазнула накрашенными глазами по бледному от волнения лицу Северуса, потом мельком взглянула на прижавшегося к нему Гарри.

— Дежурный колдомедик сейчас подойдет, — смилостивилась она.

— Спасибо, — одними губами прошептал Снейп. Ему вдруг сделалось страшно. А если у Поттера и вправду что-то серьезное? А если он умрет?.. Северус внезапно понял, что за прошедший месяц этот маленький мальчик, фактически навязанный ему Дамблдором, стал для него единственным близким и дорогим человеком. Намного ближе, чем была когда-либо его мать.

— Папаша, идите за мной, — раздался позади него усталый женский голос.

Снейп покорно поплелся за уже немолодой колдоведьмой в лимонном халате. Они зашли в пустой кабинет, в углу которого поблескивала огоньками рождественская елка.

— Что у нас стряслось? — спросила целительница, обращаясь не то к Гарри, не то к Северусу. — Положите ребенка на кушетку, папаша. И не бойтесь. Все будет хорошо.

От ее успокаивающего тона ледяные обручи страха, сжимавшие сердце Снейпа, как будто слегка ослабли.

— Какой у вас чудный сынишка! — ворковала тем временем женщина, высвобождая Гарри из одеяла. — И на вас похож! Только глаза...

— Мамины... — хрипло сказал Северус.

— Давайте я его осмотрю, — она несколько раз провела над мальчиком волшебной палочкой и, обернувшись к Снейпу, улыбнулась. — Ничего страшного. У малыша лезут зубки.

— Так ведь у него... — начал было Снейп.

— Клыки режутся позже других и часто сопровождаются сильным жаром. Так и объясните жене. Посидите с ним пару минут. Я сейчас принесу вам зелье от температуры и боли.

Она вышла из кабинета, а Северус тяжело опустился на стул для посетителей. Теперь, когда страх потерять Гарри миновал, его вдруг пробила нервная дрожь.

Поттер сел на кушетке и протянул к нему ручки.

— Как же ты меня напугал! — Снейп схватил его и прижал к себе. — Пожалуйста, не поступай так больше, не то мы с тобой не дотянем до моего назначения опекуном.

Зелье, выданное целительницей, оказалось невероятно мерзким на вкус. Гарри плакал и наотрез отказывался его пить. Пришлось Снейпу снова трансфигурировать кроватку, из которой Поттер не сумел бы выбраться самостоятельно, и под громкий рев, раздававшийся из спальни, тащиться в лабораторию, расположенную в подвале. Лишь к утру Северусу удалось существенно модифицировать снадобье и сделать его не таким противным. Когда зелье наконец остыло, он поднялся в комнату и увидел Гарри, мирно спавшего под охраной верного плюшевого дракончика. Северус мог бы, конечно, лечь спать на диване в гостиной, но он совершенно не хотел оставлять Поттера одного. Он трансфигурировал себе матрац, придвинул его поближе к детской кровати и едва уронил голову на подушку, как тут же провалился в сон.

За окном забрезжил рассвет, разгорелся короткий зимний день, за ним наступили сумерки, а затем и рождественская ночь. Но маленький Гарри и Северус ничего этого не заметили. Они спали.
  <<      >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2023 © hogwartsnet.ru