Подключение второй натуры. переводчика Antigravidy 000    в работе
перевод раритетной книги Кэти Колби о том, как включить обратно свою креативность, если ее вам уже надежно отключили. отрывок революционной работы, выкладывается для ознакомления всех креативщиков. подарок всем моим друзьям. а, бросьте: она все слизала у Маслоу! чё я это буду в одиночестве читать? а ты подключил свой Инстинкт Успеха?
Оригинальные произведения: Эссе
Кэти Колби, ты и я
Общий || джен || G || Размер: миди || Глав: 3 || Прочитано: 6074 || Отзывов: 0 || Подписано: 0
Предупреждения: нет
Начало: 23.07.15 || Обновление: 24.07.15
Данные о переводе

Подключение второй натуры.

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Подключение второй натуры — конативное «Я».

Памяти моего отца, Е. Ф. Уондерлика, пестовавшего меня и научившего ценить свободу быть собой. Спасибо, пап, что был моей любящей наседкой.

Предисловие.

Пять лет назад пьяный водитель врезался на скорости свыше 100 км/ч в стоявший на светофоре «Вольво». Две машины, соединенные мощной силой в одно, пролетели перекресток и врезались в третью, застыв грудой стекла и металла.

Я была пассажиром, попавшим в капкан на заднем сиденье этого изуродованного «Вольво» — который все-таки немного защитил меня. Когда меня с трудом извлекли из смятой машины и с сиреной помчали в госпиталь, кости мои были сломаны и имелись многочисленные порезы, однако умственные способности вроде бы не пострадали.

Лечение заняло много месяцев. Но, как и многие критические ситуации в нашей жизни, это испытание также стало источником углубленного понимания себя и рубежом новых возможностей.

Месяцы и месяцы спустя я впервые появилась перед публикой и только тогда впервые оценила все разрушительные последствия. Я тогда вела небольшой новаторский бизнес на образовательные темы, и в момент, когда я как раз собиралась представить выступающих публике, заглядывая в их резюме, то обнаружила, что буквы на бумаге расползаются, как амебы под микроскопом. Глаза и мозг сговорились против меня — совсем как в детстве, до того как я научилась бороться с тем, что позже было диагностировано как дизлексия.

Но полностью ущерб выступил передо мной не раньше, чем через год после катастрофы. Я села писать письмо дочери и начала так:

«Дорогая Свижкн»…

Мне больше совсем не удавалось сколько-нибудь хорошо читать и писать. Релаксанты для мыщц, которые приходилось принимать, полностью сбили координацию тела и глаза, на завоевание которой у меня в свое время ушли годы. И хотя прежде я уже победила дизлексию, получив диплом в одной из престижных школ журналистики, и давно зарабатывала на жизнь, как автор, редактор и издатель, я обнаружила, что теперь мне требуется высочайшая концентрация, чтобы написать хотя бы собственное имя. Я поняла, что мне придется еще раз «всё преодолевать», с самого начала…

По иронии судьбы, предыдущие пять лет я создавала книги для одаренных детей, которые помогали бы им лучше пользоваться своим талантом, и странный это был поворот: я оказалась вынуждена пользоваться собственными материалами, которые писала для других, дабы вновь вернуть своему уму хорошую форму.

Видеть себя такой было жутковато, но и захватывающе. Это дало мне возможность как следует испытать некоторые из моих собственных теорий, оценивая, что во мне изменилось, а что от меня осталось.

Интеллектуально — или, если вам угодно, умственно — я, по крайней мере, частично возвратилась в детство. Эмоционально пришлось пройти через все бури, ожидающие человека, у которого рухнула вся жизнь. И все же, осталась часть меня, которая совершенно не пострадала, которую не смогли изменить ни эмоциональные нагрузки, ни физический и умственный ущерб.

На всем протяжении этого испытания, от самой аварии и в период восстановления, ничуть не пострадала моя способность ставить себе цели и мой индивидуальный стиль преодоления препятствий. Даже когда я с трудом могла сидеть прямо и потому передвигалась на кресле-каталке, моя решимость вернуть себе силы и сноровку заставляла выдумывать себе самой задания. Я старательнейшим образом подбирала уроненные крекеры с полу, применяя специальный удлиннитель руки. Я ложками пуляла скомканные в шарики салфетки в бумажные стаканчики, которые по моей просьбе расставили по палате.

Я всегда была такой, с детства — сочиняла что-то на ходу, натаскивала себя. Меня сильно впечатлило, что эта авария как бы высветила сугубо эту целеполагающую часть меня: которая была не думаньем, не чувствованием — а просто деланием. Это выстояло и ничуть не изменилось, даже несмотря на кризис, который переменил все прочие аспекты моей жизни. С ясным сознанием или спутанным, в счастье или в печали, в оптимизме или в депрессии, мне повсюду был присущ мой и только мой образ действия, моя ориентация к действию.

Книга, которую вы вот-вот прочтете, классифицирует эти пути, по которым устремляется наша креативность и наша умственная энергия претворяется в волевой акт и свершение. Она о той части нашего разума, о которой мало кто слышал: когда-то о ней вовсю рассуждала научная мысль, но с тех пор, примерно семьдесят пять лет назад, эти идеи были заброшены в угоду более многообещающим, на вид, направлениям исследований.

Та часть разума, которую я исследовала и описала, воспринималась как само собой разумеющееся Аристотелем и Платоном, Блаженным Августином и Спинозой. Это то, что Иммануил Кант называл «практическим здравым смыслом», сфера действия и воли, отъединенная от «чистого разума» (интелекта) или «оценочных суждений» (сфера эмоций, боли и наслаждения). Это краеугольный камень почти любой западной философской системы, изучающей человеческую натуру. От Платона до Фрейда действие, дело всегда понималось отдельным от разума, независящим от чувств и мышления, однако, стоящим наравне с ними.

Но в двадцатом веке, с развитием когнитивной и бихевиористской психологии и усложнением других наук о мозге, изучение волевой или активной составляющей в работе мозга, все больше оставалось плелось в арьегарде.

К счастью, такая ситуация на сегодня исчерпала себя, с работами таких специалистов как Гэри Голдберг из медицинской школы Темпльского Университета и Антонио Р. Дамасио из медицинского колледжа Университета Айовы. Их работа, как и многих других специалистов, сосредоточилась на том отделе мозга, который называется «дополнительной моторной системой» (ДМС), которая, как они считают, играет значительную роль в появлении намерения действовать и в конкретизации и проработке действия. Этот отдел мозга, который расположен в центральной его части, в «двигательном отделе», как считается, выступает проводником между срединной подкоркой и первичной двигательной корой головного мозга. Согласно доктору Дамасио, анатомическое и функциональное познание ДМС и близлежащих структур однажды «позволят нам смоделировать устройство нейронных субстратов воли».

Научные взгляды насчет точной топографии разума и расположения структур, ответственных за поведенческие линии, которые я описываю, весьма разнообразны. Но мой труд намного более прагматичен, будучи посвящен решению проблем в реальном мире человеческих дел, реакций и взаимодействий.

Эта книга описывает метод, который я разработала для того, чтоб нащупывать талант и определять правильное приложение человеческих усилий, метод, построенный на моих наблюдениях за проявлениями этой скрытой части разума в действии. И это новый способ сфокусировать творческую энергию, реагировать на перемены либо предсказывать результаты усилий — фактически, он позволяет измерить вероятность успеха в любой конкретной затее. Он способствует возникновении синергии взамен конфликта и помогает довести до максимума умственную энергию за счет открытия и освобождения наших личных же, самых фундаментальных инстинктов успеха.

Хотя мои теории и разработанный мною Индекс для измерения видов креативной тяги сегодня служат основой многих исследований в различных институтах, мое собственное исследование началось совсем не в стенах академии. Я отнюдь не невролог и даже не психолог, я скорее менеджер-стратег, инноватор в образовании, специалист по творческим методам обучения и предприниматель — но сформулировать теорию конативности оказалось важнее, чем вести бизнес. Прежде всего, я крестоносец, который ведет поход за то, во что верит: каждый индивидуум имеет свою собственную судьбу — уникальную натуру, способную выстоять во всех перепетиях судьбы, и что если мы только с полной свободой опираемся на свои инстинктивные таланты, мы не только преодолеем препятствия, но достигнем выдающихся результатов и удовлетворим свою целеустремленность.

Мои идеи зиждутся вовсе не на теоретическом прозрении или каких-то там мозговых структурах и нейронных связях. Да вы сами попробуйте. Дела говорят громче слов.

После того, как меня достали из той изуродованной машины, потребовалось четыре года, прежде чем я смогла написать эту книгу — но я была твердо настроена сделать это. Это наилучшее доказательство, которое я могу вам предложить на счет того, что мы все наделены внутренней силой, котороя позволяет нам выполнить то, для чего мы предназначены.

Conation — (ко-НЭЙ-шэн). сущ. Конативность — часть активного менталитета человека, отвечающая за желание, волеизъявление и наклонности. Родственное слово «конатус» (ко-НА-тус) есть собственно результат тяги, это естественная тенденция или сила в умственном настрое, которая продуцирует усилие. КонатИВный (КО-нэ-тив) — это термин в психологии, описывающий все связаное с конативностью. Все эти слова происходит от латинского conatus, проичастие прошедшего времени от глагола conari — пытаться. Шотландский философ Уильям Гамильтон (1788-1856) считал конативность одним из трех равноправных отсеков разума — тем, который отвечает за желание и волеизъявление, тогда как другие два — это когнитивная сторона (восприятие, познание) и эмоции… Конативность отличается от порывов — желаний, которые недостаточны для того, чтоб вызвать поступок.

(«1000 наиболее развивающих слов»)


прим. перев.: на русский дословно можно перевести как “вторая натура” или “природная натура”. Таким образом, книга называется “Подключение второй натуры”, ну, либо, “природной натуры”. Потому что, видимо, наравне со способами ее надежно отключить, забить и стереть, есть способы наоборот – подключить… на случай отключения.




1- Как действовать инстинктивно.


КОНАТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ РАЗУМА

1

Прорвавшийся к площадке игрок имел все необходимые данные для быстрой игры. Он был одним из профессионалов, одим из лучших игроков в баскетбол, парень, который доказал свою быструю реакцию и умение расшевелить всю команду, и вот, он заполучил в руки прямой пас — и шанс забить гол, пока защита противника все еще раскачивалась. Но только он собрался дать себе волю, как тренер замахал ему, выкрикивая сигналы, вознамеревшись показать расклад. Игрок повернул голову, чтобы слушать, прекратил бег, и - мяч вырвали у него из рук.

Сидя на стадионе “Финикс Колизеум”, я с болезненной гримасой наблюдала, как наша команда теряет еще один шанс разыграться. Так повторялось из вечера в вечер весь сезон. Талантливых игроков взнуздывали, их инстинкты давили, а тренер всех душил своим совершенно нормальным инстинктом структуры. Для кого-то, кто годами работал в области улучшения человеческих успехов, наблюдение за этими играми напоминало какой-то извращенный подбор примеров для исследования на тему “Как не надо делать”.

На следующий день я заехала к себе в офис и позвонила старшему менеджеру команды. “Я больше не могу этого видеть, “ – сказала я ему. – “Пожалуйста. Разрешите мне помочь.”

И так началась моя работа с одним из самых крупных официальных клиентов, в трудновообразимой роли консультанта по подбору игроков для НБА “Звезды Финикса”.

И за два баскетбольных сезона, сменив тренера на того, кто понял силу инстинктивного действия и силу менеджмента, опирающегося на нее, “Звезды” передвинулись чуть ли не из подвала в своей лиге до статуса силы, с которой нужно считаться – стали едва ли не наиболее радикально изменившейся командой за все историю НБА. Что является как раз привычным оборотом дел, который я и привыкла видеть в своей работе с коллективами, неизменно случающимся всякий раз, когда мои клиенты открывают и начинают следовать врожденным сильным сторонам своих менеджеров и своих работников.

Абрахам Маслоу, гуру самореализации, сказал, что “человек стремится быть верным своей натуре, доверять себе, быть естественным, спонтанным, искренним, искать источники своих поступков в собственной глубинной внутренней натуре.” Он также сказал, что “способности жаждут быть использованными, и зов их прекращается только тогда, когда они окажутся использованными вполне.”

Эта книга предлагает вам революционную возможность максимально использовать свои способности – распознав силу своего собственного “я буду” – и “не буду”.

Она поможет вам открыть инстинкты, которые стоят за способностями, источники действия, аутентичное выражение себя, которому вы должны доверять в себе и в других. Вы не только прекратите поиск трудных обходных путей в поисках наименьшего сопротивления. Вам больше не нужно будет удивляться, почему то, что работает для вашего начальника, не помогает завершить сделку вам. Вы поймете, как и почему ваши творческие порывы способны приводить к продуктивным усилиям, и как превращать конфликты в синергию. Вы найдете признание себя за то, что вы и всегда знали: у вас есть свой, уникальный путь добиваться чего-то, который работает, если вам только удается им пользоваться. И вы поймете то, чего возможно раньше не осознавали – что другим не обязательно следовать вашему примеру, дабы преуспеть настолько же отлично.

Проблемой “Звезд Финикса” было натаскивание по книге, которое душило более интуитивных игроков, но это лишь малая часть гораздо более объемной темы. Вы все видели откровенное просаживание человеческого потенциала, когда кризисно-ориентированный предприниматель ждет до последней минуты и затем требует своего бухгалтера найти финансы за одну ночь. Все видели ложные ожидания, когда стая людей с “великой идеей” выходят на сцену с великолепными маркетинговыми концепциями, но - никто из них не припас на полках инструментов. Или когда директор продолжает нанимать клоны самого себя. Или когда отец говорит своему сыну не сидеть, воткнувшись в энциклопедию, а пойти поиграть в футбол, с другими ребятами. Или когда жена полагает, что если ее муж достаточно умен, чтобы быть адвокатом, то и с починкой газонокосилки он тоже справится. Или когда муж ждет от жены, что она уследит за всеми днями рождения и всеми назначениями детей у зубного.

Нужно всего лишь иметь более одного ребенка, чтобы знать, что все мы рождены с уникальным подходом ко всему, с чем соприкасаемся, и что даже два человека, выращенные в одном и том же окружении, воспринимают мир глубоко по –разному. К сожалению, эта простая реальность здравого смысла была куда-то утрачена, затерявшись в представлении, что мы можем стать чем угодно – было бы нужное обучение, правильный психолог и достаточное количество денег.

Концепция Колби – это практический подход к творческому решению проблем, и он не только помогает вам открыть источник поступков в глубине вашей натуры, но и показывает вам, как на них опираться. В отличие от психологических книжек по саморазвитию или ходовых теорий управления, эта концепция не предлагает вам измениться. Наоборот, книжка объясняет, почему ключ к успеху – это доверие к своим инстинктам.

Чтобы достичь чего-то, недостаточно только знать, что вам подобает сделать, или – что бы вы хотели мочь сделать. Нужно еще знать, что, в силу своей натуры, вы просто станете или не станете делать. Все знают, что не нужно учить кошку ловить мышей. Конечно, можно убить кучу времени, натаскивая кошку не ловить мышей, и еще больше – уча ее притаскивать вам тапочки. Но когда все возможное сделано и сказано, все равно останутся инстинктивные действия, которые будут говорить сами за себя, громче всяких слов.

Свое исследование о путях, которыми мы можем опираться на врожденные таланты, привело меня пятнадцать лет назад к основанию собственного издательского дела, чтобы я могла предложить детям возможность разными путями испытывать свой креативный дар. Я разработала «Думалколомки@ » – учебные материалы, книги и игры, которые опирались на разнообразие способностей детей к разрешению проблем, дабы позволить им добывать знание индивидуальными путями. Учителя обнаруживают, что дети проявляют себя намного выше школьного уровня, когда оказываются в состоянии структурировать свои собственные попытки посредством этих творческих альтернатив. А теперь я работаю с бизнесами по всему миру, используя ту же самую концепцию для анализа их вариантов выбора и чтобы улучшить их конечную продуктивность.

И все это время я внимательно наблюдала за человеческим поведением, как в классной комнате, так и в деловом мире.

Мне стало ясно, что не интеллектуальная одаренность определяет, что человек станет делать. Одни умные дети вовсе не станут читать указатели, тогда как другие не придпримут ничего, пока не прочтут их полностью. У некоторых опытных работников весь инвентарь наперечет, тогда как другие станут прикидывать на вскидку при подсчете.

Сфокусировавшись на том, как люди реально преуспевают, по сравнению с тем, насклько хорошо они следуют инструкциям, я обнаружила, что существует четыре разных типа смекалки, которые на крыльях доставляли людей туда, куда им надо. Я открыла, что достижения неимоверно растут, когда люди любого возраста и любого статуса оказывались в состоянии применять эту свою природную смекалку, чтобы сделать дело. Эта смекалка оказалась настолько базовой, что фактически, была инстинктивной – это человечекое «буду» и «не буду», которое определяет не то, что мы думаем или что мы чувствуем, либо чего мы хотим и на что надеемся, но то, как нам наиболее естественно иметь дело с деталями, с упорядоченностью, с риском и миром трех измерений. Эти креативные инстинкты определяют наш наиболее естественный подход к решению проблем, к упорядочению идей или объектов, и к использованию времени и сил. И я увидела, что поступки людей групируются в четыре поведенческих кластера, или режима, ключа деятельности, как я стала называть их (Action Modes). Поведенческие манеры внутри кластеров не прекрывались с другими кластерами, и отчетливо выделялилсь.

Годами наблюдая и каталогизируя действия, взаимодействия и реакции, я пришла к убеждению, что каждая намеренная реакция укладывалась в одну из четырех манер. То, что я позже выяснила, что античные философы полагали, что человеческая воля реализовывается в рамках четырех каналов, стало веским подтверждением концепции, к которой я пришла самостоятельно. Я узнала позже, что существовало почти повсеместное согласие, насчет того, что механизм человеческой натуры движут четыре силы, и это тоже стало пост-фактум откровением, которое придало мне еще больше уверенности.

Но больше всего правоту моего исследования подтвердило то, что я оказалась способна предсказывать поведение с такой точностью, которая изумила даже меня. Я оказалась способна препарировать процесс, через который проходит любая личность, когда борется за достижение цели, и идентифицировать любой волевой акт, как порожденный в одном из режимов действия.

А именно:

Искатель Фактов (Fact Finder): точный, рассудительный и тщательный, этот режим нужен, чтобы справляться с деталями и сложностью, тяготея как к объективности, так и к уместностности. Фанаты наблюдения и сбора информации, люди, у которых этот режим преобладает, иногда открывают что информация – факты – значит для них больше, чем для окружающих. Иногда они слишком рассудительны и кажутся чрезмерно осторожными, выжидая больше данных.

Процедурщик (Follow Thru): методичный и систематичный, это режим четкости и структурированности, привносит порядок и эффективность. Люди, лидирующие в этом ключе, помешаны на планировании, программировании, дизайне, и предсказуемость очень важна для их существования. В каждой организации нужны люди, у которых сильна эта черта в работе, их записи в порядке, и они проектируют функции. Но, безусловно, бывают времена, когда сильная нужда в порядке неуместна.

Легкость на подхват (Quick Start): приверженные риску, люди работающие в этом ключе действуют спонтанно и интуитивно, они гибки и постоянно генерируют идеи. Лидирующие в этом ключе ориентируются на дедлайн и кризисные ситуации. Им нужна атмосфера брошенного вызова и перемен, и иногда они слишком нетерпеливы.

Внедритель (Implementor): ориентированные на ручной подход и ремесленное мастерство, эти люди привносят осязаемое качество в поступки. Люди, лидирующие в этом ключе, наделены сильным ощущением трехмерной формы и материи, и способностью иметь дело с конкретным.

Оказалось, что ни одной действие не выпадало за пределы этих кластеров или не могло бы быть классифицировано с их помощью. Их использование отнюдь не коррелировало с образованием, возрастом, объемом тренировки или опыта. Да и генетика вроде не предлагала ответа: близнецы совсем не обязательно реагируют одинаковым образом на стимулы. И интеллект не казался решающим фактором: дети с одинаковым IQ, обучающиеся в одной классной комнате, по-разному реагировали на предъявляемые к ним запросы образования. И непохоже было, чтоб все обусловливала личность, поскольку я в равной степени наблюдала общительных и застенчивых людей, которые лучше всего оперировали через определенный ключ, равным образом находились среди них и счастливые, и несчастные.

продолжение следует…

______________

с другими раритетами вы можете ознакомиться на моем сайте переводчика https://crowclub14.wordpress.com/переводная-литература/

Сила воли.


Принятый на сегодня абсурдный подход к разделению людей на «мыслителей», «чувственных» и «способных сделать дело» не берет в расчет здравый смысл и исторические свидетельства того, что эти способности отнюдь не исключают друг друга. Каждый испытывает побуждение заставить вещи случиться – уж неважно, хорошие это вещи или плохие, умные или тупые. В нас есть несгибаемая воля, которая стоит за нашими инстинктами действовать.

Инстинкт изучения побуждает нас начать действовать как Искатель Фактов.
Инстинкт структуры принуждает нас вести себя как Процедурщик.
Инстинкт инноватора запускает нашу энергию Легкости на Подъем.
Инстинкт демонстрации выходит наружу через действия Внедрителя.

Стоило мне понять, что действия которые я наблюдаю и замеряю – инстинктивны, мне сразу стало понятно, что это и есть те смые способности, которые безуспешно пытались идентифицировать Маслоу, Спиноза и Кант, и еще многие философы. Но я все ещене знала, что получила разгадку давнего камня преткновения среди ученых – просуществовавшего столь долго, может быть, потому, что у им недоставало практического опыта ведения бизнеса.

Я впервые осознала важность этих инстинктов, начав вести издательское дело, потому что пыталась понять сущность креативности, которую пыталась поощрять. Например, я иногда нанимала правильного человека, а затем помещала его на неправильную позицию, не совпадающую со смекалкой этого человека нишу. А ведь я проглядывала резюме, наводила справки, проводила глубинные интервью и использовала инструменты тестирования личности и способностей, чтобы измерить то, что этот человек имел предложить. Что я упускала?

Я ошибалась потому, что упускала из вида наиболее существенное. «Я буду» - это важнее чем IQ. «Я буду» - это сильнее, чем «я хочу». Это была отчетливо иная часть разума, нежели мышление и чувства, сила креативного инстинкта, или «воля».

Это разница между волевым действием и такими способностями, как интеллект и эмоции, была известна на протяжении веков. Ей даже дали имя, имя, которого я прежденикогда не слышала, но это лишь подтверждало универсальную природу моих наблюдений. Действия, определяющие, как человек борется за какую-то цель, веками были известны как конация – от латинского глагола conari, означающего «преодоление».

Специалисты по маркетингу в 20-м веке выделили конативный акт как ключевой фактор в вертикали формирования решений: интеллект поможет вам сделать мудрый выбор, эмоции определяют, что бы вам хотелось купить, но пока вторая натура не пнет вас, вы не заключаете сделку – вы не вкладываете деньги в то, на что разинули рот.

Конация – это наше знание, как получить результат. Это не касается интелекта человека или типа его личности. Некоторые люди раздумывают перед тем, как соваться в воду, подключив свой ум прежде конативной энергии. А другие хотят чего-либо та отчаянно, что их эмоции заставляют вторую натуру вмешаться, прежде чем они успеют задуматься.

Так что, проверенная временем концепция трех основных способностей разума такова:


Концепция трех основных способностей

КОГНИТИВНАЯ АФФЕКТИВНАЯ КОНАТИВНАЯ
знать...............................чувствовать......................действовать
умения............................личность..........................талант
думать чувствовать стремиться
правда красота добродетель
мысль эмоция воля
наука эстетика этика
знать заботиться делать
мысль настроение поведение



Сила созидания.

Потенциал слишком часто обсуждают в терминах ограничений: нехватка мозгов, образования и опыта. Но ведь мы все видели примеры того, как люди со средним IQ нередко затмевают гениев, когда речь идет о здравомыслящем разрешении проблем.

Это конативная разница.

Креативность, на которую часто смотрят как на что-то не относящееся к повседневной жизни, есть на самом деле часть каждого из нас, кто может воспользоваться свободой быть собой.

По определению, сотворить – значит породить, вызвать к жизни, произвести. Поскольку вторая натура есть у каждого индивидуума, способность предпринимать действия, то каждый индивидуум наделен возможностью творить. То, что один это делает с помощью цифр и фактов, а не с помощью красок, не снижает креативности этого процесса.

Я наблюдала креативных бухгалтеров, созидающих порядок из разрозненных бумажек клиента, в молодом человеке, дорабатывающем старый семейный рецепт, в ремонтниках, рискнувших сварганить ремонт, в составителе графиков во время тумана в аэропорту.

Мы всегда распознаем того, кто сможет сделать дело, когда встречаем его – человека, способного взяться даже за самую трудную задачу.
Но пока теоретики в области образования разглядывают в микроскоп, как приобретается знание, а психиатров все больше заботит наш эмоциональный портрет, эти, в башнях из слоновой кости, ухитрились разработать практический подход ко второй натуре, ключ к тому, как мысль и эмоция претворяются в действие.

Без конации нет продукта – лишь потенциал. Конация – это аспект достижения в вопросе способностей, это процесс, посредством которого мы добиваемся своих целей.

Я припоминала те отрезки в моей жизни, когда все удавалось, все складывалось, как по волшебству, когда мысли лились потоком на бумагу – и те, когда я часами корячилась, и ничего не выходило. Преуспевала я тогда, когда могла действовать согласно собственной настойчивой смекалке. Когда я была верна своей второй натуре, то могла выполнить работу не переутомляясь умственно. Когда я находила естественное применение своим талантам – каждый раз это было, словно открыть краны потоку энергии, только ждущему, чтоб его выпустили на свободу.

Для меня естественным течением было – дать себе волю принимать вызов, делать что-то новое – и открывать структуры по ходу дела. Это значило – не увязать в деталях и не оправдываться. В случае с этй книгой, это значило – довести работу до конца там, где другие начали десятки лет назад. Мой вызов теперь состоял в том, чтоб до конца разобраться с подключением второй натуры, и чтобы сделать это, мне нужно было найти способ помочь людям открыть силу их природных талантов.





_________________________
прим. перев.: конация - доконация...



Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru