Мародёры моей мечты автора Qaz1234⚡✨💫    в работе   
Всё строится по эффекту бабочки, начиная с того, что мародёров шесть, а Питера Петтигрю не существует.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Ремус Люпин, Сириус Блэк, Джеймс Поттер, Лили Эванс, Северус Снейп
Общий || джен || G || Размер: макси || Глав: 4 || Прочитано: 730 || Отзывов: 0 || Подписано: 5
Предупреждения: AU
Начало: 22.03.21 || Обновление: 28.03.21
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
  <<      >>  

Мародёры моей мечты

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава Глава 2


Оливия Харт расхаживала по Косой Алее с родителями. Она была очень довольна собой и тем, что получила письмо из Хогвартса. Да, она была чистокровной юной волшебницей, но что-то особенно в событиях сегодняшнего дня всё же было.
Когда пришло время покупать палочку Оливия со всех ног побежала к магазину Олливандера, поэтому сначала не заметила, что сбила мальчика. Обернувшись, девочка у видела перед собой отчасти знакомое лицо. Оно было всё в шрамах и царапинах, а из под тяжёлых век на неё смотрели золотые глаза.
-Извини, я тебя не заметила.
-Да ничего страшного, бывает.
-Ты Ремус Люпин, полукровка, да?
-Верно, но откуда ты знаешь?
-Видела тебя, на одном из фамильных деревьев Блэков.
-А, там, что и я есть?
-Да, а также твоя сестра близнец - Лиззи.
-Но кто ты сама?
-Я Оливия Харт, тоже имею родство с Блэками, правда по материнской линии.
-А кто мы друг другу?
-Да хрен его знает, пересекаются наши родственники где-то, за полтора века до нашего рождения.
-Ого, это много.
-Я знаю, но вопрос где твои родители?
-Они расплачиваются за наши с сестрой мантии, а что?
-Моя мама искала их, говорят будет обед у Малфоев. Приглашены все ныне живущие Блэки, то есть около 20 человек.
-И мы тоже приглашены?
-Да, родители в шоке.
-Круто, наверное родители согласятся.
-Надеюсь.
Но тут подошли родители из родители, а также Вальбурга Блэк с сыном. Договорившись о встрече в Малфой Менор, семьи разошлись по своим домам.
Когда наступил вечер, Рем, Лиззи и Лаэл Люпин отправились на место встречи. Там близнецов поджидали Оливия, Регулус и Сириус. Детей сдали на попечение Беллатрисы и Андромеды Блэк. Придя в комнату Сириус и Андромеда сели играть в шахматы, Белла села развлекать Регулуса. Вдруг из-за штор выглянуло личико, это была одиннадцати летняя Роксана Малфой, младшая сестра Люциуса. Рем и Лиззи пытались заговорить с ней, но толка не было. Началась гроза и девочка спряталась обратно за штору. А Оливия не оценив обстановки ушла к взрослым кушать.
Сириус стоял на коленях на небольшом ситцевом диване, обняв руками спинку, и зачарованно смотрел в темное окно. Он караулил высокое кипарисовое дерево, растущее совсем рядом с домом. Над ним уже несколько раз штрихом пролетала молния, но почему-то в само дерево так ни разу и не попала. Сириус был уверен, что если она в него попадет, то дерево непременно загорится, начнется пожар, и наконец-то его пребывание в доме этих скучных Малфоев обретет хоть какой-то смысл.
Мальчик глубоко, прерывисто вздохнул. Ему уже надоело сидеть в одной позе, но он был уверен, что если отвернется хотя бы на секунду, то молния обязательно ударит, и ударит именно в дерево. 
А ещё ему нравилось делать вид, что гроза и раскаты грома его нисколечко не пугают. Всякий раз, когда небо над домом с оглушительным треском ломалось на части, Сириус высокомерно хмыкал, вскидывая подбородок, а сам краем глаза следил за тем, как едва заметно отодвигается занавеска, и на него взглядывают испуганные любопытные глаза Рокси.
— Сириус Блэк, твой ход! — сердито сказала кузина Андромеда, бросив в него сбитую фигуру.
Сириус из-за своей невнимательности проигрывал уже третий раз подряд.
— А? ..
Мальчик вздрогнул и повернулся к ней. Штора тут же резко отодвинулась, и девочка, сидящая на подоконнике, испуганно проследила за тем, как Сириус скрылся за спинкой дивана.
— Я только что сбила твою ладью, — сообщила Меда, после чего нагнулась и подняла с пола сбитую фигуру. Та уже восстановилась и попыталась укусить обидчицу за палец, но девушка бросила ее на диван и откинула за спину тяжелую косу. У нее было очень волевое, но не очень привлекательное лицо: крупные, бросающиеся в глаза красные губы, вздернутый нос, круглые щеки и небольшие, но очень умные светло-карие глаза.
 — Ходи.
Но тут из дальнего угла послышалось,
— Давай еще одну, Белла! Еще!
Услышав радостный голос Регулуса, Сириус поспешно закрыл уши руками, но все равно напоследок услышал жалобный писк, который издала мышь, слепо мечущаяся по клетке в бессмысленной попытке спастись. 
— Сейчас, мой дорогой, — с придыханием промолвила Белла и палочкой выманила зверушку из клетки.
Регулус подобрался на полу возле маленькой самодельной плахи и уперся руками в коленки, жадно глядя, как Беллатриса Блэк, красивая, взрослая кузина за хвост вытаскивает из клетки отчаянно сопротивляющееся животное.
— Сириус, ты будешь ходить или нет? — раздраженно спросила Андромеда, поднимая глаза от доски. Похоже, забава старшей сестры и маленького Регулуса и ей действовала на нервы. Она увидела, что Сириус ее не слышит, в ужасе следя за животным в руках девушки, и обернулась к старшей сестре: 
— Белла, может быть, уже хватит? 
— Это не бОльшая жестокость, чем твои шахматы, сестра, — проговорила Беллатриса. 
— Оглашай приговор, Регулус. Она поцеловала черную, пронзительно попискивающую мышку и прижала маленькое тельце к доске. Звякнул ножик. Мышь, словно почувствовав близость смерти, отчаянно заверещала и забилась в ее руках, но это было бесполезно.
Регулус засмеялся, в то время как Люпины двигались как можно ближе к Меде. Ребята начинали бояться Беллу.
— Обвинение: участие в п'геступных связях с маглами, на'гушение волшебного кодекса о сек'гетности… — заученные слова и смешно и страшно звучали в устах лопоухого восьмилетнего мальчишки. — Наказание, вынесенное судом Ви-зем-ган-мон-та: сме'гтельная казнь!
Нож со стуком опустился на доску, обрывая писк. Сначала повисла жуткая, гнетущая тишина, а потом Регулус вдруг оглушительно захлопал в ладоши и захохотал.
Сириус обернулся, а Лиззи вжалась в Ремуса. Мышка, лежащая в лужице черной крови, казалась игрушечной. Сначала никто не понял, что за маленький мохнатый комочек лежит рядом с ней, а когда поняли, им стало дурно.
— Еще, еще! Давай казним ее за то, что она вышла замуж за г'гязнок'говку!
Сириус, не глядя, сделал ход. 
На черную клетку упала слеза, и мальчик тут же смазал ее пальцем, несолидно шмыгнув носом, после чего сердито утер нос рукавом белой рубашки и отвернулся.
Андромеда, увидев это, решительно встала на ноги и подошла к Беллатрисе.
— Белла, ты не слышала меня? Я же попросила: хватит! — её голос звонко ударился о стены комнаты.
За окном пророкотал гром.
Беллатриса запрокинула голову, оглядев грозно нависшую над ней фигуру младшей сестры, и медленно поднялась с пола.
— В чем дело, Меда? — старшая Блэк тряхнула головой, и кудри, похожие на гадюк, рассыпались по ее полным белым плечам и высокой груди. Регулус испуганно поднялся на ноги, прижавшись к ее юбке. Белла положила когтистую руку на его взъерошенную голову. — Мы играем. Ты мешаешь нам.
— Ты пугаешь их! — воскликнула девушка, указывая куда-то себе за спину.
— Кого я пугаю? — Белла чуть склонилась набок и увидела ребят, уже готовых броситься Андромеде на выручку. 
— Этих щенков? Неужели в нашей семье водятся такие трусы?
Сириус взвился с дивана, словно это слово его ужалило. Звякнул ножик, подхватываемый с пола. 
— Сириус! — Андромеда бросилась к нему и схватила за плечо. Тяжело дыша, мальчик быстро взглянул на нее, поколебался и с силой вонзил оружие в половицы, напоследок отломав у него ручку и отшвырнув куда-то в угол. Регулус с воплем кинулся на брата за то, что тот сломал его любимое оружие, но Сириус легонько толкнул его, и тот с грохотом повалился на пол. Тощие ноги в коротких серых шортиках и тяжелых ботинках мелькнули в воздухе.
Белла захохотала низким грудным смехом и наклонилась к Сириусу, отчего в глубоком вырезе показалось вульгарное тело.
— Мерлин, да это не щенок, а настоящий волчонок! — она больно стиснула его лицо рукой, впиваясь ногтями в кожу и сжимая его губы в трубочку. Сириус дернулся, ударяя ее по руке. Он не любил, когда к нему прикасались. Особенно женщины, похожие на его мать. 
— Всегда любила волчат… — Белла вздохнула, выпрямляясь и задумчиво поглаживая по голове зареванного Регулуса, который уже поднялся на ноги и снова прижался к ней, с ненавистью глядя на старшего брата. — Особенно люблю выпускать из них кишки, — она вдруг резко выхватила палочку, и Сириус невольно отшатнулся, вызвав у ведьмы довольный хохот.
— Белла, прекрати, или я скажу маме! — не выдержала Меда.
Внезапно над домом снова прокатился гром, и все, кто был в комнате, услышали испуганный, тихий вскрик, донесшийся со стороны мягкого, убранного подушками и занавесками подоконника. Белла среагировала на этот звук, как охотничья собака на треск кустов, и прежде чем кто-нибудь успел пошевелиться или сказать хоть слово, она уже подлетела к окну и схватилась за ткань.
— Вот кто у нас боится! — крикнула она, резко распахивая шторы.
Девочка тоненько пискнула и соскочила с подоконника под торжествующий хохот ведьмы.
Она была довольно маленькой, а рядом с Беллой и вовсе казалась высокой куколкой. Сходство лишь усиливалось ее опрятным темно-синим платьицем, белыми колготками и белоснежными, точь-в-точь как у матери, волосами, собранными в растрепавшуюся «мальвину». Несколько прядок, похожих на завитки крема, выбились из прически и образовали вокруг головы пушистое облачко. Чёрные глаза выделялись на белом личике, как две капли черной краски.
— Так, значит, ты боишься грома, маленькая Роксана? — спросила Беллатриса, подступая к ней все ближе и ближе. — Боишься, что гроза убьет тебя, Рокси-докси?
— Беллатриса, не надо! — строго сказала Андромеда и попыталась схватить сестру за руку, но та не далась, сверкнув на нее страшными черными глазами.
— Не суйся, Меда! Будешь командовать в Слизерине, а ко мне не лезь! — прорычала она, взмахивая перед носом сестры палочкой.
По окрестностям снова прокатился гром, и дети невольно вздрогнули. Ожесточенные лица сестер на секунду озарила молния.
Белла резко наклонилась к перепуганной девочке и доверительно прошептала:
— А ты знаешь, почему бьют молнии? Знаешь?
Ребенок поддался на нежный тон и покачал головой.
— Они освещают путь Демону, который охотится в темноте за непослушными детьми… — Роксана побледнела и, машинально, вместе с Беллатрисой выглянула в окно. Небо совсем почернело, наполнившись благодатной летней влагой, и выглядело так, будто в нем действительно сидели демоны.
 — Всякий раз, когда бьет молния, где-то умирает непослушный ребенок. — Беллатриса, вальяжно покачиваясь, прошлась по комнате и подняла с пола клетку с мышами. Роксана следила за ней большими испуганными глазами. — Ты считала, сколько раз сегодня вспыхивали молнии?
Девочка покачала головой, отступая. Черные, жалкие, как у шиншиллы, глаза заблестели от слез, покрасневшие губы отлепились одна от другой, но девочка не заплакала. Беллатриса встряхнула клеткой, отчего мыши ударились о прутья и заверещали так, что Роксана зажмурилась, вжавшись спиной в стену.
— Десять! — прорычала Беллатриса, страшно выпучив глаза. — И все они здесь! Умирая, непослушные дети превращаются в мышей! — важным голосом сообщила она и добавила прежним, устрашающим: — И все попадают ко мне! На твоем месте я бы не стала сегодня тушить свет в своей спальне, Рокси-докси!
Неожиданно раздался разъяренный крик, и Сириус вцепился в клетку со зверьками. Ему уже давно хотелось вырвать бедняг из лап этой чокнутой.
— Что ты делаешь?! — Беллатриса рванула клетку на себя, но Сириус не отцепился, налетев на нее и вцепившись на сей раз в ее руку, стараясь оторвать пальцы девушки от клетки.
— Пусти их, пусти!
— Ах ты маленькая дрянь!
— Отпусти!
— Сириус! 
Сверкнула яркая вспышка, и на руке у мальчика появился глубокий порез. Кровь пролилась на пол, а Люпины ещё сильнее вжались друг в друга.
— Белла, что ты делаешь?! — закричала Меда, бросаясь к брату, но тут дверь, ведущая в комнату, отворилась, и все замерли, повернувшись к ней.
— Что здесь происходит? — строго спросил Люциус, входя в детскую и захлопывая за собой дверь. Серые глаза остановились на Беллатрисе, и она по-детски спрятала палочку за спину. — Почему такой шум?
С пронзительным криком «Люциус!» маленькая девочка вдруг сорвалась с места и, прежде чем кто-либо успел ее удержать, стрелой пролетела через комнату и бросилась брату на руки.
Люциус подхватил ее, но тут же вернул на ноги.
— Роксана, что за поведение… — едва слышно пробормотал он, одергивая на ней платьице. Оказавшись на ногах, Роксана испуганно вцепилась в него и спрятала лицо в его мантии.
— Что с тобой такое? — обеспокоенно спросил Люциус. Девочка не отвечала, тараща на Беллатрису большие черные глаза.
— Что ты опять сделала, Белла? — совсем другим голосом спросил парень. Серые глаза остро сверкнули — прямо как две льдинки. Ведьма демонстративно разжала руки в стороны и бросила клетку с животными на пол. Мыши запищали от боли.
 — Тебе велели просто трансфигурировать их во что-нибудь, чтобы повеселить детей! 
Роксана выглянула из складок мантии. Лицо ее было сухо, но глаза горели нечеловеческим страхом. Похоже, страшные сказки Беллатрисы были чем-то вроде постоянной процедуры в последнее время. 
— Сколько раз я просил тебя не пугать ее! 
— Тебе стоит заняться своей сестрой, Люциус! — подойдя к нему, Белла провела волшебной палочкой по расшитой серебром мантии, повторяя замысловатый узор на его груди. Роксана немедленно спряталась при ее приближении. — Разве моя вина, что она боится всего на свете?
Белый как полотно Регулус потирал ушибленную руку, которая на самом деле уже давно перестала болеть, и нервно топтался в одиночестве, явно не зная, к кому ему сейчас приткнуться, и кто прав. Андромеда присела на корточки рядом с тяжело дышащим Сириусом, носовым платком стирая с его руки кровь.  Ремус и Элизабет уже не сидели как вкопанные, а помогали ей.
Малфой хмыкнул, снова переведя взгляд на будущую родственницу.
— На ее месте я бы тоже испугался. Провести с тобой всего пять минут в одной комнате — это уже испытание не для малодушных, Белла.

— Девочке нельзя быть такой трусихой. — Беллатриса посмотрела ему в глаза, голос ее пролился, как мед. — Если все Малфои такие трусы, то разве они заслуживают внимания, Люциус? — она выдержала короткую паузу. — Чьего бы то ни было?
Глаза юноши недобро потемнели.
— Она боится грома и молнии, какая же волшебница из нее получится? — продолжала Белла, питаясь его гневом. — Как же ославится благородное семейство Малфоев, когда выяснится, что их дочь боится собственной тени?
Девочка, до этой секунды испуганно жавшаяся к брату, вдруг с силой дернула его за мантию и закричала:
— Я ничего не боюсь, понятно тебе, змея?!
Белла засмеялась.
— Роксана! — возмутился Люциус.
Словно в насмешку над словами девочки, над домом по тучам снова прокатился исполинский сухой горох, и она, не выдержав, расплакалась. Белла зафыркала.
— Не боюсь, не боюсь, не боюсь! — крикнула ей в лицо маленькая Роксана, оттолкнула Люциуса и, прежде чем кто-нибудь успел сказать хоть слово, выбежала в дверь, ведущую на улицу.
— Роксана! — закричал ей вслед Люциус, но его голос ударился о стекло захлопнувшейся двери. Он инстинктивно шагнул следом. Лиззи не выдержала и рассказала всё родителям. Беллу выгнали, а Роксану успокоили. После Сириусу убрали огромную рваную рану на пол руки, а Харты и Люпины разошлись по домам.
  <<      >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2021 © hogwartsnet.ru