Последыши автора Арина Родионовна (бета: Хэтта)    в работе   Оценка фанфикаОценка фанфика
Немножко кусочков по оригинальному Стар Треку. Детали и мелочи как они есть.
Сериалы: Стар Трек
Мистер Спок, Джеймс Т. Кирк, Доктор МакКой, Ухура, Хикару Сулу
Драбблы || джен || PG-13 || Размер: миди || Глав: 5 || Прочитано: 11640 || Отзывов: 2 || Подписано: 3
Предупреждения: нет
Начало: 19.12.13 || Обновление: 30.12.13

Последыши

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Спок|Ухура, после серии Plato's Stepchildren.

- Что это за музыка, мистер Спок? - мисс Бройкхарт, брюнетка из инженерного, заинтересованно пересела поближе.
Вулканец, не прекращая перебирать струны, объяснил:
- Старинная вулканская баллада, своего рода фольклор. Точное время и место происхождения, а также имя автора...
- Любовная баллада? - со смешком перебили откуда-то из угла зала.
В комнате отдыха было холодно. Споку и никогда-то не хватало корабельной температуры для того, чтобы чувствовать себя комфортно, однако сегодня с терморегуляцией определенно случилось нечто непредвиденное.
- Нет, скорее историческая. Для вулканской литературы типично строить сюжеты на основе реально происходивших событий.
Бройкхарт фыркнула:
- Ни за что не поверю, мистер Спок, что можно сочинить хорошую историю, в которой герои не руководствуются чувствами! Может, вы нам споете - проверим?
Спок сбился с такта и замер.
Перспектива что-либо петь вызывала легкую тошноту.
Чисто физиологическая реакция, разумеется. В последний раз данное действие сопровождалось чрезвычайным потрясением нервной системы, неудивительно, что организм выработал условный рефлекс, который... Несущественно. С этим вполне можно справиться. С этим необходимо справиться, и сейчас самое время.
Прошло около пяти секунд, еще через несколько мгновений мисс Бройкхарт либо удивится, либо, в крайнем случае, обидится. По его наблюдениям, люди очень не любят, когда собеседник перестает реагировать на реплики посреди разговора.
Он поднял взгляд, чтобы озвучить свое согласие, однако кто-то прервал его, вмешавшись в разговор:
- Мистер Спок, - он оглянулся: Ухура стояла за спинкой его стула, озорно улыбаясь. Пожалуй, несколько слишком озорно. Следовало подумать о том, что его пение может быть неприятно и ей тоже; мисс Чепел, к счастью, была на дежурстве.
- Я знаю ее в земном варианте, но ни разу не было случая спеть. Может быть, я попробую?
Отказываться было нелогично: ему пришлось бы моделировать приблизительный перевод, что было вполне возможно, но непросто и наверняка бы уступало по художественным достоинствам настоящему поэтическому тексту. Он кивнул и заиграл, подстраиваясь под темп Ухуры.
В земном переложении баллада играла красками, совершенно отсутствовавшими в оригинале; история о взаимовыгодном сотрудничестве, как понимал ее Спок и как понял бы любой вулканец, людям представлялась историей о дружбе, а в чуть пародийном исполнении мисс Ухуры один из персонажей уморительно походил на капитана Кирка. Во втором Спок разумно старался не узнавать себя.
... На мостик они возвращались вдвоем. Едва покинув комнату отдыха, Ухура перестала улыбаться и ушла в себя - насколько это было возможно для столь неуравновешенного создания.
Спок сцепил руки за спиной и приостановился, не глядя на спутницу:
- Мисс Ухура, ваши действия были совершенно неуместны. Не могли бы вы мне объяснить...
Она развернулась, пытаясь поймать его взгляд:
- Что именно, - она сделала ударение на этом слове, - вам показалось неуместным?
- Ваша попытка отвлечь внимание от... - Спок сделал паузу, подбирая наиболее подходящее определение, но она не стала дожидаться:
- От чего, мистер Спок? От того, как вы не бледнеете, не вздрагиваете и вообще не переживаете из-за событий, которые остались в прошлом и не имеют никакого актуального значения?!
- Мисс Ухура, я вполне способен...
- Контролировать свои эмоции, я знаю. Поймите, я не сомневаюсь, что вы, или капитан, или, если уж на то пошло, любой офицер "Энтерпрайз" способен справляться с болью, когда это нужно. Я только не хочу, чтобы вам... да кому угодно приходилось делать это просто так, без всякой необходимости, - она вдруг всхлипнула и тотчас улыбнулась, встряхнув головой. - Я знаю, это ужасно глупо, просто капитан тоже делает вид, что ничего не случилось, я хотела отдохнуть от этого притворства, а тут вы.
Выражение лица Спока, которое она успела поймать, вскинув глаза, больше всего напоминало человеческое изумление.
- Полагаю, из всего этого следует, что я должен был не отчитывать вас, лейтенант, а поблагодарить? Что ж, пожалуй, это... приемлемое решение. Советую вам только не экспериментировать в том же духе с капитаном.
- Есть, сэр! - казалось, вернувшейся улыбкой Ухуры теперь можно было хоть поджигать лампочки навигационной панели.
Спок дождался, пока она отойдет чуть дальше по коридору, а потом позволил себе недоуменно покачать головой, глядя ей вслед:
- Воистину, поразительная логика.

Глава 2


Кирк|Спок, после серии And the Children Shall Lead.

- Спок, можно войти?
- Разумеется, Джим.
Кирк шагнул в каюту старпома и невольно улыбнулся. Сам он, вернувшись к себе после вахты, тотчас заваливался на кровать с бокалом чего-нибудь алкогольного и бездумно смотрел в потолок, стараясь выкинуть из головы все неприятности. Спок же был, как обычно, занят чтением: видимо, неугомонный интеллект вулканца требовал новой информации даже после такого нелегкого дня, какой выдался им сегодня.
- Что читаете?
- Делаю подборку рас, владеющих методами психотропного воздействия, типологически сходными с методами расы Триакуса. Вероятно, материала хватит на небольшое исследование.
Кирк опустился в кресло и уточнил:
- Вы пишете статью?
Спок на мгновение замер и чуть нахмурился:
- Вас не должно это удивлять. Каждый ученый, работающий на корабле уровня "Энтерпрайз", обязан время от времени подтверждать свой профессиональный статус публикациями. В отчетах научного отдела есть соответствующая графа.
- Спок, вы же знаете: для меня все, что пишет научный отдел, понятно в лучшем случае наполовину, - капитан не сдержал смешок. - Я вам верю и подписываю отчеты не глядя.
Выражение лица Спока не оставляло сомнений в том, что он думает о легкомысленной позиции капитана, так что Джим счел за лучшее вернуть разговор в более личное русло:
- И сколько статей вы напечатали с тех пор, как мы работаем вместе?
Вулканец чуть помедлил с ответом:
- Вполне достаточно для того, чтобы ни у кого не возникало сомнений в моей компетентности, капитан.
- Это не ответ, Спок, - Джим не переставал улыбаться. - Можно подумать, вы просто скромничаете.
Тот возмущенно поднял брови:
- Разумеется, нет, капитан, это было бы абсолютно нелогично. Я всего лишь полагал, что вас, как обычно, не интересует точная цифра, но если вы спрашиваете - тридцать восемь.
На пару секунд Джим даже потерял дар речи. Не то чтобы ему было много известно о научных кругах, однако такая продуктивность наверняка превышала любые запросы вышестоящих инстанций.
Спок некоторое время терпеливо ждал его реакции, но потом все-таки переспросил с едва заметным беспокойством в голосе:
- Капитан, уверяю, эта работа не сказывается на качестве выполнения мной служебных обязанностей. Также это не ущемляет возможностей других офицеров отдела, поскольку я берусь только за темы неинтересные или недоступные никому из них.
Кирк поспешил успокоить друга:
- Бога ради, Спок, у меня и в мыслях не было вас упрекать. Я просто... хм... слегка под впечатлением.
Тот кивнул, выключил компьютер и пересел ближе к собеседнику:
- Итак, Джим, вы хотели о чем-то со мной поговорить?
Капитан перестал улыбаться и утомленно потер лоб рукой:
- Да, я... Правда, это довольно личная тема. Скажите, вы ведь заметили, что эти... дети не просто управляли нами, они использовали вполне опреденную технику, основанную на наших страхах?
- Да, это так, капитан, - вулканец выпрямил спину еще сильнее, чем обычно, если это вообще было возможно.
- Тогда скажите: там, на мостике, чего боялись вы? - Джим пристально смотрел на друга, надеясь, что их взаимного доверия будет достаточно, чтобы получить ответ на этот вопрос.
Спок едва заметно покачал головой:
- Вряд ли это имеет значение, капитан, учитывая, что я справился с этим.
Непроизнесенное "быстрее, чем вы" повисло в воздухе. Джим поморщился, отметая это соображение:
- Я спрашиваю не потому, что меня беспокоит ваша эффективность как старшего помощника.
Вулканец помедлил, явно сдержавшись, чтобы не задать логичный вопрос "а зачем", и все-таки заговорил с почти ощутимым вздохом:
- Джим, для вас наверняка не секрет, что мне порой трудно балансировать между двумя в равной степени неприятными крайностями. С одной стороны, я всегда опасаюсь, что моя личная преданность вам однажды возьмет верх над логикой, и я не смогу удержать вас от какой-нибудь ошибки. С другой, я не хотел бы... мне было бы очень тяжело, если бы, действуя в соответствии с собственными представлениями, я совершил бы по отношению к вам...
- Предательство, - спокойно закончил Кирк.
- Да, капитан. Кроме того, могло бы случиться так, что, уже пойдя вам наперекор, я понял бы, что ваше мнение было более верным, и тогда мои действия оказались бы совершенно неоправданными. Обычно мне удается разрешать это противоречие, однако под воздействием внешней силы это оказалось нелегко.
Джим выдавил усмешку, пытаясь сбить напряжение:
- Спок, а ведь страх, насколько мне известно, эмоциональная реакция?
- Капитан, - вулканец вскинул бровь, - дело в том, что в вашем языке отсутствует слово для ситуации, в которой оказывается логический интеллект, вынужденный выбирать между двумя равно неприемлемыми альтернативами. Я просто выбрал наиболее близкий аналог, который позволял бы...
- Ладно, Спок, - Кирк едва не закатил глаза на манер доктора Маккоя. - Я не это хотел сказать. Я хотел сказать, что вашу первую альтернативу обсуждать не собираюсь, тут все очевидно: я, конечно, постоянно делаю глупости и попадаю в неприятности, но не помню ни разу, когда бы вы забыли мне об этом сказать. Что касается второго... Знаете, пожалуй, проблема в том, что вы слишком по-вулкански понимаете преданность. Даже если бы вы поступили не так, как я считал правильным, и ошиблись бы, я бы не назвал это предательством, потому что уверен в вашей искренности и добрых намерениях. Не я - и никто из тех, кто вас знает.
Спок чуть сжал губы, и Джим смутился:
- Да, я знаю, тот случай с моим старческим маразмом. Я бы не сказал такого, будь я в здравом уме. И... мне жаль, что я тогда так и не попросил у вас прощения, Спок.
- В этом нет необходимости, капитан. Я, как вам известно, неспособен ни расстроиться, ни обидеться.
Кирк хмыкнул про себя. Разумеется, его старший помощник не был обижен или расстроен - он просто находился в ужасе от того, что капитан, который просто не мог сказать ничего подобного, говорит это прямо сейчас, и абсолютно искренне.
- Так вот, пока вы не делаете ничего, что бы сами считали бесчестным, я не стану вас осуждать.
- Простите, капитан, - в голосе Спока послышалась насмешка, но глаза оставались пронзительно серьезны, - следует ли понимать это так, что вы только что дали мне позволение нарушать ваши приказы?
"Только если вы не будете им злоупотреблять", - мелькнуло в голове у Джима, но он чувствовал, что отшутиться сейчас было бы нечестно.
- Нет, Спок. Я просто сказал вслух то, что само собой подразумевалось.
На лице вулканца мелькнуло выражение, которое вполне можно было принять за улыбку.
Капитан Кирк улыбнулся в ответ.

Глава 3


Маккой|Кирк|Спок, таймлайн - в районе третьего сезона. Осторожно, кажется, флафф!

Атмосферу на мостике трудно было назвать рабочей.
Тон задала Ухура, примчавшись сюда не в свою смену со спицами в руках, потому что "Капитан, когда я сижу одна в каюте с вязанием, то чувствую себя старой девой!"
Кирк хмыкнул и позволил ей остаться: вязать шарф в подарок Маккою в комнате отдыха, куда именинник мог в любой момент зайти, было и в самом деле глупо. А вот мостика, как проницательно заметила Ухура, доктор уже с неделю старательно избегал.
Ладно, - подумалось Кирку, - по правде говоря, Боунс прячется конкретно от Спока, и мне следовало бы раньше узнать, какой триббл между ними пробежал.
Сулу лениво зевнул и обернулся:
- Капитан, в этом направлении еще с пару дней не предвидится ничего интересного. Просто сохранять скорость?
- Да, лейтенант. Позовете, - усилием воли капитан проглотил "когда", - если что-нибудь случится.
И, не дожидаясь навигаторского "есть", поднялся с кресла.
***
Маккоя он нашел в лазарете: доктор был не из тех, кто пропускает работу по личным причинам.
- Ну что, Боунс, как подготовка к празднеству?
- Отлично, Джим - если, конечно, вы со Споком не вляпаетесь по обыкновению в какую-нибудь историю сегодня вечером. А так - гарантирую много выпивки и музыку. Ну, и нескольких хорошеньких медсестер. Да, и не делай такое удивленное лицо - сестрой Чепел мой персонал не ограничивается!
Кирк хмыкнул:
- И не думал сомневаться. И... кстати о Споке. Ты его позовешь?
- И не подумаю, - доктор уставился на падд, старательно прокручивая чью-то историю болезни. - Джим, ты же знаешь Спока. Он скажет, что не видит никакой логики в том, чтобы отмечать дни рождения, и предложит мне заняться чем-нибудь более полезным. А по сути, дело будет в том, что ему интереснее запереться в каюте и писать сорок первую статью, чем веселиться с нами.
- Сорок первую? Ты что, за ним следишь?
- Я читаю отчеты научного отдела. И еще мне чертовски интересно, может ли нормальный человек с потребностью иногда есть, спать и развлекаться опередить вулканца в научной сфере. Подозреваю, такими темпами земная Академия наук скоро превратится в филиал вулканской.
- То есть ты пытаешься перегнать Спока? - Джима распирало от хохота. Маккой вспылил:
- У меня, между прочим, две опубликованных монографии, а у твоего зеленого гоблина - только статьи.
- Хорошо, хорошо, - Джим вскинул руки в защитном жесте, - вернемся к нашим баранам. То есть ты не собираешься звать Спока, потому что думаешь, что он откажется?
Маккой закатил глаза:
- Нет! Потому что стоит ему что-нибудь сказать в ответ, я вообще пожалею, что решил его пригласить!
- Боунс, во-первых, ты у него даже на свадьбе был, если помнишь, - Кирк задумался на секунду и поменял тактику, - а во-вторых, экипаж мостика уже заметил, что ты стараешься не встречаться со Споком. Ты серьезно хочешь, чтобы по кораблю пошли слухи о конфликтах среди высшего офицерского состава?
- Да кто угодно на "Энтерпрайз" и так в курсе, что мы со Споком друг друга не выносим. А про эту, как ты выражаешься, "свадьбу" - могу поспорить, он просто догадывался, что все кончится плохо, и мне, как обычно, придется вас обоих спасать, - он помедлил и все-таки со вздохом добавил: - Ладно, Джим, так и быть, я переживу его присутствие, только, чур, приглашение передаешь ты!
***
- Мистер Спок, вы пойдете сегодня на вечеринку?
Спок с видом терпеливой вежливости оторвался от приборов:
- Прошу прощения, капитан?
- День рождения Боунса, Спок!
- Ах да. Джим, насколько я осведомлен о земных традициях в этом отношении - хотя мне и не вполне понятно ваше желание радоваться этапам процесса старения - этот праздник обычно отмечается в кругу близких друзей, которые к тому же заранее получают приглашение в устной или письменной форме. Поскольку доктор Маккой не...
- Доктор Маккой был бы рад вас там увидеть, - улыбнулся Кирк.
Спок на мгновение поднял брови, но тотчас отвел взгляд и вернулся к компьютеру:
- В таком случае, не вижу причин, по которым он не мог бы сказать мне об этом сам.
Кирк поймал себя на дурацком желании отвесить обоим упрямцам по подзатыльнику.
***
Вечеринка была чертовски хороша, даже несмотря на то, что шарф Ухуры оказался ужасно колючим (зато теплый!), Чехов глотал алкоголь с легкостью, какой Маккой не смог добиться за множество лет неустанных тренировок (это русская национальная черта, доктор), а Джим, вручив подарок, вскоре выбрал себе партнершу из медсестричек и вдохновенно наяривал с ней уже третий квик-данс (Боунс, я почти готов согласиться на ежемесячные дискотеки!).
Народу было не то что очень много, но достаточно - и чтобы не скучать, и чтобы получить количество подарков, окупающее хлопоты. Выслушав очередной многословный тост от Скотти, доктор проглотил остатки ликера и вдруг встретился глазами с Кристиной Чепел, сидевшей на другом конце стола. Обычно доброжелательная, сегодня она прожигала его почти возмущенным взглядом. Маккой проморгался, надеясь, что ему - мало ли, чего не бывает с пары бутылок инопланетного алкоголя - почудилось, но картинка осталась прежней. Через мгновение Кристина слегка поморщилась и отвернулась. Лицо у нее было скорее грустное, чем сердитое.
В центре комнаты Сулу, кажется, травил байки. Актер он был превосходный, так что народ покатывался от хохота и порой вставлял отдельные замечания по ходу рассказа. Доктор прислушался:
- И вот, значит, подхожу я к этой орионке, она в меня глазами стреляет, а у нее на шее такие тяжеленные бусы из драгоценных камней. Я и думаю: «Чем не тема для разговора?» - и только собираюсь поинтересоваться, где у них такие добывают, как вдруг наперерез мне шагает мистер Спок, и серьезно так спрашивает что-то вроде:
- Если я не ошибаюсь, это безнадегиус занудиус? Чрезвычайно интересно. Носить подобные кристаллы в качестве украшений абсолютно...
- Нелогично, - весело подхватили слушатели. Сулу засмеялся и махнул рукой:
- Ну, сами понимаете, после такого я к ней подкатить не рискнул.
Маккой почти пожалел, что Кирк занят танцами и не может прекратить этот нарушающий субординацию треп. Хотя, на самом деле, Джим бы и не стал: на "Энтерпрайз" хотя вечно и смеются над Споком, но, что называется, любя... Интересно, почему тогда его, доктора Маккоя, это вдруг стало раздражать? Обычно возможность поиздеваться над вулканцем вызывала у него радостное предвкушение, однако сегодня настроения почему-то не было.
...Потому что смеяться над Споком здорово, только когда он может тебе ответить. Когда ты видишь, что вот он стоит в шаге от тебя и тоже наслаждается перепалкой. Потому что когда его нет, непонятно, вызвала бы эта история у него едва заметную снаружи обиду или, наоборот, улыбку, спрятанную в уголках рта.
Потому что смеяться вместе со Споком куда интереснее, чем над ним.

Доктор Маккой налил себе еще рюмку ликера и нахмурился. Капитан Кирк с усмешкой следил за ним, продолжая весело болтать со своей медсестрой.
***
Спустя полчаса и три рюмки доктор обнаружил себя возле каюты вулканца. В коридорах было пусто; свет приглушен: все, кроме дежурной смены и празднующих, уже спали, - и дурацкий порыв явиться сюда казался тошнотворно неуместным.
Спок, естественно, уже либо спит, либо медитирует, либо занят каким-нибудь зубодробительным исследованием. А его гости вот-вот заметят, что именинник сбежал с собственного праздника, и поднимут панику.
Маккой решительно развернулся, собираясь вернуться на свою палубу, когда дверь за его спиной с тихим шорохом отошла в сторону.
- Доктор? - в голосе Спока прозвучало неподдельное изумление. Тот буквально подпрыгнул от неожиданности:
- Спок? Черт, вы меня напугали! Куда вы собрались в такое время?
Нападение - лучшая защита, как бы не так. Вулканец вскинул брови - черт бы побрал эту его мимику! - и иронично парировал:
- Думаю, ваше местонахождение вызывает гораздо больше вопросов. Вы ведь, насколько я помню, должны сейчас заниматься неумеренным потреблением пищи и алкоголя где-то на палубе три. Или на "Энтерпрайз" произошло что-то серьезное, о чем меня не уведомили?
- Нет, никаких форс-мажоров, Спок, не считая капитана, который, кажется, скоро заведет роман, о котором быстро пожалеет.
- Тогда, если позволите, доктор...
Маккой подумал, что никогда не обладал Джимовым талантом различать эмоции на лице вулканца. Однако сейчас ему на мгновение почудилось что-то необычное, и только тогда он догадался отвести взгляд от остроухой физиономии и осмотреть Спока целиком. В руках у того обнаружилась небольшая коробка в синей оберточной бумаге.
- Подождите, Спок! - тот удивленно наклонил голову чуть набок:
- Я и не собирался никуда уходить, раз уж вы здесь. Дело в том, что в действительности я направлялся в лазарет.
Боунса на мгновение окатило волнением. Чтобы этот упрямец сам явился за медицинской помощью - что же это должно было произойти?
Однако тут на глаза снова попался синий сверток - и до Маккоя дошло.
- Спок, вы что, поздравлять меня шли? - уже договаривая, он понял, что сам загнал себя в ловушку. Если он ошибся - или если Спок сейчас сделает вид, что он ошибся, ему еще долго будет неловко вспоминать эту историю.
Однако вулканец неожиданно кивнул:
- Я счел нелогичным выбрасывать давно подготовленный подарок только потому, что вы не хотели меня видеть на вашем празднике. Насколько я понимаю, выбор гостей - это очень личное дело, и мне стоило предположить, что вы можете и не считать меня достаточно близким другом. Однако вещь была уже куплена, и я подумал, что могу оставить ее для вас у дежурного по лазарету с тем, чтобы его передали вам утром. Однако раз вы здесь...
- Бог мой, Спок, отдайте уже сверток, а потом произносите речи! - доктор почти силой выдернул подарок из рук вулканца и с хирургической аккуратностью вскрыл упаковку.
И потерял дар речи.
В определенном смысле, это была несбыточная мечта.
Месяца три - три с половиной назад, на Тридикионе в системе Альфы Дельфина им довелось поприсутствовать на презентации нового ДНК-преобразователя, изобретенного местным институтом генетики. Само собой, он бы отдал душу за возможность заиметь такой в свою коллекцию приборов. Разумеется, капитан "Энтерпрайз" не мог закупать подобное оборудование на официальных основаниях, поскольку к практической медицине оно отношения не имело, а научным отделом настолько фундаментальные исследования не проводились.
И естественно, тридикионцы наотрез отказались продать ему новинку в частном порядке. Да и, откровенно говоря, эта покупка пробила бы немалую брешь в его бюджете.
Ни с кем, кроме Джима, он этот вопрос, конечно, не обсуждал.
Через минуту - или больше, он вряд ли мог бы сказать точно - доктор все-таки справился с потрясением и попытался привычно съязвить:
- Спок, все-таки вы зануда. Дарить научное оборудование на личный праздник - это...
Под пристальным взглядом вулканца он невольно замолк, не закончив фразу, и прикусил губу:
- Ладно, это потрясающе. Я не знаю, как вы его достали и сколько вам это стоило, но... Спок! Это же было давным-давно, как вы?..
- Доктор, мне известно, что люди имеют привычку отмечать дни своего рождения. Логично было предположить, что ваш рано или поздно наступит.
Маккой поперхнулся, и Спок решил не уточнять, что анкетные данные старшего офицерского состава он помнит наизусть.
На какие-то полминуты они замолкли, не зная, что еще сказать - или не решаясь заговорить, а потом обоих огрело сзади веселым голосом Кирка:
- Боунс, так и знал, что ты тут! Пойдемте, там намечается вторая волна тостов в честь именинника. И к тому же Кристина вся извелась - ей почему-то кажется, что ты из-за нее ушел.
- Капитан, но я не...
- Джим, с чего это ты взял, что я буду здесь? Я и сам полчаса назад не знал!
Кирк безнадежно вздохнул.
Объяснять чертовски не хотелось.

P.S. Полминуты спустя, Маккой - в спину Споку.
- Черта с два я теперь отпущу вас сидеть за книжкой! Пойдемте, нашей веселой компании явно не помешает немного вулканского занудства.

Глава 4


Ухура и все-все-все. Таймлайн - после "Звездного пути" 1979 года. Сонгфик на песню сестер Вотинцевых "Иерусалим".

Спеть Ухуру уговаривали всей сменой альфа.
В последние годы, без Спока и Кирка, традиционные музыкальные вечера на "Энтерпрайз" случались все реже, а потом и вовсе прекратились, - так что теперь она чувствовала себя неуверенно. Возможно, стоило остановиться на чем-нибудь простеньком, шуточном, но недавние события располагали скорее к драматизму - или, может быть...
Она кивнула и поднялась с места: выбранная вещь требовала свободного дыхания.
Скажи мне, добрый человек, где град Ерусалим? - Чехов вздрогнул секунду смотрел на нее то ли удивленно, то ли возмущенно, но тут же улыбнулся и принялся едва слышно подпевать на странном шипучем языке - наверное, по-русски.
Нет-нет, про ужин и ночлег потом поговорим.
Земную жизнь оставил я и дал обет идти,
Идти в далекие края...
- Ухура выразительно обвела рукой техногенный интерьер комнаты, так что кто-то даже весело хмыкнул вслух, оценив аналогию.
... и спрашивать в пути:
- Не Ерусалим ли это? Не Ерусалим ли это?
- Не Ерусалим...
- эхом отозвался Чехов, верно истолковав взгляд певицы. Слух у него был хороший, так что вмешательство ничуть не испортило впечатления.
На следующем куплете Ухура неожиданно придвинулась к креслу капитана, озорно стреляя взглядом:
Лишь локон девушки одной я клятву дал хранить:
Одно безумство меж собой смогли мы разделить.
Я до утра ее ласкал,
- Кирк с молодой ухмылкой откинулся на спинку, но Ухура вдруг посерьезнела:
... но лишь забрезжил свет -
Ушел, и спрашивать не стал: я знал уже ответ.
Не Ерусалим ли это, не Ерусалим ли это, -
Не Ерусалим,
- на этот раз вместе с голосом Чехова послышался и едва различимый шепот капитана.
Маккой нахмурился и обеспокоенно забарабанил пальцами по кожаной обивке дивана.
Певица кинула на него гневный взгляд и вступила снова - низким, пугающе печальным голосом:
О, если б мог, я б рассказал о гибельных местах:
Там только страх меня спасал, ужасной смерти страх,
Там не найти ночлег и кров, огня не раздобыть.
Страшней дороги нет врагов, и некого спросить...

От ее тона невольно пробирала дрожь. У экипажа "Энтерпрайз" не было недостатка в дурных воспоминаниях, и каждый, наверное, думал о чем-то своем. Сама Ухура, во всяком случае, закаменела, когда в памяти один за другим всплыли платонианцы - капитан, мне страшно - толианская паутина - я видела его, я уверена - и Хан, чего-то высокомерно требующий от экипажа. Тряхнув головой, она грустно улыбнулась:
Не Ерусалим ли это? Не Ерусалим ли это?
- Не Ерусалим!

На этот раз ответ прозвучал из нескольких уст, и это странным образом успокоило ее.
Но как мне не любить весь свет, весь - от земли до звезд? - странно было думать, что во времена, когда родился этот текст, люди знали о звездах там мало - все равно что ничего - и все-таки мечтали о них так же, как сейчас мечтают на Земле мальчишки - будущие офицеры Звездного Флота.
Ведь кто-то где-то даст ответ на вечный мой вопрос:
Девица, воин ли седой, иль юный пилигрим...
- Спок едва подавил потрясенный вздох: Ухура пела на бедном синонимами стандарте Федерации, и последнее слово - намеренно или нет - перевела так же, как можно было перевести и английское "Вояджер".
Воскликнет: "Он перед тобой, он здесь - Ерусалим!" - только доведя последнюю ноту, она заметила, как Кирк обеспокоенно дернулся в сторону вулканца, и смутилась:
- Простите, я не... Я не подумала, как это прозвучит.
На секунду в зале повисло неловкое молчание, а потом Спок неожиданно покачал головой:
- Не стоит извинений, мисс Ухура. Если я верно понял метафору, то, полагаю, она весьма точно характеризует последние события.
Кирк не сдержал радостного облегчения:
- По-моему, она вообще много чего отражает... про Звездный Флот. Никогда не слышал раньше. Что это такое было?
Откликнулся почему-то Чехов:
- Любимая песня моей прабабушки. Некоторые тут (он весело покосился в сторону Ухуры) всю душу из меня вытрясли, требуя подстрочный перевод!
- Я просто знала, что текст должен быть не хуже мелодии. И не ошиблась. Это как будто... Как будто про нас всех, про "Энтерпрайз", правда, капитан?
Кирк задумчиво кивнул в ответ.

На обратном пути к жилым отсекам Боунс не выдержал:
- Значит, все-таки предпочтешь нелогичную земную компанию этому своему "кулинару", Спок?
Джим напрягся, готовый в любой момент прервать болезненный разговор, но вулканец ответил с неожиданно теплой интонацией:
- Доктор, при всем уважении - я не могу поверить в вашу неспособность запомнить столь простой термин. Что до сути вопроса, то да, это так - и, думаю, из всех когда-либо принятых мной решений это - самое нелогичное...
Маккой задохнулся от возмущения, но сказать ничего не успел:
- ... и самое верное, - Спок договорил, улыбаясь одними глазами.
Улыбка Кирка сияла неподдельным, заразительным восторгом. Доктор хмыкнул, переводя взгляд с одного на другого, и без особого энтузиазма проворчал:
- Шуточки у вас... Не хотите еще корабль переименовать в "Иерусалим" - так, для полного комплекта?

Глава 5


Аманда, таймлайн - серия Journey to Babel.

Быть спутницей дипломата всегда - тяжелый труд, но землянка-жена посла-вулканца - это практически призвание. Это значит - замечать все, что Сарек мог бы не заметить или интерпретировать неверно: непроизвольные жесты, тактильные контакты, случайные реплики, шутки с подтекстом, проявления любых эмоций или - в равной мере - желание эти эмоции скрыть.
У нее богатый опыт и недюжинные способности, и в этот раз она впервые использует их в исключительно личных целях.
Аманда наблюдает - и видит.
Спок стоит у своего капитана прямо за плечом, и ей определенно известно, что никакой устав не требует соблюдения такого расстояния - или, точнее, столь явного отсутствия расстояния.
Аманда видит: старшина реплицирует для Спока горячий чай, в то время как остальным старшим офицерам приносит холодные напитки. И она абсолютно уверена, что не слышала соответствующего приказа.
Аманда видит: когда прием близится к концу, ее сын на несколько минут отходит в дальний конец зала и чуть морщится, едва заметно поводя плечами. Она помнит, когда Спок начал сутулиться, и знает, что раньше у него порой побаливала спина - а теперь, когда он проводит за консолью по несколько часов кряду, такое должно случаться даже чаще. На мгновение она поддается сентиментальной мысли о том, что никто другой не может знать Спока так же хорошо, как она - пока поблизости не возникает хмурый корабельный медик, что-то яростно бурча себе под нос.
Аманда подходит ближе и слышит:
- Незачем маяться, выпейте вот это, и завтра утром жду вас в медотсеке, с вашей спиной надо что-то решать. И никаких отговорок, коммандер, а то напишу рапорт Джиму!
Аманда слышит: "надо спросить у мистера Спока, он в этом спец!" - как минимум три или четыре раза за вечер, и не может различить в этом ни нотки зависти.
Когда ее спрашивают о детских привычках сына, она уже знает - готова поклясться - что эти люди никогда не причинят ее мальчику боли. Когда затевалась вся эта авантюра со Звездным Флотом, она не слишком-то рассчитывала на удачу, хотя и надеялась, что люди окажутся милосерднее вулканцев хотя бы в этом - в отношении к чужакам. Однако, кажется, теперь уравнение изменилось раз и навсегда: Спок не казался здесь чужим. На самом деле, ее сын никогда еще не был где-то настолько своим, как здесь, на этом великолепном корабле среди этой странной, немного сумасбродной молодежи, с восторгом в глазах постигающей все новое.
Она готова рассказать что угодно, потому что видит, что эти люди смеются не над Споком, а вместе с ним.
... В их с Сареком каюте температура воздуха чуть теплее, чем в других отсеках, и Аманда точно знает, что ее муж не требовал ничего подобного...
Потом случается беда, и еще одна, и еще, и эмоции плещутся в ней, перехлестывая за край, и обида на мужа, и злость на сына, и беспокойство по поводу дипломатической катастрофы, происходящей на борту, но дисциплинированный разум продолжает фиксировать происходящее, и потом, после всего, Аманда вспоминает.
Злое упрямство доктора Маккоя, готового взять на себя ответственность за рискованную операцию. Отчаянную решимость раненого капитана вернуться на мостик - лишь бы позволить Споку спасти отца. Беспокойство сестры Чепел, перепроверяющей показатели медицинской аппаратуры в три раза чаще, чем требуется. Крутящихся возле лазарета мальчишек-лейтенантов с мостика и из научного отдела.
Взгляд сына, осознавшего уловку капитана Кирка.
Никогда и ни к кому - по крайней мере, насколько ей известно, - Спок не испытывал такой нерассуждающей преданности. Впрочем, она была готова признать, что этот человек заслуживал чего угодно - и еще немного большего.
Аманда слушает - и слышит: улыбку в голосе сына, когда тот связывается из лазарета с мостиком и что-то объясняет офицеру связи с радостным девическим голоском.
Она знает, что Спок вряд ли считает себя счастливым - как не считала она сама в долгие годы, пока боролась с собой, стараясь приспособиться к жизни на Вулкане. И, однако, она уверена, что когда-нибудь он поймет.
Аманда смотрит на сына - и впервые не чувствует беспокойства.
Что бы ни случилось, теперь со Споком все будет хорошо.



Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2024 © hogwartsnet.ru