ElleBalt (бета: NadyaY1)    в работе   Оценка фанфика

    Когда в школу Хогвартс перевелось одновременно шесть учеников одного возраста, никто не обратил на это внимания. А зря.
    Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
    Гермиона Грейнджер, Драко Малфой
    AU /Драма / || гет || G
    Размер: макси || Глав: 18
    Прочитано: 39801 || Отзывов: 51 || Подписано: 153
    Предупреждения: Смерть второстепенного героя, ООС, AU
    Начало: 19.04.15 || Последнее обновление: 18.11.17

Весь фанфик Версия для печати (все главы)

<< >>

Мой Демон

A A A A
Размер шрифта: 
Цвет текста: 
Цвет фона: 
Глава 4


1

Мозг твердит лишь одно.

"Очнись"

Я должна открыть глаза и вырваться из тьмы. Перестать мчаться по лесу и бояться их. Деревья пролетают мимо меня, а ветки под ногами ломаются, когда я сильно отталкиваюсь от земли. Бегу дальше, постоянно осматриваясь по сторонам.

Не смотри назад.

Ошибка многих жертв. Если посмотришь назад, споткнешься и потеряешь время, силы. И это ровным счётом ничего не даст. Я не глупая. Далеко не глупая. И они это знают. Поэтому не нападают.

Внезапно слышу истошный крик, в котором меня молят о помощи. Не останавливаюсь, хотя всеми фибрами души хочу им помочь. Я бессильна сейчас. И от этого не легче. В боку начинает покалывать, а дыхание сбивается. Ноги слабеют с каждой секундой.
— Помогите! — кричит еще кто-то.
Я стараюсь не поддаться своему желанию.
"Не лезь, — сказал он мне как-то вечером. — Не надо. Ты не в ответе за них. И, желая помочь им, сделаешь лишь хуже."

Он прав. Он всегда бывает прав. И это меня раздражает. Я хмурюсь и все время смотрю под ноги, чтобы не споткнуться. А затем, слышится еще один крик.

Крик моей матери.

Я чуть ли не спотыкаюсь. Мой бег замедляется.

"Остановись! Ты нужна ей! Помоги!"

Теряюсь. Я стою посреди огромного леса и не понимаю, откуда кричат. Начинается гомон. Столько голосов сразу. Я даже не могу различить, кто и где кричит. Все они молят мне о помощи.

"Беги"

И, собрав всю волю в кулак, я бегу. Так долго, что когда земля кончается, чуть ли не лечу вниз. Передо мной появляется обвал. А внизу море. Мое сердце падает вниз. Овечка загнанная в тупик. Бежать больше не куда. Слышу сзади шуршание листьев и хруст веток. Резко оборачиваюсь.

Попалась.

Вскоре я вижу их. Черные твари с кроваво красными лицами. Они низкие ростом и очень страшные. Их длинные и острые когти предупреждают меня о неприятном скором будущем. Я сглатываю.

Мне дико страшно. По телу пробегается дрожь, когда самый большой из этих тварей делает шаг ко мне. Я инстинктивно делаю шаг назад, и слышу как земля отваливается и летит прямиком в море.

Сердце снова уходит в пятки. Они хотят забрать меня в ад.

Но они не получат то, чего хотят.

Я делаю глубокий вдох и камнем лечу вниз, сделав шаг назад. Моё тело сливается с воздухом воедино. Еще чуть-чуть и вода захлебнет меня, как частичку земли. Закрываю глаза. Свист ветра в ушах не утихает. Затем...

Он меня ловит. Появляется из ниоткуда и схватывает на лету. Крепко прижимая к себе, шепчет мне на ухо:
— Я же говорил, что не дам тебе умереть.
И готова поклясться, что сейчас, когда он снова рядом, мне становится легче дышать.

2

Я гляжу перед собой, пытаясь вспомнить, что мне снилось. Это просто безумие. Помню все свои чувства, но сам сон нет.
Меня это начинает бесить. Лучше чем сидеть здесь в компании своего нового курса, я могу пойти и поискать что-нибудь полезное в соннике. Но не хочу. Сидеть здесь так хорошо.
— Иногда мне кажется, что наша героиня войны любит уходить в транс, — говорит Дафна, коса смотря на меня.
Отойдя от своих мыслей, я медленно поворачиваю голову и смотрю на девушку, которая расселась на диване, поджав ноги под себя. Её светло-русые волосы распущены и сейчас спадают на плечи.
— Не любит, — ровно проговариваю я, осматривая других. Нотт расположился на полу, смотря на огонь в камине. Невилл сидит в противоположном мне кресле и что-то чертит в бумагах. Рядом с Дафной почти лежит Эрни, закрыв глаза рукой. Сьюзен устроилась неподалеку от Теодора, глядя на меня. — Но непроизвольно частенько уходит в транс.
Я откидываюсь на спинку кресла и поджимаю ноги под себя. Погода сегодня выдалась прохладной. За окном льет дождь, беспрерывно стуча по стеклу. Трескающийся огонь в камине согревает нас и придает теплую атмосферу.
— Ребят, — начинает Гринграсс своим бодрым голосом. — Вам не кажется, что наши новенькие парни немного высокомерные?
— Немного, — усмехается Эрни. — По-моему, они очень высокомерны!
Я смотрю на свои руки. В который раз замечаю, что у меня очень много линии на ладонях.
— И они все засранцы, да? — ловит тему Сьюзен. — Истинные слизеринцы! — за свои слова девушка ловит возмущенный взгляд Дафны. Боунс виновато улыбается. — Ну, не все слизеринцы засранцы. Хотя я и тебя раньше считала той еще стервой.
Гринграсс закатывает глаза. Ей явно непривычно общаться с такими, как Боунс. Наверняка, в ее элитном обществе были одни аристократки, до жути похожие на саму нее. Да и в Слизерине девушка была в таком же круге общения.
— А в них есть что-то загадочное, — продолжает Дафна, смотря перед собой и что-то воображая. — То, что они умело скрывают.
— Например? — подает голос Невилл, не отрываясь от бумаг. Он очень ответственно относится к своей должности старосты.
Светловолосая девушка недолго думает.
— Например, они могут быть убийцами, — пожимает плечами она. — Возможно, в прошлом эти шестеро разгромили целую школу и сбежали сюда.
— Больше похоже на бред, — хмыкает Эрни.
— Молчал бы, — бросает Дафна, поморщив свой идеальный носик. — Вдруг это всё правда.
Я представляю себе их убийцами. И у меня это легко выходит, что весьма нелепо. Они не могут быть такими. Или могут.
— А может, они вампиры? — щурится Сьюзен. — Ну, там, кровь пьют и всё такое.
— Как вариант, — кивает Гринграсс. — И пьют, наверное, кровь девственниц. Больно уж все красивые. Аж тошно.
— Ага, — соглашается Боунс. — Все девчонки с ума сходят по ним.
Я вспоминаю Малфоя. Вернее то, как возле него постоянно крутятся девушки. Интересно, что он с ними делает? Не могут ведь эти дуры просто так на него вешаться. Слизеринец дает им деньги? Или использует заклинание зачарования? Если это так, то надо будет поговорить с Макгонагалл.
Я трясу головой, выкидывая эти мысли. Обещала ведь себе, не лезть в чужие дела.
Плевать. Я здесь, чтобы закончить школу. И ничего больше.
— Грейнджер, а ты что считаешь? — спрашивает Дафна, повернув голову в мою сторону.
Я возвращаюсь в реальность и, недолго пораздумав, отвечаю:
— За их красотой может скрываться что угодно. Не понимаю тех, кто ведется на внешность.
— Вот и правильно. Дуры они.
Гринграсс откидывает голову на спинку дивана и закрывает глаза. Я перевожу взгляд на большие настенные часы. Сейчас восемь часов вечера. Ужин уже закончился, и все разошлись по своим гостиным.
Интересно, что сейчас делают Гарри и Рон?
Я поднимаюсь с места.
— Ты куда? — скучным голосом спрашивает Дафна и чуть приоткрывает глаза.
Ей, должно быть, действительно нудно в нашей скромной компании.
— Схожу в совятник, — отвечаю я и иду к выходу из гостиной. Когда остается всего пару шагов, оборачиваюсь. — Пойдешь?
Протяжно вздохнув, Гринграсс встает с дивана, специально задевает ногой Эрни и как ни в чем ни бывало идёт ко мне. Взгляд у нее называется "Развесели меня, Грейнджер".
Мы вместе выходим и идём по коридорам вечернего Хогвартса. За окнами все еще светло. Однако когда мы будем возвращаться, ничего уже видно не будет. Да и дождь не собирается останавливаться.
Я бросаю взгляд на величественно выглядящую девушку, которая идёт рядом со мной. Она полная противоположность Лили Мун. У Дафны более черствое сердце, как мне кажется. Григрасс холодная, немного грубая и высокомерная. Неудивительно, что она попала в Слизерин.
Выглядит она, конечно, соответственно своему статусу. Чистокровная аристократка, отпрыск знатной семьи. Светлые волосы; голубые глаза цвета утреннего неба; ровный нос без горбинки; пухлые губы, которые наверняка сводят всех парней с ума.
Да и учится она на отлично. Насколько я поняла, по всем предметам у нее «превосходно».
Не ученица, а модель Хогвартса. Идеальный пример для девушек.
— Ты одна в семье? — спрашиваю я, смотря перед собой.
— Нет, к сожалению, — ровно отвечает она. — Есть младшая сестра.
— И как её зовут?
— Астория. Учится в Шармбатоне.
Узнать, что у этой слизеринки есть сестра немного странно. Я не думала, что у нее может быть сестренка. Интересно, Астория точно такая же?
— А почему там? — снова спрашиваю я, нарушая тишину.
Она бросает на меня взгляд и только затем отвечает:
— Потому, что там ей нравится.
— А тебе здесь нравится?
— Нет.
— Тогда ты почему здесь? — не унимаюсь я. Почему-то мне захотелось довести её.
Однако это не удается. Дафна остается такой же холодной и безразличной.
— Мой долг — закончить Хогвартс. Еще вопросы?
— У тебя есть метка?
Мне просто интересно, участвовала ли она на войне в прошлом году по ту сторону баррикады.
Девушка останавливается, смотрит на меня и медленно закатывает рукав бежевой кофты. Её левое предплечье чистое. Никакой метки. Что ж, это делает её лучше в моих глазах.
Мы продолжаем ход.
— А что насчет тебя, Грейнджер? Ты одна в семье? — спрашивает она спокойным голосом.
Мы уже доходим до лестниц и теперь спускаемся вниз.
— Да, — а в голове крутится ответ «нет, у меня есть братик».
— Где твои родители сейчас? — её голос такой же ровный.
Я медлю с ответом.
— В Австралии.
— О, — приподнимает бровь девушка. — И что же они там делают?
— Живут, — теперь мой голос — это сталь.
Пока мы спускаемся, Гринграсс молчит. Как только ступаем на первый этаж, интересуется:
— Не самая приятная тема, верно?
— Верно.
Как ей не хочется разговаривать о семье, так и мне. Хоть в чем-то похожи. Мы направляемся к выходу. Четверо третьекурсников проходят мимо нас и мимолетом бросают на меня взгляд полный восхищения.
— Каково это, быть звездой? — усмехается Дафна, когда мы снова остаемся одни в коридоре.
Я пожимаю плечами.
— Я не звезда.
— Ах да, — она фыркает. — Ты — героиня войны. И какого быть ею?
Я смотрю на нее.
— Ничего хорошего.

Больше Гринграсс ничего не спрашивает. Мы выходим из школы, наколдовав себе из резинок для волос непромокаемые мантии с капюшонами. Идем к совятнику, опустив голову, чтобы дождь не попадал на лицо. На улице теплая погода, в основном, если не считать дождя и ветра. Трава под ногами начинает желтеть. Сейчас она мокрая и севшая. Скоро начнутся холода, и снег покроет землю. Осталось не долго. Хоть сейчас и начало осени, в наших краях погода всегда быстрее спадает. Начинает морозить.
"Нашла погоду, чтобы выйти в совятник!" — думаю я.
Пинаю маленький камушек под ногами, и он недалеко отлетает.

Доходим до совятника, поднимаемся вверх по лестнице и оказываемся в небольшой комнате, где все окна без рам и стёкол. Многие совы устремляют на нас взгляды и пару из них отворачиваются к стенке. Дождь уже не барабанит по нам, но мы прекрасно чувствуем его в этой полуоткрытой башне.
— У тебя своя сова? — спрашивает Дафна, остановившись у окна.
— Нет. У меня кот, — я прохожу к небольшому старому деревянному столу и сажусь на холодный стул. Вытаскиваю перо и пергамент.
— Коты бесполезны, — вздохнула Гринграсс, все еще всматриваясь на вид вечернего запретного леса.
— А ты из всего ищешь выгоду? — бросаю я, начиная строчить письмо, в котором парням говорю о том, что со мной всё хорошо.
Она оборачивается и устремляет взгляд на меня. Отсюда мне заметно, что Дафна прищурилась.
— Хочешь прикопаться? — цедит она, нахмурившись.
— Вовсе нет, — спокойно отвечаю я и спрашиваю у Гарри и Рона в письме, как они поживают и что там с их работой. — Прекрати видеть во мне врага, Дафна.
— Я не вижу в тебе никого, кроме заучки Грейнджер, — фыркает девушка.
Я поднимаю голову и перестаю калякать пергамент. Ей, должно быть, холодно стоять здесь в одной легкой кофте и наколдованной мантии. На мне, по крайней мере, две кофты.
— Тогда и относись ко мне, как к заучке Грейнджер, — цежу я и опускаю голову.
«Всё хорошо», — пишу и нагло вру лучшим друзьям, закусив губу.
Я не уверена в том, что всё хорошо. Я не могу высыпаться по ночам. Я сильно устаю за весь день. Так, что под конец валюсь с ног. И мне не с кем делиться переживаниями.
— Давай быстрее, я сейчас окоченею здесь, — жалуется Дафна, обхватив себя руками и пытаясь согреться.
Быстро дописываю письмо ребятам и запечатываю его в конверт. Накладываю заклинания непромокания и, найдя нужную сову, отправляю её в путь. Та жалобно ухнув, сначала клюет меня в палец, когда я завязываю письмо на лапу, а затем, бросив возмущенный взгляд, взлетает и скрывается в небе.
— Надвигаются тучи, — хмурюсь я, смотря на пепельное небо.
— Скоро начнется гроза, — вздыхает Гринграсс, разворачивается и идёт к лестнице.
Когда она отходит от окна без рамы, я замечаю на небе огромную крылатую птицу. Кажется. Хмурюсь и вглядываюсь в темнеющие тучи. Однако больше ничего не вижу. Странно.
— Чего застыла? — слышится раздраженный голос блондинки.
Я не отхожу от своего места, всё еще пытаясь разглядеть эту невероятную птицу.
— Только что, — говорю я. — Всего несколько секунд назад я видела птицу с огромными черными крыльями! Она была там! — пальцем указываю на тучи.
Дафна снова встает рядом и пытается что-то разглядеть вместе со мной. Конечно, теперь от той птицы и след простыл.
— Ты чокнулась, — делает вывод Гринграсс и уходит к лестнице. — Пошли.
Поморщив нос, я иду в след за ней и, придерживая капюшон, спускаюсь вниз. Стало прохладнее. Обхватив себя руками, мы направляемся обратно в школу. Однако дойти не удается.
— А не поздновато ли для прогулок?
Мы оборачиваемся. Эбран. Он стоит напротив нас и мрачно ухмыляется. Черные волосы намокли, и теперь он выглядел так, словно бы только что вышел из душа. Я хмурюсь.
— Тоже самое можно спросить и у тебя.
Он переводит с Дафны взгляд на меня. И мне кажется, его глаза становятся жестче.
— А ты любишь дерзить, Гермиона, — холодно проговаривает он.
Гринграсс сминается с ноги на ногу. Она замерзла, и ей наверняка надоело стоять здесь.
— Это не дерзость, — бросаю я и отворачиваюсь лицом к школе. — Пойдём, Дафна.
Пожав плечами, девушка нагоняет меня и идёт рядом. Мы почти заходим в школу. Я застываю на месте у самой двери.
— Что с тобой? — спрашивает блондинка.
Я перевожу взгляд на неё, затем резко оборачиваюсь. Эбрана больше здесь нет. Он словно бы испарился в воздухе.
— Куда он делся? — хмурюсь я. Секунды назад мне показалось, что кто-то кричал, поэтому я и остановилась. Сейчас это больше похоже на бред. Некому здесь кричать.
— Уильямс? — Дафна также осматривается вокруг. — Убежал, наверное.
— Куда? — требовательно спрашиваю я.
Хотя откуда ей знать. Я прикусываю губу.
— Я тебе что, следопыт? — злится девушка, хмуро глядя на меня, — Ищи сама этого придурка, если так интересно, где он! — она фыркает и заходит в школу. — Я пошла.
Переминаясь с ноги на ногу я так и стою у дверей Хогвартса, смотря то внутрь, то на улицу. Что-то не так. Моё подсознание подсказывало, что я что-то упускаю.

Вздохнув, я разворачиваюсь. И как раз в этот момент замечаю, как в лес забегает кто-то. Смотрю, прищурившись, и когда человек оборачивается на мгновенье, чтобы посмотреть назад, узнаю Меридиану Скарт.

3

Мои ноги сами понеслись в след за ней. В считанные секунду я оказываюсь там, где только что видела её. Капюшон откинулся из-за сильного порыва ветра, и теперь на мою голову лил дождь. Постоянно моргая, я осмотрелась вокруг себя. Ни души.
— Меридиана?
Ответа не последовало. У меня ничего не оставалось, кроме того, как забежать вглубь леса за Мер.

После дождя земля совсем обмякла. Бегать – целое испытание. Я глубоко вдыхаю и пытаюсь натянуть капюшон обратно, но попытки тщетны. Бросаю эту идею и забиваю на дождь. Глазами мотаюсь вокруг себя и ищу признаки той несносной девчонки.

В голове бьется фраза «Какого чёрта?!»

Что она делает в запретном лесу, когда уже темнеет? Почему она бежала? Зачем ей это? С ней всё нормально?

Я делаю вдох и спотыкаюсь об упавшую ветку. Камнем лечу вниз, успевая выставить руки перед собой. Целуюсь с грязью. Хрипя, поднимаюсь на ноги и замечаю, что разодрала свои брюки. Час от часу не легче! Откидываю волосы назад и заправляю их за ухо.
— Меридиана? — кричу я, разозлившись на неё. — Где ты?
Оглядываюсь по сторонам. Уже достаточно стемнело. Если до полной темноты я её не найду, придется вмешивать Макгонагалл. Вздохнув, выставляю палочку перед собой:
— Экспекто Патронум!
В мыслях пробегаются воспоминания с Гарри, Роном. С мамой и папой. Я возвращаюсь в те времена, когда была простой счастливой девчонкой.

Из палочки вылетает серебряная выдра и, окружив меня своим светом, мчится вперед. Глубже в лес. Бегу за ней.

«Найди мне её» — прошу я, стараясь не упасть снова.

Земля мягкая, как глина. Я отталкиваюсь, но понимаю, что с каждым разом бежать всё сложнее и сложнее. Прекращаться дождь явно не собирается.

Эти ощущения смутно знакомы мне. Словно бы я уже бежала по лесу. У меня дежавю.

Я резко останавливаюсь. Выдра тоже больше не мчится. Кинув взгляд на меня, она испаряется в воздухе. Я остаюсь одна.

Нет. Не одна.
— Меридиана? — мой голос дрожит. Я замерзла. Что-то черное под деревом зашевелилось. — Скарт, это ты?
Виднеются тонкие пальцы рук, затем и вся рука. Девочка поднимается и принимает сидячее положение. Да, это она. Я облегченно вздыхаю и плюхаюсь напротив нее. Убираю мокрые и темные листья с её головы и плеч. Она вся промокла и в грязи.
— Гермиона? — девочка наконец-то поднимает взгляд на меня. Испугана, как загнанный в угол кролик. — Что ты здесь делаешь?
— У меня встречный вопрос к тебе, — хмурюсь я и поднимаю её на ноги. — Идти можешь? Надо уходить, пока не стемнело до конца.
Она делает шаг назад. Теперь у нее бушует уверенность в глазах.
— Ты должна уходить, Гермиона. Тебе надо бежать. Я должна остаться здесь. Лес – мой дом. Здесь я чувствую себя в порядке. Не бойся за меня.
В мыслях проносится вихрь. Коротко говоря, что?!
— Ты себя-то слышишь? — ставлю руки в бока. — Оставить тебя здесь? На ночь?
— Да.
— Нет. Нам надо возвращаться в школу, — отрезаю я. — Тебе вообще не положено быть здесь.
Она бросает испуганный взгляд на небо. Я тоже замечаю это. Туман.
— Уходи, пожалуйста, — умоляет Мер, оттолкнув меня своими ручонками. — Ты должна бежать. Со мной ничего не случится здесь. А вот с тобой вполне может.
— Меридиана! — я хватаю её за руки и заставляю посмотреть мне в глаза. — Объясни мне!
Не самое лучшее время для объяснении, но они мне нужны. Эта девчонка упряма. Спорить бессмысленно.
— Я не могу! — отзывается она. — Это не поддается объяснениям!
За её спиной до нас тянется туман. Совсем скоро он накроет нас с головой. И тут слышится рассказ грома. Я теряюсь. Дождь, гром и туман? Что?
— Живо бежим! — я тяну девочку за собой, но она тормозит, как будто прилипла к земле. — У нас нет времени, Мер!
— Я не могу выйти из леса! — кричит она, хмурясь. Я поворачиваюсь к ней. Девочка пытается вырвать свою руку. — Гермиона!
Затем одновременно происходят две вещи. Меридиана исчезает в тумане, а в меня попадает чей-то Петрификус. Руки прижимаются к бокам, ноги слепляются вместе. Я застываю на месте, не смея шевельнуться. Тело онемело и не слушает моих приказов. Хочу обернуться, но не получается.
— Куда делась твоя подруга, милая? — слышу противный мужской голос над ухом. Мысленно тянусь к палочке, но все тщетно. Его дыхание обжигает мне кожу.
Дождь усиливается. Туман не рассеивается.
— Она тебя бросила? — продолжает он, касаясь моих волос и переплетая их пальцами. — Сбежала?
Нет. Я сжимаю кулак. Кажется, выходит. Разум подсказывает, что я пропала. По его голосу пытаюсь понять, кто он такой.
— Что мне делать с тобой, дорогуша? — шепчет голос, и он касается носом моей щеки. По телу пробегает дрожь. — Отпустить или оставить себе в качестве сувенира?
Меня окутывает туман. Больше я ничего не вижу.
— Брось её!
Брошенное слово вертится у меня в голове. И этот голос я не узнаю. Передо мной никого нет. Повернуться не могу. Но отчаянно желаю посмотреть в глаза этим двум ублюдкам.
И еще меня волнует Меридиана. Я должна её найти.
— Видел её? — продолжает допытываться второй голос.
— Нет. Слышал, но не видел.
— Мерзавка. Каждый раз ускользает! — злобно рычит он и, кажется, обходит меня. — Брось её здесь, она нас лишь задерживает.
Бросьте. Да. Так будет лучше. Я начинаю контролировать свои пальцы.
— Но я давно не лакомился! — жалобно протягивает первый и касается рукой моей щеки. Я дергаюсь. — Она такая красивая и чистая. Да и пахнет волшебно. Грех – оставить её одну.

Закрываю глаза, пытаясь выкинуть омерзение куда подальше. Он меня раздражает до жути. Не знаю, кто это, но обещаю, что найду и выясню всё!

Меня толкают, и я камнем лечу вниз. Падаю лицом в грязь, все еще не смея шевельнуться. Пропади всё пропадом. Я их убью.
— Киска, накормишь меня? — этот ублюдок садится на корточки возле меня. По крайней мере, я вижу его ноги.
— Я побегу дальше, — бросает второй голос где-то из тумана. — Закончишь, присоединяйся.
Больше его не слышно. Я остаюсь одна с этим неизвестным идиотом. К этому времени я начинаю контролировать свою правую ногу. Осталось еще чуть-чуть. Сжимаю зубы.
Он касается моей шеи одной рукой. Как же холодно. Затем помогает мне перевернуться. Я по-прежнему не вижу его лица. На нём чёрная мантия, а рука вся в шрамах, словно бы кто-то специально над ним издевался, нанося глубокие порезы.
— Как тебя зовут, душа моя? — спрашивает он у меня дотошно мягким голосом.
Чуть поддается вперед, и я, наконец-то, замечаю, как он выглядит. Сердце уходит в пятки. У него не человеческий страшное лицо. Кроваво красная кожа, два рога на макушке, глаза цвета грязи и зубы с обостренными клыками.
— А ты мне нравишься, — протягивает он, гладя мою щеку. Я вся дрожу внутри и молю богов избавить меня от этого зрелища. Дьявол смотрит мне в глаза. — Начнём?

Затем поддается вперед. Я буквально вжимаюсь в землю, желая стать грязью воедино. Лишь бы он ко мне не прикасался. Вот уже его нос касается моей щеки. Я закрываю глаза и задерживаю дыхание.

Но ничего не происходит. Я больше не чувствую его рук на себе. Открываю глаза. Его нет. Сжимаю кулак и разжимаю.

Слышится хруст где-то возле меня. Кто-то падает. Я хочу повернуть голову, но не могу.
— Будет печально, если ты сегодня выживешь.
Я узнаю этот голос. Да. Волна облегчения прокатывается по моему телу, и я даю себе вздохнуть полной грудью.

Малфой.

Слышится еще один хруст и хлопок. Приглушенные всхлипы и какие-то слова на непонятном мне языке. Они дерутся. Удар, удар и еще один удар. Кто-то кого-то прижимает к дереву за моей спиной. Я надеюсь, это Малфой выигрывает драку.

Затем до моих ушей доходит звук режущегося мяса. Я в этом уверена. В животе начинает крутить. Паника нахватывает волной.

Это не Малфой. Это не Малфой. Нет. С ним всё в порядке.

Туман не уходит. Я даже не заметила, как прекратился дождь. Спустя минуту полной тишины, кто-то меня подхватывает и ставит на ноги.
— Фините Инкантатем!
Я чувствую, как тело снова начинает реагировать на мои приказы. Однако это не помогает мне устоять на ногах. Я падаю вперёд, прямо в объятия... Малфоя.
— Так и думал, что это ты, — говорит он мне и приобнимает руками за плечи.
Я устало закрываю глаза и делаю вдох.
— Откуда... — говорю хриплым голосом. — Что ты здесь делаешь?
Парень берет меня за плечи и заставляет стоять на ногах ровно.
— У нас нет времени на объяснения, Грейнджер, — отвечает Малфой строгим голосом и обхватывает мою голову руками. Я поднимаю взгляд.

Меня словно водой обливают, когда я замечаю это за его спиной. Глаза становятся размером с блюдца. Я не смотрю на него, я смотрю на них.

Чёрные огромные крылья, сложенные вместе прямо за его спиной.
— Смотри на меня, — он заставляет взглянуть на него. — Уверен, у тебя сейчас миллион вопросов в голове, но у нас правда нет времени. Тебя нужно доставить в Хогвартс сейчас же. Поэтому обхвати меня руками за шею.
Я изумленно смотрю на него. Потеряла дар речи. Волна безмолвия не только сковала голосовые связки, но и докатилась до самых пяток.
— Грейнджер! — встряхнув меня, он сам приближается. — Они уже идут.
Не дожидаясь моей реакции, парень-демон резко обвивает свои руки вокруг моей талии, тянет к себе и... взлетает. Моя щека прижимается к его, поскольку он поднимает меня. От этого прикосновения по мне проходит импульс тепла, и я сопротивляюсь желанию прижаться. Но невольно прижимаюсь, когда понимаю, что под ногами нет земли. Обхватываю его шею руками и начинаю тяжело дышать. Мне страшно. Никогда не любила высоту.

Тем временем под нами предстаёт обзор на весь лес. Где-то там Меридиана. Маленькая девочка, которая говорила мне, что лес — её дом.

"С ней всё в порядке" — шепчет разум.

Ветер ласкает мою кожу, пока мы летим до замка. Я всё время смотрю на эти чёрные крылья за его спиной. Они рассекают воздух, позволяя нам не упасть. Каждое перышка словно бы специально пришили. Я хочу дотронуться до этой красоты.

С такой высоты я по-прежнему вижу тот туман, который окутал весь лес. Сердце всё равно тревожится о девочке. Я должна была вытащить её оттуда.

Тело Драко очень горячее. Мне всё это время не хватало этой теплоты. В отличие от прикосновении дьявола, прикосновения Малфоя намного приятнее.

Мои мысли путаются в голове, и я никак не могу собрать всё воедино.

Последний взмах и демон, собрав крылья, залетает в открытое окно моей спальни. Он ни на секунду не отпускает меня, пока не выравнивается на месте. А когда всё же отпускает, я сама не отодвигаюсь от него.
— С тебя объяснения, Малфой.
Мой голос холоден, как лёд. Однако в душе я вся горю. Он убирает свои руки и делает шаг назад. Тепло его тела тоже исчезает.
— Они больше не тронут тебя, Грейнджер, — отвечает парень и делает еще один шаг назад, словно бы желая поскорее убраться отсюда.
— Меня не это сейчас больше всего волнует, — я киваю на его собранные крылья демона. — Что это?
Парень отводит взгляд и делает вдох. Сует руки в карманы.
— Мне очень жаль, Гермиона.
— Что? — я прищуриваюсь.
— Обливиэйт! — он вытаскивает правую руку, в которой я отчетливо вижу палочку и наводит её на меня.
Голова идёт кругом. Я падаю на свою кровать, забываясь в еще одном кошмаре.

Малфой, чёртов Малфой.

4

На следующее утро я просыпаюсь с головной болью в обнимку. Моргаю несколько раз и выравниваюсь на кровати. Принимаю сидячее положение и осматриваюсь по сторонам. Не помню, как заснула. Вообще плохо помню, как добралась до комнаты. Хмурюсь и делаю растяжку. Зевнув, выскальзываю из постели и направляюсь в ванную комнату. Умываюсь холодной водой и немного прихожу в себя. Надо будет выпить лекарство. Настроение хуже некуда.

Раньше, когда у меня болела голова, мама всегда умудрялась как-то остановить боль. Может, она и не волшебница, но её руки были волшебными. Она прикладывала к моему лбу мокрую тряпку, давала мне бабушкину настойку и пела мне веселые песни. Вскоре я к ней присоединялась и про боль больше не вспоминала.

Подняв глаза на своё отражение, я отбрасываю эти одновременно сладкие и горькие воспоминания и вытираю руки полотенцем. Что было, то прошло.
Выхожу из ванной и подхожу к шкафу. На спинке стула висит моя мантия, а возле кровати аккуратно уложена обувь. Я хмурюсь. Это не в моем стиле, так всё оставлять. Упорно пытаюсь вспомнить вчерашний поздний вечере, но всё тщетно. Помню, стояла с Дафной у входа, а потом...

Меня это настораживает. Это неправильно. Может, я немного не в себе после всего, что было в моей жизни, но не до такой степени, чтобы забывать, как дошла до своей спальни, переоделась и легла спать.
— Не может быть... — шепчу я в пустоту едва ли слышно.
Нет, конечно нет. Зачем кому-то стирать мне память? А вдруг произошло что-то важное вчера вечером? То, чего я не должна была знать?

Думай, Гермиона, думай!


Сжимаю виски пальцами и жмурюсь.
В комнату стучатся, и я вздрагиваю.
— Гермиона, ты проснулась? — это голос Невилла.
— Да, а что такое? — накидываю на себя легкий халат белого цвета и, подойдя, открываю дверь. — Невилл?
Он смотрит на меня сначала тревожно, а потом удивленно.
— Ты не больна?
— Что? Нет. — Я качаю головой.
Парень выглядит потерянным.
— С чего ты решил, что я больна? — спрашиваю я и осматриваю пустой коридор.
— Ну, Малфой так сказал, — Невилл пожимает плечами.
Где-то внутри головы загорается лампочка, и я беру это на заметку. Значит, Малфой.
— Не стоит верить слизеринцам, Невилл, — произношу я и уже хочу закрыть дверь, как он притормаживает меня.
— Так значит, ты идёшь обедать? Мне тебя подождать?
Я удивленно смотрю на него. Парень не шутит.
— Как обедать? Сколько сейчас... — оборачиваюсь и смотрю на настенные часы. Они показывают без пятнадцати час дня. — Мерлин, я проспала столько часов?! Какого... — понижаю голос и снова смотрю на Невилла, который приподнял одну бровь. — Нет, спасибо. Я присоединюсь чуть позже.
Натянуто улыбнувшись, закрываю дверь. Сжав руки в кулак, я велю себе успокоиться. Нужно во всём разобраться.

5

Я иду по коридору третьего этажа к лестницам. Одна рука сжимает сумку, которую перекинула через плечо, а вторая прижата ко лбу. Головная боль должна была уже уйти. Мне не хочется быть параноиком, но разум подсказывает, что в мои воспоминания внесли изменения. Вот теперь это и отражается эхом боли. Поморщившись, отпускаю руку и делаю глубокий вдох.
— Тру-ля-ля, тру-ля-ля, я сегодня съел коня!
Вскидываю голову и замечаю Пивза, который появляется из стенки.
— Уау, — он резко подлетает ко мне, выпучив глаза. — У тебя такие мешки под глазами, что даже я смогу в них спрятаться!
Хлопает двумя руками по щекам и цокает языком. Я хмурюсь и иду дальше, не обращая на него внимания. Полтергейст движется следом, буквально дыша мне в спину.
— Чем это ты ночью занимаешься, деточка? Небось чем-то неприличным!
Я резко останавливаюсь. Он облетает меня и хитро улыбается, сощурив глаза. Его шляпа с бубенчиками съехала в бок, а оранжевая бабочка слишком туга завязана на шее.
— Слушай сюда, Пивз, — строго и медленно говорю я, испепеляя взглядом парящего полтергейста. — Если еще раз услышу что-нибудь подобное, будешь отплясывать чечетку в Большом Зале под моим присмотром. Позор я тебе гарантирую, не сомневайся.
— Грозная леди обрела язычок, — хихикает он таким противным голосом, что я повторяю себе не злиться. — Грязнокровная угрожает мне, самому...
— Аресто моментум!
И он замирает. Мука для моих ушей кончается.
— Мобиликорпус! — снова выговариваю я, наставив на него палочку. — Лети за мной, Пивз.
Иду дальше, держа его под прицелом. Застывший полтергейст движется чуть отставая. Мы без проблем доходим до Большого зала, и я выпускаю его в центр. Многие смотрят на нас, продолжая есть.
— Таранталлегра! — ровным голосом говорю я и отворачиваюсь.
Пивз за моей спиной начинает танцевать чечетку. Младшие курсы смеются над ним и некоторые даже аплодируют его мастерству. Я дохожу до своего стола и сажусь напротив Лили, возле Невилла.
— За что ты с ним так? — ухмыляется последний, поглядывая на полтергейста, который вытянул руки перед собой и теперь ритмично приседает на воздухе.
— Сам напросился, — я осматриваю своих сокурсников. — Где Малфой?
Кроме него, все остальные здесь. Эбран бросает на меня тяжелый взгляд, когда слышит мой вопрос, но ничего не произносит и продолжает трапезу. Офелан, сидящий возле него, вообще меня на замечает. Это начинает действовать мне на нервы. Я поворачиваюсь к Дафне. Она пожимает плечами.
— Был здесь только что, — говорит девушка и осматривает зал. — Испарился, наверное.
— Ясно, — дальше я молча кушаю, не поднимая головы.
Перекидываюсь фразами с Долгопупсом, обсуждая дела старост, и стараюсь побыстрее закончить трапезу. Краем глаза замечаю, как Эбран буравит меня взглядом. Терпя тяжелый взгляд этого новенького, я общаюсь со Сьюзен. Из её слов узнаю, что Хагрид скоро вернется из Румынии. Эта новость меня радует. Насколько мне известно, он был там по работе около месяца. И теперь для младших курсов начнутся уроки мистических животных!
— Вот будет здорово увидеть его, — говорит Эрни. — И пусть мы не общались так тесно, как Вы, Гермиона, он нам всем друг!
— Согласна! — улыбается Боунс.
Смотря на них, в голове у меня вспыхивает картинка, как Хагрид несет на руках Гарри во время битвы. Я вздрагиваю и опускаю взгляд. Закрываю глаза и выбрасываю эти воспоминания в дальний угол.
— Хагрид – преподаватель ухода за магическими существами? — слышится голос Джереми, который сидит неподалеку от меня.
Я перевожу взгляд на него.
— Да, а также лесничий и специальный посланник.
Он с улыбкой смотрит на меня. Если не считать того, что он тесно связан со своими братьями, Джереми кажется очень даже милым и веселым. Может, это я отношусь ко всему предвзято? Раньше папа говорил мне, что нельзя судить человека по тому, кто его окружает. Иногда у людей просто не остается выбора и им приходиться водиться среди абсолютно чужих.
Я перевожу взгляд с Джереми на Рудольфа. Этот парень не может быть хорошим. Сейчас он сидит нахмурившись. Еще чуть-чуть и Хент сломает ложку, которую сжимает в руках. Взгляд пустой и прозрачный, как стекло.

Слышится громкий визг, и все одновременно оборачиваются, кроме меня. Понятно, что Пивза вернули в реальность, и он теперь в бешенстве. Что-то разбивается. Я закатываю глаза. Этот полтергейст сведет с ума кого угодно.
— Пивз, покинь помещение! — строгий голос Макгонагалл разносится по всему залу, отражаясь эхом.
Громко фыркнув, он удаляется, перед этим бросив грозный взгляд на меня.
— Доброе утро, миледи, — из под стола появляется голова Сэра Большого Николаса. Он улыбается мне. — Благодарю Вас за то, что проявили храбрость и наказали этого сорванца!
Я не могу не улыбнуться в ответ.
— Всегда пожалуйста, сэр. Однако теперь я думаю, что он будет мне надоедать.
— Что Вы, Гермиона, я позабочусь о том, чтобы он Вас не трогал.
— Будьте любезны.
Он снимает шляпу, делает поклон головы, которая чуть не отваливается, и, вылетев из под стола, мчится в сторону гриффиндорцев.
За тем столом я замечаю Джинни. Она ковыряется в тарелке, о чем-то усердно думая. Если бы здесь случился пожар, девушка бы даже не заметила. Интересно, о чем она думает?
— Гермиона, мы после обеда идём в Хогсмид. Ты с нами? — спрашивает Невилл, возвращая мое внимание на себя.
Я недолго подумав, отвечаю:
— Нет, спасибо. Как-нибудь потом.
Не хочу идти, потому что в Хогсмиде наверняка много людей-туристов. В этом году продавцы деревни собирают большой урожай. Не имею желания быть известной скульптурой в центре.
— Хорошо, но если что, приходи! — Сьюзен, улыбнувшись, встает со стола и идет к выходу.
Дафна недолго смотрит ей вслед, а затем, вздохнув, идет следом. Когда-нибудь она отбросит свои принципы в дальний ящик, но сейчас еще не время.
Компания Эбрана так и сидит в сторонке, о чем-то разговаривая. Они вообще отдельный от нас континент. Вот с ними вряд ли мы когда-нибудь сблизимся.
— Кстати, Лили, ты ведь идешь? — спрашивает Невилл, взглянув на девушку, которая сидит противоположно к нам.
Она поднимает поникшие глаза на однокурсника. Её плечи опущены, а рука еле держит стакан сока.
— Нет, прости. Не в силах гулять, если быть честной, — её голос еле слышен.
Ответ меня не удивил. Но встревожил хищный взгляд и наглая усмешка Эйсы Ронда, который конечно же всё слышал. Он ловит мой взгляд и подмигивает мне. Я отворачиваюсь.
— Увидимся позже, Нев, — встаю со стола и иду к выходу, потирая шею. Моё тело совсем обмякло.
Пару ребятишек с младших курсов смотрят на меня восхищенными глазами и шепчутся. Мерлин, этому когда-нибудь придет конец?
Со мной равняется Асвиопель Торн.
— Мисс Грейнджер, героиня войны, лучшая подруга Мальчика-Который...
— Еще одно слово и будешь лететь вверх ногами.
— Ладно. Гермиона, выглядишь отвратительно, — смеется он.
— Прямолинейности тебе не занимать, Торн.
Мы выходим из Зала и поворачиваем направо.
— Тебе нужно больше спать, — говорит он мне деловито. В руках две книги за шестой курс и одна папка среднего размера. — Скоро начнешь падать в обморок и терять память.
— Тебе-то откуда знать? — я напрягаюсь, когда слышу про память, но не показываю этого.
Он фыркает.
— Испытал на себе, поверь.
— Что там насчет провалов в памяти? — немного повысив голос, спрашиваю я.
Он смотрит на меня и усмехается.
— Уже начались, да?
— Нет. Я просто спрашиваю.
Парень снова фыркает и тем самым раздражает меня. Он подмигивает каким-то двум девушкам и не отводит от них взгляд, пока те не пройдут.
— А ты ловелас, я смотрю, — закатываю глаза и скрещиваю руки на груди.
— У тебя глаз – алмаз, Гермиона, — мы останавливаемся у лестниц. — Тебе куда надо-то?
— К директрисе, а тебе?
— В комнату старост. Нам не по пути, в общем. Увидимся! — и перепрыгивая одну ступеньку, Асви мчится вниз, громко напевая веселую песню.

Он выше меня, но такой ребенок. Я пытаюсь вспомнить видела ли его раньше. Кажется, да. Насколько мне не изменяет память, это именно он ссорился с Лавандой Браун каждый удобный раз. Но в своих предположениях я не уверена. Последняя часто с кем-то цапалась.

Я закрываю глаза и отгоняю мысли о той, которая уже ушла. Не стоит думать об этом.

Направляюсь в сторону директорской башни, опустив голову. От усталости я готова улечься прямо здесь. После разговора с Макгоногалл, я пойду к мадам Помфри. Пусть сделает что-нибудь со мной. Так продолжаться больше не может.
Подниматься по лестнице — ад. Я, еле передвигая ноги, протяжно вздыхаю.

И тут мои уши разрезает звонкий крик какой-то птицы. Я вскидываю голову, невольно остановившись на месте.
Надо мной быстро летает черная летучая мышь, постоянно звонко крича.
Откуда она здесь взялась?

Только я вытаскиваю палочку, как мышь исчезает. Просто испаряется в воздухе, не оставляя после себя и следа.

Я хмурюсь и уже бегу по лестницам наверх. Она не могла просто испариться. Летучие мыши не умеют трансгрессировать! Никогда не умели.

Мой мозг кипит. То, что я не выспалась, сильно отражается на мне. Злясь на саму себя, я добегаю почти до седьмого этажа. Оглядываюсь по сторонам, но мыши нет. Пытаюсь прислушаться, однако и это не помогает.

Спустя несколько секунд тишины я всё же слышу крик этой птицы. Из коридора восьмого этажа. Несусь наверх и заворачиваю в коридор, на котором и расположена наша гостиная. В тот же момент на кого-то налетаю. Чуть ли не падаю, но меня успевают придержать.
Глотая воздух, поднимаю голову.
— Что с тобой? — спрашивает он с таким видом, как будто я сумасшедшая.
— Ты видел её? — вздыхаю и, вытаращив глаза, смотрю на него.
Парень отпускает мои руки, которые до этого сильно сжимали его ладони, и делает шаг назад. Взгляд с холодного переходит в насмешливый.
— Кого «её»?
— Летучую мышь! Она летает по Хогвартсу и... трансгрессирует! — мои слова больше похожи на бред.
Малфой приподнимает одну бровь и теперь точно считает меня умалишенной.
— Тебе надо меньше читать книги, Грейнджер. И спать побольше.
Он по-дружеский хлопает меня по плечу, обходить и идет дальше.
— Малфой! — выкрикиваю я, резко обернувшись.
Он, вздохнув, делает тоже самое и устремляет взгляд серых глаз на меня. Я никогда не пойму, о чем он думает.
— Что? — скучающим голосом спрашивает парень.
Я сокращаю расстояние между нами и становлюсь почти впритык к нему. Завожу руку за его шею и внимательно смотрю на реакцию слизеринца.

Он немного поддается вперед и заставляет меня нервничать. Малфой смотрит то на мои губы, то на глаза. Он... борется с желанием поцеловать грязнокровку? Одна эта мысли меня пугает. Настолько, что я делаю шаг назад и убираю свою руку.
— Объясни, что это было, Малфой.
— Это ты объясни, Грейнджер.
Мы смотрим друг другу в глаза, словно бы играем в глядели. Я выигрываю эту игру. Поднимаю ту руку, которой до этого его «обняла за шею», и внимательно смотрю за его реакцией.
— Перо, — в моих руках черное пёрышко, на ощупь очень мягкое и нежное, однако помять я его не могу. — Откуда оно у тебя на шее?
В глазах парня пролетает что-то похожее на тревогу. Я не успею это толком разглядеть, как вот ему уже снова плевать на всё. Холодный взгляд переводится с пера на меня.
— Кэтрин очень любит играть в ролевые игры.
Моя челюсть падает на пол, когда я слышу ответ. Малфой, заметив, что я одновременно смущена, разгневанна и удивлена, усмехается, отворачивается и уходит прочь.
— Вот ж засранец! — я выкидываю перо на пол и, схватившись за голову, вздыхаю.

6


«Привет, Гермиона! Прости, что ответили не сразу. Дел просто куча! Сейчас немного перестали грузить, но, думаем, это ненадолго.

Насчет твоего письма. Ты говоришь, что всё в порядке, однако нам с Гарри всё равно не по себе. Гермиона, ты повторила о том, что всё нормально три раза! Три гребаных раза ты сказала, что всё нормально! Значит, что-то не так. И не отрицай это, мы с Гарри знаем тебя не хуже, чем ты историю Хогвартса. Пожалуйста, рассказывай всё как есть. Мы по-прежнему друзья, слышишь? То есть, читаешь? В общем, поняла?

Ждём ответа, желательно длинного.

Ну, а если говорить о нас, то в-принципе, всё хорошо. Мы со всеми задачами справляемся на отлично. Командир отряда говорит, что у нас есть потенциал и сила духа. И это он говорит тем, кто спас волшебный мир. Ага, как будто бы мы и сами этого не знали. Наш командир иногда бывает таким идио...

Привет, Гермиона! Это Гарри. И да, я забрал перо у Рона, потому что... Ты знаешь, почему.
Хочу сказать тебе лишь то, что мы безумно по тебе скучаем и желаем, чтобы ты была сейчас с нами здесь! Надеюсь, скоро увидимся.

Джинни тебе говорила о том, что ей предложили стать игроком в квиддич команды "Холлихедские Гарпии"? Если нет, то не говори, что мы тебя проинформировали без её ведома. Просто промолчи. Для неё сейчас стоит задача: бросить школу и поддаться в спорт или закончить школу и найди другую работу.
Мы с Роном за первый вариант. Само собой, ты за второй. Так или иначе, решать ей.

Береги своё здоровье! Высыпайся, ради Мерлина! До нас не раз доходили слухи о том, что ты выжата, как лимон. Старайся быть в форме, хорошо?

Нам уже пора уходить, а так бы еще много чего рассказали. Ну, это тогда потом.

И еще, пару минут назад стало известно, что бабушка Невилла очень тяжело больна. Передай ему наши соболезнования. Будем очень признательны. Хотели бы сами, да никак не можем, что весьма печально.

Береги себя, Гермиона. Мы тебя любим и очень сильно по тебе скучаем!

Твои парни, Гарри и Рон.»

<< >>
Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.
Подписаться на фанфик

Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Top.Mail.Ru