Так, как надо автора Ovda (бета: Юми-ко)    закончен   Оценка фанфикаОценка фанфикаОценка фанфика
Лили простила его и оставила ему самое дорогое, что у нее было – своего сына.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Северус Снейп, Гарри Поттер
Общий, AU || джен || G || Размер: миди || Глав: 6 || Прочитано: 50951 || Отзывов: 53 || Подписано: 139
Предупреждения: ООС, AU
Начало: 03.04.10 || Обновление: 11.05.10
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Так, как надо

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Название: Так, как надо
Автор: Ovda
Бета: Юми-ко
Категория: джен
Размер: Миди
Персонажи: Гарри Поттер, Северус Снейп
Рейтинг: G
Жанр: АУ
Саммари: Лили простила его и оставила ему самое дорогое, что у нее было – своего сына.
Предупреждение: Возможен некоторый ООС Северуса, хотя мне кажется, что он вполне мог себя так вести...
Дисклеймер: Не мое. Хотя хотелось бы.
Примечания: Фик написан на фест «Обед со снарри» блюдо «Холодные закуски» на Polyjuice Potion, 2010



В дверь постучали, когда до полной готовности зелья оставалось всего каких-то десять минут. Стук разнесся по небольшому дому, отражаясь эхом от стен, но волшебник, низко склонившийся над котлом, его как будто не замечал. Он продолжал считать, беззвучно шевеля губами и помешивая варево деревянной ложкой на длинной ручке.

Три полных круга по часовой стрелке, половина против.

Четыре по часовой, один против.

Добавить щепотку толченых листьев белладонны и помешать.

Стук повторился.

И опять ни намека на то, что он был услышан.

В данный момент мир волшебника ограничивался стенами маленькой комнатки, заполненной парами почти готового волчьего зелья. Он потратил на теоретическую часть эксперимента два года, но Дамокл Белби опередил его, представив свой вариант Аконитового зелья на пару недель раньше. Вообще-то, после этого можно было отставить в сторону пробирки и пользоваться готовым результатом, но потушить интерес ученого было сложнее, чем огонь под котлом.

Сейчас эксперимент входил в финальную стадию, и стучащийся в дверь маггл не мог этому помешать. О том, что это не волшебник, было несложно догадаться – маг бы воспользовался камином.

Полкруга по часовой стрелке, три против.

Один по часовой, два с половиной против.

Добавить три волоска с загривка несовершеннолетнего оборотня, за которые, кстати, пришлось заплатить целое состояние.

– Мистер Снейп! Сэр, вы дома? – теперь к непрекращавшемуся стуку добавились крики.

Зельевар вытащил деревянную ложку из котла, стряхнул бурые капли и посмотрел на часы. Секундная стрелка достигла двенадцати, и он увеличил огонь. Жидкость послушно закипела, меняясь из красно-коричневой в болотно-зеленую. Когда цвет стал однородным, Снейп наложил на котел охлаждающие чары.

Теперь оставалось только ждать. Сначала пока зелье остынет, а потом – полнолуния, в надежде испытать его действие на оборотне.

– Мистер Снейп! Мистер Снейп! – не унимался маггл снаружи.

Северус поморщился. Мало того, что шум раздражал, он еще и привлекал ненужное внимание соседей. Шансов, что незваный гость исчезнет самостоятельно, если продолжать его игнорировать, было немного, и зельевар решил разобраться с ним лично.

Он вышел из лаборатории в гостиную и, не глядя, махнул палочкой за спину. С легким скрежетом книжный шкаф сдвинулся с места и запечатал проход, оставив еле заметный след на пыльном полу. Теперь в комнате не осталось ничего волшебного, если не присматриваться к названиям старинных фолиантов на полках.

В пару шагов достигнув входной двери, он рывком распахнул ее. Стоящий на пороге молодой мужчина вздрогнул и нервно улыбнулся:

– Вы меня напугали, мистер Снейп! Не думал, что вы дома.

– И, тем не менее, продолжали ломиться внутрь! – констатировал факт волшебник, скрещивая руки на груди.

Это помогло справиться с желанием выхватить волшебную палочку и проклясть маггла. Весь его вид раздражал до безумия. От потертого пиджака с вельветовыми заплатами на локтях до тоненьких усов, которые были призваны добавить ему солидности, но вместо этого выглядели смешно.

– У меня к вам срочное дело, сэр. Меня зовут Карл Хиггинс, из адвокатской конторы “Хиггинс и сын”. Я – сын, конечно, – маггл опять улыбнулся и протянул руку.

– Меня это не интересует, – резко сказал Снейп и развернулся, чтобы уйти.

– Подождите! Это касается Лили Поттер. Лили Эванс.

– Она мертва, – волшебник потянул за собой дверь.

– Она оставила для вас завещание! – затараторил маггл, прежде чем Снейп успел скрыться внутри. – Пожалуйста! Это очень важно.

Северус замер на полпути. Он не слышал ее имя много лет – люди слишком быстро забывают своих героев – но оно все еще причиняло ему боль. Сердце ухнуло в пятки, и там остановилось. Кровь, казалось, перестала течь по венам, и зельевар побледнел еще сильнее обычного. В горле запершило, а о том, что надо дышать, он просто не помнил.
Лили. Оставила завещание. Для него. В маггловской конторе.

Это звучало бессмысленно и нелепо. Лили ненавидела его.

– Что она мне оставила? – охрипшим голосом произнес Снейп.

Все-таки любопытство – это порок.

– Я предпочел бы не обсуждать это на улице, – мужчина оглянулся по сторонам и поежился. – Это очень деликатный вопрос.

– Что она мне оставила? – повторил Снейп, повышая голос.

– Своего сына...

Это было совсем уж нелепо. Он едва не рассмеялся. Почти захлопнул дверь.

Но какое-то чувство внутри не позволило Северусу оставить наглеца снаружи.

– Проходите, – волшебник посторонился.

Он старался не думать о последних словах маггла. Это оказалось легко, потому что переварить эту новость было невозможно. Невозможно было также в нее поверить. Но для этого у зельевара было решение.

– Хотите чаю? – спросил Снейп, когда гость присел на потертый диван.

– Лучше воды, – мужчину определенно пугала непредсказуемость волшебника, но держался он неплохо.

Воды так воды, думал Северус по дороге на кухню, Веритасерум был прозрачным и безвкусным, не имело значения, куда его добавлять.

Снейп знал, что на магглов зелья действовали по-другому, но ему никогда не приходилось видеть как. Казалось, что мужчина не сможет остановиться, пока не расскажет всю правду. Он замолкал, только чтобы утолить жажду водой из граненого стакана, и тут же продолжал свой невероятный рассказ.

– Меня зовут Карл Хиггинс. У моего отца, Джона Хиггинса, маленькая адвокатская контора недалеко отсюда, на другой стороне реки. Ровно десять лет назад Лили Поттер пришла к нему и сказала, что хочет написать завещание. Я прекрасно помню тот день. Это было первое лето, когда мой отец разрешил мне помогать на каникулах, а она была очень красивая. Длинные волосы, отливавшие медью, печальные зеленые глаза и немного старомодное платье. Миссис Поттер выглядела такой молодой, что мой отец спросил, зачем ей вообще нужно завещание. Это была безумно грустная история – она и ее муж перешли дорогу какой-то банде, и те угрожали их убить. Но она не боялась за себя, а только за жизнь своего маленького сына. В завещании миссис Поттер отметила, что в случае их смерти мальчик должен остаться с Сириусом Блеком, его крестным, а если он по какой-то причине не сможет или откажется заботиться о ребенке – то опекуном станет Северус Снейп, проживающий по адресу Ткацкий тупик, 31, Манчестер. По ее словам, ни у нее, ни у мужа не было родственников, и эти двое были самыми близкими людьми.

Адвокат остановился на мгновение и протянул Северусу тоненькую папочку, которую до этого мял в руках. Внутри лежал одинокий листок, исписанный на половину крупным, до боли знакомым почерком. Чуть ниже была приписка другой рукой: “Гарри Поттер усыновлен Петуньей и Верноном Дурсль” и дата “5 ноября 1981 года”.

Несколько дней после её смерти.

– А через несколько месяцев, – продолжил маггл монотонным голосом, – в новостях рассказали про взрыв в маленькой деревеньке под названием Годрикова Лощина. Это случилось на юге Англии, но произошедшее было настолько ужасно, что отголоски долетели даже до нас. Дом был полностью разрушен, мистер и миссис Поттер погибли, в живых остался только годовалый ребенок. В смерти родителей, а также двенадцати случайных прохожих был обвинен Сириус Блек. Еще через пару дней мы узнали, что ребенка усыновила сестра миссис Поттер, и мой отец отложил дело в архив. Он решил, что так лучше для мальчика. Знаете – быть с родственниками, а не с незнакомым человеком. Тем более что вы не появились у нас в конторе. Я пытался разыскать вас, каждый день проходил мимо вашего дома после школы. Но мне ни разу не ответили. А когда отец узнал об этом, он запретил мне приближаться к этому месту и приказал забыть о миссис Поттер. Но я не смог. Она выглядела очень решительно, когда говорила, что может довериться только вам двоим, несмотря на то, что мистер Блек оказался убийцей. Она доверилась нам, и мы должны были выполнить ее волю. Но мой отец не хотел ничего слушать, как ни пытался я его убедить. Он уперся, а я, школьник, не мог справиться с этим делом самостоятельно. Тогда я пообещал себе выучиться на юриста и вернуть все на свои места. Сделать так, как надо. А теперь, когда я закончил учебу и стал полноправным партнером в фирме, мой отец не посмеет ничего сказать против. Я считаю, что вы имеете право знать о завещании и сами решить, что лучше для ребенка. Извините, что я задержался на десять лет.

Действие зелья закончилось, или же магглу было больше нечего добавить. Он затих, смущенный своими последними словами.

Северус размышлял. Если так можно было назвать попытку разобраться в запутанном клубке мыслей, желаний и чувств.

Она простила его. Простила и оставила ему самое дорогое, что у нее было – своего сына. Она поверила ему. Тогда, когда он умолял ее на коленях на пороге ее дома, каясь во всех грехах, или позже, когда Дамблдор подтвердил опасность. Неважно. Главное, что она не ненавидела его. Можно было свободно вздохнуть, расправить плечи. Не все в его жизни было напрасно, что-то все-таки имело смысл. Что-то хорошее.

Гарри.

Ее сын.

Это было неожиданно, странно. Но на удивление приятно. Ребенок. Хотя он уже не ребенок, ему должно быть почти одиннадцать. Интересно, какой он? Похож на нее или на своего идиота-отца? Нет, не надо об этом думать. Потому что тогда хочется проклясть кого-нибудь... Или самого себя. За то, что упустил шанс.

Странно, но он даже не разозлился на маггла. Десять лет. Десять лет, которые он мог бы жить, не коря себя ежедневно, которые мог бы заботиться о ее сыне. Так, как она хотела. Жаль, что история не терпит сослагательного наклонения.

В голове начал вырисовываться план.

– Где живут люди, усыновившие Гарри? – решительно произнес Снейп.

Маггл подпрыгнул от неожиданности.

– А?

– Где живут люди, усыновившие мальчика? – терпеливо повторил волшебник.

– Я не знаю, – маггл удрученно пожал плечами. – Мне не удалось найти никаких документов. Они как будто сквозь землю провалились.

Не сквозь землю - понял Снейп бессмысленность своего вопроса.

Гарри Поттер был не просто мальчиком, а Мальчиком-Который-Выжил, победителем Волдеморта, достоянием магического мира, и отыскать его было под силу даже не каждому магу. Что уж тут говорить о каком-то маггловском адвокате? Сын Лили был защищен всевозможными заклинаниями, а Северус знал человека, который их накладывал.

Дамблдор.

Он говорил, что сам отнес ребенка к родственникам. И если не он, то никто не поможет ему найти Гарри.

Выпроводив маггла из дома, Снейп почти бегом бросился к камину. Он не хотел терять ни секунды светлого будущего, неожиданно выглянувшего из-за поворота.

Директор сразу же показался в поле зрения – он кормил своего ручного феникса. Птица аккуратно брала семечки с морщинистой ладони и, запрокинув голову, проглатывала их по одной. Появление тут же завладевшего вниманием Дамблдора Снейпа она прокомментировала раздраженной трелью.

Альбус устроился на кресле перед огнем, и Северус сразу перешел к делу без предисловия и приветствий.

Пересказывая разговор с магглом, зельевар внимательно следил за выражением лица директора. Но оно оставалось непроницаемым.

Нехорошее предчувствие слегка погасило эйфорию, заполнявшую Снейпа.

Дамблдор был великолепным окклюментом, и прочитать его мысли не представлялось возможным, но зато он не был настолько хорошим актером, чтобы скрыть удивление от такой сногсшибательной новости.

Оставался только один возможный вариант – он знал. Дамблдор был доверенным лицом Поттеров, он должен был стать Хранителем Секрета. Лили обязательно посоветовалась бы с директором. Может он даже рассказал ей, что Северус все еще живет в своем старом доме, и поэтому она выбрала контору неподалеку.

Но тогда – почему?

Северус почувствовал, что задыхается. Несправедливость душила его, будто удавка на шее. Неужели Дамблдор все еще сомневается в нем? Неужели он настолько боялся оставить с ним мальчика, что предпочел семейку магглов? Боялся, что он все еще служит Темному Лорду и отомстит ребенку за смерть господина?

Северус не желал с этим соглашаться. Что у него остается без доверия Дамблдора? Ничего, кроме желания Лили десятилетней давности. Но это давало ему цель и силы для борьбы. Усилием воли он отогнал охватившее его отчаяние и набрал в легкие воздух.

– Вы знали, не правда ли?

– Подозревал, – согласился Дамблдор.

– Подозревали и ничего мне не сказали? – Спокойный тон директора мгновенно поджег и без того тлеющий запал терпения зельевара. – Как вы могли? Я умолял вас спасти Лили, а вы ничего не сделали. Она хотела, чтобы я позаботился о ее сыне, а вы скрыли это от меня.

– Я решил, что так будет лучше, – без намека на сожаление ответил Дамблдор.

– Лучше для кого? – искра достигла пороховой бочки, и Северус взорвался. – Для меня, для мальчика, для Лили или для вас, Альбус?

– Для Гарри, конечно. – Директор проигнорировал дерзость, откинулся на спинку кресла, сняв очки, и устало потер глаза. – И для тебя. Вспомни, Северус, что тогда творилось. Стоило пройти ликованию первых дней, как начались облавы и судебные разбирательства. Твои приятели вновь и вновь пытались заложить тебя, и только мое слово спасло тебя от Азкабана. А теперь представь, что бы началось, если бы Гарри переехал к тебе. Самые влиятельные семьи были готовы усыновить его! Они бы не допустили, чтобы Пожиратель Смерти, даже оправданный, стал опекуном победителя Волдеморта. Тебя бы упекли в тюрьму только для того, чтобы Гарри не достался тебе. И даже мое влияние в Визенгамоте не помогло бы.

Северусу казалось, что с каждым словом ему все сложнее держать спину прямо. Как будто вся тяжесть вины, исчезнувшая после разговора с магглом, не только вернулась, но и удвоилась.

Альбус был прав. Как всегда прав.

Но признавать это вслух Снейп пока не собирался.

– Почему же вы не объяснили мне это тогда? Я бы понял! Жить, зная, что Лили простила меня...

– Мне жаль, что ты придаешь этому так много значения.

– Вам никогда не понять, что это значит для меня, – не сдавался зельевар. – Я должен увидеть мальчика! Где он живет?

– Нет, Северус, – Дамблдор покачал головой. – Ты увидишь его через два месяца, когда он приедет в Хогвартс.

– Война закончилась, Альбус, – Снейп редко перечил ему, но он не мог отказаться от Гарри. Не сейчас. – Вы больше не будете решать за меня.

– Хорошо, – Дамблдор неожиданно быстро признал поражение. – Только пообещай, что будешь вести себя благоразумно.

   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru