Профессор и подмастерье автора НиВа    в работе   
Профессор Снейп дает лекции в университете и встречает бывших студентов. К чему приведет новое знакомство со бывшей ученицей? Как далеко готов зайти профессор, чтобы увести чужую девушку?
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Северус Снейп, Гермиона Грейнджер
Любовный роман || гет || PG-13 || Размер: макси || Глав: 5 || Прочитано: 432 || Отзывов: 2 || Подписано: 2
Предупреждения: нет
Начало: 28.06.22 || Обновление: 31.07.22
Все главы на одной странице Все главы на одной странице
   >>  

Профессор и подмастерье

A A A A
Шрифт: 
Текст: 
Фон: 
Глава 1


Встречи и их последствия.
Впервые Снейп увидел её через пять лет после выпуска, когда приехал читать курс по продвинутому зельеварению в Стоунхендже. Было жарко. Снейп стремительно шёл по залитой солнцем галерее, наслаждаясь атмосферой университета. Он вдохнул тонкий запах жасмина и вошёл в аудиторию. До лекции оставалась пара минут. Снейп окинул взглядом просторный кабинет, взмахом палочки машинально открывая окно, и сразу наткнулся на бывшего студента:
— Профессор Снейп? Доброе утро, Вы к нам надолго? — Парень старался говорить спокойно, однако, было видно, что он рад видеть бывшего профессора. Захарий отработал в Мунго два года и решил получить звание магистра зелий. Высокий парень, похожий на греческого бога с темными кудрями и выразительными скулами, был старше других студентов, однако врожденное обаяние позволяло ему легко ладить с каждым, кому он был не против понравиться.
— Доброе утро, Захарий, — ещё в те времена, когда парень был старостой, между ними сложились хорошие отношения, и профессор не видел нужды в излишней фамильярности.
— Я думаю, недели будет достаточно.
— Отлично! За неделю мы успеем Вам порядком надоесть.
— Не волнуйтесь об этом, — Снейп усмехнулся. — В этом году я только читаю лекции, а с практикой пусть разбираются другие.
— Это несправедливо, — хмыкнул парень. — Вы лишаете меня возможности окунуться в переживания юности.
— Не думал, что всё так запущено. Неужели, все ваши переживания ограничиваются зельями?
— А вы посмотрите на наше расписание! Я уже не помню, когда в последний раз пил кофе с привлекательной девушкой, — притворно вздохнул парень. — Привет, Гермиона!
Мисс Грейнджер улыбнулась парню и поздоровалась с обоими. Она не казалась удивленной, увидев бывшего профессора.
— Приятно видеть, что мои усилия не пропадают даром, — заметил Снейп, пытаясь вспомнить, когда он сам в последний раз пил кофе с привлекательной девушкой. Кажется, это было в прошлом году на конференции в Лозанне, когда его доклад вызвал полуторачасовую дискуссию на перерыве. Ажиотаж, вызванный тогда его экспериментом с раствором мандрагоры, можно было сравнить разве с тем, который вызвало появление сандвичей с лососем на кофе брейке.
Песочные часы, отсчитывающие время до конца перерыва, слегка завибрировали, сигнализируя о скором начале пары, и парень быстро добавил.
— В корпусе Фламеля есть отличная кофейня. Вы не против?
— Хорошо, мистер Фредин, я подумаю над Вашим предложением.
В кофейню ему удалось добраться только к концу недели, ближе к семи часам вечера пятницы. В это время студенты давно веселятся в баре, а преподаватели доедают жаркое за семейным ужином. До этого он был занят бесконечными встречами: декан, желающая обсудить формат сотрудничества с Хогвартсом, Раэлли с Уилбертом – два постдока, требующие от него комментарии по последней статье (разговор с ними он откладывал уже трижды), сама статья, которую стоило хотя бы перечитать… В лаборатории факультета зелий, конечно, нашлось оборудование, которого не было в Хогвартсе, и которое непременно надо было задействовать для какого-нибудь эксперимента, отложенного в дальний ящик. В общем, к тому моменту, когда зельевар добрался до столика в студенческом кафетерии, ему уже хотелось чего-то явно покрепче, чем кофе. Кафе было почти пустым, кроме пары студентов и взрослого мужчины с легкой сединой, сидящих в разных частях помещения.
Снейп недовольно поморщился – привычка всегда приходить за несколько минут до встречи не раз вынуждала его тратить время впустую. Эта привычка появилась еще в детстве, когда мать за возвращение домой позже условленного часа лишала его книг и заставляла по-маггловски вычищать котлы после её дневных экспериментов. Снейп ненавидел ручную уборку, и поэтому быстро перестал опаздывать. Если своих студентов он приучил к тому же похожими методами, то коллеги и, тем более, знакомые, не всегда проявляли уважение к привычкам зельевара.
Внезапно он заметил копну кудрявых темных волос в углу, у окна. Подслеповато щуря глаза, он попытался определить, были ли это Захария с мисс Грейнджер, или он обознался. Снейп стремительно подошел и, с легким разочарованием увидел только мисс Грейнджер, читающую книгу.
— Добрый вечер, мисс Грейнджер, — сказал он. Он всегда звал бывших учеников по имени и даже находился в почти дружеских отношениях с некоторыми из них, если они, разумеется, из взбалмошных глупых подростков превращались в более разумных взрослых. Да, обычно это были зельевары и слизеринцы, однако, он мог бы припомнить пару человек из Когтеврана, с которыми был в состоянии поддерживать приятную беседу при случайной встрече. Тем не менее какой-то внутренний барьер заставлял его раз за разом произносить «мисс Грейнджер» по отношению к этой девушке. Ему казалось, что если вначале лекций её и задевала эта привычка обращаться к ней подчеркнуто официально, в то время, как другим студентам была позволена определенная фамильярность, то за несколько дней она привыкла.
— Профессор Снейп? Добрый вечер! — ответила она радостно, как будто бы удивленная тем, что он всё-таки пришёл, хотя они и договаривались о встрече. — Захарий сказал, что его задержит мисс Роужье, он придет через пятнадцать минут.
— Хорошо, — сказал Снейп, чувствуя неловкость. Он легко согласился попить кофе с Захарией, который, очевидно, пригласил и свою однокурсницу. Они, судя по всему, были хорошо знакомы. Тем не менее теперь Снейп не знал, что сказать. Обычно в таких случаях принято вспоминать совместное прошлое. «А помните, как мы встретились в Визжащей хижине, мисс Грейнджер? Тогда меня ещё чуть не убила чертова змея Воландеморта». Или, может быть, тот случай, когда у неё выросли огромные зубы? Да, с такими идеями для беседы можно нарваться на дуэль. Девушка как ни в чём не бывало, поинтересовалась:
— Как у Вас дела?
Снейп поморщился, как будто внезапно увидел Флоббер-червя.
— Посредственно. Я пытался хотя бы немного поработать, но Ваш декан кого угодно из-под земли достанет.
Гермиона весело улыбнулась:
— Мне нравится профессор Торрелл. Она свирепая на вид, но очень любит своих студентов. Смотрите, — она махнула рукой в сторону окна. — Это озеро, вернее, болото, результат неудачного эксперимента. Когда я была на первом курсе, ребята с факультета экспериментальных заклинаний случайно его создали. Оно волшебное, поэтому его хотели уничтожить – мало ли, что. Но профессор настояла, чтобы его оставили и исследовали, — она повернулась к окну во всю стену. Было лето, и, несмотря на вечернее время, солнце еще светило во всю. Гермиона снова внимательно посмотрела на Снейпа и добавила. — Потому что оказалось, что оно и вправду необыкновенное. В общем-то все об этом знают, хотя это и секрет.
Снейп часто бывал в Стоунхендже и не знал ни о каких секретах, тем более о тех, которые можно было увидеть из окна кафетерия, где он бывал, когда вышеупомянутая Грейнджер ещё не имела волшебной палочки.
— И как же это выяснилось?
— Это тоже была пятница, и, видимо, уборку отложили на выходные. В ту ночь один студент решил устроить свидание у нового «озера» и влюбленные заметили странное свечение. Они присмотрелись и увидели, — Гермиона слегка взмахнула палочкой, и стекло между ними и внутренним двориком исчезло. Следующий взмах, и солнечный свет перестал падать на озеро, погружая его во тьму. Они сидели в темном углу и ничто не мешало наблюдать. Снейп пригляделся, но ничего не происходило. Гермиона внезапно сказала:
— Я закажу кофе, Вы хотите что-нибудь?
Снейп пожал плечами, решив не комментировать неуместность кофеина в вечернее время.
— Я предпочитаю чай с ромашкой. Однако, куда Вы собираетесь идти?
— Официанты тут работают только днём, слишком дорого им платить, когда никого нет.
— Логично, — сказал Снейп, вставая. — Тогда пойдемте.
Они дошли до стойки. Гермиона мгновенно сделала заказ, на секунду закрыв глаза, а потом положила монеты в плетеную корзинку. Посмотрев на Снейпа, она пояснила:
— Здесь новая система, тоже эксперимент. Чары.
— А кто их накладывал? — поинтересовался Снейп.
— Профессор Торрелл. Слишком большая ответственность для студентов. Но это просто комбинация чар, а мысль – триггер. Честно говоря, не у всех получается получить то, что заказывал, но кофе вкусный. Эту идею взяли у магглов, но ребята из Чар здорово над ней потрудились.
Снейп представил, как профессор Торрелл, невысокая энергичная волшебница с длинными, как у Дамблдора, седыми волосами и в мантии со звездами заколдовывает маггловскую кофемашину и улыбнулся. Потом он попробовал сам сделать заказ и, вопреки своим привычкам, подумал о кофе и шоколадном печении. В итоге его ждал кофе с шоколадным сиропом.
Когда они вернулись за столик, увлеченные разговором об использовании заклинаний в комбинации с маггловской техникой, Снейп уже совсем забыл о загадках и озере, но, когда они вновь сел за столик, окутанный тьмой, и бросил взгляд наружу, то замер.
По гладкой поверхности скользили сотни светлячков, воздух дрожал от трепетания их крылышек. Кувшинки, которые казались крупными днем, были скрыты под насекомыми. Присмотревшись, Снейп понял, что это были не светлячки, а существа, подобные феям из маггловских сказок, только в десятки раз меньше. Больше всего они были похожи на пикси, но кожа их была зеленоватой, а между ушей горел крохотный фонарик. Из-за обилия насекомых, скользивших по водной глади, зельевар вначале не заметил небольшие бутоны прозрачных цветов. Эти цветы, внезапно появившиеся на поверхности воды, будто бы были сделаны из стекла. Первым его желанием было выскочить со стула прямо туда, в болото, и сорвать их, потому что эти цветы в руках зельевара были поистине волшебны. Зеркальные орхидеи или цветы Горгоны использовались для усиления действия зелий, воздействующих на разум, но профессор никогда раньше не видел их вживую.
— Если Вы хотите поскорее добраться до цветов, то просто попросите декана, — с усмешкой сказала мисс Грейнджер. Она наблюдала за тем, как Снейп замер, разглядывая вид из окна, и, очевидно, наслаждалась пораженным видом бывшего преподавателя.
— Спасибо, — сказал он, не находя других слов. Это было удивительное зрелище, достойное того, чтобы торчать в университете после конца занятий. — Почему здесь до сих пор не собралась толпа любопытных?
— Ночью студенты часто приходят, но не все знают заклинания, которые могут дать подобный эффект днем, — Гермиона слегка улыбнулась.
Снейп подумал, что заклинание, дающее такой устойчивый эффект темноты и правда непросто придумать.
— А как вы узнали про это место? — спросил он.
Девушка немного смутилась и быстро сказала:
— Я возвращалась поздно из библиотеки и увидела свет. Потом работала над проектом по зельям, мне понадобились цветы Горгоны, и я попросила профессора Торрелл.
— Она научила Вас заклинаниям?
Мисс Грейнджер недовольно посмотрела на мужчину.
— Профессор Торрелл намекнула, что звездных писки можно приманить и днём. Колония жила здесь давно, им нравится вода и темнота, поэтому они обитали в канализации Стоунхенджа. Студенты видели их иногда по ночам, но очень редко. Озеро показалось им удобным обиталищем, ночью здесь никого не бывает, а днем они живут под водой. Это озеро создано из магии и свет не достигает дна даже в солнечную погоду. Заклинания, разумеется, я нашла сама.
Снейп был недоволен внезапно сменившимся тоном их беседы и поэтому сказал:
— Я не хотел Вас обидеть, мисс Грейнджер, это заклинание и правда сложное, ведь нужно не просто создать темноту, а сделать её стабильной.
Она улыбнулась:
— Простите, обычно я стараюсь не принимать такие вещи близко к сердцу, но Ваше присутствие заставляет меня снова почувствовать себя школьницей.
Снейп не знал, что сказать. Он и сам не вполне понимал, почему продолжает видеть в ней школьницу, хотя прошло уже больше пяти лет, но без привычного спокойствия, обусловленного более высоким положением. Утерянный рычаг давления в виде баллов и оскорблений заставлял зельевара чувствовать себя не в своей тарелке. Однако, в университете назвать её «всезнайкой» казалось неуместным и глупым. В то же время, он не мог вести себя с ней, как с обычной молодой женщиной, случайно встреченной в коридоре или на конференции. Он не мог допустить и капли флирта, потому что в этой молодой девушке он всё еще видел очертание ребенка, доводящего его до белого каленья или подростка, который с ужасом наблюдал за кровью, пульсирующей из его шеи в Визжащей хижине. Поэтому он упорно звал её «мисс Грейнджер», старался не допускать в её адрес никаких саркастических комментариев, а поскольку иначе разговаривать он не умел, но все их общение проходило в сдержано деловом ключе.
Это чудо, показанное ему за чашкой кофе, заставило его иначе взглянуть на девушку перед ним. Он никогда не спрашивал её ни о чём личном, даже о тех вещах, о которых обычно спрашивают из вежливости. Он не знал, как она оказалась в Стоунхендже, и почему он не встречал её раньше. Где она учится, откуда знает Захарию и в каких отношениях они? Общается ли она с Золотой троицей? Как пережила войну? Он знал об этой девушке больше, чем кто-либо в этих стенах и не знал ничего. Ему казалось, стоит задать самый мелкий, незначительный вопрос, и все обрушится, как карточный домик, и они не смогут больше притворяться, что они могут быть приятелями.
— Чем Вы занимаетесь, мисс Грейнджер? — спросил он внезапно для себя.
— Зелья, в аспирантуре у профессора Террелл. Мы с Захарией работаем над одним проектом, но он специализируется на зельеварении, а я – на его совмещении с чарами. Я вернулась пару недель назад из Сорбонны, у нас был проект с профессором Орли. А Вы?
— Я работаю в Хогвартсе и преподаю зелья, как всегда, — пожал плечами Снейп.
— Эрик говорил, что вы работаете здесь над зельем холодной крови, правда?
— Мистер Раелли не слишком старается сохранять результат в секрете, а статья, между прочим, ещё не опубликована. Или он хотел произвести впечатление на девушку? — язвительно спросил Снейп.
Гермиона улыбнулась.
— Он сказал, что Вы постоянно ворчите, но при этом как специалист – просто уникальны.
Снейп пожал плечами.
— Кстати, я хотела спросить – почему Вы всё еще в Хогвартсе? С Вашим потенциалом и нелюбовью к подросткам, Вам явно стоило заняться наукой.
— Я с удовольствием оставил бы в прошлом служение неуправляемой горстке несовершеннолетних оболтусов, однако, не думаю, что аспирантура пришлась бы мне по душе.
— А разве Вы не?
— Нет, представьте себе, Вы скоро будете иметь больше научных регалий, чем я. А работать в качестве преподавателя для младших курсов мало отличается от Хогвартса.
— А почему Вы не получили степень?
— Во времена моей молодости это не было главным приоритетом, — спокойно заметил он, чувствуя, однако, что их непринужденной беседе приходит конец. — А позже я был занят, — мужчина помедлил, — другими вещами.
— Ясно, — вздохнув, сказала девушка. — Может, договориться с профессором Террелл?
— Я не думаю, что это уместно, — сказал он сухо.
— Извините, профессор.
— Вам не за что извиняться. Некоторые вещи невозможно исправить. А некоторые и не нужно. Кстати, где Ваш друг? Прошло уже явно больше пятнадцати минут.
Гермиона смутилась и посмотрела на галеон, который она крутила в руках.
— Он… В общем, его задержали, и он, наверное, не сможет прийти.
— Понятно, — ответил Снейп и внезапно для себя добавил: — Хотите прогуляться и осмотреть ваше чудо-болото вблизи?
Гермиона радостно и немного облегченно улыбнулась, и они вышли во двор.
Снаружи уже потемнело, и чары оказались не нужны. Озеро жило своей жизнью, завораживая магической аурой всё вокруг.
— Какое удивительное, всё-таки, совпадение. Чья-то случайная оплошность создала такое чудо.
— Да, мисс Грейнджер, так бывает. Вы никогда не задумывались, например, о природе дождя?
— Нет, но дождь для Англии не кажется чем-то необычным.
— Безусловно. Однако, задумывались ли Вы, сколько факторов должно сложиться воедино, чтобы дождь в принципе был возможен? Представьте себе, что эти капли когда-то были чем-то абсолютно иным.
— Например, вода в моем кофе могла раньше быть частью океана? — задумчиво проговорила мисс Грейнджер. — Никогда не думала об этом.
— Или частью какого-нибудь живого организма, — ухмыльнулся Снейп. — Зависит от Вашей удачливости.
— Представлять механизм, через который этот организм расстался с моим будущим кофе – занятие не слишком приятное, — поморщилась Гермиона. — Хотя, эта идея весьма занимательна. Вдруг её желудок заурчал.
— Интересные у Вас триггеры аппетита, мисс Грейнджер, — весело заметил Снейп.
— Я, между прочим, пообедала в полдень, как и все, и не ожидала, что наша встреча затянется до ночи, — улыбнулась Гермиона несколько смущенно.
Снейп взглянул на часы. Мисс Грейнджер, безусловно, преувеличивала – ещё не было и девяти; однако, и сам внезапно почувствовал голод.
— Если Вам так необходим срочный прием пищи, не смею Вас задерживать.
Гермиона удивленно посмотрела на него и поинтересовалась:
— А Вы? Или Вы планируете перекусить во время ночного патрулирования коридоров? Кровь студентов лучше усваивается в комбинации с физической нагрузкой?
— Вам лучше знать, — хмыкнул профессор. — Насколько я помню, аспирантам тоже полагается преподавать?
— Не сравнивайте, пожалуйста. Вы – властитель ночного Хогвартса, а я – эльф на побегушках у Санта Клауса.
— Это почему же?
— Работы много, но все лавры достаются кому-то другому, — улыбнулась Гермиона. — Хотя, мне не слишком нравится преподавать. — Продолжила она. — Подготовка лекций отнимает море времени, а ещё проверка заданий, консультации… Не остается времени на работу, а сроки никуда не деваются.
— Да, мисс Грейнджер, вот Вы и пришли к великой мудрости ученого – в университете всё прекрасно, кроме студентов.
— Действительно, теперь понятно, почему Вы нас недолюбливали, — Гермиона хмыкнула.
— Ну, что же Вы скромничаете, амплитуда моей нелюбви к вашей троице существенно выделялась на фоне отношений с серой массой студентов.
— Хорошо, что теперь мне не удастся продолжить Вас изводить, — игриво заметила Гермиона. — Вы надежно защищены преподавательской кафедрой.
— Думаете, она спасет меня, когда Вы в очередной раз решите поджечь мою мантию? — Снейп сказал это, не подумав, и тут же пожалел. Ему нравилась эта беседа, и не хотелось нарушать её непринужденность воспоминаниями о прошлом.
— Как Вы догадались? — спросила Гермиона несколько смущенно.
— Из всех отсутствующих первокурсников только у Вас хватило бы ума выучить это заклинание и глупости, чтобы его использовать.
— Какой оскорбительный комплимент, профессор, — заметила Гермиона, довольно улыбаясь. — Вы меня просто балуете.
— Сейчас Вы должны были сказать, что не верите, что это я, а не Локонс под оборотным зельем. Тогда я мог бы ответить, что не склонен пользоваться оборотным, чтобы втереться в доверие к наивной жертве, в отличие от некоторых, — ухмыльнулся профессор.
— Ваша осведомленность пугает, — заметила Гермиона, и её желудок снова заурчал. — Вы правы, ужин действительно звучит, как неплохой план, — сказала Гермиона, улыбаясь.
Снейп не помнил, чтобы говорил нечто подобное, однако, ему действительно не хотелось уходить, и он просто кивнул.
— Только есть одна проблема, — сказала Гермиона задумчиво, — сейчас уже слишком поздно. Есть только одно место, которое ещё открыто, но не уверена, что оно придется Вам по душе.
— Кладовая джинна?
— Откуда Вы знаете?
— Не одна Вы были студенткой, мисс Грейнджер. Традиция закусывать пятничное пиво полночной Тантуни появилась в Англии раньше, чем сам Мерлин, — весело заметил Снейп.
— И Вы не против?
— Так уж и быть, — притворно недовольно сказал профессор. — Будем действовать в рамках наших возможностей.
   >>  


Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Оставить отзыв:
Для того, чтобы оставить отзыв, вы должны быть зарегистрированы в Архиве.
Авторизироваться или зарегистрироваться в Архиве.




Top.Mail.Ru

2003-2022 © hogwartsnet.ru